Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Итоги референдума во Франции: неоднозначное «нет»

15 июня 2005 г.

29 мая 2005 г. во Франции прошел референдум, в результате которого было решено не ратифицировать европейскую конституцию. Три дня спустя то же самое решение вынесли граждане Голландии. В обоих случаях перевес в пользу отрицательного ответа был значительным. С тех пор мировая пресса обсуждает будущее Европы как образа и института. Но последствия этих референдумов на самом деле крайне неоднозначны.

Возьмем, к примеру, голосование во Франции. Можно выделить три группы, которых обрадовали итоги референдума: это американские неоконсерваторы, большая часть французских левых (особенно альтерглобалисты) и правые евроскептики в разных странах Европы. В Штатах Уильям Кристол, редактор главного неоконсервативного журнала <Уикли стандард> (Weekly Standard) свою статью, озаглавленную <Новая Европа?> закончил фразой (<Да здравствует Франция!>). Французские левые, выступавшие против конституции, вышли праздновать на улицы Парижа. А правые евроскептики наконец-то выиграли хоть один раунд в своей борьбе с объединением Европы.

Может быть, и в самом деле правы они все? Давайте разберемся, в чем причина ликования. Для американских неоконсерваторов французское <нет> (равно как и голландское) означает поражение заносчивой анти-американской правящей элиты и, в первую очередь, Жака Ширака, представляющего на данный момент основную угрозу для неоконсерваторов. <Это проблеск надежды на возможность создания сильной Европы, проамерикански настроенной, выступающей за свободу, с более-менее свободным рынком и торговлей, социально и морально обновленной>, - говорит Кристол.

Для французских альтерглобалистов исход референдума означал прямо противоположное - отпор англосаксонскому консерватизму и отказ от неолиберализма как от программы, неотделимой от предложенной конституции, а также представленной членами Еврокомиссии и чиновниками в Брюсселе (правительство Ширака они тоже считают неолиберальным). Что касается правых евроскептиков, то они рассматривают референдум как удар все по той же Еврокомиссии и брюссельским чиновникам, которые, как они считают насаждают в Европе социализм. Немаловажным фактором в том, что Франция проголосовала против, стала и ксенофобия (то же самое, и даже в большей степени, можно сказать о Нидерландах) - нежелание пускать в Евросоюз Турцию и протест против политики, позволившей поселиться в Европе большому количеству мусульман-иммигрантов.

Как часто бывает на референдуме, против проголосовали весьма разные группы, преследующие совершенно разные цели. На этот раз против евроконституции высказалось также большее по сравнению с прошлыми голосованиями число социалистов и <зеленых>, которых не устраивает состояние экономики и пугает дальнейшая <глобализация> - эти взгляды они и высказали, отвергнув соглашение. А в Нидерландах против проголосовали еще и из-за страхов, вызванных недавними вспышками насилия, связанными с иммигрантами-мусульманами.

Причины причинами, а каковы же последствия? Итоги референдумов означают безоговорочный конец предложенного проекта конституции, поскольку для него требуется единогласная ратификация - маловероятно, что Франция или Нидерланды будут проводить повторное голосование и что оно дало бы другие результаты. Но это ни в коем случае не означает конец европейской интеграции. Евросоюз по структуре остается таким же, как есть. Проблема в том, что существующую структуру многие считают несоответствующей нуждам расширяющейся Европы, а конституция должна была исправить положение, поскольку уменьшила бы необходимость добиваться единогласного принятия решений в ряде регионов и создала две центральных должности (президента и министра иностранных дел), которые бы укрепили политическую систему. Теперь европейские правительства не скоро соберутся снова реорганизовать структуру Европы как института.

Поскольку основной проблемой, которая привела как к попытке написать новую конституцию, так и к тому, что эта конституция была отвергнута, стало увеличение числа входящих в Европу стран с 15 до 25, дальнейшее расширение границ будет, возможно, приостановлено. Болгария и Румыния должны были войти в Евросоюз в 2007 г. Христианско-демократический союз в Германии, который, как ожидают, может победить на выборах в 2006 г., уже объявил, что, оказавшись у власти, он может отменить или задержать присоединение этих стран. Шансы на присоединение Хорватии, Македонии, Украины и, в первую очередь, Турции на данный момент еще ниже.

Есть и такие, кто радуется про себя. Один из них - Тони Блэр. Ему отрицательные результаты референдума только на руку, по многим причинам. Не придется проводить намеченный на 2006 г. референдум в Британии и, возможно, терпеть публичное поражение. Теперь Блэр может сказать, что полностью приветствовал отвергнутую конституцию, а референдум проводить уже незачем. И потом Блэр не может не радоваться поражению Ширака (равно как и Шредера на проходивших некоторое время назад в Германии выборах). Это поможет отвлечься от проблем, вызванных недовольством его политикой в отношении Ирака. Теперь Блэр может выдвинуться как глава объединенной Европы.

Статья Кристола, без сомнения, выражает мнение всего правительства Буша. Четыре года они пытались вставлять палки в колеса и помешать усилению Европы. Отказ ратифицировать конституцию и вызванное этим замешательство - первая для них хорошая новость за два года. Европа, конечно, не прекратит попытки выйти из-под влияния США, но Буша сейчас больше волнует настоящее, а в настоящем результаты референдума во Франции ему как нельзя более кстати.

А что же французские альтерглобалисты, что выигрывают они? Они продемонстрировали, что среди левоцентристов Франции они становятся все сильнее. Во Французской социалистической партии и партии <зеленых> в результате голосования наблюдается смятение. Возможны кардинальные перегруппировки и совершенно неясно, сможет ли французская коалиция левых сил восстановиться настолько, чтобы в 2007 выиграть президентские выборы, учитывая к тому же, что у правых наблюдается гораздо большая слаженность.

Оказали ли альтерглобалисты сильное влияние на борьбу с неолиберализмом в мир-экономике? У них уже намечались успехи в связи с подъемом протекционистских настроений в странах Севера (Северной Америке, Западной Европе, Восточной Азии). Все это отразил референдум во Франции. Но ускорят ли его итоги развитие событий? Это зависит от двух условий. Первое: удастся ли альтерглобалистам в массовом сознании отделить борьбу с неолиберализмом от ксенофобии, выражающейся в анти-исламистских настроениях, которые охватывают большую часть Европы. Второе: ослабнет ли позиция Буша на геополитической арене насколько, чтобы он уже не мог спекулировать на том, что сложилась ситуация, препятствующая политической интеграции Европы.

Многие европейцы говорят, что сейчас настал момент, когда нужно заново начинать процесс объединения. С самого начала проблема заключалась в том, что невозможно сделать Европу более социальной, если она не будет более федеральной. Но большие группы внутри европейского левого движения (и не только во Франции) всегда опасались, что федерализация Европы сведет на нет все социальные достижения в их собственных странах. Пока европейские левые силы не будут готовы подвергнуть проверке свою силу и вести борьбу в структуре более федеральной Европы, будут продолжаться приводящие всех в замешательство референдумы, Европа растратит все внутренние силы в попытках поддержать социальные достижения отдельных стран и окажется не в состоянии выполнять свою геополитическую роль противницы США, как того желают европейские левые силы.

Перевод Марии Десятовой.

Иммануил Валлерстайн. [оригинал статьи]
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?