Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

5.7. Превращение России в зависимую периферийную страну

5.7.1. Запад и «демократические реформы» в России

У мировой экономической элиты был накоплен огромный опыт работы с периферийной экономикой, в частности, опыт укрепления зависимости этой экономики от центра. Роль важнейших орудий такого регулирования периферийной экономики, при котором она была бы важным источником доходов центра, выполняли Международный валютный фонд (МВФ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР) и Международная ассоциация развития (MAP). МБРР и МАР вместе образуют организацию, известную под именем Всемирного банка (ВБ). ВБ имеет филиал — Международную финансовую корпорацию (МФК). Все эти международные экономические институты находятся под фактическим контролем США.

Привлеченные руководством России западные, прежде всего американские, экономисты разработали план реформирования экономики страны, а затем в качестве советников президента и правительства страны при поддержке и нажиме МВФ и ВБ обеспечили претворение его в жизнь. Результат известен — полный развал экономики страны.

Американцы с 1992 г. вплоть до сентября 1998 г. и прямо, и через МВФ определяли экономическую политику правительства России, которое вначале возглавлял Егор Тимурович Гайдар, а затем — Виктор Степанович Черномырдин. Механизм был довольно прост. Все ключевые параметры российской государственной экономической политики на новый год разрабатывались экспертами МВФ и направлялись правительству России. В ответ следовали «Заявление Правительства и Центрального банка РФ о среднесрочной стратегии и экономической политике на [...] год», в котором давалось обязательство неуклонно выдерживать предложенные параметры, и «Приложение к Заявлению», в котором излагались все основные требования МВФ. Но хотя и «Заявление», и «Приложение» шли от имени российского руководства, эксперты МВФ не обременяли российских чиновников работой, они писали эти документы сами. В России их лишь переводили с английского языка на русский.[184]

В сентябре 1997 г. в «Независимой газете» было опубликовано письмо заместителя министра финансов США Лоуренса Саммерса первому вице-премьеру российского правительства Анатолию Борисовичу Чубайсу в котором содержались указания, каким должен быть экономический курс России.[185]Затем было предано гласности содержание посланий руководителей МВФ и ВБ главе правительства России.[186]

По этому поводу главный редактор «Независимой газеты» Виталий Товиевич Третьяков писал: «Опубликованные во вчерашнем номере «НГ» выдержки из писем главе российского правительства Виктору Черномырдину руководителя Всемирного банка Джеймса Вулфенсона и директора-распорядителя Международного валютного фонда Мишеля Камдессю оставляют настолько тяжелое впечатление, что к этому факту стоит еще раз вернуться... Давайте называть вещи своими именами: речь по существу идет о внешнем управлении, по крайней мере, экономикой нашей страны. Пусть этим занимаются и умные люди, но, во-первых, они не граждане России, а во-вторых, их никто не избирал и не назначал внутри РФ, т.е. господа Камдессю и Вулфенсон абсолютно не ответственны ни перед кем в нашей стране. Так управляют банкротами. И если такое управление наличествует, значит и управляющие, и управляемые факт банкротства признают... Существуют ли вообще гордость и честь, не гражданские, а хотя бы человеческие у руководства нашего правительства? В отставку нужно подавать сразу же. Кто же вас будет всерьез воспринимать из ваших подчиненных... после того, как подобные письма вам публикуются, а главное — вам пишутся, вами читаются и вами превращаются в якобы ваши указы и постановления? Холопы, настоящие холопы!».[187]

Столь же послушным был и преемник B.C. Черномырдина на посту премьера — Сергей Владиленович Кириенко. «Позвольте заверить Вас, — писал он М. Камдессю, — в моей готовности всячески содействовать всесторонней реализации программы, описанной в Меморандуме (МВФ — Ю.С.), и предпринять все меры, необходимые для достижения ее целей».[188]

В настоящее время роль руководства США и международных экономических организаций в разрушении экономики России ясна как россиянам, так и западным ученым. «Ведь именно рецепты МВФ и Министерства финансов США, — указывал директор Института США и Канады РАН Сергей Михайлович Рогов, — легли в основу политики прежнего российского правительства и довели нашу экономику до нынешнего ступора».[189]А известный американский историк и политолог Стивен Коэн в своей статье «И это называется реформой?» как о само собой разумеющемся писал о ««неолиберальной» монетаристской ортодоксии госдепартамента, министерства финансов США, МВФ, Мирового банка и легиона западных советников, сделавших так много, чтобы подвести Россию к нынешнему бедствию».[190]

Да и сами чиновники МВФ не очень скрывают цели, которые преследовала их организация. Московский представитель Фонда Мартин Гилмен в одном из своих интервью фактически признал, что МВФ является не столько помощником в деле экономических реформ, чьи кредиты позволяют стабилизировать бюджет, сколько рычагом, без которого не может работать насос по выкачиванию западными кредиторами долгов России.[191]

Европейский банк реконструкции и развития в своем отчете за 10 лет прямо признал, что «реформы» в России и других странах бывшего СССР привели к разрушению их экономики и виноват в этом Запад, в том числе и сам ЕБРР. В нем с предельной ясностью говорится, что «в результате ошибочной политики западных финансовых институтов бывшие республики Советского Союза столкнулись с такими проблемами, как падение производства, обнищание основной массы населения и социальное расслоение общества».[192]

Однако прилагая все усилия для превращения территории СССР в составную часть зависимой капиталистической периферии, верхушка капиталистического мира учитывала связанные с этим опасности. СССР был настолько велик по территории и силен экономически, что попытка опутать его узами зависимости, могла привести к разрыву всей системы мировой капиталистической паутины, оплетавшей третий мир. Его нужно было расчленить. И новое руководство страны охотно пошло на это.

Но даже после распада СССР, тот его обрубок, который получил название Российской федерации, все еще продолжал и продолжает представлять опасность. Он все же еще слишком велик. При приходе к власти в России иных политических сил и изменении политики, страна может предпринять попытку восстановить экономическую, а тем самым и политическую независимость.

Именно с целью предотвращения этой опасности были предприняты (прежде всего со стороны США) попытки установления по возможности более полного контроля над всеми остальными государствами, возникшими в результате распада СССР. Они удались почти во всех случаях. Единственное исключение — Белоруссия, президент которой — Александр Григорьевич Лукашенко упорно проводит курс на сохранение экономической и политической независимости страны от Запада и одновременно на интеграцию с Россией. Плоды такой политики налицо. За первые четыре года правления А.Г. Лукашенко внешний долг республики сократился с 4 млрд. долларов до 950 млн, а на 1 января 2002 г. он составил 763 млн долларов), на треть уменьшилась безработица. К 2002 г. безработица была сведена до 2%

В то время как в России с 1991 г. по 1999 г. шел непрерывный спад производства и объема ВВП, [193]в Белоруссии в 1996 г. валовой продукт вырос на 2,8%, в 1997 г. — на 11,4%, в 1998 г. - на 8,4%, в 1999 г. - на 7,0%, в 2000 г. - на 5,8%, в 2001 г. - на 4,1, за девять месяцев 2002 г. — на 4,4%.[194]В результате в 2001 г. ВВП Белоруссии достиг 91% от уровня 1989 г., а в России — только 67%.[195]За 9 месяцев 2001 г. среднемесячная начисленная зарплата в Белоруссии увеличилась на 122%, т.е. более чем вдвое, и соответственно повысились все основные показатели благосостояния населения.[196]

В Белоруссии сохранилось бесплатное здравоохранение и бесплатное образование. По данным ООН Белоруссия занимает сейчас по индексу человеческого развития, включающего ожидаемую продолжительность жизни, образование и доход на душу населения, 56 место среди 173 стран, опережая Россию, находящуюся на 60 месте.[197]Если в Минске в 1988 г. на среднюю заработную плату можно было купить 24 набора, состоящих каждый из 7 основных предметов питания, то в 2001 г. — 26. Соответствующие цифры для Москвы — 24 и 18,5 наборов, для Киева — 22,6 и 15,6 наборов, Тбилиси - 17,4 и 5,7—6,8 наборов.[198]В отличие от России, потерявшей за годы «реформ» продовольственную независимость, Белоруссия полностью обеспечивает себя продуктами питания.[199]И в свете всех этих данных представляются весьма странными постоянные истошные вопли российских и белорусских «демократов» о «развале» и «глубочайшем кризисе» экономики Белоруссии, о «нищенском уровне жизни» ее граждан.[200]

Независимая политики А. Г Лукашенко и его ориентация на Россию вызвала злобную компанию против него как на Западе, так в российской «демократической», точнее, буржуафильской печати. Его обвиняют в антидемократизме, хотя в Белоруссии свободно действуют оппозиционные партии, издаются оппозиционные газеты и журналы. Наши «демократы» упирают на то, что оппозиция в Белоруссии не имеет своего телевизионного канала, забыв при этом, что и в России левая патриотическая оппозиция вообще, КПРФ в частности, полностью отстранена от телевидения.

Но одновременно и западная, и наша буржуафильская печать не только молчит о полной ликвидации всякой оппозиции в Туркмении и Узбекистане, и постоянном ее подавлении в Казахстане и Киргизии, но нередко публикует панегирики и туркменскому, и узбекскому, и казахскому, и киргизскому ханам. И понятно почему — эти руководители способствуют утверждению американского влияния в своих странах.

Другой способ нейтрализации возможного противодействия попытки России порвать цепи экономической зависимости от Запада, — расширение НАТО. Но некоторые американские политики считают и эти меры недостаточными. 3. Бжезинский полагает, например, что лучшим выходом из создавшегося положения было бы расчленение России на три части: Европейскую Россию, Сибирскую республику и Дальневосточную республику.[201]В таком случае у нее, наверняка, не будет никакого шанса выбраться из тупика, в котором она оказалась по милости своих отчасти нынешних, отчасти уже прошлых руководителей.

