Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Пещерное табу, или обращение одного кандидатишки

По следам недавних публикаций http://www.polit.ru/topic/medinsky
Пришло время мне ответить на «Пещерная» зависть.

Господа доктора наук!

Поначалу даже подумал — вроде бы и нечего отвечать, вы уже все сказали, притом так, что интернет уже который день удивляется вашим репликам. Весь смысл у «защитников Мединского» сводится к следующему: на замечания по поводу отсутствия методологии, игнорирования современной историографии и манипуляций с источниками в диссертации выдается коллективный ответ — Мединский замечательный популяризатор истории, я читал его книгу «Война» (Сахаров), у него «парадоксальный, не бесспорный» взгляд, но, главное «пропитан любовью к Родине» (Лавров), помимо этого он внимателен к деталям, когда пишет исторические романы, учитывает замечания специалистов (Морозова). И его книги хорошо продаются (Иванов). Понимается это однозначно: конечно, пусть и дальше пишет романы, популяризирует, консультируется с нами, докторами, и несет копеечку Иванову. Но Родину любить — это не профессия, причем здесь историческая НАУКА и степень доктора? Как ученого Мединского вы даже и не пытаетесь защитить: может диссертация и ненаучна, «зато он Родину любит». Следующий шаг: каждому, кто Родину любит и популяризирует историю, дадим звание доктора наук и оградим его от любой критики! Запретим критику докторов наук в принципе, прямо скажем, что впредь такой критик a priori будет считаться «нулем без палочки». Вот когда будет «критик» директором института РАН или членкором, тогда и будет дискуссия.

Что мы видим? Высочайший апломб, менторский тон, хамство и отсутствие ответа как такового. Мои претензии были только к диссертации, а последовал ответ: мы тебя не знаем, ты исторический самозванец, а вот книга Мединского «Война» хороша! Как не вспомнить старый советский анекдот. Как-то спрашивает американец у русского: «Может ли в СССР инженер купить на зарплату автомобиль?». Русский после долгой паузы отвечает: «А у вас негров линчуют!»

Обращусь к оппонентам.

Уважаемый Андрей Николаевич!

Я Вам напомню, что главное в дискуссии — рассматривать аргументы, а не меряться званиями. Вам лучше других известно, что среди историков встречаются люди, не имеющие вообще никаких степеней, однако они обладают солидным авторитетом в науке. Вместо оспаривания моих доводов Вы используете старый риторический прием, описанный еще античными авторами, ad personam — вместо опровержения переходить к прямому оскорблению.

Впрочем, с одним Вашим высказыванием я полностью согласен:

«Научное сообщество традиционно с брезгливостью относится к историческим самозванцам, кои из ревности, от обиды или осознания собственной несостоятельности пытаются сделать имя на дешевых интернет-скандалах».

Я так понимаю, «историческим самозванцем» Вы считаете того, кто не имеет исторического образования? Значит, коллега, реплика не в мою сторону. Уж не про г-на Мединского «между строк» Вы так резко отзываетесь?

Уважаемый Владимир Михайлович!

Ваш ответ по сути — дискредитация исторической науки: «Мы прекрасно понимаем, что история — вещь субъективная. Главное для меня, чтобы она была пропитана любовью к Родине». Эта фраза моментально разошлась на цитаты. У меня возникли даже сомнения относительно, извините, Вашей профпригодности. Я защищался у проф. Р.Г. Скрынникова по специальности «девятка» (07.00.09), и если бы на защите или на какой-нибудь конференции я бы произнес такое, то был бы совершенно справедливо «освистан» научной общественностью. Главный принцип историка, историзм, Вам, к большому сожалению, не знаком. Печально. И к нормальной дискуссии Вы также не готовы.

Уважаемая Людмила Евгеньевна!

Отдаю должное — Вы, в отличие от двух предыдущих докторов, с рецензией ознакомились, и даже попытались на одном примере оспорить все доводы рецензента.

