Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Германский след в Октябрьской революции: «за» и «против»

Октябрьская революция – одно из самых значительных и скандальных событий в отечественной истории. С распадом СССР её оценка со стороны многих людей сменилась на диаметрально противоположную. Новая версия событий уже успела заменить прежнюю и укоренилась в массовом сознании. К сожалению, она не намного ближе к реальности, чем прежний культ Великого Октября. Самые широко тиражируемые тезисы новой постсоветской версии истории октябрьского переворота можно сформулировать так:

  • Германия забросила большевистских лидеров в Россию в пломбированном вагоне.
  • Русская разведка знала о сделке В. И. Ленина с германским Генеральным штабом.
  • Кайзеровские спецслужбы активно содействовали Ленину, что подтверждали и видные немецкие военачальники.
  • Большевики отмывали немецкие деньги через Парвуса и его фирму в Стокгольме.
  • Немецкое правительство платило Ленину и через других агентов.
  • Многие обличающие большевиков документы были обнародованы ещё «по горячим следам». Но главные перипетии этой тайны до сих пор таятся в секретных архивах».

И всё, казалось бы, так… Да не совсем.

В мини-цикле из двух статей попробуем кратко проанализировать эти тезисы.

1. Германия забросила большевистских лидеров в Россию в пломбированном вагоне

Прежде всего, необходимо напомнить, что Ленин и другие революционеры прибыли в Россию в 1917 году из нейтральной Швейцарии. В самом по себе пломбированном вагоне нет ничего таинственного. Это и по сей день достаточно тривиальное явление в железнодорожных перевозках. Кроме того, ранее эмигранты уже возвращались в Россию через территорию Германии. Как же всё происходило на самом деле?

Идею проезда через территорию Германии в обмен на возврат интернированных немецких военнослужащих выдвинул на совещании 19 марта 1917 года не Ленин, а лидер меньшевиков Юлий Мартов.

   
Юлий Мартов и Владимир Ленин  
  Юлий Мартов (сидит, справа) и Владимир Ленин (сидит, в центре) на заседании Союза борьбы за освобождение рабочего класса. Санкт-Петербург, 1897 год

Изначально на связь с германским послом в Берне бароном фон Ромбергом по этому вопросу вышел государственный советник Роберт Гримм. Он был убеждённым социал-демократом и подспудно видел своей целью заключение между Россией и Германией мира для спасения русской революции. Ленин уловил этот его настрой и был категоричен:

«Надо во что бы то ни стало устранить Гримма от этих переговоров. Он способен из-за личного честолюбия начать какие-нибудь разговоры о мире с Германией и впутать нас в грязное дело».

Переговоры продолжил Фриц Платтен, секретарь социал-демократической партии Швейцарии. При этом Ленин до последнего момента оставался в неведении относительно решения германских властей о намечаемом трансфере. Он делился сомнениями с Инессой Арманд:

«В Россию, должно быть, не попадём!! Англия не пустит. Через Германию не выходит».

Большевистский лидер уже был готов пробираться в Россию нелегально, под личиной глухонемого шведа.

 
Ленин с шведскими социалистами  
  Ленин с шведскими социалистами Туре Нерманом и Карлом Линдхагеном в Стокгольме. 1917 год

Не менее интересны условия проезда и пассажиры поезда, в котором ехал Ленин. Он и его попутчики должны были оплачивать проезд. Контакты с немецкими подданными исключались, потому вагон и был опломбирован. Наконец, единственным обязательством эмигрантов по отношению к германским властям была агитация в России за… обмен и отправку интернированных немцев в Германию! Условия этой договорённости было решено обнародовать в швейцарской и русской прессе.

