Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

2.2. Возникновение производства и пралюдей

2.2.1. Возникновение праорудийной деятельности и ранних предлюдей

Далекими предками человека были крупные человекообразные обезьяны, жившие в эпоху миоцена (22-5 млн. лет назад). Это были обычные животные, в принципе не отличавшиеся от ныне живущих обезьян. И по физическому облику, и по среде обитания, и по образу жизни они ближе всего стояли к современному шимпанзе. Эти древние антропоиды жили в лесу, обитали на деревьях. Однако будучи в основном древесными животными, они около половины времени проводили на земле.

В дальнейшем часть их от полудревесного-полуназемного образа жизни перешла к чисто наземному. Одни ученые связывают этот переход с изменением климата, приведшего к поредению лесов. Другие утверждают, что этот переход, скорее всего, был связан с появлением специализированных, чисто древесных форм обезьян, с которыми антропоидам, оставшимся неспециализированными, трудно было конкурировать. Это побуждало неспециализированных антропоидов в поисках пищи переходить на землю, где они и раньше проводили значительную часть времени.

Древние крупные человекообразные обезьяны не отличались большой физической силой, и поэтому жизнь на земле таила для них немалые опасности. Они могли стать легкой добычей хищников. Приспособление одной части их к наземному образу жизни пошло по линии гигантизма - возрастания размеров тела и, соответственно, физической силы, совершенствования естественного вооружения. Из числа ископаемых обезьян примерами тому могут послужить гигантский дриопитек и гигантопитек, из современных - горилла.

Развитие другой части крупных антропоидов приобрело совершенно иной характер. Как уже говорилось, современные шимпанзе используют природные предметы (камни, палки) в качестве орудий. Эту деятельность можно назвать праорудийной. Она не играет сколько- нибудь существенной роли в жизни шимпанзе. Можно полагать, что точно так же обстояло дело у наших миоценовых предков. Но положение изменилось, когда они были вынуждены начать переход на землю.

Та их часть, развитие которой не пошло по линии гигантизма, все в большей и большей степени стала восполнять физическую слабость и недостаточность естественного вооружения использованием палок и камней для защиты от хищников. По мере перехода данных животных к полностью наземному образу жизни значение праорудийной деятельности непрерывно возрастало. И когда они окончательно спустились на землю, то уже не смогли существовать, не используя - причем систематически - различные природные объекты в качестве орудий.

Переход от случайного использования орудий к систематическому требовал и предполагал освобождение передних конечностей от функции передвижения. Так возникло прямохождение. В свою очередь хождение на задних конечностях способствовало возрастанию значения и совершенствованию праорудийной деятельности.

По мере приспособления к жизни на земле эти существа постепенно покинули лес и освоили открытую местность - саванное редколесье и саванну. Систематическое использование природных орудий было, по-видимому, вызвано в первую очередь потребностью в защите от хищников. Однако эти орудия очень скоро, а может быть и сразу, стали использоваться и для нападения.

Как уже отмечалось, современные шимпанзе в естественных условиях время от времени убивают животных. Вряд ли можно сомневаться, что аналогично обстояло дело у антропоидов миоцена. По мере продвижения из леса в саванну условия для охоты становились все более благоприятными. Препятствием для превращения шимпанзе в хищников было отсутствие естественного вооружения. У миоценовых человекообразных обезьян оно было снято переходом к систематическому использованию камней и палок. Из случайности, как у шимпанзе, охота стала правилом, а затем превратилась в жизненную необходимость.

Таким образом, в основном растительноядные животные стали хищниками, хотя и своеобразными. В отличие от остальных хищников они охотились при помощи орудий. Другая особенность состояла в том, что эти хищники не были существами только плотоядными: они продолжали питаться и растениями, т.е. были существами всеядными.

В результате примерно 5-6 млн. лет назад часть миоценовых антропоидов дала начало существам, которые отличались от всех остальных животных. Они ходили на задних конечностях, систематически использовали палки и камни для защиты и охоты. Но людьми эти существа не были. Они не занимались изготовлением орудий и ничего не производили. Точнее всего их характеризует термин предлюди. Останки предлюдей впервые были найдены в Южной Африке. Поэтому их назвали австралопитеками (от лат. australis - южный, и греч. питекос - обезьяна). В дальнейшем их обнаружили и в Восточной Африке.

