Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Путь в ЕС под марш СС


Кем же были в действительности эстонские эсэсовцы?


«Мы должны на государственном уровне ясно сказать, что ваша борьба в 1944 году была борьбой за свободу Эстонии!»

Эти слова принадлежат министру обороны Эстонии Юргену Лиги. А кому они адресованы? Митингу ветеранов, которые воевали на стороне гитлеровской Германии против Красной Армии. А еще, по мнению главы военного ведомства, "в честь освободительной борьбы ветеранов" (гитлеровской армии) необходимо возвести монумент. Это происходит в 2006 г. Эстония - член ЕС, организации, которая, как известно, не пытается пересмотреть итоги Второй мировой войны. Но у Эстонии здесь, как видно, "свой путь". Этот разговор весьма показательно начать с интервью президента Эстонии Арнольда Рюйтеля газете "Аргументы и факты", данного накануне празднования 60-летия Победы (апрель, 2005 г.):

Я никогда не уставал и не устану повторять: советский народ внес большой вклад в разгром фашизма и понес огромные жертвы в этой войне. Но благодарность Красной Армии, освободившей эстонцев от гитлеровской оккупации, оказалась перечеркнута самим Советским Союзом, не позволившим Эстонии восстановить свою независимость и сбросившим с башни "Длинный Герман" эстонский флаг.

Эстонские фашисты
Генеральный комиссар Эстонии К. Лицман обходит строй первых бойцов легиона СС ''Эстония''.

Как соотносятся со словами эстонского президента последние события в его стране. Вся Россия была возмущена актом осквернения в Эстонии памятника советским воинам, павшим в годы Великой Отечественной войны, и позицией властей республики по демонтажу и переносу монумента из центра Таллина. В этой связи 23 мая 2006 г. наш МИД выступил со специальным заявлением, в котором говорилось:

В Москве с возмущением узнали о фактах осквернения в центре Таллина монумента советскому Солдату-освободителю. Российская сторона ожидала, что действия вандалов получат соответствующую морально-правовую оценку со стороны официальных эстонских властей, будут предприняты энергичные действия с целью скорейшего задержания и наказания виновных, оперативно проведены работы по приведению памятника в надлежащее состояние...

Беседуя с корреспондентом "АиФ" г-н Рюйтель, услышав вопрос журналиста, считает ли себя Эстония вместе с Германией проигравшей стороной в этой войне, очень оскорбился: "Такие несправедливые вещи слышать попросту неприятно". Действительность, к сожалению, опровергает слова президента. Так, в Эстонии уже стали "традицией" слеты ветеранов 20-й Эстонской дивизии СС и "лесных братьев". И главное - власти этой республики не только потворствуют бывшим эсэсовцам, но и присутствием официальных лиц на мероприятиях фашистов придают им статус государственных. Почему? Вернемся к интервью главы Эстонии. На возражение собкора, почему тогда в Эстонии уже в третий раз попытались поставить памятник легионерам 20-й дивизии СС, Арнольд Рюйтель сделал "историческое" открытие: "Прежде всего, я намерен уточнить - такая дивизия вообще не существовала". Журналист вынужден был поправить президента: "Существовала, к сожалению". На это эстонский лидер заявил:

Извините, но я не владею точной информацией по каждой дивизии или другим соединениям СС, где они воевали. Однако в любом случае эстонцы в это подразделение мобилизовывались против их желания...".

И все же каратели

Корреспондент задал еще один любопытный вопрос - о том, как президент относится к торжественному переносу из Германии в Эстонию останков последнего командира 20-й дивизии СС штандартенфюрера Альфонса Ребане? И тут г-н Рюйтель "вспомнил" про "несуществовавшую" дивизию: "Я полагаю, что если говорить лично о Ребане, то он участвовал лишь в боях на фронте и абсолютно не принимал участия в уничтожении мирного населения".

Ан нет, Рабене лично участвовал в карательных акциях! 658-й "восточный батальон" под командованием А. Ребане проводил карательные операции против мирного населения в районе г. Кингисепп и дер. Керстово (Ленинградская область), совершал зверские убийства, а в целях устрашения партизан сжигал целые деревни (Бабино, Хабалово, Чигиринка и др.). Из показаний свидетелей - очевидцев и участников карательных операций известно, что в ноябре 1941 г. подразделением А. Ребане в дер. Чигиринка были задержаны 5-6 советских партизан. Во время операции деревня была сожжена, при этом сгорели 3 мирных жителя (РГВА. Ф. 451п. Оп. 5. Д. 149. Л. 144-145).

