Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Экстремисты по вызову

Чем больше в путинской России говорят об «угрозе экстремизма», тем меньше в стране остается подлинных экстремистов, не связанных с властями и не направляемых властью. Всё логично – творцы «управляемой демократии» в России ищут пристойный и легальный предлог ликвидировать «неуправляемых». Лучше способа, чем провокация, придумать нельзя. Поэтому в стране создана и действует целая армия мартинов ван дер люббе.

Как это делается, легко проследить на примере проведения в прошлом году через Госдуму правительственного закона о противодействии экстремизму. Перед первым чтением депутатов (и общество в целом) решили запугать скинхедами .

В России Путина празднуют день рождения Гитлера

В новой, демократической России уже сложились новые, демократические традиции. Например, праздновать день рождения Адольфа Гитлера. Чествуют покойного фюрера так: избивают и убивают людей с «неарийской» внешностью, устраивают погромы. Вполне в духе коричневорубашечников.

В 2002 г. день рождения фюрера III Рейха начали праздновать, как сообщили СМИ, заранее – с февраля.

9 февраля в Москве 16-летний скинхед Коновалов в поезде метро на станции «Багратионовская» избил иранца. В тот же день и тоже в московском метро 17-летний скинхед Рядчиков напал на двух китайцев – учащихся «Бауманки».

16 февраля пятеро скинхедов избили в Москве, в Чертаново, школьника-азербайджанца Гасана Алиева. В тот же день толпа скинов (от 150 до 200 человек) устроила погром в Петербурге, на проспекте Просвещения. Подростки, выкрикивая расистские лозунги, избивали прохожих, крушили торговые ларьки, рекламные щиты, били витрины и переворачивали машины. Милиции удалось задержать 27 погромщиков.

5 марта в московском метро несколько скинхедов зверски избили гражданина Сенегала. В тот же день около 10 скинов избили двух азербайджанцев в районе станции метро «Белорусская».

6 марта в Москве в Южном административном округе скинхед выстрелами из самодельного пистолета ранил на улице двух граждан Азербайджана.

9 марта в Москве на станции метро «Аэропорт» два скина избили супружескую пару из Шри-Ланки.

19 марта в Москве группа скинхедов пробралась на крыши четырех домов по Красноармейской улице, а затем и на крышу дома № 6 на Аэропортовской улице, и принялась скандировать оттуда нацистские и расистские лозунги. Зате м скины поломали телевизионные антенны на крышах этих домов.

24 марта в Москве, в Кузьминках, группа скинхедов совершила нападение на азербайджанца Аладдина Алиева, при этом было использовано холодное оружие. В тот же день в Ростове-на-Дону группа наци-скинов избила студентку из Коста-Рики.

25 марта в Великом Новгороде скины, один из которых был вооружен охотничьим ружьем, атаковали группу рэпперов (рэп-музыка и вообще рэп-культура, как негритянская по происхождению, рассматривается наци-скинами как «расово чуждые» и потому «разлагающе влияющие на белую расу»).

28 марта в Москве, в подземном переходе на Дмитровском шоссе, пять скинхедов напали на 22-летнего азербайджанца, жителя Петрозаводска. Сначала его сбили с ног и долго избивали, а затем зарезали.

В ночь с 28 на 29 марта двое скинхедов в московском районе Капотня убили двух бомжей. Бомжи были сначала избиты, а затем заколоты деревянными кольями.

30 марта в Екатеринбурге 60 наци-скинов, вооруженных цепями, палками и обрезками арматуры, собрались около ДК им. Лаврова, где должен был состояться концерт рэп-группы «Каста». Скинхеды нападали на направлявшихся на концерт рэпперов и избивали их. Милиции удалось задержать 20 скинов. 2 апреля история повторилась.

31 марта в Москве четверо скинхедов, вооруженных обрезками арматуры, напали в подъезде дома № 28 по Бескудниковскому бульвару на проживающего там мадагаскарца Сетелая Шусту и проломили ему голову. Наци-скинам пытался помешать 23-летний москвич Александр Шивалов. В результате и он попал в больницу.

1 апреля скинхеды осквернили синагогу в Костроме. Они расписали здание нацистскими лозунгами и свастиками.

4 апреля в Воронеже около 40 скинхедов в самом центре города, на проспекте Революции, забили насмерть тунисца – студента выпускного курса Воронежского мединститута. Поразительно, но скинхеды продолжали гулять на этом месте и 2 часа спустя после убийства – и никто их не трогал. Студенты мединститута пытались связаться с местными СМИ, но, как оказалось, журналистов этот инцидент не заинтересовал.

5 апреля в Москве, в районе Люблино, трое вооруженных ножами скинхедов напали около дома № 1 по Ставропольской улице на 19-летнего Сергея Мологина и 20-летнего Алексея Дейнеко. В результате оба попали в больницу с множественными колото-резаными ранами. В тот же день в Воронеже был убит еще один иностранный студент-медик, на этот раз 25-летний иорданец Абу Шайрах Мараван. Он был заколот ударом ножа в сердце.

8 апреля скинхеды напали на жену находившегося в Москве американского конгрессмена Билла Янга, главы комитета по ассигнованиям Конгресса США, когда миссис Янг в сопровождении двух чернокожих морских пехотинцев из охраны посольства США направлялась за сувенирами на Старый Арбат. Сама миссис Янг, правда, не пострадала, но обоим пехотинцам здорово досталось. В тот же день супруги Янг срочно отбыли на родину, пообещав сделать все от них зависящее, чтобы убедить соотечественников «не иметь никаких дел со страной, где подобные инциденты в порядке вещей».