2.2.2. Появление и эволюция производственной деятельности. Поздние предлюди (хабилисы) и ранние пралюди (архантропы)

Вряд ли можно сомневаться в том, что предлюди использовали в качестве орудий палки, кости крупных животных, рога и камни. Весьма возможно, что камни использовались для защиты от хищников, в процессе охоты. Скорее всего, камни употребляли для сдирания шкур, резки, разделывания мяса, дробления костей. Содрать шкуру, разрезать мясо можно было только при помощи камней, имеющих острые края. А найти такие камни было нелегко.

Систематически оперируя каменными орудиями, предлюди неизбежно должны были сталкиваться со случаями, когда одни камни ударялись о другие, разбивались - вообще претерпевали изменения. В результате могли появляться такие осколки, которые были более пригодны для применения в качестве орудий, чем исходные объекты.

Если первоначально это происходило чисто случайно, то в дальнейшем, по мере накопления опыта, предлюди начали намеренно разбивать одни камни при помощи других, а затем выбирать из числа образовавшихся осколков наиболее пригодные для использования в качестве орудий. Как свидетельствуют эксперименты, проводившиеся археологами, простое бросание камня на глыбу или глыбы на камень, помимо бесформенных осколков, нередко дает отщепы правильной формы и с четко выраженным острым краем.

Переход к изготовлению орудий произошел постепенно. На смену праорудийной деятельности пришла подлинная орудийная, включающая в себя два компонента: (1) деятельность по изготовлению орудий - орудийно-созидательную и (2) деятельность по присвоению предметов природы с помощью изготовленных орудий - орудийно-присваивающую.

Самые первые орудия, с помощью которых изготовлялись другие орудия, по всей вероятности, были каменными. С их помощью создавались не только каменные, но и деревянные орудия. Поэтому каменная техника была основной, ведущей.

Первые существа, изготовлявшие орудия, появились примерно 2,5 млн. лет назад. Останки этих существ впервые были найдены Л.Лики и его сотрудниками в Восточной Африке; вместе с ними были найдены искусственные каменные орудия. Исследователи, которые сделали это открытие, присвоили этим существам название Homo habilis, что означает “человек умелый”. Они считали их людьми. Основание: эти существа изготовляли орудия при помощи орудий.

Положение о том, что решающим фактором антропогенеза был труд, который начался с изготовления орудий, было впервые выдвинуто Ф.Энгельсом в работе "Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека" (написана в 1876 г., опубликована в 1896 г.). К настоящему времени практически все антропологи связывают возникновение человека с появлением труда.

Однако это не значит, что все они считают любое производящее существо человеком. В частности, многие из антропологов не считают хабилисов людьми на том основании, что хабилисы по своей морфологической организации, включая структуру головного мозга, сколько-нибудь существенно от австралопитеков не отличаются. Если бы с хабилисами не было найдено орудий, никто не усомнился бы в том, что хабилисы - животные.

Специфические человеческие черты в морфологической организации вообще, в строении мозга, в частности, появились только у потомков хабилисов, которых называют питекантропами (от греч. питекос - обезьяна, антропос - человек), архантропами (от греч. архайос - древний, антропос - человек) или Homo erectus, что означает “человек прямоходящий”. Два последних термина имеют более широкое значение, чем термин "питекантроп". Архантропами или Homo erectus называют не только питекантропов, но другие, сходные с ними формы - синантропов, атлантропов и т.п. В том, что архантропы были уже людьми, не сомневается никто. Появились они примерно 1,6 млн. лет назад.

Таким образом, грань, отделяющая человеческую морфологическую организацию от животной, проходит не между австралопитеками и хабилисами, а между хабилисами и архантропами. Только с переходом к архантропам начали формироваться такие специфические человеческие особенности, как мышление, воля, язык. Мозг хабилисов был в целом типичным для австралопитеков. Существование у архантропов зачатков мышления и языка подтверждается особенностями структуры их мозга. У них зафиксировано появление очагов интенсивного роста в областях головного мозга, связанных с осуществлением специфических человеческих функций, в частности, речевой.

Мышление проявляется не только в словах, но и в действиях. И когда эти действия имеют своим результатом появление новых, ранее не существовавших вещей, то на основании анализа особенностей этих предметов можно с определенной долей вероятности судить о том, направлялись эти действия мышлением или нет. Можно даже установить, насколько это мышление развито.

Самой древней техникой изготовления каменных орудий было разбивание. При этом сам процесс производства происходил без контроля со стороны производящего существа. Результат процесса всецело зависел от случая. Иначе говоря, такого рода техника не предполагала и не требовала мышления, воли, а тем самым и языка.