3. Бжезинский — не одинок. Джекоб Хайлбрун в журнале «Нью Рипаблик» пишет, что наилучший курс для США — всемерно поощрять мирный распад России. Этот распад крайне выгоден для США. «Во-первых, — говорится в статье, — Соединенные Штаты будут иметь более... эффективные рычаги давления, имея дело с индивидуальными государствами внутри бывшей России, поскольку США могли бы натравливать их друг на друга. США будут иметь больше власти над ними уже хотя бы благодаря своим явно превосходящим масштабам. Во-вторых, ситуация, когда не существовала бы великая держава Россия, в неизмеримой степени помогла бы поддержанию господства Америки на международной арене. Соединенные Штаты уже присвоили себе бывшую восточноевропейскую часть империи России путем расширения НАТО».[202]

5.7.2. Результаты «демократических реформ» в России

Выше уже было сказано, что результатом «демократических реформ», проводившихся в России под патронажем Запада, прежде всего США, был полный развал хозяйства страны. Прямым организатором этой экономической катастрофы было правительство России, действовавшее под верховным руководством Бориса Николаевича Ельцина. Быстрыми темпами пошел процесс деиндустриализации, экономика страны была полностью развалена, ВВП уменьшился более чем вдвое. Если в 1985 г. доля РСФСР в мировом производстве составляла 5% (СССР — около 8%), то в 1997 г. доля России — 1,6%.

Если в 1990 г. по абсолютному объему ВВП (967,3 млрд долларов) Россия занимала 7-ое место в мире: впереди нее были лишь США, Япония, Германия, Франция, Италия и Великобритания (СССР занимал тогда 4-е место в мире, а до 1990 г. — 3-е место), то в 2000 г. — 18-ое место. Ее обогнали Бразилия, Аргентина, Мексика, Южная Корея, Индия и Китай. По объему ВВП на душу населения в 1990 г. Россия числилась на 44-ом месте, в 2000 г. — на 90-ом. Ее обошли по данному параметру все указанные выше страны, кроме Китая, а также Чили, Венесуэла, Коста-Рика, Колумбия, Уругвай, Перу, Панама, Сальвадор, Доминиканская республика, Куба, ЮАР, Ботсвана, Ливия, Габон, Тунис, Намибия, Турция, Малайзия, Таиланд, Иран, Фиджи, Польша, Словакия, Венгрия, Хорватия и др.[203]По индексу развития человеческого потенциала, включающего объем ВВП на душу населения, уровень образования и ожидаемую продолжительность жизни Россия в 2002 г. заняла 60-е место среди 173 стран.[204]

Резко сократилось промышленное и сельскохозяйственное производство. С 1990 г. по 2000 г. производство стали упало на 43%, тепловозов — на 65%, грузовых вагонов — на 84%, пассажирских вагонов — на 51%, грузовых автомобилей — на 74%, тракторов — на 90%, плугов — на 98%, зерноуборочных комбайнов — на 97%, доильных установок — на 98,7%, строительных материалов — на 56—66%, синтетических моющих материалов — на 56%, химических волокон и тканей — на 80%, компьютеров — на 96%, фотоаппаратов — на 96%, часов — на 90%, тканей, пальто, обуви — на 82—92%, консервов — на 68%, мяса — на 83%, колбасных изделий — на 59%, масла животного — на 69%, цельномолочной продукции — на 73%. Добыча нефти упала на 41%, угля — на 37%.[205]В 2,5—3 раза сократилась за это время производительность труда.[206]

Для пущей наглядности приведем абсолютные цифры в следующем порядке: объем производства в 1989 г., объем производства в 2001 г. (т.е. уже после трех лет роста) и в скобках год, уровню которого соответствует производство в 2001 г. Нефть — 552 и 337 млн тонн (1972). Уголь — 410 и 269 млн тонн (1957). Стальные трубы — 12510 и 5404 тыс. тонн (1965). Вагоны - 28000 и 7385 шт. (1910). Металлорежущие станки — 64600 и 8288 шт. (1931). Кузнечно-прессовые машины — 27800 и 1290 (1933). Грузовые автомобили — 697 и 173 тыс. шт. (1937). Тракторы — 235 и 15,2 тыс. шт. (1931). Зерноуборочные комбайны — 62200 и 9063 шт. (1933). Устройства радиоприемные — 5561 и 273 тыс. шт. (1947). Телевизоры — 4465 и 1004 тыс. шт. (1958). Кальцинированная сода — 3546 и 2334 тыс. тонн (1968). Волокна и нити химические — 731 и 158 тыс. тонн (1959). Вывозка древесины — 351 и 87,2 млн кв. метров (1929). Пиломатериалы — 83 и 17,3 млн кв. метров (1930). Бумага — 5344 и 3415 тыс. тонн (1969). Цемент - 84,5 и 35,1 млн. тонн (1962). Шифер - 5034 и 1715 млн. плиток (1958). Кирпич строительный — 24,1 и 10,5 млн. шт. (1953). Ткани всех видов 8707 и 2617 млн. кв. метров (1910). Шерстяные ткани — 471 и 56,4 млн. кв. метров (1880). Обувь - 377,7 и 32,2 млн. пар (1900). Мясо - 6621 и 1233 тыс. тонн (1953). Цельномолочная продукция — 20800 и 6734 тыс. тонн (1963). Животное масло — 820 и 269 тыс. тонн (1956). Молоко — 55,7 и 32,9 млн тонн (1958). Поголовье крупного рогатого скота — 58,8 и 27,1 млн голов (1885), свиней — 40 и 15,5 млн. голов (1936), овец и коз — 61,3 и 15,2 млн. голов (1775).[207]Если в 1990 г. обрабатывалось 117,7 млн. га и пустовало 4,2 млн., то в 2001 г. обрабатывалось 84,4 млн га (на 33,3 меньше) и пустовало 36,6 га (почти в 5 раз больше).[208]За последнее десятилетие строительство жилья сократилось более чем в два раза — с 70 млн. 983 тыс. квадратных метров в год в 1987 г. до 32. млн в 1999 г.[209]

В 2002 г. не только наши министры, но и президент выражали бурный восторг по поводу великих успехов нашего сельского хозяйства — собрано 85 млн тонн зерна. Налицо великое достижение: если раньше СССР ввозил зерно, то новая демократическая Россия с рыночной экономикой производит его столько, что может его вывозить. Но стоит обратиться к цифрам, чтобы понять, истинную цену этого успеха. В 1990 г. в РСФСР было собрано 113,5 млн тонн зерновых, причем не на глазок, а в весе после доработки. Все дело в том, что Россия практически лишилась собственного животноводства. Специалистами подсчитано, что для продовольственной безопасности нашей стране нужно иметь тонну зерна на душу населения. Значит Россия, чтобы обеспечить себя, должна производить около 145 млн тонн зерна. И только потом можно думать об его экспорте.[210]

Россия впервые в своей истории утратила продовольственную самостоятельность. По меньшей мере, 52% продовольственных товаров, потребляемых в стране, стало завозиться из-за рубежа. Разрушены системы здравоохранения, образования, гибнет наука. Развалены военная промышленность и вооруженные силы страны. К началу августа 1998 г. уровень жизни подавляющего большинства населения снизился в 2—3 раза, а сельских тружеников, ученых, учителей и пенсионеров — в 6 — 7 раз.[211]

Значительная часть населения России недоедает. По данным директора Института социально-экономических проблем народонаселения доктора экономических наук Натальи Михайловны Римашевской в 2000 г. около 60 млн человек находились в крайне тяжелом положении, «не имея возможности обеспечить себе даже полноценное питание».[212]Если в 1991 г. потребление мяса и мясопродуктов на душу населения составляло 69 кг, то в 1992 г. - 60, 1994 г. - 57, в 1995 г. - 55, 1996 г. - 51, 1997 г. - 50, 1998 г. - 48. По молоку и молочным продуктам этот ряд выглядит так: 347, 281, 278, 253, 232, 229, 221 кг.; по яйцам: 288, 263, 236, 214, 207, 210, 218 шт.; по овощам и бахчевым культурам: 86, 77, 68, 76, 75, 79, 78 кг. Потребление рыбы сократилось с 20,3 в 1990 г. до 8 кг. в 2001 г. Увеличилось лишь потребления «хлеба голодных» — картофеля.[213]

Наукой дневная норма потребления определена в 3000 килокалорий. В 1990 г. в СССР она достигала в среднем 3400 килокалорий, в 2002 г. в России она равнялась 2300 килокалориям, из которых 1000 килокалорий приходилось на импортные продукты.[214]

Уже несколько лет работники Министерства обороны, ведающие призывом, и военные медики отмечали, что значительная часть призывников страдает гипотрофией — дефицитом массы тела в связи с недоеданием. Поэтому этих юношей приходится вначале доводить до более или менее приемлемого состояния, «откармливать» и лишь затем привлекать к службе.[215]В 2002 г. правительство РФ официально признало, что 50% мужского населения страны потребляют продуктов питания ниже физиологически необходимого уровня. Результатом систематического недоедания является развитие дистрофии.[216]

После решений российского правительства во главе с C.B. Кириенко, принятых 17 августа 1998 г., и последовавшего затем роста цен жизненный уровень основной массы населения снизился еще в два, а то и в три раза. В частности средний размер пенсий в мае 1999 г. был равен двум третям прожиточного уровня.[217]

Дополним цифры несколькими иллюстрациями, позаимствованными из «демократической» прессы. «Глинка — это райцентр Смоленской области, по которому словно вчера прошла война. Повсюду руины: бывших административных зданий, сельскохозяйственных и промышленных предприятий. Странные жилые дома: первый этаж смотрит занавешенными ситцем окнами — здесь живут, на втором окна слепые, без стекол и рам».[218]