Среди пассажиров, кроме большевиков, были как эсеры, так и представители еврейской социал-демократической партии «Бунд». Иначе говоря, ни о какой спецоперации по забросу диверсионной группы большевиков в Россию говорить не приходится. Это был вполне обычный по меркам 1917 года транзит. Да, Германия делала определённую ставку на дестабилизацию левыми радикалами положения дел в России. Но, во-первых, Ленину об этом не говорилось. Во-вторых, на тот момент Россия и без большевиков была живой иллюстрацией к правилу «падающего – толкни». В-третьих, эта ставка не сыграла.

2. Русская разведка знала о сделке Ленина с германским Генеральным штабом

Действительно, в конце 2000-х годов были опубликованы документы российского военного агента в Дании в годы Первой мировой войны С. Н. Потоцкого. Это были его донесения Особому отделению генерал-квартирмейстерства Главного управления Генерального штаба (Огенквар ГУГШ) в Петрограде, а также поступавшие в Копенгаген ведомственные письма и запросы. Подборка этих материалов преподносится как подтверждение «несомненного участия германских агентов и германских капиталов» в организации Октябрьской революции. На поверку оказывается, что это многообещающее название заимствовано из сообщения Огенквара Потоцкому, хотя по логике вещей подтверждение «несомненного участия» должно содержаться в донесениях из Копенгагена в Петроград.

   
Одно из разведывательных донесений  
  Одно из разведывательных донесений, поступавший в Огенквар весной 1917 года (histrf.ru)

Как военный агент, Потоцкий был на хорошем счету у Огенквара. Однако известен ряд примеров его не вполне добросовестной работы. В январе 1916 года, например, Потоцкий со ссылкой на агента «Кривоноса» докладывал о переправке на Западный фронт массы болгарских и турецких войск в униформе германской армии, а также о существовании в Москве тайной германской организации, занимавшейся подделкой паспортов для нелегального проникновения в Россию вражеской агентуры. Департамент полиции проверил эти сведения и счёл их совершенно фантастическими. Далеко не все агенты Потоцкого были добропорядочны по отношению к разведке, сам же он в 1916 году оказался заподозрен англичанами в шпионаже в пользу Германии.

Да и излагаемые Потоцким сведения полны противоречий. Например, донесение от 2 мая 1917 года сперва сообщает о серьёзнейшем продовольственном кризисе в Германии и Австро-Венгрии («не хватает хлеба, мяса, картофеля, муки, вообще съестных продуктов»), а затем — о высылке из нейтральных стран в Россию социал-демократов с выплатой им больших сумм денег. Как относиться к подобным сведениям? Во-первых, они никоим образом не подтверждаются и предлагаются публикатором к принятию на веру. Во-вторых, ни в одной из 14 телеграмм не фигурируют, даже не упоминаются большевики и их лидеры. Наконец, в-третьих, по замечанию историка С. В. Тютюкина, идея о том, что истощённая, обескровленная, оголодавшая и сама находившаяся на пороге революции Германия в 1917 году была способна разбрасывать золото налево и направо, отдаёт нездоровой фантастикой.

3. Кайзеровские спецслужбы активно содействовали Ленину. Это подтверждали немецкие генералы

Глава разведывательной службы Генерального штаба Германии (IIIb) Вальтер Николаи, доставленный на Лубянку после окончания Великой Отечественной войны, показывал, что в годы Первой мировой войны его осведомлённость о персоне Ленина исчерпывалась знанием фамилии и страны проживания, то есть Швейцарии. Вдобавок, в секретном фонде его ведомства к 1917 году имелось лишь 450 000 марок, рассчитанных на поддержание разведдеятельности на Восточном с Западным фронтах, а позднее — и против Соединённых Штатов. У Николаи попросту не было денег на русскую революцию, да и политической разведки он не касался вовсе, занимаясь исключительно военной.