А вот следующую фразу г-на Рюйтеля можно взять в качестве эпиграфа ко всей политике официального Таллина по отношению к бывшим карателям и палачам - выходцам из Эстонии: "Я не располагаю данными, что эстонцы участвовали в расстрелах евреев и что они вообще совершали такие дела в Эстонии". А ведь документально доказано, что эстонские эсэсовцы не только "совершали такие дела", но и совершали преступления похлеще, в том числе против своих соседей-прибалтов и белорусов. Именно эстонские каратели участвовали в уничтожении вильнюсского гетто, сопровождали перевозимых из Вильнюса в концентрационные лагеря в Эстонии евреев, охраняли аналогичные лагеря в Вайваре, Тарту, Ягала, Таллине, Избике (Польша), участвовали в многочисленных казнях заключенных, а также узников еврейских гетто в Лодзи, Пшемышле, Жешуве и Тарнополе.

Попробуем разобраться в сложных и противоречивых событиях 1941-1945 гг. В этом нам прежде всего поможет работа эстонских архивистов. В 1963 г. в Таллине увидела свет, как писали ее авторы, "небольшая", но "не совсем обычная" книжка: "Ни одна строка здесь не является плодом фантазии. И все же то, о чем рассказывают эти страницы, подчас настолько невероятно, что не укладывается в рамки человеческого понимания...". Эта книжка называлась "Немецко-фашистская оккупация в Эстонии. 1941-1944". В ней опубликованы 44 документа, разоблачающие преступные действия немецко-фашистских оккупационных властей и их пособников.

Приведем фрагмент из сборника, рассказывающий об участии в массовых убийствах мирных граждан эстонских фашистов: "Из приговора Верховного суда Эстонской ССР. 11 марта 1961 г. <...> Подсудимые А. Мере (Айн-Эрвин Мере являлся начальником политической полиции Эстонии. - Прим. авт.), Р. Герретс и Я. Виик активно участвовали в преступлениях и массовых убийствах, которые совершались фашистскими захватчиками на территории Эстонской ССР. Руководствуясь фашистской расовой теорией, полиция безопасности и СД занимались также истреблением лиц еврейской и цыганской национальностей. Для этого в августе-сентябре 1941 г. при непосредственном участии Мере в 30 км от Таллина был организован лагерь смерти "Ягала". Комендантом лагеря "Ягала" Мере назначил Александра Лаака и его помощником - Ральфа Герретса. 5 сентября 1942 г. на станцию Раазику специальным эшелоном прибыло около 1500 чехословацких граждан. Мере лично с помощью Лаака и Геретса отобрал, кого из прибывших расстрелять, а кого отправить в лагерь "Ягала". Свыше 1000 человек, в числе которых в основном были дети, больные и старики, было направлено в незаселенную местность Калеви-Лийва... там они в специальной яме зверски расстреляны... В середине сентября 1942 г. на станцию Раазику был доставлен второй эшелон, в котором было около 1500 заключенных из Германии. Мере, Лаак и Геретс отобрали свыше тысячи человек, которые были обречены на уничтожение. Этих людей, в числе которых были женщины, дети, в том числе грудные, и старики, отвезли в Калеви-Лийва и зверски убили... В марте 1943 г. персоналом лагеря "Ягала" в Калеви-Лийва было расстреляно около 50 лиц цыганской национальности, в том числе около 25 3-5-летних детей. Были расстреляны также 60 цыганских детей школьного возраста" (Немецко-фашистская оккупация в Эстонии. 1941-1944, с. 53-54).

