Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Ничего святого! В интеллектуальном пейзаже отечества наконец-то стали заметны проявления рационализма и материализма

Если верить социологическим опросам, не менее четверти россиян считают себя атеистами. О том, какая часть населения разделяет идеи материализма, рационализма и т.д., опросы не говорят. Да это и неважно - все равно как публичные явления, как актуальные направления мысли все эти доктрины в современной России отсутствуют. Если служители науки и медицины еще вяло защищают свои вотчины от половодья "принципиально новых теорий" и "нетрадиционных методов", то сама философия рационального знания сдана без боя. Она не опровергнута - она вышла из интеллектуальной моды.

Бунт против такого положения дел случился, когда его уже устали ждать. И, кстати, случился совсем не там, где ждали: попытка ввести в интеллектуальный обиход "старомодные" идеи предпринята не в естественных науках, где еще держатся островки локального здравомыслия, а в чисто гуманитарной среде. Несколько дней назад в Сахаровском центре прошла презентация журнала "Скепсис", созданного группой молодых философов, историков и журналистов.

Вообще-то журнал существует уже около года. И хотя на его обложке красуется гордое слово "ежеквартальный", за это время вышло только два номера. Что, впрочем, не удивительно: все расходы по изданию журнала финансируются из личных средств членов его редакции. Очень по-русски: орган рационализма и материализма держится на чистом идеализме и альтруизме.

Впрочем, это соединение противоположностей не единственное в "Скепсисе", хотя, пожалуй, самое безобидное. Журнал все время мечется между анализом и публицистикой, между напряженным интеллектуальным спором и карикатурой. Но полемизировать одновременно и с Клайвом Льюисом, и с протоиереем Артемием Владимировым - это примерно то же самое, что сдавать ответственный экзамен, пытаясь при этом урезонить чокнутого дядюшку. Между тем и то и другое необходимо. С одной стороны, критика религиозного или мистического взгляда на мир только тогда является таковой, когда ее объектом становятся труды наиболее глубоких богословов и мистиков, а не эпигонов третьего или седьмого порядка. С другой - представление российского общества, скажем, о христианстве формируют не Льюис или Александр Мень, а персонажи вроде г-жи Бородиной, автора одиозного учебника "Основы православной культуры".

Хотя, заметим, причины публикации некоторых материалов, например пространного текста Александра Тарасова о студенческих беспорядках, трудно понять даже и с учетом этих соображений. Суть рассказанного им сводится к следующему: власти пытаются дать студентам поменьше, а взять побольше. Студенты, понятно, этим недовольны и сопротивляются как умеют. Обе стороны действуют вполне рационально, так что остается неясным, какое это имеет отношение к борьбе разума с мракобесием. Если, конечно, отбросить чисто идеологические пассажи о тлетворности навязываемого студентам индивидуализма...

Стоп. Их, наверное, можно было бы отбросить, кабы подобные инвективы просочились в "Скепсис" по недосмотру или хотя бы встречались лишь в текстах одного автора. Увы, ополчаясь на модную мифологию, орган критической мысли принимает как само собой разумеющееся другие мифы. Ничуть не более убедительные и даже ничуть не более оригинальные. "Развал экономики страны, ужасающее обнищание подавляющей части населения..." - знакомо, не правда ли? Но это хотя бы не связано прямо с содержанием текста, из которого взято. А вот последовательная, представленная разными авторами критика реформы среднего образования полностью основана на мифе о Великой Советской Школе (которую, понятное дело, и разрушают безответственные или выполняющие заказ правящих классов "реформаторы"). Убери из текстов эту святыню - и от критики реформы просто ничего не останется. Кроме странного для вольнодумцев игнорирования разницы между запретом на образование (указ о "кухаркиных детях" и т.д.) и правом на отказ от него.

Можно и дальше перечислять грехи "Скепсиса", но особого смысла в этом нет. Этот проект возник не "для того, чтобы...", а "потому, что...". Потому что невмоготу уже сдерживать крик, что король - голый, а у царя Мидаса - ослиные уши. Недаром одним из авторов первого номера журнала стал православный миссионер Сергей Худиев. Которого, судя по его статье, уже тошнит от сентенций типа "сам я не могу назвать себя верующим, но вера необходима для существования общества...".

Не знаю, будет ли "Скепсис" интересен "широкому кругу читателей" (хотя на презентацию собралось человек 70 - в основном студенческого возраста и вида), но широкому кругу авторов он, безусловно, нужен давно.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?