То был город Смоленщины, а теперь — деревня Ивановской области. «Деревню Марищи Пучежского района еще при советской власти называли медвежьим углом. Местный совхоз никогда не отличался особыми успехами... Но худо-бедно землю пахали, в каждой деревне держали большую ферму. Без работы никто не сидел. Построили клуб, школу, медпункт, магазины. Всего на территории совхоза было 16 учреждений соцкультбыта. Сейчас при подъезде к Марищам видны лишь остовы прежних ферм и машинных ангаров, давно не пашутся здешние поля. На ладан дышит клуб, хлеб привозят три раза в неделю, и, видимо, последний год работает школа. Давно нет уличного освещения, из-за отключенной от электричества водонапорной башни люди сидят без воды. Цена одно бочки доходит до 40 рублей... На полях, где некогда собирали урожай ржи или овса, — заросли молодого ельника...После того как вырезали всех коров, которых нечем было кормить, в хозяйстве еще некоторое время оставался один дорогой бык-производитель. Однако потом и его из-за «простоев» отправили на мясо. Неудивительно, что из 700 человек в совхозе осталось всего 260, большей частью — старики. Те, кто помоложе, сидят на шее у родителей-пенсионеров, перебиваются случайными заработками да воровством. Глава Марищинской администрации В. Аршинов с горечью признается: «На всю деревню осталось, может быть, полтора десятка трудоспособных мужиков. Остальные на глазах деградировали. Солярку никому доверить нельзя — вмиг пропьют.. По причине высокой смертности пустеют один за другим дома. После смерти хозяина их век недолог. Местные мужички раскатывают осиротевшие избы на бревна или разбирают на кирпичи. «Все равно, — объясняют, — лет через пять тут вообще никого не останется». А окрестные места — красивейшие... Но умирают деревни... Никто не считал, сколько их за последние годы стерто с карты области. Сиротливые погосты да вековые липы напоминают о том, что когда-то здесь бурлила жизнь».[219]

Короче говоря, то, что называли реформами, вылилось в тотальное разрушение страны. Потери от них были большими, чем те, что страна понесла в результате Великой Отечественной войны. К приведенным цифрам можно добавить еще детали. К 9 мая 1945 г. в СССР в результате войны в детских домах находилось 678 тыс. детей, к маю 1999 г. в одной только России число обитателей таких домов достигло 640 тыс., к середине 2001 г. — 720 тыс. к середине 2002 г. — 851,1 тыс. Начиная с 1994 г. в стране каждый год прибавляется 100 — 113 тыс. так называемых социальных сирот. Сейчас в России от 2,5 млн (данные МВД) до 4 млн (данные независимых экспертов) беспризорников. [220]

Число нищих достигло 3,4 млн человек, бомжей — 4,0 млн, наркоманов — 3 млн. Пышно расцвела проституция. В стране 1,3 млн уличных проституток.[221]По докладу Международной организации труда (МОТ) только в Москве насчитывается до 100 тыс. человек, занимающихся проституцией, из них 20—25 тыс. несовершеннолетних.[222]Огромное количество «живого товара» поставляется за границу, прежде всего в Западную Европу. По данным органов Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) после развала Советского Союза в бордели Европы за бесценок проданы 10 миллионов жительниц СНГ.[223]

Правда, некоторые «реформаторы» настаивают на том, что они не только разрушали, но и создавали. Е.Т. Гайдар неоднократно с величайшей гордостью заявлял, что под его руководством в России были созданы рынок и рыночная экономика.

Но если в России и был создан рынок, то более чем странный. В нормальных капиталистических странах рынок регулирует, координирует экономику и стимулирует ее развитие. В России рынок стал орудием разрушения экономики и страны в целом.

Возникновение рынка в истории Западной Европы вело к сплочению ранее экономически и политически обособленных территорий в экономическое и политическое целое. У нас рынок разорвал ранее существовавшее экономическое и политическое единство России, породил сепаратистские тенденции. Рынок обычно порождает широкую мобильность в масштабах страны. Наш рынок сделал для обычных людей невозможным перемещение по территории страны, немыслимым стало даже посещение родственников, живущих в другом регионе. Все это настоящий рецидив средневековья.

С появлением у нас рынка 70 — 80% общего объема обмена между предприятиями стало совершаться посредством бартера или с использованием различного рода денежных суррогатов. А на многих предприятиях заработная плата стала выдаваться натурой. Денежная система страны была полностью подорвана. Безденежный рынок — специфически российское явление, свидетельствующий о возврате к чему-то очень похожему на средневековые экономические порядки.

Возникновение нашего рынка привело к переходу значительной, если не большей части населения страны к натуральному хозяйству. Не говорю уже о полном развале службы быта и возвращении, например, людей к домашней стирке белья, причем хорошо еще, если с использованием стиральных машин, а не стиральных досок, и вообще к почти полному самообслуживанию.

Для российского рыночного хозяйства стало характерным то, что в принципе немыслимо для рыночной экономики, — систематическая невыплата заработной платы. Это — не только не капитализм, но даже и не рабство, ибо если раб и не получает заработную плату, то его кормят. Возникла беспримерная в мире форма эксплуатации, при которой весь продукт является прибавочным, а необходимый отсутствует.

В результате огромная часть населения страны, причем не только сельских жителей, но и горожан, стала обеспечивать свое существование за счет огородов, садовых участков, обрабатываемых вручную лопатами, вилами и т.п. По данным Госкомстата почти 40 млн домохозяйств в той или иной степени занимаются «индивидуальной сельскохозяйственной деятельностью», а каждая четвертая семья «живет со своего огорода». 100 млн россиян обеспечивают себя картофелем, 50 млн — мясом. В личных подсобных хозяйствах производится до 90% картофеля, 76% овощей, 55% мяса, 47% молока.[224]Это возрождение даже не средневековья (тогда все же использовался тягловый скот), а еще более глубокого прошлого человечества.

Результатом действия рынка было прекращение завоза необходимых средств существования в районы Севера, постоянное отключение электричества и отопления не только в жилых домах, но в школах, детских садах, больницах, родильных домах, промышленных предприятиях, фермах, воинских частях, включая объекты, обеспечивающие оборону страны, и т.п. и т.д. Следствие — катастрофы, причинившие огромные убытки, выход из строя оборудования, прекращение производства, гибель людей, прежде всего больных, новорожденных, падеж скота, порча продуктов.. Некоторые районы, причем в центре России, оказывались не только без электроэнергии, но без газа, воды, телефонной связи, без больниц, бань и магазинов.[225]Во многих городах, в частности, в Приморье в зимнюю стужу люди, лишенные электроэнергии и тепла, жгли во дворах домов костры, обогревались вокруг них и готовили на них пищу. Это уже возвращение к древнему каменному веку. А если попытаться вспомнить более близкое к нашему времени, то это, конечно, ленинградская блокада. Но если последнее бедствие — результат действий внешних врагов — немецких фашистов, то нынешним мы всецело обязаны врагам внутренним, каковыми являются наши «демократические» повелители. И нынешний руководитель РАО «ЕЭС» А.Б. Чубайс категоричен, как в свое время царский министр Макаров: так было и так будет. «Есть только одна проблема, — сказал он в одном из своих интервью, — мы категорически не будем раздавать энергию даром. Кто бы на это ни претендовал — Ракетные войска стратегического назначения, службы ФСБ или школы. Мы работаем на платежеспособный спрос. Ровно столько, сколько нам заплатят, ровно столько мы и произведем. Ни одного киловатта-часа больше».[226]

В связи с нашими «реформами» экономическая теория обогатилась не только понятием безденежной рыночной экономики, но и терминами «реальная экономика» и «реальный сектор экономики». «Реальной экономикой» стали называть производство в узком смысле этого слова, т.е. собственно процесс созидания материальных благ. То, что экономика, т.е. производство в широком смысле включает в себя, кроме собственно производства, распределение, а в большинстве случаев также обмен и перераспределение, известно давно. Но никто никогда не противопоставлял собственно производство как «реальную экономику» распределению и обмену как чему-то не совсем реальному, ирреальному. Вся экономика в целом всегда рассматривалась как реальная.

Говоря о секторе экономики, отличном от реального, сейчас у нас обычно имеют ввиду сферу финансов. Но в нормальной рыночной экономике финансовый сектор является необходимой составной ее частью, без которого она функционировать не может. Но хотя финансовый сектор в этой экономике, прежде всего банковская система, нередко для непосвященных в ее тайны выступает как нечто самодовлеющее и чуть ли не как основное в этой экономической системе, в действительности он играет служебную роль по отношению к собственно производству. Его задача — обслуживать собственно производство, в частности обеспечивать перемещение капитала из одних отраслей в другие. И когда он это делает, он представляет собой элемент экономики, которая в целом вся является реальной и только реальной.

И если у нас этому сектору стали отказывать в праве считаться частью реальной экономики, то для этого должны были быть серьезные основания. С самого начала «реформ» у нас начала создаваться система банков и других финансовых учреждений. Довольно скоро выяснилось, что компании типа «МММ», «Русского дома Селенга», «Властелины» и т.п. были не чем иным, как организациями по ограблению легковерных людей, стремившихся без труда обогатиться. Созданные хозяевами этих компаний финансовые пирамиды за короткий срок оставили без денег десятки миллионов людей.

С целью ограбления массы населения было создано подавляющее большинство, если не все вообще банки. Они занимались не распределением и не обменом, не обслуживанием собственно производства, а почти исключительно перераспределением непрерывно сокращавшегося общественного продукта в пользу людей, возглавлявших эти учреждения. Они «прокручивали» бюджетные средства, оставляя значительную их долю в карманах банкиров и покровительствующих банкам чиновников, и занимались множеством других подобного рода махинаций. «Что такое банки в России?, — спрашивал экономист и политический деятель Григорий Алексеевич Явлинский отвечал, — Учреждения, главная цель которых — взять деньги у предприятий и населения (а еще лучше — из бюджета) и отправить их куда-нибудь на Кипр».[227]

Этот непомерно раздутый паразитический, спекулятивный сектор не только не способствовал развитию собственно производства, но, наоборот, выкачивал из него огромные средства, которые переводились за рубеж, и тем самым способствовал его непрерывному падению. Руководство страны этому не только не препятствовало, но, наоборот, содействовало. «Не удалось, — говорил тот же Г.А. Явлинский, — да и не было желания остановить сворачивание обрабатывающей промышленности. Власть всеми своими действиями усиливала спад в сельском хозяйстве. Провоцировала отток капитала из реального сектора в финансовый и из страны вообще».[228]

Следуя примеру организаторов «МММ» и других таких же жульнических организации, правительство B.C. Черномырдина на базе государственных краткосрочных обязательств (ГКО) создало свою грандиозную финансовую пирамиду. Это не только сделало совершенно невыгодным вложение средств в промышленность и сельское хозяйство («реальную экономику»), но и высосало из них последние средства.