11 апреля в Краснодаре около 10 скинхедов избили и ограбили 3 американцев – сотрудников Национального демократического института международных отношений, прибывших в Краснодарский край по приглашению Центризбиркома для того, чтобы создать в Краснодаре филиал института. У одного из американских граждан сломан нос, у другого – ребра.

15 апреля в Москве на выходе из станции метро «Полянка» свыше 10 скинхедов зверски избили 35-летнего афганца Абдул Хакима Хакрида, имевшего двойное гражданство (России и Афганистана) и работавшего переводчиком в Миграционной службе МВД России. 16 апреля он скончался в больнице. У Хакрида осталась русская вдова и четверо детей. 17 апреля посольство Афганистана в Москве направило в МИД России официальную ноту протеста, в которой было указано, что граждане Афганистана в Москве «постоянно подвергаются нападениям националистически настроенной молодежи», а также становятся жертвами «противоправных действий самих сотрудников правоохранительных органов».

Далее была устроена скоординированная истерика во всех СМИ, на московские улицы 20 апреля было выведено 20 тысяч вооруженных милиционеров. Все телеканалы только и рассказывали, что о скинах и дне рождении Гитлера. Раньше почти никто у нас в стране не знал, когда родился Адольф Алоизович – теперь знают все. На волне этой истерии Госдума быстро приняла антиэкстремистский закон в первом чтении.

Власть фашизирует Россию

Скинхеды в России действительно есть. Их много – уже 40 тысяч. Они действительно опасны. Все это правда.

Но возникновение в России наци-скин-субкультуры вызвано совершенно конкретными социально-экономическими причинами.

И главная из этих причин – неолиберальные реформы. Так было не только в России. На родине скинов – в Великобритании – массовое движение наци-скинов возникло в результате неолиберальных реформ, проводившихся М. Тэтчер. В США наци-скины расцвели во времена «рэйганомики». То же самое произошло в ФРГ, когда правое правительство принялось – по канонам неолиберализма – проводить (как назвали это сами немцы) «демонтаж социального государства». И т.д., и т.д. В результате неолиберальных реформ наци-скины появились даже в странах с очень «небелым» населением: в Бразилии, Венесуэле, Аргентине, Чили, Таиланде и т.д.

Везде это было связано с тем, что неолиберальные реформы подрывали благосостояние значительной части общества, лишали людей работы, отбрасывали их на социальное дно. Именно дети этих людей, обнаружив, что они лишены социальных перспектив, и становились скинхедами.

В нашей стране неолиберальные экономические реформы повлекли за собой некоторое дополнительные социальные процессы, прямо повлиявшие на возникновение скин-движения. Например, многие у нас, пытаясь поддержать хоть сколько-то приемлемый жизненный уровень, стали работать на двух-трех-четырех работах вместо одной или на одной – но с утра до ночи. Естественно, своих детей они уже практически не видели – и уж тем более у них не осталось времени на то, чтобы заниматься воспитанием. Говоря иначе, неолиберальные реформы полностью уничтожили и без того не блестящее семейное воспитание в стране.

Воспитателями детей стали улица, преступная среда и TV. Был полностью утрачен контакт с родителями. Взрослые и подростки оказались живущими в разных мирах: одни работали с утра до ночи, получая гроши, другие не знали, чем себя занять, и жили в мире, где на каждом углу им предлагали спиртное, наркотики и пропагандировали насилие, жестокость или сексуальные извращения. Взрослые и подростки даже говорить стали на разных языках.

Неолиберальные реформы обесценили социальный опыт предыдущих поколений, что, естественно, подорвало уважение к старшим у молодежи. Настойчивая пропаганда индивидуализма и очевидное процветание криминалитета привели к тому, что стариков стали презирать – как вообще всех бедных.

Одновременно в России произошел распад системы внешкольного образования и воспитания. Многочисленные бесплатные ДК, «дома» и «дворцы пионеров» были либо полностью ликвидированы, либо превратились в коммерческие предприятия, которые не по карману значительной части населения. Раньше дети и подростки занимались в разных секциях, студиях и кружках. Нынешняя власть считает это излишним. Следовательно, нынешняя власть предпочитает, чтобы подростки вливались в преступную среду, становились алкоголиками, наркоманами, скинхедами.

В 90-е годы в России официально (устами бывших министров образования Ткаченко, Кинелёва, Тихонова и особенно «идеолога» школьной реформы замминистра Асмолова) было провозглашено, что воспитание «вредно», это якобы «тоталитаризм». Воспитание в школе отменили (осталась только дидактика, т.е. образование, передача знаний), само слово «воспитание» было изгнано из официальных документов Минобразования. Только при министре Филиппове было признано, что это – «ошибка», но взамен старой («советской») системы воспитания никакой новой так и не создали. Дети без воспитания, как известно, не могут успешно социализироваться, т.е. вливаться в общество, они становятся зверенышами , а когда подрастут – зверями.