Давайте сравним мое высказывание и Ваш так называемый «ответ» (выделено мной):

«Пещерное источниковедение» «Ответ» Морозовой
Отрадно, что Владимир Ростиславович пытается отстоять честь конюшего и великой княгини. Но вынужден его расстроить. Уже зимой 1535 г. литовской стороне из показаний русских пленных стало известно о близости конюшего к великой княгине, которые зафиксированы в донесениях секретаря Николая Нипшица и разведдонесениях других лиц. В них говорится, что И.Ф. Овчина-Оболенский на государевом ложе «выполняет вместо мужа супружеские обязанности». Как видим, Сигизмунд всего лишь же записал ходившие в Москве слухи. Комментировать некоторые «отсылы» автора рецензии на «иные достоверные источники» вообще нелепо. Вот, он приводит пример — какое-то сообщение посла о любовных отношениях Елены Глинской с Овчиной-Телепневым. Странно для историка приводить такие «неопровержимые примеры». Этот посол что свечку держал у их постели? Так и хочется сказать эмоционально: это, молодой человек, — русское Средневековье, твиттера с айфонами еще не было. Да того посла даже в Кремль тогда никто не пускал, разве что — на редкий официальный прием. Вот он сидел, от скуки при лучине, фантазировал, а «исследователи первоисточников» потом веками за ним всякие глупости повторяют.

Приписывание оппоненту слов, которых он не говорил, часто используют те, кому нечего ответить по существу. Вы «не заметили» другие свидетельства близости Глинской и Овчины, и насочиняли про какую-то лучину. Чувствуется, что общение с романистом Мединским и консультации по роману «Стена» не прошли даром, обогатили вас обоих.

При этом Вы даже не постеснялись высказаться об отсутствии у В.Д. Назарова кандидатской степени, что свидетельствует о Вашей порядочности и высокой нравственности. Напомню Вам, что вклад «не имеющего кандидатской степени» Владислава Дмитриевича в науку публикациями большого количества источников и исследований сложно сравнивать с Вашим. Помимо этого Вы позволили себе выпады в сторону и А.Л. Хорошкевич и М.М. Крома, заявив, что их «научная квалификация изначально вызывает сомнение». Вопрос — у кого «изначально вызывает», у Вас лично? Да, о квалификации стоит задуматься. Но не А.Л. Хорошкевич, В.Д. Назарову и М.М. Крому ( http://www.rusarchives.ru/publication/kozlyakov.shtml).

Высказывание г-на Иванова, директора издательства, в стиле «Пастернака не читал, но осуждаю», вообще не стоит комментировать.

Критикуется не личность Мединского, не его политические взгляды, не — упаси Боже — личная жизнь. Обсуждается его диссертация. Мне совершенно неважно, каких политических воззрений придерживается автор. Написал бы такую диссертацию член СР, КПРФ или «Яблока» — ответ бы также последовал. В рецензии приведены конкретные примеры научной недобросовестности, вопиющего дилетантизма. Хотите спорить — либо признавайте, что они действительно были, либо опровергайте. Tertium non datur. А переходом на личности вместо ответов вы, господа доктора, оказываете Владимиру Ростиславовичу «медвежью услугу».

Теперь о патриотизме. Патриотизм, знаете ли, бывает разным — искренним или фальшивым, глубоким или поверхностным. В чем я согласен с Мединским? В том, что в российской истории существует большое количество мифов, кои необходимо развенчивать. В том, что надо больше популяризировать историю. Только делать это надо профессионально, безо всякого дилетантизма — либо аккумулировать достижения отечественной науки (то есть переводить сухой академический язык на «общедоступный»), либо делать новые открытия и доносить их до читателя. А покрывать старые мифы новыми — это за гранью исторической науки.

P.S. 2012 год президентом РФ Д.А. Медведевым был объявлен «Годом российской истории»... А ведь прошлый «Год космонавтики» закончился падением «Фобос-Грунта». Как-то сразу стало боязно за отечественную науку…

Статья была опубликована в «Живом журнале» alexuslob.livejournal.com [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?