Такого рода финансовый сектор настолько резко противостоял собственно производству, что перестал быть и частью производства в широком смысле, вообще оказался вне пределов подлинной, реальной экономики. Это была экономика только по названию, экономика не просто ирреальная, а по существу фиктивная, мифическая. Она подобно обычному вульгарному грабежу, обычному вульгарному воровству выполняла лишь одну функцию — обогащала людей, занимавшихся этой деятельностью. Если эту функцию можно назвать экономической, то это экономика в особом специфическом смысле слова. В таком случае и обычный грабеж, и обычную кражу вполне можно называть экономической деятельностью.

Исходя из того, что положение о примате собственно производства есть догматическое марксистское, а тем самым и глубоко ошибочное положение, теоретики и практики наших «реформ» главную свою задачу видели в создании валютного и фондового рынков, в подавлении инфляции и создании устойчивого курса рубля.

Инфляцию в 1995 — 1998 годы они подавили, но в основном за счет увеличения государственного долга и невыплаты зарплаты и пенсий, что фактически означало превращение инфляции из открытой в скрытую. Резкое сокращение платежеспособного спроса населения, если не повсюду, то в крупных городах, создавало видимость изобилия материальных благ. По подсчетам трезвых экономистов в течение этих лет сумма невыплаченной зарплаты и пенсий всегда превышала совокупную стоимость запасов розничной торговли. Так на начало 1997 г. суммарная задолженность по зарплате равнялась 48 трлн рублей, по пенсиям — 16 трлн, итого — 64 трлн. А совокупные запасы розничной торговли на то же время составили 38 трлн. рублей.[229]Это означает, что если бы вся зарплата и все пенсии были бы выплачены, полки в магазинах оказались бы пустыми, а инфляция достигла бы неизмеримых высот. Весь рынок был бы разнесен вдребезги.

Огромные суммы тратились Центральным банком России на поддержание курса рубля. Для этого использовались зарубежные кредиты, хотя большая часть их просто разворовывалась как чиновниками, так и банкирами.

Так создавалась видимости финансового благополучия. Но это была не более, как грандиозная потемкинская деревня. Невозможно создать процветающие валютный и фондовый рынки в условиях разрушения промышленности и сельского хозяйства. Можно называть положение о примате собственно производства и догматическим, и марксистским, всячески поносить его, но от этого оно не перестанет быть верным.

Для выхода из положения была сделана попытка нового, второго рывка в деле реформирования страны. К власти было призвано правительство «молодых реформаторов» во главе с C.B. Кириенко. Результат начавшейся «второй волны» реформ сказался буквально через несколько месяцев. 17 августа 1998 г. произошло то, что было совершенно неминуемым. Рухнула финансовая потемкинская деревня, исчезли практически валютный и фондовый рынки, стала разваливаться паразитическая банковская система. Все, что ставили себе в заслугу наши «реформаторы», исчезло.

Подводя итоги августовскому обвалу, Александр Яковлевич Лившиц, бывший вице-премьер и министр финансов в правительстве Черномырдина, бывший (до самого обвала) заместитель главы администрации президента и его советник по экономическим вопросам сказал: «...Терять нам нечего по той простой причине, что все, что мы сделали большими усилиями, после 17 августа утрачено, этого больше нет, мы все это потеряли...».[230]

Но крах «реформ» произошел вовсе не в августе 1998 г. Собственно, все предшествовавшие семь лет были периодом сплошного экономического, социального и политического кризиса, который завершился полной катастрофой. Крах «реформ» очевиден был давно. Об этом писали все сколько-нибудь трезвые наблюдатели, как у нас, так и за рубежом.

В целях экономии места, ограничусь лишь высказыванием человека, который вдохновлял и планировал эти преобразования, возглавляя группу западных экспертов при правительстве и президенте России. Я имею в виду уже упоминавшегося американского экономиста Дж. Сакса. Вот, что он говорил еще в конце 1997 г.: «Это нельзя назвать экономической реформой... На мой взгляд, все происходящее здесь отвратительно и заслуживает осуждения... Реформа обернулась для страны огромным и непредвиденным бедствием, вызвала колоссальный дефицит бюджета, превратила в прах банковские сбережения и личные накопления, а широко распространившиеся чувства неуверенности в завтрашнем дне трагическим образом содействовали сокращению продолжительности жизни взрослого мужского населения. Я считаю, что реформа потерпела поражение по всем статьям».[231]

Но основная реальная, а не провозглашенная в декларациях цель американских вдохновителей «реформ» была достигнута. Исчез и, как они имеют основания надеяться, навсегда самый опасный конкурент. Россия потеряла экономическую, а тем самым реальную политическую независимость (разумеется, при формальном сохранении последней). В этом смысле происшедшие в пей после 1991 г. перемены нельзя иначе охарактеризовать как контрреволюцию. В России произошла реставрация паракапитализма, она снова стала зависимой страной, снова вошла в состав мировой периферии.

Об этом достаточно четко было сказано в статье известного общественного деятеля Соединенных Штатов, главного редактора одного из ведущих еженедельников страны «Ю.Эс.Ньюс энд Уорлд Рипорт» Мортимера Цукермана, опубликованной в этом журнале 8 февраля 1999 г. Вот его впечатления от поездки в Россию: «Эта страна не просто обанкротилась. Как я пишу в данном номере журнала, она находится в свободном падении... Стремительно растут бедность, преступность и инфляция. То, что десять лет тому назад с чем-то представляло из себя самодостаточную и самообеспечивающуюся экономику, сохранявшую обширные золотые запасы, превратилось в нечто, полностью зависящее от иностранной помощи. Практически в одночасье эта когда-то гордая супердержава потеряла имя, флаг, объединяющую идеологию и половину территории... Запад, и прежде всего клинтоновская администрация, несет определенную долю вины за подталкивание этой страны к безрассудному бегству от коммунизма к дикому капитализму. Соединенные Штаты, Международный валютный фонд, Германия и другие страны уже перекачали в Россию более 150 миллиардов долларов. Никто не может сказать, куда исчезла эта фантастическая сумма, но за каждый представленный Западом доллар русские положили как минимум столько же на счета в зарубежные банки».[232]

Сейчас Россия находится в значительно большей зависимости от западных держав, чем это было до Октября 1917 г. Отношение к реставрации зависимого капитализма у значительной части, если не большинства населения России нашло свое выражение в горькой сентенции: «Как жаль, что «Аврора» в 1917 г. не сделала контрольного выстрела».

5.7.3. Сегодняшняя Россия — зависимая периферийная страна

И. Валлерстайн считал, что Россия вошла в капиталистический мир-экономику в XVIII в. и заняла в ней очень своеобразное положение. С чисто экономической точки зрения она представляла собой периферию. Но одновременно она обладала мощными вооруженными силами, причем расположенными вблизи от европейского «ядра» капиталистической мир-системы. «Поэтому Россия, — писал он, — все-таки не стала колониальной периферией, как и не смогла войти в капиталистическое «ядро». Она превратилась в нечто промежуточное, в полупериферийного военного гиганта».[233]

К настоящему времени в результате «реформ» вооруженные силы России почти полностью развалены. Единственное, что еще осталось от прежнего, — это ракетно-ядерный комплекс, который, однако, с каждым годом ветшает. Золотой мечтой Запада, прежде всего США, является установление над ним своего контроля, а еще лучше — его полная ликвидация.

Россия к настоящему времени обрела все признаки периферийной, зависимой страны, о которых писали Р. Пребиш, П. Баран, Ф. Кардозу, Т. Дус-Сантус, С. Амин, И. Валлерстайн и другие сторонники концепций зависимости и мир-системного подхода и которые были названы выше (5.3).

В России в настоящее время сложилась социальная структура, характерная для периферийных стран. В 2001 г. официальный прожиточный уровень (уровень бедности) в России был установлен в 1400 рублей в месяц на человека (1,6 долларов в день). Это в 2,5 раза меньше, чем установленный по международным критериям уровень бедности для стран, переживающих переходный период (4 доллара в день). Наш официальный прожиточный уровень гарантирует только выживание на физиологическом уровне, но не возможность полноценно питаться, одеваться, оплачивать реальные услуги. Более или менее нормальную жизнь обеспечивает только так называемый минимальный потребительский бюджет, который приближается к 4000 рублей, т.е. к тем самым «международным» 4 долларам в день. Так вот, в первом квартале 2001 г. за порогом международного уровня бедности находилось ни много ни мало 128 млн человек из 145 млн населения России, т.е. 88,2%.[234]В 2000 г. таких людей было 133,9 млн (92,4%), в 1998 г. — 92,5%.[235]Люди, входящие в этот гигантский имущественный разряд, который включает в себя самое малое 80%, а скорее всего 85% населения, не могут быть названы иначе, как бедными людьми, или бедняками.

Этот разряд делится на две основные группы. Первую образуют люди с доходами ниже официального российского прожиточного уровня. Это — неимущие. Они живут в крайне тяжелом положении и не могут обеспечить себя полноценным питанием, т.е. недоедают. Низший слой среди неимущих составляют люди, принадлежащие к социальному дну — нищие. Вторая группа — люди с доходом выше официального российского прожиточного минимума, но ниже международного уровня бедности. Они способы обеспечить себя более или менее полноценным питанием, но не более. На лечение в случае серьезного заболевания, полноценный отдых в домах отдыха и санаториях, тем более на путешествия даже по родной стране, модную одежду, на приобретение жилища и т.п. их доходов не хватает. Это — малоимущие.