В то же время – в порядке «борьбы с коммунистическим наследием» – в стране началась самая настоящая реабилитация фашизма . Экстраординарные усилия были предприняты для оправдания и восхваления фашистского пособника генерала Власова. Власова пытались даже сделать – как «борца со сталинизмом» – главным нашим положительным героем II Мировой войны (опираясь на аналогичный опыт прославления фашистских союзников в Латвии, Эстонии, Литве и на Западной Украине). В России, правда, сделать как в Эстонии или Галиции не удалось (поэтому главным положительным героем войны провозгласили пострадавшего от Сталина маршала Жукова), но в общественное сознание была внесена изрядная сумятица и заложены основы толерантного отношения к фашизму. В то же самое время новые школьные учебники, ориентированные не на достоверное изложение истории, а на «борьбу с коммунизмом», также фактически реабилитировали фашизм, провозглашая Сталина главным виновником II Мировой войны, а Гитлера – «невинной жертвой сталинской агрессии». Книги перебежчика Суворова (Резуна), пропагандирующие эту точку зрения, издавались миллионными тиражами (и их издание заранее оплачивалось неизвестными – некоторые утверждают, что правительственными – структурами). Фильмы, пропагандирующие книги Суворова (Резуна), показывались в самое выгодное время («прайм-тайм») на ведущих телеканалах. А вот бригада кинодокументалистов во главе с Татианой Донской, сделавшая правдивый фильм об обороне Москвы, была за это изгнана с телеканала ТВЦ! А когда фильм показали по ТВ-6, он подвергся форменной травле со стороны ряда неолиберальных изданий, в частности, газеты «Известия»!

Самым распространенным учебником новейшей истории в российских школах стал (и остается) учебник А. Кредера, который многократно подвергался справедливой критике за то, что на его страницах роль СССР в разгроме фашизма сведена к нулю, и вообще проповедуется абсурдная идея, будто между нашей страной и фашистской Германией не было никакой разницы: и там, и там был «тоталитаризм», причем у нас – хуже.

Стыдно сказать, в 90-е годы в России была введена новая форма милиции, почти полностью скопированная с формы «капо» – немецкой полиции 30-х годов. А в армии была введена новая форма, образцом которой послужила форма пиночетовской Чили (а образцом для формы чилийской армии, как известно, послужила форма германской армии). Власть после начала Чеченской войны занялась милитаризацией общества и общественного сознания, повсеместно насаждая кадетские корпуса, где активно внедряются «национальные» идеи. Дело дошло до планов ликвидировать знаменитый Ивановский интернациональный детский дом и учредить вместо него суворовское училище (т.е., очевидно, выгнать на улицу, во-первых, всех девочек, а во-вторых, всех неграждан России). А в суворовских училищах у нас чуть ли не главным воспитателем «патриотизма» сегодня является некто П. Бутков, в прошлом капитан власовской армии, который теперь устраивает «ветеранские встречи» и рассказывает детям, как он вместе с Власовым и Гитлером «боролся с коммунистической заразой».

Интернационализм в 90-е был официально признан «тоталитарной советской идеологией». Начиная со времен I Чеченской войны власть активно занялась националистической и, в частности антикавказской, пропагандой. То есть власть сама насадила в головах подростков националистические идеи и сама указала «врагов» – «кавказцев».

Все это происходило одновременно с процессом тотальной дегуманизации российского общества. Культ силы открыто проповедовался со страниц газет и книг, с телеэкранов, насилие стало и остается обыденным явлением и «нормой жизни» – по всем каналам у нас идут бесконечные фильмы и сериалы об убийствах, мордобоях, взрывах и изнасилованиях. Подростки во всем мире черпают сведения о «взрослой жизни» в значительной степени с экрана TV. Наше TV воспитало целое поколение, уверенное, что насилие – это норма и что все проблемы можно и нужно решать с помощью силы.

Дети лавочников и бизнесменов

Интересно посмотреть, на каких социальных слоях все эти факторы сказались наиболее разрушительно, т.е. из каких слоев в первую очередь рекрутируются скинхеды. Данные о социальном происхождении скин-тусовки недостаточны, но те, что имеются, указывают, что наши скины относятся вовсе не к «социальному дну». В большинстве своем это дети «советского среднего класса», чей имущественный и социальный уровень резко снизился за 10 лет реформ. Скинхеды – это не дети хронических алкоголиков и уголовников, а дети бывших высокооплачиваемых рабочих, инженеров, сотрудников НИИ и КБ, которых «экономические реформы» 90-х превратили в «челноков», продавцов на рынках и в ларьках, охранников, коммивояжеров, мелких (средних) торговцев и бизнесменов и т.п. Эти люди пережили психологическую драму и моральное унижение. Часто они пребывают в глубокой депрессии. У многих по этой причине распались семьи.

Глубокое недовольство социальной действительностью подростки из этих семей транслировали в нигилизм, расизм и национализм.

Есть города (Нижний Новгород, Краснодар, Воронеж, Волгоград), в которых значительная часть (если не большинство) скинхедов – это дети из семей мелких (и средних) торговцев, представителей мелкого и среднего бизнеса, среднего чиновничьего звена и т.п., говоря обобщенно – средней и мелкой буржуазии. По результатам социологических обследований (частично опубликованных в газете «Московские новости»), именно дети российских бизнесменов (особенно средних и мелких) являются носителями куда более выраженных националистических идей, чем их сверстники из других социальных слоев. Очевидно, они уже мыслят категориями «семейного бизнеса» и рассматривают «инородцев» как потенциальных конкурентов. А это является косвенным свидетельством неустойчивого положения среднего и мелкого бизнеса в России и ограниченности российского рынка (во времена процветания места хватает всем – и «своим», и «чужим»).