Авторы сборника на с. 57 сообщили и о судьбе фашистских прислужников из числа эстонцев: "В январе 1962 г. в городе Тарту состоялся судебный процесс над фашистскими преступниками Э. Виксом, К. Линнасом и Ю. Юристе, которые во время немецко-фашистской оккупации в тартусском концентрационном лагере непосредственно участвовали в убийстве 12 000 ни в чем не повинных людей. Суд приговорил их к смертной казни. Но на скамье подсудимых оказался только Ю. Юристе, в то время как главный преступник Э. Викс, бежав с оккупантами от гнева народа, скрывается сейчас в Австралии, К. Линнес же нашел убежище в США. Советское правительство требовало выдачи преступников, но это справедливое требование не было выполнено ни правительством США, ни правительством Австралии. Они взяли под защиту фашистских убийц. Так же поступило правительство Англии, которое отказалось выдать военного преступника А. Мере, приговоренного на судебном процессе в Таллине 11 марта 1961 г.".

Признание убийц

Оккупировав территорию ЭССР, немецкое командование объявило ее собственностью "Великой Германии" и включило в состав рейхскомиссариата "Остланд". Генеральным комиссаром Эстонии стал обергруппенфюрер К. Лицман, подчинявшийся рейхскомиссару прибалтийских стран и Белоруссии Лозе, постановлением которого от 18 августа 1941 г. государственным языком в Эстонии был установлен немецкий. Вместе с тем для демонстрации показной самостоятельности Эстонии немцами было создано "эстонское самоуправление", в состав которого вошли местные фашисты во главе с бывшим лидером партии вапсов Хильмаром Мяэ.

Сразу же начались массовые убийства гражданского населения, особенно русских и евреев. Бригаденфюрер СС Франц Вальтер Шталекер докладывал 25 октября 1941 г. руководителю РСХА Р. Гейдриху:

"В Эстонии благодаря сравнительно небольшому количеству евреев не представлялось возможным провоцировать погромы... Большая часть тех 4500 евреев, которые жили в Эстонии в начале наступления на Востоке, бежала вместе с отступающими войсками Красной Армии. Осталось около 2000 человек. В одном Таллине жило около 1000 евреев. Арест всех евреев мужского пола в возрасте старше 16 лет был почти закончен. Все они были казнены "частями самообороны" под руководством "айнзатцкоманды 1А" (Мартинсон Э. Слуги свастики. Таллин, 1962. С. 74).

Оккупантами была возрождена организация "Омакайтсе" ("Самозащита"). Воинские формирования "Омакайтсе" активно использовались гитлеровцами для проведения карательных акций, охраны тюрем, лагерей, коммуникаций и важных объектов, розыска и задержания партизан и советских парашютистов, конвоирования угоняемых на работу в Германию граждан. По сохранившимся отчетам "Омакайтсе", только летом 1941 г. участниками этой организации было убито 946 советских активистов, совершено 426 нападений на государственные учреждения. К 1 ноября 1941 г. ими было проведено 50 33 облавы, арестовано 41 135 человек, из которых казнены на месте "из-за оказанного сопротивления" 7357 человек" (Кузнецов С., Курилов И., Нетребский Б. Вооруженное националистическое подполье в Эстонии в 40-50-х годах // Известия ЦК КПСС. 1990. № 8, с. 171).

Помимо евреев, эстонская полиция и "силы самообороны" ликвидировали сторонников советской власти (к которым зачастую причислялись все русские жители некоторых городов и сел), эстонцев - членов левых организаций (в т.ч. социал-демократов), а также крестьян, получивших землю в результате аграрных реформ в Эстонии в 20-е годы и в 1940 г. После занятия вермахтом Тарту летом-осенью 1941 г. в противотанковом рву близ населенного пункта Лемматси отрядами "Омакайтсе" было убито более 12 тыс. мирных жителей и советских военнопленных.

Эстонская политическая полиция к 19 декабря 1941 г. арестовала только в столице Эстонии и ее окрестностях 4365 человек. Узников таллинской тюрьмы расстреливали по спискам, которые утверждал начальник политической полиции Э. Викс, заслуживший прозвище "эстонского Эйхмана" (до 1940 г. он был комиссаром политической полиции Эстонии в Куресааре). В октябре 1942 г. "списком" были расстреляны как "неполноценный расовый элемент" 243 цыгана, содержавшиеся в концлагере Харку. Э. Викс с гордостью докладывал М. Зандбергеру, что только 16 апреля 1942 г. из Центральной таллинской тюрьмы было вывезено на расстрел 67 человек.