Грань между неимущими и малоимущими весьма относительна. Если бедняки в целом в среднем составляют 80—85% населения страны, т.е. 115,2—122,4 млн человек (если исходить из численности населения России на 1 декабря 2001 г. — 144 млн человек), то соотношение между числом неимущих и числом малоимущих постоянно меняется. Ограничимся цифрами за последние 3 года. По официальным данным в первом квартале 2000 г. неимущих было 59,2 млн человек (41,2, во втором - 50,5 млн (34,7%), в третьем - 46,3 млн (31,8%), в четвертом - 39,2 млн (26,9%), в первом квартале 2001 г. — 52,9 млн 36,6%), во втором — 45,2 млн (31,3%), в третьем — 39,4 млн (27,2%), в четвертом — 34,8 млн (24%), в первом квартале 2002 г. - 47,7 млн (33%).[236]Для сравнения: в 1990 г. люди, получавшие ниже прожиточного уровня составляли 1,6% населения.[237]Правда, приводятся и другие цифры, но во всяком случае число такого рода людей в 80-х годах даже по самым крайним расчетам не превышало 12% населения.[238]К этому следует добавить, что в 1992 г. по сравнению с 1991 г. граница бедности была снижена в два раза.[239]

Имущественный разряд людей, живущих выше международного уровня бедности (11 млн, или 7,6%, в 2000 г.; 17 млн, или 11,8% в первом квартале 2001 г.) — состоятельных, или зажиточных, людей тоже подразделяется на две группы. Одна из них — среднеимущие (обеспеченные) люди, знаменитый средний класс, другая — богатые и очень богатые люди (богачи и сверхбогачи, многоимущие). Соотношение между ними специалисты определяют по-разному.

В первом квартале 2001 г. 17 млн зажиточных людей (11,8%) сосредоточили в своих руках 858 млрд денежных доходов населения, 128 млн бедняков (88,2%) — 115 млрд. Иначе говоря, состоятельные люди богаче бедняков в 56 раз.[240]

Богатые и состоятельные получают 77,6% денежных доходов.[241]1,5% населения страны владеют 57% всего национального богатства.[242]По данным Минэкономики, сумма доходов 3% российского населения от предпринимательской деятельности и приватизации госсобственности составляет 810 млрд. рублей в год, а фонд зарплаты трудящихся не достигает и 710 млрд. рублей.[243]Если на Западе доля оплаты труда в конечной цене продукта составляет 60% и более, то в сегодняшней России — 8 — 12%, самое большое 13 —14%.[244]Если доля оплаты наемных работников в США составляет 60% ВВП, Швеции — 58%, Японии — 55%, Великобритании — 54%, в Германии — 53%, Франции — 52%, то в России она не достигает 25%.[245]По другим данным она не превышает 15%.[246]

По данным Госкомстата на долю 10% наиболее обеспеченного населения приходится 31,9% всех денежных доходов, на долю 10% наименее обеспеченных — только 2,3%. Соотношение доходов этих групп, составлявшее в 2000 г. 13,54:1, в 2001 г. выросло до 13,74:1. В Москве этот показатель («децильный» коэффициент) составляет 56:1. В развитых странах, если децильный коэффициент превышает 10-кратный уровень, это считается сигналом социальной опасности.[247]В СССР в 60—80 гг. децильный коэффициент колебался, по разным оценкам от 3:1 до 5-6:1.[248]

Для полноты картины приведем слова Дж. Сакса, сказанные им в уже цитированной выше статье: «В течение первых трех лет российское правительство своими противоречивыми постановлениями привело в действие процесс безудержной гиперинфляции, давший возможность прикрыть вопиющую коррупцию, масштабы которой, мне думается, не имели аналогов в мире за последние пятьдесят лет. В процессе этих реформ представители крупного бизнеса России присвоили себе природные ресурсы страны на десятки миллиардов долларов. Присвоение естественных богатств принимало невиданные, самые бессовестные формы... И, как мне кажется, — российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме; они сочли, что дело государства служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия... Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей».[249]

Как и в других паракапиталистических странах, идет непрерывное бегство капитала из России за границу. По официальным данным к марту 2002 г. вывезено за рубеж 300 млрд долларов.[250]Однако по подсчетам ряда видных экономистов и финансистов общая сумма аккумулированных за границей российских капиталов уже к середине 1998 г. достигла 700 млрд. долларов.[251]Бывший управляющий делами президента РФ Павел Павлович Бородин, который знает о бегстве капитала из России не понаслышке, называет в два раза большую цифру — 1,4 трлн долларов.[252]Во всяком случае, по заявлению бывшего федерального прокурора Швейцарии Карлы дель Понте, только в банках этой страны осело 40 млрд долларов, принадлежащих гражданам России.[253]

Эта перекачка капиталов за границу происходила не вопреки политике правительства, а при полной его поддержке. Детально изучив этот вопрос, Н.Я. Петраков пишет: «Вывод очевиден: с началом реформ крупный блок государственной машины целенаправленно заработал на утечку огромных валютных средств из страны. Это тоже российская специфика».[254]Так как капиталы уходят за границу, то наша верхушка, как и правящие круги всех паракапиталистических стран, все надежды возлагала и возлагает на приток иностранных инвестиций.

Широкого масштаба достигла и утечка умов из России. По самым последним данным, за последние 10 лет Россию покинуло 800 тыс. ученых.[255]Они бегут из родной страны не столько потому, что им не на что жить, а главным образом потому, что они из-за нехватки средств лишены возможности вести нормальные научные исследования.

Господствующая верхушка России в своей политике исходила не из интересов страны, а, как мы уже видели, покорно выполняла решения принятые в столицах других государств. По размерам внешнего долга, составлявшего, по подсчетам западных специалистов, на середину 1998 г. 145 млрд. долларов, а на конец августа того же года — уже 155 млрд. долларов, Россия вошла вместе с Бразилией, Мексикой и Индонезией в группу самых крупных должников мира. А с учетом проданных нерезидентам облигаций внешняя задолженность России приблизилась, а может быть уже превысила 200 млрд. долларов. К этому нужно добавить 30 млрд. долларов внешних долгов российских банков и 25 млрд. коммерческих долгов российских компаний.[256]

По самым последним данным, которые довольно противоречивы, к началу 2002 г. внешний государственный долг России снизился до 138,1 млрд. долларов.[257]Но даже если это правда, все равно на шею России надета прочная долговая петля, сбросить которую обычным путем невозможно. Как и в случае с другими паракапиталистическими странами, долги после выплат не только не уменьшаются, а, наоборот, растут. Так, например, выплатив к 2000 г. Парижскому клубу кредиторов 17 млрд. долларов из 35 млрд. Россия осталась должна ему... 42 млрд.[258]А после новых крупных выплат этот долг к 1 января 2004 г. вырастет до 46,6 млрд.[259]Советник по экономике нынешнего президента Андрей Николаевич Илларионов в одном из своих интервью привел любопытные цифры. Долг СССР к моменту его краха составлял 72 млрд. долларов. С 1992 по 1998 г. Россия заняла 70 с лишним млрд долларов, выплатила 45 млрд и этот ее долг возрос до 84 млрд долларов.[260]

Если некоторые развивающиеся страны из аграрных к настоящему времени трансформировались в индустриальные и стали поставлять на мировой рынок промышленные товары, то Россия, наоборот, в течение последних лет из высокоиндустриальной с огромным научным потенциалом страны превратилась в сырьевой придаток стран Запада.

Превращение России в зависимую, полуколониальную страну прекрасно, например, показано в книге уже упоминавшегося выше известного экономиста С.Ю. Глазьева «Геноцид. Россия и новый мировой порядок. Стратегия экономического роста на пороге XXI века» (М., 1997; 2-е изд.: Геноцид. М., 1998).

Внутренний рынок страны полностью находится под контролем олигархических и криминальных группировок. Как пишет С.Ю. Глазьев: «...Вследствие криминализации торговли и установления в ней организационных монополий, товаропроводящая сеть оказалась закрытой для российских товаропроизводителей. Через многоступенчатые посреднические монополии, поддерживаемые связанными с органами власти организованными преступными группами, происходит присвоение до 2/3 стоимости продукта, создаваемого в производственной сфере. Потребители вынуждены переплачивать до 100% от реальной цены товаров, сверхдоходы от продажи которых идут на поддержание этих организационных монополий».[261]В результате всего этого растет богатство незначительного меньшинства за счет непрерывного обнищания самых широких масс населения.