В 1999 г. польские социологи из группы «ВИП» проводили в России исследование в частных школах, полагая, что именно в этих школах растет будущая бизнес-элита, с которой полякам рано или поздно придется иметь дело. Среди старшеклассников была выделена группа (около 20 % обследованных юношей), условно названная «националистами». Как правило, все они были детьми торговцев и бизнесменов «среднего звена» (реже – чиновников). Эта группа довольно твердо противопоставляла себя основной группе обследованных учащихся (около 60 % старшеклассников, как правило, детей более богатых родителей, которые откровенно демонстрировали презрение ко всему русскому и России и мечтали жить на Западе).

«Националисты» же собирались жить именно в России, в отличие от «основной группы» особо прокламировали свою верность «русским традициям» и православию, демонстрировали доходящую до ненависти неприязнь к другим конфессиям (особенно – к исламу и иудаизму). Свыше 80 % из этой группы сами называли себя расистами и высказывались в том духе, что «быть расистом – хорошо и правильно», «белая раса – высшая», «черные – недочеловеки» и «негры – вообще не люди, а обезьяны». Практически все выступали против смешанных браков (причем 42 % опрошенных были даже против смешанных браков со всеми, кроме славян, а около 20 % – против смешанных браков и со славянами, если те – не православные).

Практически все «националисты» рассматривали представителей «восточных» народов в первую очередь как экономических конкурентов («захватили рынки», «устраивают тут свой бизнес», «вытесняют коренное население из бизнеса»), причем около 30 % выказывали такую же неприязнь и к коммерсантам с Запада.

Вся группа «националистов» поголовно видела свое будущее в занятии частным бизнесом, мечтала стать миллионерами, владельцами фирм и компаний, демонстрировала такой же высокий уровень индивидуализма, как и прозападная «основная группа» и так же, как «западники», отвергала коллективизм. Наряду с неграми, мулатами, азиатами и евреями объектом ненависти у этой группы были также коммунисты, анархисты и вообще противники частной собственности. Кроме того, несмотря на националистическую риторику, в системе ценностей этой группы категория «нация» стояла ниже категорий «личный успех», «деньги», «обеспеченное существование».

Интересно, что национализм и расизм в этой группе не носил «зоологического» характера. То есть опрошенные совсем не были против того, чтобы вьетнамцы жили во Вьетнаме, азербайджанцы – в Азербайджане, африканцы – в Африке и т.п. Они лишь выступали против того, чтобы те находились в России и проявляли здесь независимую экономическую активность (использование «черных» в качестве дешевой рабочей силы у почти 80 % отторжения не вызывало: «если черные хотят на стройке вкалывать – пусть вкалывают, я что, против?»).

Все опрошенные «националисты» высказывались за жесткую линию в отношении Чечни. Против 18 % опрошенных «националистов» польские социологи сделали пометку: «Выглядит как скинхед».

Наконец, созданный в ГУВД г. Москвы после Царицынского погрома отдел по борьбе с экстремизмом среди несовершеннолетних (руководитель – Сергей Жеребин) к маю 2002 г. поставил на учет свыше 1 тыс. скинхедов. Это дало возможность сделать некоторые выводы о социальном происхождении приблизительно пятой части московских скинхедов.

Итак, около 35 % этих скинхедов живут в неполных семьях. Однако 90 % таких семей стали неполными именно в 90-е годы: экономические потрясения вызывали разное поведение у отцов и матерей, что повлекло за собой конфликт ценностных установок, взаимные претензии и развод.

Родители 58 % заняты в торговле и «ресторанном бизнесе», при этом 22 % имеют «собственное дело». Еще 22 % заняты мелким и средним бизнесом – посредническими услугами, ремонтом, извозом и даже выращиванием цветов. 8 % матерей – домохозяйки (что само по себе говорит об обеспеченности семей). У 21 % отцы работают в охранных структурах, у 6 % отцы – армейские офицеры, у 12,8 % хотя бы один из родителей – государственный служащий. Только у 4 % один или оба родителя – рабочие, только у 3,2 % – ИТР или представители массовых интеллигентских профессий (учителя, преподаватели вузов, врачи, редакционные работники и т.п.).

Говоря иначе, классическое представление о фашиствующих погромщиках как о мелких буржуа, воспринимающих «инородцев» в первую очередь в качестве экономических конкурентов, находит себе подтверждение и в России. Очевидно, однако, что не «инородцы» несут ответственность за более чем 10-летний экономический спад в стране. Следовательно, провокация в России национальных, расовых конфликтов выгодна сегодняшним властям, так как является профилактикой конфликтов социальных, т.е. выступлений, направленных против существующей власти.

Обыденный террор

13 апреля начальник Управления по работе с органами обеспечения безопасности Правительства Москвы Николай Куликов публично пенял журналистам, что они «нагнетают истерию» вокруг скинхедов. Н. Куликов, человек Лужкова, в прошлом возглавлявший ГУВД г. Москвы и снятый со своего поста именно после аналогичной пропагандистской кампании, тонко чувствовал срежиссированность происходящего. Но из этого никак не следует, что проблема скинхедского террора надуманна. Просто весной 2002 г. нашим СМИ была дана команда: освещать! А милиции, в свою очередь, дали указание: предоставить информацию.