Все особенности древнейших каменных орудий свидетельствуют: орудия появились в результате деятельности, которая не была ни сознательной, ни волевой. Но определенный прогресс был возможен и в этих условиях. Так возникла более высокая, чем разбивание, техника обработки камня - раскалывание. Результатом раскалывания желвака или гальки могли быть два меньших по размерам желвака. Самым важным видом раскалывания было откалывание или отбивание. Когда объектом деятельности был желвак, то результатом откалывания были, с одной стороны, отбитый, отколотый отщеп, а с другой, оббитый желвак. Служить орудием мог как первый, так и второй.

В одних случаях куски камня шли в дело сразу после откалывания, в других - подвергались дальнейшей обработке. Желвак оббивался дальше: от него откалывались новые отщепы. Обрабатывался и отщеп: его обтесывали путем отбивания более мелких осколков.

Формы орудий на этой стадии были крайне разнообразны. Это отнюдь не свидетельствует о высоком уровне развития каменной техники, о существовании разнообразных усовершенствованных приемов обработки камня. Наоборот, многообразие форм орудий было следствием неразвитости производственной деятельности. В силу того, что она не была волевой, сознательной, ее результаты во многом зависели не столько от собственных усилий производителя, сколько от случайного стечения обстоятельств. Отсутствовали правила действий, которые предопределяли бы формы орудий. Как следствие, среди этих древнейших орудий трудно найти такие, которые во всем были бы похожи друг на друга.

На определенном этапе необходимым условием дальнейшего прогресса каменной техники стало зарождение мышления, воли, а тем самым и языка, превращения деятельности по изготовлению орудий в сознательную и волевую. Это и произошло с переходом от хабилисов к питекантропам. Формы орудий теперь все в большей степени стали зависеть не столько от стечения обстоятельств, сколько от действий производителя. Работник налагал на камень отпечаток своей воли, придавал материалу нужную форму. В результате каждая форма орудий представлена теперь в наборе большим количеством стандартизованных экземпляров.

Яркий образец первого стандартизованного орудия - ручное рубило. Если остатки хабилисов обнаружены лишь в Африке, то части скелетов и каменные орудия архантропов - на огромной территории, простирающейся от Северного Китая и Явы на востоке до африканского и европейского побережий Атлантики на западе. И везде, где встречаются ручные рубила, они отличаются необыкновенным сходством.

Некоторые археологи особо подчеркивали, что появление стандартизованных орудий свидетельствует о возникновении не только мышления, но и общества. "Стандартизованное орудие, - писал выдающийся английский исследователь В.Г.Чайлд, - есть само по себе ископаемая концепция. Оно является археологическим типом именно потому, что в нем воплощена идея, выходящая за пределы не только каждого индивидуального момента, но и каждого конкретного гоминида, занятого конкретным воспроизведением этого орудия: одним словом, это понятие социальное. Воспроизвести образец - значит знать его, а это знание сохраняется и передается обществом.”[31]

Общество начинает возникать, когда зарождаются отношения собственности. Но собственность всегда есть не только объективное экономическое отношение, но и отношение волевое. Поэтому становление общества не могло начаться раньше начала формирования мышления, воли, языка. А это значит, что хабилисы жили в чисто зоологическом объединении. Они, скорее всего, были не людьми, даже формирующимися, а животными. Поэтому их, как и австралопитеков, точнее всего характеризовать как предлюдей. Но если австралопитеки были ранними предлюдьми, то хабилисы - поздними предлюдьми. Первыми людьми, но еще только формирующимися, были архантропы, включая питекантропов.

Это нисколько не противоречит трудовой теории антропогенеза, а, наоборот, полностью подтверждает ее. Только возникновение трудовой деятельности могло привести к появлению человека и общества. Труд, действительно, создал человека, но далеко не сразу. Потребовалось около 1 млн. лет для того, чтобы развитие производственной деятельности привело к превращению животных в первых, еще только формирующихся людей, а их объединений - в формирующееся общество. И еще 1,6 млн. лет понадобилось для того, чтобы развитие производственной деятельности смогло привести к появлению сформировавшихся людей и подлинного общества.

Экономические, да и все общественные отношения невещественны, нетелесны. Реконструировать процесс их становления можно основываясь лишь на косвенных данных. К числу таких данных прежде всего относятся материалы об объединениях обезьян.


31. Чайльд В.Г. Археологические документы по предыстории науки // Вестник истории мировой культуры.1957. № 1. С. 30.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?