После так называемой "конференции Ваннзее" в Берлине в январе 1942 г., на которой было принято решение о полном уничтожении евреев в Европе, в эстонской политической полиции под руководством Ю. Эннока по образцу гестапо был образован специальный отдел Б-IV, занимавшийся "окончательным решением еврейского вопроса". К концу января 1942 г. практически все не успевшее бежать с отступающей Красной Армией местное еврейское население было уничтожено, что позволило главе эстонского "самоуправления" Х. Мяэ с гордостью доложить своим берлинским хозяевам о превращении подведомственной ему территории в "юденфрай" - зону, свободную от евреев.

После решения "местного еврейского вопроса" эстонские полицейские части занялись ликвидацией евреев, привозимых в страну из стран Европы, в основном из Чехии. Например, 5 сентября 1942 г. в местечко Каасику прибыл эшелон (1000 человек) из гетто Терезиенштадт. Все они были расстреляны сотрудниками эстонской политической полиции. Через неделю такая же судьба постигла и евреев, доставленных из Берлина.

В 1943-1944 гг. в концлагерь Клоога (охрану которого нес 287-й эстонский полицейский батальон) были доставлены несколько тысяч евреев из гетто Каунаса, Вильнюса, концлагерей в Латвии и Трансильвании. Узников использовали на торфоразработках. Когда в сентябре 1944 г. части Красной Армии неожиданно для вермахта прорвались почти к самому лагерю, эстонские полицейские принимали непосредственное участие в расстреле 2000 узников. Буквально за несколько дней до освобождения Таллина под руководством Э. Викса было расстреляно около тысячи узников Центральной тюрьмы.

Уже в первую годовщину "освобождения" республики, 28 августа 1942 г., генеральный комиссар Эстонии К. Лицман обратился "к народу" с призывом вступать в эстонский легион СС для участия в общей борьбе против большевизма. 13 октября первые добровольцы, отобранные в соответствии с требованиями, предъявляемыми к личному составу войск СС, были отправлены в учебный лагерь "Дебица" на территории Польши. Из наличного состава удалось сформировать три батальона, объединенных затем в 1-й эстонский гренадерский полк СС. В марте 1943 г. после принятия присяги 1-й батальон полка, получивший название "Нарва", был отправлен на фронт и включен в состав 5-й танковой дивизии СС "Викинг". Он участвовал в Курской битве, а в феврале 1944 г. был почти полностью уничтожен бойцами Красной Армии в Корсунь-Шевченковском "котле".

Тем временем ввиду недостаточного количества добровольцев для эстонцев была введена обязательная воинская служба Третьему рейху. К маю 1943 г. в результате проведенной мобилизации эстонский легион получил значительное пополнение, что позволило развернуть полк в 3-ю эстонскую добровольческую бригаду СС под командованием бригаденфюрера Ф. Аусбергера. Окончательно сформированная к 23 октября того же года, она первое время действовала против партизан на территории Эстонии. 17 ноября 1943 г. бригада прибыла на фронт в районе Невеля. Одновременно с формированием бригады для координации связи с германской оккупационной администрацией была создана генеральная инспекция эстонских войск СС во главе с генералом эстонской армии Йоханнесом Соодлой.

В начале 1944 г. эстонская бригада была пополнена за счет 658-го, 659-го и 660-го полицейских батальонов. 24 января на ее базе была развернута 20-я дивизия СС численностью 15 тыс. человек. Летом она участвовала в ожесточенных боях под Нарвой, а в ходе сентябрьского наступления советских войск, завершившегося освобождением Таллина и всей материковой части Эстонии, была разгромлена, потеряв до половины личного состава. В октябре остатки дивизии были отведены на переформирование в Силезию. Такова история...

В подтверждение вышесказанного приведем показания нацистских преступников, "героев" эстонских карательных полицейских батальонов и 20-й дивизии СС.

Из показаний Михельсона Эндель-Эберхарда, 1923 года рождения, эстонца, военнослужащего 36-го полицейского батальона (позднее 36-й полицейский батальон был переименован в 287-й. - Прим. авт.) от 14 августа 1948 г.:

Вопрос: Расскажите Вашу биографию?

Ответ: В начале 1942 г. я совершенно добровольно вступил в немецкую армию, в 36 карательный полицейский батальон. На службе в немецкой армии находился до 1945 г.