В реальности масштабы скинхедского террора куда больше той картины, что нарисовали весной 2002 г. СМИ. Все, что было перечислено выше, – это случаи, о которых «органы правопорядка» согласились сообщить журналистам. Но журнал «Новое время» без всяких специальных усилий легко расширил список нападений, опубликовав статью Ольги Огородниковой – очевидца акции наци-скинов 20 марта 2002 г. в подмосковной электричке на перегоне Выхино–Фрезер. 20–25 скинхедов (на вид в возрасте 12–15 лет) внезапно принялись в тамбуре вагона избивать «перепуганного кавказца средних лет». На станции Фрезер и Огородникова, и скины вышли, «кавказец» остался лежать в луже крови. Судьба его неизвестна, поскольку в транспортной милиции этот случай «не зарегистрирован»!

Огородникова опросила нескольких знакомых, и всплыли еще два эпизода. 4 марта 2002 г. на станции метро «Тушинская» несколько скинхедов избили в вагоне молодого «кавказца». В милиции этот случай также якобы «не зафиксирован».

16 марта 2002 г. в электричке Ярославской железной дороги на перегоне Лосиноостровская–Лось около 40 малолетних скинов зверски – с использованием палок – избили «кавказца». И этот случай «не зафиксирован».

В принципе, хорошо известно, что вагоны электричек – такое же типичное место акций наци-скинов, как и вагоны метропоездов. Однако даже во время «весенней истерии» ни об одном случае скинхедского террора в подмосковных электричках транспортная милиция СМИ не сообщила. А руководитель оказывающей помощь беженцам и вынужденным переселенцам правозащитной организации «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина прямо заявила в эфире радиостанции «Эхо Москвы», что реальные масштабы террора против «инородцев» постоянно занижаются и что в действительности никакой разницы в размахе расистского террора до 2002 г. и в 2002 г. нет.

И действительно, как только нужда в запугивании депутатов Госдумы скинхедской опасностью отпала – в СМИ как отрезало: сообщения о расистском терроре сошли на нет. Хотя хорошо известно: как раз при теплой погоде скины активизируются (зимой они больше сидят по домам – на улице холодно).

В реальности обыденный террор продолжается. Так, 5 мая 2002 г. в Москве в районе Сетуни 4 скинхеда напали на двух рок-музыкантов (скинхедам не понравилось, как те выглядят и как одеты). В результате избиения один из музыкантов попал в больницу. И хотя одной из жертв нападения был довольно известный в рок-мире гитарист Сергей Куприянов (игравший, например, с «самим» Градским), СМИ этот случай не заинтересовал!

9 мая 2002 г., в День Победы (!), в Воронеже на Большой Дворянской улице 3 скинхеда напали на уличных музыкантов. Гнев скинов был вызван тем, что музыканты играли еврейские мелодии. Один из пострадавших был избит до потери сознания, другому (скрипачу) сломали челюсть. И хотя по факту избиения в Центральном РОВД г. Воронежа было заведено уголовное дело, центральные СМИ, за исключением REN-TV, этой историей не заинтересовались.

В тот же день, 9 мая, в Москве на станции метро «Багратионовская» 2 скинхеда (студент и старшеклассник) избили гражданина Турции. Скинхедов задержали, пострадавший попал в больницу.

В ночь с 12 на 13 мая 2002 г. около 40 скинхедов, примкнувших к возвращавшимся после футбольного матча фанатам ЦСКА, устроили погром на Старом Арбате: били стекла витрин и палаток, переворачивали стулья и лотки, избивали прохожих. Милиция задержала 18 человек. Самое удивительное, что наутро представители правоохранительных органов уже перестали называть погромщиков скинхедами и утверждали, что это «простые футбольные болельщики». Спустя сутки милиция вообще отрицала сам факт погрома, несмотря на то, что его последствия успели зафиксировать тележурналисты (те же журналисты взяли и интервью у очевидцев «не существовавшего» погрома).

9 июня 2002 г. скины избили в центре Москвы 5 японцев и 1 китайца – участников Международного конкурса им. П.И. Чайковского, причем одному сломали руку. Замолчать столь скандальный инцидент оказалось невозможно, но освещение его в СМИ было более чем скромным (хотя за всю историю проведения конкурсов им. Чайковского это первый такой позорный случай).

В тот же день на станции метро «Тверская» скинхеды напали на гражданина США индийского происхождения Сина Рудру и на гражданина КНР Ван Ли-синя. Китаец был избит так серьезно, что его пришлось доставить в Институт им. Склифосовского.

В тот же день 20 скинхедов напали на вьетнамское общежитие в московском районе Капотня. Нападавшие выбили стекла и двери на первом этаже общежития и разбежались при появлении милицейской патрульной машины. Спустя сутки после произошедшего в ГУВД уже не сморгнув глазом отрицали сам факт нападения. А через 10 дней в газете Юго-Восточного округа Москвы «Юго-Восточный курьер» появилась удивительная заметка пресс-службы УВД ЮВАО, где сообщалось, что погром был, но к скинхедам отношения якобы не имел, а просто местные подростки напали на помещение корейской церкви «Новая Земля».