В России возник свой вариант паракапитализма, который все единодушно, от националистов и коммунистов до «демократов», или, точнее, буржуафилов (Е.Т. Гайдар, Б.Е. Немцов, А.Б. Чубайс и др.), именуют воровским, разбойничьим, грабительским, бандитским, хищническим, криминальным, олигархическим капитализмом. Эти термины используются для характеристики наших новых экономических порядков и на Западе. «Грабительским капитализмом», «разбойничьим капитализмом» называет, например, наш нынешний общественный порядок известный американский финансист Дж. Сорос.[262]

Бандитским, криминальным наш паракапитализм является во многих отношениях. Прежде всего, приватизация, которая положила ему начало, представляла собой откровенное разграбление государственной собственности. Все крупные состояния российских предпринимателей и банкиров приобретены в результате самого настоящего грабежа. Получила развитие «теневая» экономика. И все это происходило не просто при попустительстве, а по инициативе и содействии государственной власти. «Специфика процессов криминализации российской экономики, — пишет Н.Я. Петраков, — состоит в том, что она осуществлялась при активном содействии «пролиберальных» правительств и крайне «либеральных» министров и председателей Центробанка».[263]

Неимоверного размаха достигла коррупция. Ею поражен практически весь государственный аппарат России сверху донизу. Высшая власть в России, прежде всего, президент Б.Н. Ельцин, не только не пыталась пресечь коррупцию, но, наоборот, всячески выгораживала прямых преступников.[264]Согласно экспертным оценкам страна ежегодно теряет из-за нечестных чиновников 50 млрд. рублей.[265]«Масштабы разворовывания государственных ресурсов и собственности, — писал в 1999 г. в докладной записке премьер-министру России Евгению Максимовичу Примакову министр внутренних дел, — достигли беспрецедентных в истории человечества пределов, поставив страну на грань катастрофы».[266]По данным руководителя фонда «ИНДЕМ» Георгия Александровича Сатарова россияне ежегодно тратят на взятки не менее 37 млрд долларов.[267]

Открывая слушания об организованной преступности в России в конгрессе США член палаты представителей Бенджамен Гилмен сказал: «зачастую практически невозможно провести черту между российской организованной преступностью и российским государством. Во многом деятельность российского государства — это чистейшая клептократия, призванная обогатить властей предержащих и их помощников».[268]

Наконец, наряду с поголовным воровством, совершаемым нашими чиновниками, банкирами и бизнесменами («ворами в законе»), пышно расцвела преступность в привычном понимании этого слова: воровство, грабежи, убийства. Если до начала «реформ» в 1990 г. в России было зарегистрировано 1839,5 тыс. преступлений, то в 1999 г. — 3001,7 тыс. Число убийств и покушений на убийство с 1990 г. по 1999 г. выросло с 15,6 тыс. до 31,1 тыс., а в 2001 достигло цифры в 33 583.[269]За первые три месяца 2002 г. было зарегистрировано более 750 тысяч преступлений. В Москве за это время уличная преступность выросла более чем на 90%. В целом рост преступности был отмечен в данном году в 28 субъектах федерации.[270]

Если раньше преступники («воры вне закона») в большинстве своем были кустарями-одиночками, то теперь возникли грандиозные мафиозные клики, власть которых не только сравнялась с государственной, но кое-где превзошла последнюю. Если по статистике МВД РФ в 1990 г. в России было 785 преступных группировок, то в 1998 г. их число достигло 10 тыс.[271]

Мафиозные объединения контролируют значительную часть экономики. По данным МВД РФ уже к 1997 г. удельный вес теневого сектора составил 45% (вместо 10 — 11% в 1990— 1991 гг.). В денежном отношении это почти 750 млрд. рублей, или более 100 млрд. долларов. В России действуют около 80 тысяч членов организованных преступных группировок, под их влиянием и контролем находятся 40% частных, 60% государственных предприятий, 85% банков.[272]

Непрерывно растет детская преступность. По сообщению генерального прокурора РФ Владимира Васильевича Устинова, в 2001 г. в милицию за различного рода правонарушения было доставлено более 1 млн 400 тыс. подростков (в два раза больше, чем 10 лет назад), 300 тыс. из них младше 13 лет, 295 тыс. нигде не учатся и не работают, а 45 тыс. оказались вообще неграмотными.[273]

И все это совершенно не случайно. Вот, что говорит о преступности вообще, коррупции в частности бывший начальник отдела «П» Службы безопасности Президента Валерий Андреевич Стрелецкий: «В стране произошел захват власти небольшой группой людей, которая в своих целях приватизировала государственный аппарат, да и государство в целом. Получилось так, что общество по своей глупости сотворило такое государство, которое представляет интересы узкого круга олигархов, а они начисто забыли о существовании всего остального населения. В данных условиях госаппарат вынужден действовать не по закону, a «по понятиям». Сейчас, по разным источникам, лишь около 1,5—2% людей реально ворочают всеми российскими финансами, участвуют в управлении экономикой, реально обладают политической властью. Их цели коренным образом расходятся с интересами общества. До тех пор, пока мы не изменим существующую систему власти и законодательства, не поставим под контроль общества государственный аппарат, забудьте о всякой борьбе с коррупцией, о законности и правопорядке... Если власть сосредоточена в руках одного человека, вокруг него неизбежно начинает формироваться среда, которая за счет общества пытается создать для себя привилегированные условия существования и в экономическом, и в политическом, и в правовом плане... Происходит разложение всей правоохранительной системы. А знаете, почему? Потому что на сегодняшний день органы стоят на стороне олигархов и в центре, и на местах. За деньги готовы выполнить любой заказ: невиновного посадить за решетку, даже жизни лишить, а виноватого оправдать; где нужно, готовы закрывать глаза на творящиеся беззакония. Главное — приказ сверху. Особенно в этом преуспела судебная система. В России судьи защищены от закона (я не оговорился, именно от закона). Деньги они получают огромные как от государства, так и от других «заказчиков», поэтому и идут на любое нарушение, действуют «по понятиям»».[274]

Некоторые политологи говорят о возникновении у нас номенклатурного капитализма. Как известно, термин номенклатура использовался многими исследователями для обозначения класса неополитаристов, существовавшего как в СССР, так и в других странах бывшего второго мира. В реальности, политаризм к настоящему времени в нашей стране исчез. Скорее всего, наш паракапитализм можно охарактеризовать как гибридный строй, сочетающий в себе, с одной стороны, возникший в результате разложения неополитаризме своеобразный тоже новый нобиларизм, с другой, капитализм.

Наш общественный строй не только сходен с паракапитализмом «третьего мира», но и отличен от него. Во всех странах идет рост населения, в России — сокращение. Причины — хроническое недоедание, рост заболеваемости, дороговизна лекарств, развал системы здравоохранения, лишение возможности курортного лечения и полноценного отдыха. Не имея возможности вдаваться в подробности, ограничусь лишь несколькими примерами.

По данным Академии медицинских наук за 10 лет (1989 — 1999 гг.) инфекционные и паразитарные заболевания возросли на 18%, эндокринные, иммунные расстройства — на 85,9%, болезни кровообращения — на 64%, органов пищеварения — на 17%, органов дыхания — на 13%, мочеполовой системы — на 73,8%, костно-мышечной системы — на 46%. Наркомания за 9 лет выросла в 10,7 раз.[275]За 10 лет число лиц, погибших от употребления наркотиков увеличилось в 12 раз, а среди детей — в 42 раза.[276]

Туберкулез — болезнь нищеты и трущоб, с которой было практически покончено в годы советской власти, снова возродился и уносит все больше жертв. По заболеваемости туберкулезом Россия сейчас оказалась на 9-м с конца месте в мире.[277]Количество больных сифилисом за семь лет возросло в 57 раз: с 8 тыс. человек в 1990 г. до 450 тыс. в 1997 г.[278]Число буйных помешанных за десять лет выросло в два раза — с 45 до 70 тыс. человек.[279]Каждый год удваивается число больных СПИДом, сейчас их 192 тыс.[280]Не лучше, если не хуже обстоит и с другими болезнями. Как следствие, если в 1989 г. средняя продолжительность жизни в России составляла 69,6 года (для мужчин — 64,2 года, для женщин — 74,5), то в 2000 г. — 65,8 года (для мужчин — 59,8 года, для женщин — 72,2).[281]

Особенно плохо обстоит дело со здоровьем детей и подростков. До начала «реформ» с первого по десятый (позже — одиннадцатый) класс численность вполне здоровых школьников увеличивалась. В 90-е годы положение коренным образом изменилось. Количество больных за годы школьного обучения резко возрастает: с первого по четвертый класс — с 27 до 45 процентов, с пятого по восьмой — с 45 до 69.[282]В докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Олега Орестовича Миронова сообщается, что у более чем 50% детей в возрасте до 9 лет и более чем у 60% старшеклассников диагностируются хронические заболевания, многие из которых в дальнейшем могут привести к инвалидности. В трудоспособный и репродуктивный возраст вступает больное поколение. В докладе делается вывод, что «этот страшный симптом можно расценить как начало вырождения нации».[283]

В результате, если еще в 1990 г. население РСФСР увеличилось на 332,9 тыс., то после начала реформ Россия стала буквально вымирать: в 1992 г. естественная убыль населения составила 219,8 тыс. человек, в 1993 г. — 750,3 тыс., в 1994 г. — 893,2 тыс., в 1995 г. - 840 тыс., в 1996 - 777,6, в 1997 г. - 755,9, в 1998 г. - 705,4, в 1999 г. - 929,6, в 2000 г. - 958,5 тыс.; в 2001 г. - 943 тыс., за первое полугодие 2002 г. - 473,1 тыс.[284]По прогнозу Госкомстата к концу 2050 г. в самом лучшем случае население России снизится до 122,6 млн человек (на 15%), в худшем — до 77,2 млн (почти на 50%), наиболее вероятный вариант — 101,9 млн (снижение на 30%).[285]

Американский демограф Николас Эберштадт в 1999 г. в журнала «Полиси ревью» писал, комментируя данные о демографических сдвигах в России: «Статистические данные о состоянии здоровья этой нации не идут ни в какое сравнение с аналогичными показателями промышленно развитых стран. Фактически они во многих отношениях даже хуже, чем в странах третьего мира». А американский же журналист Джемс Манн свою статью в газете «Лос-Анжелес таймс» за 19 мая 1999 г, посвященную демографической ситуации в нашей стране озаглавил «Мрачный диагноз: Россия одной ногой в могиле».[286]Как заметил публицист Вадим Владимирович Белоцерковский, все правительства России с августа 1991 г. вплоть до осени 1998 г. вели политику каннибализма по отношению к собственному народу.[287]

Причем эта политика была совершенно сознательной. Экономисты-«демократы» занимались ее теоретическим обоснованием и преуспели в этом деле. Старые людоеды сейчас готовят кадры новых каннибалов. И это сказано, отнюдь, не для красного словца. 30 ноября 2001 г. в отнюдь не левой газете «Московский комсомолец» была опубликована статья известного журналиста Александра Минкина «Молодые людоеды». В ней он приводит запись своей беседы с двумя бакалаврами Государственного университета — Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ) — Антоном и Анной:

«Минкин. Вы сказали: если сократятся люди, зарплата вырастет. Зарплата вырастает из производства. Нефтяные скважины, газ... Если умирают историки, лингвисты, то производство не уменьшается.