Вопрос: Для какой цели еврейское население вами было согнано на площадь в местечке Дятлово?

Ответ: Когда 36 карательный полицейский батальон, в том числе и я, сгоняли на площадь еврейское население, мне лично не было известно, для какой цели это делается, но когда население было согнано, тогда командование 36 батальона нам предложило принять участие в расстреле еврейского населения:

Вопрос: Сколько времени вы находились в районе Новогрудок (белорусский город. - Прим. авт.) и сколько там было расстреляно советских граждан?

Ответ: В районе Новогрудок наш 36 карательный полицейский батальон, в том числе и я, находились около 3 недель, выехали оттуда в конце августа 1942 г. За это время в местечке Дятлово расстреляно около 1500 человек - евреев. Сколько было расстреляно в других местах Новогрудка, мне не известно.

Из показаний Мяэорга Рудольфа, 1924 года рождения, эстонца, военнослужащего 36-го полицейского батальона, от 15 июля 1948 г.:

Вопрос: Куда отправили 36 батальон из города Тарту?

Ответ: В августе 1942 г. погрузили весь 36 полицейский батальон в городе Тарту на поезд и уехали в Белоруссию, где нас разгрузили в городе Новогрудок. В районе этого города наш батальон находился около одного месяца, главнейшей нашей задачей было убийство евреев, которые находились в гор. Новогрудок и окружающих его деревнях...

Вопрос: Уточните, как происходило расстреливание евреев?

Ответ: До начала расстрела солдаты 36 полицейского батальона, в том числе и я, арестовывали группами евреев. Часть грузили на автомашины, часть вели пешком за город, где эти арестованные копали большие ямы-рвы, длиною около 30-60 метров, глубиной примерно 1,5 метра и примерно 2,5 метра шириной. После того, как рвы были готовы, расстреляли тех евреев, которые копали рвы. Затем стали к этим рвам подводить других евреев, группами по 20-30 человек сразу, среди них были женщины, мужчины и дети".

Из показаний Рахумеель Юханнес-Освальда Юхановича, 1916 года рождения, эстонца, члена "Омакайтсе" и военнослужащего 36-го полицейского батальона, от 27 мая 1948 г.:

Вопрос: Состояли ли вы членом организации "Омакайтсе"?

Ответ: В организацию "Омакайтсе" я вступил добровольно в середине октября 1941 г. и состоял ее членом до февраля 1942 г., т.е. до моего вступления в 36-й полицейский батальон...

Вопрос: Какое ваше личное участие было в истреблении советских граждан?

Ответ: В основном производил наш 36 полицейский батальон истребление советских граждан в 3 местах, а именно в районе города Новогрудок, ст. Новоельня и около села Дятлово, которые находились в 20-30 километрах от города Новогрудок.

Вопрос: Расскажите подробно, как произошло истребление граждан в деревне Дятлово?

Ответ: Приблизительно 10 августа 1942 г. ночью погрузили нашу роту (2-ю), исключая 3-й взвод, на грузовые машины, в том числе и я, и поехали от города Новогрудок 20-30 километров в село Дятлово, где в то время находился еврейский лагерь. Приехав в этот лагерь, мы его окружили и после стали евреев из домов выгонять. Общим числом там находилось около 1000-1500 евреев. После того как мы евреев выгнали из дома и собрали на одну площадь, мы приказали лечь на живот, не разрешая им подняться. Вокруг них стояла охрана солдат нашей роты, в том числе и я. К утру к этому еврейскому лагерю подъехали грузовые машины и одна газовая машина, т.н. "душегубка". Когда эти машины подъехали, мы, все солдаты, начали этих евреев сажать в автомашины, я лично сажал евреев в "душегубку", а также на автомашину, потом отвозили евреев на место расстрела, это место находилось в нескольких сотнях метров от села Дятлово...

Истребление евреев в городе Новогрудок производилось таким же образом, как и в селе Дятлово. После того как наш 36 полицейский батальон окружил еврейский лагерь, евреев собрали на площадь, где они также легли на живот. В скором времени, после того как мы окружили лагерь, подъехали грузовые машины и одна "душегубка". Солдаты нашего батальона, в т.ч. и я, сажали евреев на грузовые машины и в "душегубку". На одной грузовой машине я поехал вместе и конвоировал 20-30 евреев на расстрел. Расстрел производился немцами в 2 км за городом. В общем расстреляно около 1000 евреев.

