Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Мир и стены


В газетах снова заговорили о стенах, служащих самым разным целям – о стене, которая должна отгородить США от Мексики; стенах, которые возводятся вокруг израильских поселений на Западном берегу Иордана. Эти стены строятся при полном одобрении и поддержке властей. А каких-нибудь двадцать лет назад Рональд Рейган, стоя у Бранденбургских ворот, произнес свое знаменитое: «Господин Горбачев, разрушьте эту стену!»

Зачем мы строим стены? В основном по двум причинам – чтобы кого-то не впускать или не выпускать. Зачастую стены обозначают границу полномочий – власти правительства или права частной собственности. Строительство стен вызывает два вопроса. Как относится к ним с точки зрения морали? Насколько они выполняют свою функцию? По обоим вопросам единой точки зрения пока нет.

Давайте начнем с тех стен, что мы строим, чтобы не пускать кого-то внутрь. Зачем это нужно? Напрашивается ответ, что у нас есть что-то, что, как мы полагаем, другим тоже нужно, а мы с ними делиться не хотим. Граница – это просто линия, ее нетрудно перешагнуть. Мы возводим преграду, и тогда перейти границу – а значит, попасть в пределы страны или на территорию частной собственности – становится сложнее. Мы защищаемся от незаконного, по нашему мнению, вторжения или не даем отобрать то, что считаем своим.

Строя стену на границе с Мексикой, Штаты пытаются помешать мексиканцам и другим латиноамериканцам проникать к ним без специального разрешения (визы). А они, само собой, пытаются попасть в Штаты в поисках работы или чтобы присоединиться к той части семьи, которая уже поселилась в США. Оправданием для строительства служит то, что, если бы не визовая система, поток иммигрантов просто захлестнул бы благополучные Штаты, и уровень жизни там резко понизился бы. Визовая система позволяет сократить число иммигрантов (а также, разумеется, отобрать более приемлемые кандидатуры). Стена же нужна для того, чтобы отрезать обходные пути и пропустить через сито визовой системы всех желающих въехать.

В частной жизни можно провести параллель с так называемыми охраняемыми коттеджными поселками, где владельцы частной собственности отгораживаются стенами от посягательств извне и нанимают охрану. В процветающих странах это поселки. А во многих странах Юга за стеной с колючей проволокой может прятаться отдельный дом богатого владельца; нередко одних стен недостаточно, тогда появляются злые собаки на участке и частная охрана. По мнению хозяев этих домов, государственная полиция не справляется с охраной частной собственности и ее владельцев.

Разберемся теперь со второй задачей – когда стены строят, чтобы не выпускать кого-то наружу. Берлинская стена понадобилась ГДР в 1961 году по политическим причинам. Люди постоянно перебирались в ФРГ по тоннелям подземки. Власти ГДР такое поведение компрометировало, поэтому они построили стену, которая простояла до 1989 года. Когда Рейган призывал ее снести, он утверждал право людей выбирать - эмигрировать им или остаться жить где жили.

Ту стену снесли. Когда это произошло, те, кто проживали за стеной (в фигуральном смысле, все граждане коммунистических государств Восточной и Центральной Европы и Советского Союза) обрели право на эмиграцию – но не на иммиграцию. Чтобы иммигрировать, нужно было еще добыть визу. А визу получить нелегко – до сих пор. Поэтому некоторые из них легально выезжают из своей страны, но при этом в другую страну попадают незаконным путем.

Что касается израильских стен, их строительство объясняют необходимостью помешать палестинцам устраивать теракты. Но стены в данном случае проходят вовсе не по существующей границе владений. Напротив, их строят, чтобы эту границу обозначить, тем самым, фактически, создавая государственную.

Вернемся к двум вопросам, заданным в начале. Как относится к стенам с точки зрения морали? Насколько они выполняют свою функцию? Моральная сторона строительства стен с целью не пускать посторонних внутрь сводится к моральному аспекту права частной собственности. А здесь моральный аспект – вопрос того, как данная частная собственность приобреталась. Владельцы утверждают, что собственность – результат их упорного труда, но им могут возразить, что они получили ее в результате захвата, нападения или каким-либо другим незаконным путем. На этот вопрос нет однозначного ответа, а в реальности ответ в каждом конкретном случае будет зависеть от политических переговоров или компромиссов.

Конечно, можно предположить, что приверженцы идеалов свободного рынка должны придерживаться мнения, что передвижения людей тоже должны регулироваться рыночными отношениями, а не монополиями (как, например, в случае с визовым режимом, ограничивающим право въезда в страну). Но на самом деле сторонники свободного рынка редко так считают. Они сохраняют право свободного передвижения за товарами и капиталом, но не распространяют его на передвижение людей.

Можно также предположить, что ратующие за социальное равенство должны призывать всех к тому, чтобы делиться имеющимся. На самом же деле многие из них, особенно в процветающих странах, склонны применять эти принципы в своем конкретном государстве, не собираясь распространять их на весь остальной мир. Их девиз – защита своих прав, собственности, рабочих мест, а вовсе не прав, собственности или рабочих мест по всему миру.

Что касается выполнения стенами своей функции – да, какое-то время они ее выполняют, не позволяя многим (но не всем) попасть внутрь окруженного стеной пространства и не давая многим (не всем) выбраться наружу. Но если взглянуть шире, стены не так уж непроницаемы, они только усиливают социальную несправедливость, вызывая необходимость в дальнейших переговорах. Единственное, что можно заявить с полной уверенностью, - стены не способствуют дружеским отношениям, они не свидетельствуют о готовности помочь и не означают свободы.


Перевод Марии Десятовой
Англоязычный оригинал опубликован на сайте Броделевского центра
[ Оригинал статьи ]


По этой теме читайте также

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?