Антон. Совершенно верно. А умрут в первую очередь именно они. Вот мы и видим вымирание учителей, вымирание военных.

Минкин. Значит, должны остаться только те, что бурят скважины?

Антон. Естественно... У нас социальные выплаты достаточно большие. Если мы их сократим, что у нас произойдет?

Минкин. Если перемрут историки и пенсионеры...

Антон. Мы на них не будем деньги тратить. Это плохо, но сейчас у общества не хватает денег на развитие... Мне не интересен человек, который занимается наукой ради науки. Мне интересен человек, который занимается наукой, чтобы получить большие деньги. Вот этот человек заслуживает внимания.

Минкин. Вы сказали: «Меня интересует только тот ученый, который приносит мне деньги».

Антон. Совершенно верно. Вот они и останутся жить.

Минкин. А тот ученый, который расшифровывает письменность Урарту, он должен умереть?

Антон. А он прибыль какую-нибудь приносит?

Минкин....должен умереть?

Антон. Что поделаешь.

Минкин. В жизни есть ценности кроме экономики.

Анна. Все эти ценности хороши в сытом обществе.

Минкин. Вы говорите примерно следующее: вот сейчас существует Россия, 145 миллионов жителей, 70 — должны умереть, потому что они балласт..

Антон. Да. Они не нужны обществу».

Добавим лишь к этому, что ректором ГУ-ВШЭ является Ярослав Иванович Кузьминов, а научным руководителем школы — Евгений Григорьевич Ясин, который в бытность свою экономическим советником президента и министром экономики занимался людоедством не только в теории, но и на практике.[288]И старый заслуженный каннибал не успокоился на достигнутых результатах. Им и его достойными сообщниками в 2002 г. подготовлена новая людоедская программа.[289]

То, что Россия к настоящему времени оказалась в полном тупике, понимают и за рубежом. Вот мнение уже известного нам Л. Саммерса: «Короче говоря, в свете азиатского кризиса не может быть хуже новости из России, чем та, что от одной неработающей экономической системы и нескольких лет реформ там вплотную приблизились к созданию другой, не менее сомнительной».[290]Или еще слова крупного американского экономиста Маршалла Голдмана: «Честно говоря, эта система вобрала все худшее из капитализма и коммунизма. Я не знаю, как долго русский народ будет терпеть все это».[291]

В связи с той трансформацией, которую претерпела Россия за последние годы, невольно вспоминается горькая острота замечательного польского сатирика Ежи Станислава Леца: «Ну пробил ты головой стену. Что ты будешь делать в соседней камере?»

5.7.4. Периферийный («криминальный») капитализм в России — результат «демократических реформ» или непоследовательности в их проведении?

Понимали ли люди, которые начали «демократические реформы», возможность сползания России в «третий мир»? Если судить по книге Е.Т. Гайдара «Государство и эволюция», опубликованной два года спустя (М., 1994), то, по крайней мере, он это осознавал. «..В странах «третьего мира», — читаем мы в ней, — людей живет куда больше, чем в странах «первого мира», а из нашего бывшего «второго мира» ворота открыты как в один — с его процветанием, так и в другой с его удручающей нищетой».[292]«Весь вопрос, — продолжает он, — заключается только в одном: какую стратегию выбрать, чтобы не оказаться в «третьем мире», в зоне вечной застойной бедности...?»[293]

И далее он пытается убедить, что единственная стратегия, исключающая такой вариант развития, это та, которая им была выработана и которую он проводил, когда стоял во главе правительства. Никакую другую поборники «демократического капитализма» (так Е.Т. Гайдар именует капитализм «первого мира») предложить не могут. Все иные стратегии могут быть предложены исключительно лишь «патриотами», коммунистами и вообще критиками капитализма. И все эти линии политики должны быть решительно отвергнуты, ибо с неизбежностью приведут в «третий мир». И подобные вещи Е.Т. Гайдар писал тогда, когда уже никакого такого выбора не было, когда в результате его мудрой политики страна стремительно проваливалась в «третий мир».

Е.Т. Гайдар и его сподвижники были одинаково прозорливы и в стратегии, и в тактике. Ведь это они в начале 1992 г. предсказывали, что уже к осени прекратится спад производства и начнется его рост, что цены за год вырастут самое большое в 3 — 4 раза, а валютный курс зафиксируется к августу на уровне, примерно, 80 рублей за один доллар. На деле только за этот год цены выросли в 26 раз, курс доллара к середине 1997 г. достиг отметки 5782 рубля, а падение производства продолжалось восемь лет.[294]

По существу позднее и сам Е.Т. Гайдар и его достойные соратники фактически вынуждены были признать, что их прогнозы оправдались с точность до наоборот, когда они дружно заголосили о том, что в России возник не «демократический», а номенклатурный (другие эпитеты: вороватый, грабительский, бандитский, олигархический) капитализм, который сам же Е.Т. Гайдар считал характерным для «третьего мира».[295]

Столь же прозорливым был Е.Т. Гайдар не только в экономике, но в и политике. Так, после поражения своей партии на парламентских выборах в декабре 1995 г., когда она даже не смогла перевалить через пятипроцентный барьер, он 5 января 1996 г. с апломбом заявил: «Я скажу так: следующие выборы, которые будут, будут нашими».[296]На выборах 1999 г. его партия набрала 8,7%.

Чтобы оправдать себя, Е.Т. Гайдар и его приспешники прибегали к самым различным приемам. Они неоднократно выступали с утверждениями, что проводимая ими линия привела к улучшению экономического положения в стране и повышению жизненного уровня ее обитателей. Люди стали жить лучше.[297]

Но факты есть факты. Они — упрямы. И в результате Е.Т. Гайдар в одном и том же интервью умудрился заявить, с одной стороны, о том, что в результате реформ благосостояние жителей России выросло, а с другой, что падение доходов жителей этой страны оказалось гораздо большим, чем ожидалось.[298]

Там, где Е.Т. Гайдар и его сторонники вынуждены были признать, что экономика России находится в весьма печальном положении, а основная масса населения страны обнищала, они сваливали вину на правительство, которое пришло к власти после отставки Е.Т. Гайдара и допустило многочисленные отступления от его политики.[299]

У буржуафилов вообще стало модным все списывать на Государственную Думу, которая де все время ставила палки в колеса исполнительной власти. И это — не ново. Вплоть до осени 1993 г. всю вину за развал экономики гайдаровцы сваливали на Верховный Совет. Тогдашний парламент разогнали и расстреляли. Приняли антидемократическую, авторитарную, полумонархическую конституцию, в которой вся полнота власти передавалась президенту, а парламент превращался в ширму, прикрывающую президентский деспотизм. Но ничего не помогло — экономика продолжала разваливаться нарастающими темпами. Если в 1993 г. объем ВВП сократился на 8,7%, а промышленное производство — на 14,1%, то в 1994 г. ВВП уменьшился на 12,7%, а промышленное производство — на 20,9%.[300]

Сравнительно недавно группа, все еще продолжающих свято верить в Гайдара представителей т.н. творческой интеллигенции, за которыми даже в далеко не левой прессе закрепилась кличка демшизоидов, или демшизы, наконец-то нашла ответ на вопрос о том, кто виноват в крушении нашей экономики. На полном серьезе они заявили, что «саботаж коммунистами и их союзниками необходимых России реформ привел к резкому ухудшению условий жизни народа, к появлению массового недовольства».[301]

В общем, у гайдаровцев и вообще буржуафилов все получилось как в известном анекдоте об адвокате, взявшемся защищать дворянина, которого купец обвинил в том, что он взял у него ковер, прожег и не вернул. Адвокат опроверг все обвинения. Как заявил он: его подзащитный, во-первых, ковра не брал, во-вторых, когда он взял его, тот уже был с дырой, а, в-третьих, давно уже вернул ковер хозяину, причем совершенно целым.

В действительности крах российской экономики и нищета подавляющей части населения — результаты не отклонения от гайдаровского курса, а более или менее последовательного проведения его в жизнь. Это совершенно ясно всем знающим свое дело экономистам, независимо от их идеологических и политических пристрастий.

В 1994 г., чуть раньше появления названного выше сочинения Е.Т. Гайдара в журнале «Проблемы прогнозирования» было опубликовано «Заявление о намерениях Группы экономических преобразований», подписанное значительным числом российских и американских экономистов, к которому позднее присоединилось еще несколько ученых США. Среди подписавшихся было пять лауреатов Нобелевской премии по экономики: Лоуренс Кляйн, Василий Леонтьев, Дуглас Норт, Кеннет Эрроу, Джеймс Тобин.

Ни коммунистов, ни вообще принципиальных противников капитализма среди подписавших «Заявление» не было. Но это не помешало им заявить о гибельности курса, проводимого правительством России, и необходимости радикального изменения стратегии.[302]К сожалению, данный в «Заявлении» прогноз дальнейшего развития российской экономики в случае, если будет сохранен прежний курс, полностью оправдался, чего никак нельзя сказать о пророчествах Е.Т. Гайдара и его единомышленников.

Примерно то же самое мы находим и в вышедшей в России в том же самом году книге американского экономиста К.Ф. Флекснера «Просвещенное общество. Экономика с человеческим лицом» (М., 1994). Все причины бед России автор видит в том, что ей пытаются навязать свободно-рыночный капитализм, который был отвергнут США и другими странами Запада еще во время Великой депрессии 30-х годов. «...Западные наблюдатели и сторонники «шоковой терапии», — пишет он, — утверждают, что катастрофическое положение экономики является лишь продолжением условий, унаследованных от старой системы».[303] Факты же показывают, что оно — следствие проводимых в стране реформ. «Все, что необходимо, дабы довершить разгром российской экономики, — продолжает автор, — это слепое следование курсу «шоковой терапии».[304]

Могут сказать, что предупреждения запоздали, ибо реформы начались не в 1994 г., а в 1992 г.