Вопрос: Раньше вы показали, что 3-й взвод 2-й роты не участвовал в истреблении евреев в селе Дятлово. Где находился в это время 3-й взвод?

Ответ: 3 взвод 2 роты в этот день производил расстрел евреев в районе ст. Новоельня".

Из показаний Куузик Александра Эдуардовича, 1920 года рождения, военнослужащего 40-го полицейского батальона, эстонца, от 5 января 1949 г.:

Добровольно поступил в 40-й полицейский батальон, который формировался в городе Тарту, в мае месяце 1942 г. в составе 40-го батальона выехал в город Псков... Наш 40-й полицейский батальон направлялся на оккупированные советские территории Калининской, Белокалужской и Псковской областей по борьбе с советскими партизанами... В 1943 г. в районе Кудевере Белокалужской обл. проводились массовые облавы на партизан; всех заподозренных жителей задерживали, а деревни сжигали. Лично видел, как пулеметчик Мардинсон Оскар стрелял трассирующими пулями по деревне, названия не помню, в результате этой стрельбы была подожжена деревня и вся сгорела. Во время стрельбы из пулемета Мардинсона Оскара (также в то время стреляли и другие бойцы) было убито мирного населения и партизан 250 человек.

Из показаний Маазик Освальда Рудольфа, 1911 года рождения, эстонца, военнослужащего 286-го карательного полицейского батальона, от 27 июня 1949 г.:

Вопрос: Расскажите о деятельности 286 полицейского батальона?

Ответ: 286 полицейский батальон был сформирован в мае 1943 г. в Таллине из числа сотрудников немецких полицейских органов в Эстонии, по национальности только эстонцев... В гор. Вице (Литва. - Прим. авт.) 286 полицейский батальон находился примерно в течение одной недели, за это время мы провели массовую операцию по угону всего взрослого населения города на работы в Германию. После операции в гор. Вице наш батальон стал проводить подобные же операции в сельской местности, в окрестностях этого города, во время которых мы также собирали всех взрослых и здоровых местных жителей и доставляли их на сборные пункты для отправки в Германию. Кроме того, из деревень мы забирали также и сдавали на сборные пункты домашний скот. Карательная деятельность нашего батальона в окрестностях гор. Вице продолжалась примерно в течение двух недель, после чего наш батальон прибыл в гор. Свенциани и здесь, в этом городе, также провел массовую операцию по угону местного населения в Германию, из Свенциани мы переехали в гор. Вильнюс, где находились примерно в течение одного месяца и также проводили карательную деятельность... В самом гор. Вильнюс наш батальон провел две операции: одна - по проверке документов у населения на городском рынке и вторая - по выселению еврейского населения. Выселение евреев заключалось в том, что все еврейское население, проживавшее в еврейском гетто, мы собрали, погрузили в эшелоны, которые затем были вывезены в Эстонию.

Из собственноручных показаний Линнамяги Вальтера, 1918 года рождения, эстонца, военнослужащего 33-го батальона "Кайтсе", а затем 288-го полицейского батальона, от 6 декабря 1944 г.:

С ноября месяца 1941 г. до мая 1943 г. я служил в 33 батальоне "Кайтсе". С мая 1943 г. до сентября 1944 г. - в 288 батальоне. Я знаю людей, которые были в это время в 33 батальоне "Кайтсе" и 288 батальоне, которые арестовывали советских людей, расстреливали их и обращались с ними не по-человечески, а именно:

НЫММИК Йоханнес, мл. офицер, командир отделения 2 взвода 1 роты в 33 батальоне... Когда в Тарту пришли первые немецкие части, пришел и он в Тарту и вступил в "Омакайтсе", начальником которого был капитан ЮУЛИУС и помощником фельдфебель СООВЯЛИ Яан... Еще он говорил о том, когда он был в концлагере на службе, как они обращались с задержанными, отбирали у них лучшие вещи и деньги, а кто пробовал противиться, тот получал прикладом. Увод из концлагеря на расстрел производился всегда в вечернее время, список расстреливаемых составлялся начальником лагеря.