10 июня 2002 г. в Москве на станции метро «Проспект Мира» 2 скинхеда избили 27-летнего гражданина Судана Абдуллу Абдуазима. В тот же день на станции метро «Новые Черемушки» 17-летний учащийся ПТУ напал на 27-летнего Анатолия Кима, этнического корейца, а на станции метро «Ясенево» неизвестные избили 26-летнего Сулеймана Ахмадова, которого пришлось доставить в больницу.

Очень показательно, что новые сообщения об актах насилия, учиненных скинхедами, попали в СМИ только 9 июня и в последующие дни. Это прямо связано с тем резонансом, который был вызван погромом на Манежной площади. Не было бы погрома – никто бы и не написал об очередных жертвах скинов.

Так, нигде в СМИ не было упомянуто о нападении 2 июня 2002 г. в Москве, на Халтуринской улице, 5 скинхедов на Стефана Розова, совладельца издательства «Гилея». С. Розов получил множественные ушибы и тяжелое сотрясение мозга. Интересно, что нападение произошло сразу после того, как на московский книжный рынок поступила выпущенная «Гилеей» книга субкоманданте Маркоса – «отца» движения «антиглобалистов» (а «антиглобалистов» наци-скины ненавидят так же, как рэпперов). Но узнать о том, что Розов – совладелец «Гилеи» и тем более о том, где он живет, скинхеды без помощи «органов» не могли. Добавлю, что Розов – не негр, не мулат, не азербайджанец, а болгарин, «брат-славянин»…

Москва – город погромов

Когда власти инициируют пропагандистскую кампанию в прессе, не афишируя свою роль кукловода и не объясняя каждому журналисту истинных целей кампании и границ дозволенного, неизбежны «эксцессы исполнителя».

Такие «эксцессы» и последовали. Сначала в передаче «Документальный детектив» на канале ОРТ 19 апреля была показана запись интервью наци-скина из «Объединенных бригад-88», группы, причастной к Царицынскому погрому. И скинхед рассказал, что погром был заказан и оплачен… пропрезидентской организацией «Идущие вместе». Правда, громить должны были не «инородцев», а «антиглобалистов» – на Тверской, перед отелем «Мариотт», где проходил «Московский Давос».

Началось с того, что газета «Известия» распространила информацию, что на «Московский Давос» съедется то ли 20, то ли 30 тыс. страшных «антиглобалистов», которые тут, естественно, все разгромят. Информация была провокацией : достаточно было в интернете заглянуть на «антиглобалистские» сайты, чтобы обнаружить, что там везде написано одно и то же : никаких акций в Москве не планируется, никто в Москву не едет. Но «информацию» «Известий» подхватили информагентства – и вот «Идущие» принялись вербовать скинов для того, чтобы те изобразили «стихийный народный гнев» против «неправильных» «антиглобалистов», не согласных с мудрой внешней политикой нашего президента…

«Антиглобалистов», однако, никаких в Москве не оказалось. А скинхедов уже «накрутили», оружие – арматуру – купили и подвезли. Пришлось «выпускать пар» на подвернувшихся под руку «черных»…

Власти – так же, как и сами «Идущие» – старательно «не заметили» этого интервью…

23 апреля случился второй «эксцесс». Им стало журналистское расследование корреспондента «Московского комсомольца» Светланы Метелевой (отчаянной молодой журналистки, уже обратившей на себя внимание расследованием истории о намерении РПЦ захватить здание поликлиники для детей-аллергиков). С. Метелева под видом «русской патриотки» внедрилась в Народную национальную партию (ННП), типично неонацистскую группу. В состав ННП в виде ее молодежного крыла входит скин-группа «Русская цель». И вот влившаяся в «Русскую цель» Метелева выяснила, что наци-скинов из ННП тренируют и обучают не где-нибудь, а в здании ОМОН ГУВД г. Москвы. И не просто выяснила, а побывала на тренировках и сама в них участвовала.

Разразился скандал (но, впрочем, какой-то тихий, явно не соответствующий реальному масштабу сенсации). ГУВД пообещало засудить журналистов из «Московского комсомольца». Газета в ответ решила провести пресс-конференцию и озвучить новый компромат. Однако ни того, ни другого сделано не было. По неофициальным данным, стороны келейно договорились о следующем: ГУВД «не наезжает» на «МК», «МК» «не раскручивает» историю с ННП и ОМОНом.

Но доказывать после всего случившегося, что московская милиция борется с фашизмом, а не пестует и не насаждает его сама, стало уже невозможно.

А тут еще как назло правительственный вариант антиэкстремистского закона подвергся со всех сторон жесточайшей критике: слишком топорно он был слеплен, слишком очевидно было, что закон направлен не против шовинистов и скинхедов, а против организованной оппозиции режиму. Не оставалось ничего другого, как организовать массовые беспорядки, погром, прямо перед Госдумой. Разбитые окна Думы и сожженные думские автомобили – разве можно предъявить парламентариям более убедительный аргумент в пользу президентского закона?

Позже власти говорили, что погром на Манежной был чисто стихийным. Это ерунда. Четыре признака указывают на заранее спланированную и подготовленную провокацию.