   
Полковник Вальтер Николаи  
  Полковник Вальтер Николаи, глава разведывательной службы Генерального штаба Германии

Ещё в перестроечные годы собственной жизнью зажила цитата из мемуаров 1-го генерал-квартирмейстера германской армии Эриха Людендорфа: «Отправлением в Россию Ленина наше правительство возложило на себя особую ответственность. С военной точки зрения его проезд через Германию имел своё оправдание: Россия должна была рухнуть в пропасть». Эти слова тиражировались в литературе и СМИ. На первый взгляд, они в самом деле кажутся неопровержимым свидетельством и весьма серьёзным аргументом. Однако даже здесь речи о каком-либо сотрудничестве германской военно-политической верхушки с Лениным, кроме разрешения на проезд, а тем более о его вербовке в качестве агента, не ведётся.

   
Генерал Эрих Людендорф  
  Генерал Эрих Людендорф

Гораздо меньшее число читателей знакомилось с первоисточником – самими воспоминаниями Людендорфа. Между тем, в их тексте содержатся и другие важные свидетельства. Например, автор признаётся:

«Я не сомневался в том, что разложение русской армии и русского народа очень опасно для Германии и Австро-Венгрии. Тем большие опасения вызывала у меня слабость германского и австро-венгерского правительств».

И далее:

«Но нашему правительству нужно было следить за тем, чтобы мы не погибли вместе с ней. События в России производили на меня двойственное впечатление. В военном отношении они нам давали решительное облегчение, но, с другой стороны, таили в себе для нас много опасного».

В предыдущей главе тех же воспоминаний содержится ещё одно весьма любопытное высказывание, совершенно замалчиваемое отечественными историками:

«Теперь, задним числом, я могу утверждать, что наше поражение явно началось с русской революции <…> Мысль о революции, распространяемая неприятельской пропагандой, и большевизм нашли в Германии подготовленное состояние умов и <…> завоевали себе почву в армии и флоте. Ложное учение скоро начало привлекать к себе широкие массы. Германский народ в глубине страны и на фронте получил смертельный удар».

Наконец, Людендорф признаётся в своём неведении относительно личности Ленина вплоть до апреля 1917 года.

Схожим образом порой приводят и толкуют вырванную из контекста фразу начальника штаба Восточного фронта генерал-майора Макса Гофмана:

«Так же, как я гранатами забрасываю вражеские окопы, как направляю на них отравляющие газы, я точно так же имею право применять против вражеских сил средства пропаганды».

   
Генерал Макс Гофман  
  Генерал Макс Гофман

Другие его слова цитировать не принято:

«Мне неизвестно, знало ли верховное командование что-либо об этом мероприятии; командующий восточным фронтом ничего о нём не знал. Мы узнали об этом лишь несколько месяцев спустя, когда заграничные газеты начали упрекать за это Германию и называть нас отцами русской революции <…> Лично я ничего не знал о перевозке Ленина. Но если бы меня об этом спросили, то я вряд ли стал бы делать какие-либо возражения против этого».

Анализ первых тезисов демонстрирует, сколь непроста поднятая проблема. Её разбор будет продолжен в следующей публикации.

Источники:

  • Авдеев В. А., Карпов В. Н. Секретная миссия в Париже. Граф Игнатьев против немецкой разведки в 1915–1917 гг. М., 2009.
  • Александров К. М. Несомненное участие германских агентов и германских капиталов. В кн.: Никитин Б. В. Роковые годы (Новые показания участника). М., 2007.
  • Алексеев М. А. Военная разведка России. Первая мировая война. Книга III. Ч. I. М., 2001.
  • Логинов В. Т. Неизвестный Ленин. М., 2010.
  • Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914–1918 гг. М.; Минск, 2005.
  • Hoffmann M. Der Krieg der versäumten Gelegenheitrn. München, 1923. В пер.: Гофман М. Война упущенных возможностей. М.; Л., 1925.
  • Schiesser G., Trauptmann J. Russisch Roulette. Das deutsche Geld und die Oktoberrevolution. Berlin, 1998. В пер.: Шиссер Г., Трауптман Й. Русская рулетка. Немецкие деньги для русской революции. М., 2004.

Статья была опубликована на сайте Warspot.ru [Оригинал статьи]



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?