Он, как человек, находящийся в это время на службе в концлагере (как он сам говорил), имел еще группу людей, в которую входили РЕБАНЕ (это тот самый Ребане, о преступлениях которого якобы не знает президент А. Рюйтель. - Прим. авт.), МООРИТС, ОСИ, АННМАНН, ЛЕХАПУУ Калью и ВЕСИ, их обязанностью было снимать одежду с людей, уводимых на расстрел, завязывать им руки за спиной и сопровождать машину, выставлять вокруг посты и расстреливать. Кроме того, говорил он еще, как они насиловали перед уводом на расстрел молодых женщин из еврейской нации, кто же сопротивлялся и не замечал побоев, этих другие держали за ноги и руки.

Младший офицер ЯРВАМАА Рихард говорил о НЫММИК, как о герое того времени, который никогда не имел ни жалости, ни пощады к арестованным. Был один такой случай в концлагере, когда во время увода на расстрел одна девочка бросилась на землю и не хотела идти добровольно в автомашину, тогда НЫММИК вывернул у нее пальцы из суставов, и девочка, крича, пошла к машине, где у нее связали руки за спиной.

Фельдфебель ВАЛГЕРИСТ Тойво Карлович, год рождения 1910, среднего роста, шатен... ВАЛГЕРИСТ говорил, что когда он был еще "лесным братом", как они мучили тогда местных коммунистов и потом все равно расстреливали... В 1942 г. ВАЛГЕРИСТ Тойво был под Петергофом, в 33 батальоне. В 3 роте старшиной взвода, где все время вспоминал о днях, проведенных в"Омакайтсе" и о тех моментах, когда люди погибали от его выстрелов. Как он сам говорил, он чувствовал самое большое удовольствие, когда он мог кого-нибудь убить. Еще говорил он, как я слышал от других, как однажды он вел на расстрел еврея, у которого руки были связаны за спиной и на нем была веревка, за которую он вел его как собаку. Так он вел его на окраину города и там застрелил...

...Бывший руководитель "Омакайтсе" города Калисте, позднее командир роты лейтенант немецкой армии ТЯТТЕ Рихард Густавович, 1920 г.р., эстонец, в период оккупации Эстонии немцами активно проводил борьбу с советским партийным активом, советскими парашютистами и лицами, сочувствующими советской власти. В конце июля 1941 г. ТЯТТЕ с группой "Омакайтсе" задержал председателя Калликстского горсовета ФЕКЛИСТОВА Маркела, над которым учинили расправу... Ему рвали нос железными крючками, простреливали плечо, а на второй день, полуживого, закопали в землю...".

Таких документов - свидетельств преступлений эстонских палачей - не один и не два, а сотни, если не тысячи. Материалы протоколов допросов эстонских прихвостней гитлеровских оккупантов убедительно свидетельствуют о том, как "защищали независимость Эстонии" и с кем они в основном "сражались".

Так кто же был оккупантом?

В современной Эстонии период нахождения страны в составе СССР называют "оккупацией". А какой действительно была оккупация? Приведем факты из сообщения чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях фашистов и их пособников в Эстонской ССР (от 29 ноября 1944 г.): "За три года оккупации в Эстонии было разрушено 63 тысячи строений, в том числе 2699 промышленных зданий, 21 000 жилых домов, 76 больниц и поликлиник, 400 школ, 86 клубов и кинотеатров, 6 театров. У крестьян забрали 322 тысячи голов крупного рогатого скота, 107 тысяч лошадей. Общий экономический ущерб превысил 16 миллиардов полновесных тогда рублей. Цветущую Эстонию гитлеровцы превратили в рассадник инфекционных заболеваний. Среди населения в небывалых размерах распространялись сыпной тиф, дизентерия, дифтерит и другие заболевания. По немецким официальным данным, за шесть месяцев 1943 года и 1944 год было зарегистрировано 3476 случаев сыпного тифа, 7950 случаев дифтерита. Самые тяжелые и невосполнимые потери - в концлагерях и тюрьмах замучено, убито 125 307 человек".

Такой вот "новый порядок" был уготован этой стране Третьим рейхом, память о котором так бережно хранят в нынешней Эстонии.


Опубликовано в газете Военно-Промышленный курьер, №29 (145), 02 - 08 августа 2006 г. [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?