Во-первых, широкое применение «коктейля Молотова». Для поджога автомашин было использовано до 30 бутылок с «коктейлем». Эти бутылки должны были быть заготовлены заранее и заранее принесены на место. Более того, у нас в стране нет традиции применения «коктейля Молотова» и нет культуры его изготовления. «Коктейль Молотова» – это ведь не бутылка с бензином, как думают некоторые наши журналисты. Бутылкой с бензином, брошенной на крышу милицейской машины, вы машину не сожжете: бензин быстро прогорит, оставив лишь обгоревшее пятно на крыше. «Коктейль Молотова» – это горючая смесь с замедлителем (чтобы прилипал и горел долго) и правильно изготовленным фитилем (это самое сложное).

Правильно готовить «коктейль» нужно учиться, тренироваться, нужно проводить испытания. У нас этому нигде не учат, кроме, разве, спецслужб. В пресловутой «Поваренной книге анархиста» (давно, кстати, ставшей раритетом), на которую всегда готовы сослаться милицейские чины, опубликован неправильный . рецепт изготовления «коктейля Молотова». Я знаю целые две забавные истории о том, как анархисты пытались изготовить и применить «коктейль» по рецепту этой «Поваренной книги». В первом случае (в Нижнем Новгороде) доверчивый анархист, во-первых, отравился парами бензина, а во-вторых, содержимое бутылки разлилось у него в рюкзаке, так что его сразу остановил милицейский патруль и спросил: «Парень, а чего от тебя так бензином несет?» На Манежной ни от кого бензином не несло.

Вторая история произошла в Киеве. Там какой-то «новый украинец» повадился ставить свой «мерседес» прямо под окна одному анархисту. Тот решил изготовить «коктейль» – и долбануть им «мерс». В результате машина ничуть не пострадала, а у анархиста сгорели брюки…

Второй признак провокации – это как раз аккуратно разбитые окна в Думе, в гостинице «Москва», на Тверской и на Большой Дмитровке. У нас, в отличие от Запада, нет традиции бить витрины. На Западе манифестанты бьют витрины потому, что знают: чем больший материальный ущерб они причинят, тем большие иски на компенсацию пострадавшие предъявят властям – тем больше шансов, что в следующий раз власти пойдут на переговоры с протестующими: выполнить их требования может оказаться дешевле , чем возмещать ущерб от беспорядков.

У нас – не так. У нас даже при уличных беспорядках витрины не трогают. Во время знаменитых первомайских столкновений 1993 г. на Ленинском проспекте, где погиб милиционер, не была разбита ни одна витрина – даже витрина вызывающе «буржуйского» магазина «Деликатессен». Даже во время уличных боев 3–4 октября 1993 г. витрины никто не бил!

Более того. Во всем мире если уж в уличных беспорядках где-нибудь побьют витрины – народ (в том числе случайные прохожие) массами лезет внутрь магазинов и тащит все, что можно утащить. Это и есть стихийное поведение толпы.

У нас все было наоборот. Суммарный ущерб от разбитых витрин во много раз превосходит стоимость пропавших товаров. Разграбили только небольшую пивную палатку и лоток с пирожками, да еще в бутиках в начале Тверской, как утверждают владельцы, кое-что пропало с витрин.

Какая удивительная порядочность для «пьяной толпы»! Какой аскетизм! Какое уважение к чужой собственности! Просто душа переполняется гордостью за высокий моральный уровень рядового российского погромщика.

Кроме того, витрины на Тверской били как-то удивительно выборочно: левую сторону улицы не трогали. Говорят, была команда: левую сторону не бить. Команда во время «стихийных» беспорядков?!

Третий признак провокации: отсутствие на Манежной площади милиции. Когда на Пушкинской площади менее 10 буддистов проводят свой традиционный пикет против Чеченской войны (к которому все привыкли и никто не обращает внимания), неподалеку обязательно дежурят 2 машины, набитые омоновцами. Когда 28 мая российские «антиглобалисты» пытались провести митинг на той же площади – на 100 демонстрантов приходилось 400 сотрудников милиции, не считая ОМОНа, который и разогнал «антиглобалистов» с исключительной жестокостью. Когда спустя месяц, 28 июня, там же около 100 человек проводили санкционированный пикет, протестуя против полицейского произвола и зверского избиения «антиглобалистов», на площади присутствовало 10 автобусов с ОМОНом, 2 грузовика с солдатами ВВ и личный состав ОВД «Тверское». Да еще в районе станции метро «Маяковская» расположились 2 взвода ОМОНа – и эти 2 взвода атаковали после окончания пикета 10 его участников, которых избили, задержали и которых позже осудили по бредовому обвинению в «провозглашении здравниц (так в постановлении суда) в честь бен Ладана» (так в постановлении суда) и «выкрикивании оскорблений в честь президента» (тоже цитата из постановления суда).

Наконец, журналисты из «Граней.Ру» заметили кое-что, чего «не заметили» власти: «загадочных персонажей, затянутых в камуфляж, которые сноровисто поджигали милицейские машины, забрасывали ОМОН камнями, бутылками и петардами, вели пятитысячную толпу по Тверской и координировали свои действия по мобильным телефонам». Можете не сомневаться: среди задержанных этих людей нет.

Под впечатлением увиденного наши парламентарии легко и быстро приняли во втором чтении антиэкстремистский закон.

Думаю, если бы они вели себя столь же строптиво, как при первом чтении, критиковали бы законопроект, обличали правительство, пытались полностью изменить лицо закона тысячами поправок, события в Москве развивались бы по ереванскому сценарию: неизвестные террористы ворвались бы в Думу, перестреляли бы кучу депутатов, а потом сами погибли бы в перестрелке. И оказалось бы, конечно, что послал их Аслан Масхадов. А то и сам Усама бин Ладен.

