Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Ломать — не строить

С июня месяца в ОАО «Пермский моторостроительный завод» (ПМЗ) началась ликвидация металлургического цеха №11 с 12-ю индукционными печами. К августу весь состав цеха, примерно 450 работников, пополнил армию безработных. Причина? Если в 2009 г. завод произвел 24 движка (половина — для «подземной» авиации), то в 2010-м при задании 2 движка в месяц выпускают лишь один. Причем движки для самолетов и для нефте- газоперекачивающих установок — несомненно, в целях экономии — делают одни и те же рабочие. Это означает, что самолет с пермскими движками — в зоне большого риска. Оттого и обнаруживаются в движках высокопоставленных персон болты с гайками, оттого эти особы и пересаживаются на «Боинги», оттого и приезжает на завод ФСБ.

В связи с малой загрузкой цех №11 работал, что называется, на дядю — на красноярский завод, производящий комбайны. Однако господину Д. А. Медведеву показалось, что лучше истребить часть рабочего класса страны, лучше покупать за рубежом комбайны подороже, чем иметь собственное производство. Действительно, зачем мучиться, закупать технологии или вкладывать средства в НИОКР для будущих собственных технологий, зачем закупать новое оборудование или тратиться на строительство площадок для производства современного оборудования, зачем обучать рабочих и т.д., и т.п.? Зачем вообще руководству работать?? Хлопотно это! Гораздо проще выбросить людей на улицу. Целый завод в Красноярске. Люди — пыль, чего жалеть? Вот ежели прокуроры, сотрудники ФСБ, хозяева рынков горят в «Хромой лошади» — вот тогда надо жалеть! В известной фразе Пушкина формулировка еще, пожалуй, благожелательная: «Мы все глядим в Наполеоны, двуногих тварей миллионы для нас орудие одно». Видите, здесь — хотя бы орудие. А у нашего руководства — просто пыль, сдул и забыл.

Всё это напоминает фильм-сказку, где один из женихов Василисы Прекрасной, чтобы стать волшебником, три года учил слово «престидижитатор» (фокусник) и три месяца учился собственно волшебству. Российская элита много лет учила слово «диверсификация», но какая, к черту, может быть диверсификация, когда всё, что можно и что нельзя закупается за нефтедоллары за рубежом?

Понятно, если б закупались лучшие образцы, чтобы украсть технологии. Как это делают китайцы, да и весь мир! Называется — промышленный шпионаж. Но ведь закупают-то всякую дрянь — солдатские каски, которые легко пробивает пистолетная пуля, итальянские БМП, существенно уступающие нашему «Тигру», бывшие в употреблении «Боинги», «ножки Буша», некачественные продукты питания. И даже бездарных архитекторов выписывают из-за границы. Деньги есть — ума не надо.

Хорошо, допустим. Что в такой ситуации нужно делать на ПМЗ? Разумеется, искать новых заказчиков или выводить рабочих в оплачиваемые отпуска и реконструировать цех. Много можно чего придумать. Оказалось же, что все эти бюро маркетинга, фирмы консалтинга, все эти франчайзеры, брокеры, дилеры, девелоперы — просто бессмысленные тунеядцы, дармоеды, захребетники. Однако в таком случае должен был бы почесаться сам руководитель ПМЗ Дическул. Но я ж говорю — зачем руководству работать? Цех просто прикрыли, фрезерные, токарные станки продали по цене металлолома. Правда, старенькие — ибо зачем думать об амортизации парка, зачем заботиться о новом оборудовании, это же непосильный труд!

В цехе один рабочий, который в 78 лет занимался тяжелым физическим трудом, индивидуальной отливкой крупных деталей, весьма, между прочим, подвижный, бодрый старикан, через неделю после увольнения умер. Я ж говорю, люди — пыль, сдули и забыли. Чего жалеть...

Самое страшное в этой истории вовсе не безразличие руководства к судьбам людей — так себя ведет буржуазия всегда и везде. Страшно то, что рабочие завода безропотно молчали, когда увольняли их товарищей. Не вышли на митинг протеста, не стояли с плакатами в пикете. Да и сами уволенные покорно покинули предприятие, даже голодовку никто не объявил. А ведь было золотое время, когда бастовали шлифовальщики и гендиректор Черкашин в панике бегал за представителями стачкома. Причем бастовали не только за себя — заставили повысить зарплату всему заводу. Что же случилось с людьми? Когда акционировали завод — молчали. И кто видел дивиденды? Увольняли технологов, квалифицированных рабочих, а принимали бестолочей — молчали. Когда численность работников завода уменьшилась втрое — молчали. Сейчас списочный состав — 17 тыс. человек, на деле в цехах — вдвое меньше. Когда праттовцы демонтировали линию движков для «МИГ-31М» — тоже молчали. Но ведь дело не кончено. Наверху давно уже насвистывают мелодии типа «объединенная моторостроительная компания» и «разделение труда». Под этот свист, точнее под шумок, через год-другой собираются ликвидировать 12-й литейный цех. Еще 600 человек окажутся за чертой бедности. Тоже будете молчать?

Опубликовано в издании: Информлисток Российского Политобъединения «Рабочий» (Пермь) 19.08.2010


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?