Но парламентарии у нас сообразительные – и прибегать к столь сильнодействующим средствам оказалось ненужным.

Маленький карманный Сумгаитик…

Главное, как известно – провести закон через Госдуму: Совет Федерации, как орган абсолютно бутафорский (и даже не выборный, а состоящий из назначенцев ) в 99% случаев просто штампует принятое Думой. Но изредка (как в случае с брачным возрастом с 14 лет) Совет Федерации артачится. На всякий случай – специально для верхней палаты – был организован такой ма-а-аленький показательный погромчик в ближнем Подмосковье: 7 июля произошел армянский погром в Красноармейске.

И хоть все представители наших неправоохранительных органов убеждали нас, что погром в Красноармейске был, дескать, абсолютно стихийным и спровоцированным бытовым конфликтом – дракой в кафе, поверить в эту «стихийность» трудно. И вот почему: громили вообще всех армян, живущих в городе – по спискам, заранее зная все адреса, где живут армяне. Это – точная копия сумгаитской схемы: в Сумгаите погромщики тоже имели на руках заранее составленные списки с адресами проживавших в городе армян. Кто, кроме милиции и спецслужб, может располагать адресами всех (включая незарегистрированных) армян, живущих в городе?

Кроме того, погром в Красноармейске длился 2 часа. 2 часа «правоохранительные органы» никак ему не препятствовали. Это тоже случайность?

Интересно посмотреть, как освещали в СМИ «послепогромные» события в городке, а именно прошедший там стихийный митинг протеста. Всю страну (и в первую очередь членов Совета Федерации, раз уж кровавый спектакль устраивали специально для них) убеждали, что это-де был националистический и антиармянский митинг (вот оно, «проникновение экстремистской идеологии в массы»!). На самом деле участники митинга, воспользовавшись приездом в городок разного высокого начальства, требовали совсем другого: прекращения поборов со стороны администрации и милиции, отставки проворовавшегося местного руководства, прекращения немотивированных отключений воды и электричества. Вот эти-то законные требования и были выданы в СМИ за… шовинизм.

На Совет Федерации подействовало безотказно: антиэкстремистский закон дружно утвердили.

Антисемитизм для президента

Последней инстанцией был сам Путин.

Для Путина была подготовлена отдельная пугалка: заминированные плакаты с надписью «Смерть жидам». Широко – от Москвы до Томска – вдруг стали появляться эти плакаты с аналогичными надписями, выполненными – на что не без обалдения обратили внимание как газетчики (например, газета «Трибуна»), так и тележурналисты – одинаковым почерком . Опять не обошлось без пострадавших.

Какие-то случаи, правда (скажем, в Балтийске Калининградской области), к этой кампании отношения не имели, а явились результатом подражания. Но большинство было скроено по единому образцу.

Самое удивительное даже не то, что никого найти не удалось, а то, что последний случай имел место аккурат в ночь накануне подписания Путиным закона «О противодействии политическому экстремизму». Все утро 28 июля СМИ рассказывали об очередной бомбе-плакате. Днем В. Путин лично принял в Кремле москвичку Т. Сапунову, пострадавшую при первом взрыве на Киевском шоссе и срочно провозглашенную в Израиле героиней. Сразу после этого президент подписал закон.

С этого дня бомбы-плакаты исчезли – как не бывало. Хотя очевидно, что человек, закладывающий бомбу, прекрасно осознает, что совершает тяжкое уголовное деяние – что до антиэкстремистского закона, что после .

Эта история, кстати, подвигает на некоторые выводы. У нас отдельные граждане и организации демонизируют Путина. Дескать, рвется в диктаторы – и за всем ужасным в стране стоит его тень. Если бы антитеррористический закон был нужен лично накануне подписания закона?

Очевидно, и Путин оказался объектом манипуляций.

Все это сделать по силам только спецслужбам. В первую очередь (но не обязательно), ФСБ.

Вопрос лишь в том, самостоятельно действуют спецслужбы или выполняют чей-то заказ.

Законодательство для диктатуры

Г-н Крашенинников, выступая с трибуны Госдумы, убеждал присутствовавших, что специальные законы по борьбе с экстремизмом и терроризмом были, дескать, приняты во всех демократических странах сразу после II Мировой войны.

Это неправда. «Все демократические страны» успешно боролись с экстремизмом с помощью общеуголовного законодательства (исключением была Великобритания, где «Временный чрезвычайный закон о борьбе с терроризмом» действовал только на территории Северной Ирландии – и, кстати сказать, не помог). А вот список стран, в которых принимались специальные законы по борьбе с экстремизмом и терроризмом, очень показателен: Италия при Муссолини, Германия при Гитлере, франкистская Испания, Греция «черных полковников», стресснеровский Парагвай, Южная Корея при диктатуре, пиночетовская Чили, Гаити при «Папе Доке» и «Бэби Доке», Аргентина, Гватемала, Гондурас, Сальвадор, Уругвай и Бразилия при военных диктатурах, расистские ЮАР и Южная Родезия.

Ура, Россия попала наконец в хорошую компанию!

1 июля 2003 г.

Александр Тарасов.


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?