Но еще в начале 1992 г. под руководством Австрийской академии наук и Международного института мира (Вена) группой экономистов, юристов и политологов, представлявших 11 стран, был подготовлен и тогда же опубликован документ «Рыночный шок. Материалы группы «Адженда» по социально-экономической реконструкции Центральной и Восточной Европы» (русск. перевод: Вена, 1994). В ней было совершенно четко предсказано, что навязанная МВФ стратегия преобразований плановых экономик в свободные рыночные ошибочна и приведет к тяжелым последствиям во всех областях. «Новые руководители восточноевропейских государств и их советники с Запада, — говорилось в документе, — кажется, пытаются навязать народам, жившим в командной экономике, повторение Великого преобразования в виде «Большого скачка вперед». Теперь это называется «Шоковая терапия» или «Сильный удар». К 1992 г. опасение, что новый «Большой скачок вперед» и на этот раз кончится катастрофой, стало явью. Нарастающее ослабление экономик, подлежащих трансформации, очевидно. Ни в одной стране не удалось избежать падения производства, уменьшения капиталовложений, роста безработицы, ни тем более изменить эти тенденции на обратные».[305]

Как писал позднее один из руководителей проекта профессор Эгон Матцер, происшедшего за 1992 — 1998 гг. гигантского уничтожения хозяйственных ценностей можно было бы избежать, если бы были приняты альтернативные предложения, обоснованные в книге. Но с ними не посчитались. Принятый Россией курс ни к чему другому, кроме экономического краха, привести не мог.[306]

По существу гибельность проводимого им курса признал и сам Е.Т. Гайдар в выступлении на съезде своей партии, состоявшемся в 1996 г. Там он прямо заявил, что ему уже в 1992 г., т.е. тогда, когда он еще стоял у власти и беспрепятственно реализовывал свою экономическую стратегию, было ясно, что развитие России идет по пути к номенклатурному капитализму, т.е. в «третий мир».[307]А еще раньше он писал: «Нравится ли мне тот капитализм, который сформировался в России? Конечно, нет. Он отвратителен и ужасен. Он вороват и социально несправедлив. Мог ли он быть другим? Думаю, что нет. Другое дело, что я прекрасно понимал, каким будет этот российский капитализм после краха коммунизма, уже в тот момент, когда Говорухин снимал известный нам всем фильм «Так жить нельзя»».[308]Правда, это ни тогда, ни сейчас ничуть не мешает ни самому Е.Т. Гайдару, ни его сообщникам утверждать, что выработанная ими и проводимая им в жизнь стратегия и была, и является единственно правильной.

И только где-то в конце 90-х годов некоторые члены гайдаровской команды начали понимать, что беспардонная ложь не самый лучший способ политического выживания. Петр Олегович Авен, министр внешнеэкономических связей в гайдаровском правительстве, прямо признал, что бывшие его сослуживцы присвоили себе «право на мифотворчество и ложь. На ложь о достижениях в том числе в тех областях, которые сами реформаторы считали важными».[309]Стремление увековечить свою ложь делало этих людей совершенно невосприимчивыми к критике. «С невосприимчивостью к критике, — пишет П.О. Авен, — пересекается и еще одно фундаментальное свойство наших реформаторов — абсолютная неспособность признавать свои ошибки. Правы всегда и во всем — даже если отрицательный результат всем давно очевиден».[310]

И совсем уникальным было интервью, данное бывшим вице-премьером российского правительства и бывшим главой Госкомимущества РФ Альфредом Рейнгольдовичем Кохом. Этот человек был не только влиятельнейшим членом российского руководства, но также единомышленником Е.Т. Гайдара и ближайшим другом А.Б. Чубайса. Его деятельность в правительстве получила в свое время крайне высокую оценку со стороны Б.Н. Ельцина. Уже после ухода из правительства он дал четкий и ясный ответ на вопрос о том, чем занималась, начиная с 1991 г., правящая верхушка России во главе с Б.Н. Ельциным, в своей вышедшей в 1998 г. в США книге, которая носила красноречивое название «Распродажа советской империи» («The Selling of the Soviet Empire»). Эти люди занимались распродажей собственной страны. И всю ее распродали.

Вот, что содержится в интервью, которое А.Р. Кох дал в конце 1998 г. одной из американских радиостанций (ответы А.Р. Коха выделены курсивом) : «Высказывается мнение, что в России катастрофа и экономическое будущее призрачно. Как вам кажется? Мне тоже так кажется. Не видите света в конце туннеля? Нет. А как вы прогнозируете экономическое будущее России? Сырьевой придаток.... Далее — развал, превращение в десяток маленьких государств... Прогнозируете ли приход инвестиций в Россию, будет ли он в той мере, в какой его ожидают? Нет, потому что Россия никому не нужна (смеется), не нужна Россия никому (смеется), как вы не поймете! Словом, вы не видите никаких перспектив?.. Я — нет (смеется)... Как, по-вашему, может повернуться экономическая политика российского правительства? Будет ли возврат к старым методам? Какое это имеет значение? Как ни верти, все равно это обанкротившаяся страна. И вы полагаете, что никакие методы хозяйствования Россию не спасут? Я думаю, что бесполезно... Если исходить из вашего взгляда на завтрашнее России, то весьма безрадостная картина создается.. Да, безрадостная. А почему она должна быть радостной? (смех)....На ваш взгляд, как все это произошло, к этому вели какие-то предпосылки? Это произошло просто по глупости, которая привела к катастрофе и признанию долга Советского Союза... Запад обманул Россию, Запад обещал реструктурировать этот долг и не реструктурировал его. Запад обещал экономическую помощь — и не оказал ее, и оставил Россию один на один с этим долгом... Я думаю, что это элемент специальной стратегии — стратегии ослабления России, стратегии Запада... Насколько Запад понимает, что хаос в России может быть угрозой миру? Я, откровенно говоря, не понимаю, почему хаос в России может быть угрозой всему миру. Только лишь потому, что у нее есть атомное оружие? Вот именно. А разве этого мало? Я думаю, для того, чтобы отобрать у нас атомное оружие, достаточно парашютно-десантной дивизии. Однажды высадить и забрать эти ракеты к чертовой матери. Наша армия не в состоянии оказать никакого сопротивления. Чеченская война это показала блестящим образом...»[311]И за прошедшие годы взгляды этого человека не изменились. Как заявил А.Р. Кох в январе 2002 г., под большинством «тезисов» своего интервью он бы подписался и сегодня.[312]

Итак, как откровенно признает один из влиятельнейших в прошлом членов российской верхушки, эти люди сообща сделали свое дело — завели Россию в тупик, причем, как они с достаточным основанием полагают, совершенно безысходный. В определенной степени его интервью представляет собой неофициальный, но весьма правдивый отчет Е.Т. Гайдара и его единомышленников о результатах проводившихся ими «реформ».

В свете всего сказанного как совершеннейшее издевательство над фактами и здравым смыслом звучит политическая декларация руководимого Е.Т. Гайдаром, А.Б. Чубайсом, Б.Е. Немцовым и др. Союза правых сил (СПС), принятая на съезде этой партии в мае 2001 г. «В XX веке Россия была отброшена назад, — говорится в ней. — Но благодаря самоотверженным усилиям диссидентов-правозащитников, политиков-демократов, экономистов-реформаторов и первых российских предпринимателей Россия сделала гигантский шаг вперед в своем политическом, экономическом и нравственном развитии».[313]

Не будучи в состоянии сказать что-либо конкретное о достижениях России в последнее десятилетие, ибо таковых как не было, так и нет, наши «демократы» продолжают без конца говорить о преступлениях сталинского режима. Сейчас СПС переиздал стотысячным тиражом сочинение «Черная книга коммунизма» (М., 2001) для бесплатной рассылки в библиотеки. Вряд ли это им поможет. В последние десять лет они так много лгали, что им теперь уже больше не верят. В частности, ими выдумывались все новые и новые цифры жертв сталинского террора. Рекорд здесь побила Ирина Муцуовна Хакамада — член руководства СПС, назвавшая в одной из телевизионных передач совершенно несусветную цифру — 95 млн. человек.

Когда-то в пору застоя Леонид Ильич Брежнев и его окружение предприняли попытку реабилитировать И.В. Сталина. Она наткнулась на упорное сопротивление общественности и если не полностью, то во многом сорвалась. Но то, что не удалось Л.И. Брежневу, сделали наши «демократы». В результате их многогранной деятельности в области экономики, внутренней и внешней политики и идеологии, И.В. Сталин был полностью реабилитирован в глазах значительной, если не большей части народа. Он предстал перед ними как великий государственный деятель, патриот, последовательно отстаивавший интересы страны, вырвавший ее из отсталости и превративший в одну из двух сверхдержав мира. А «Архипелаг ГУЛАГ» все чаще называют «Страшными сказками дедушки Солженицына».

Но самое главное, как сказал известный русский поэт Николай Константинович Доризо:

Разоблачаем зло
ушедших лет,
Однако за спиной разоблачений
Не спрятать правду наших новых бед
И беззаконья новых
преступлений.[314]

5.7.5. Россия на распутье

Защитники и пропагандисты «реформ», признавая воровской, криминальный характер российского капитализма, в то же время уверяют, что причина этого заключается в его молодости. Всякий капитализм начинался с грабежа, но затем он становился добропорядочным и цивилизованным. То же самое произойдет и с российским капитализмом. С течением времени капитализм у нас станет точь-в-точь таким, как на Западе.

Для этого нужно не только терпеть, но и прилагать все усилия, чтобы войти в мировое (международное) сообщество, от которого мы так долго были совершенно изолированы, приобщиться, наконец, к цивилизации. Другие пропагандисты этой идеи, понимая, что говорить о вхождении России в мировое сообщество и приобщении к цивилизации нелепо, ибо она давно уже в этом сообществе состоит и давно является цивилизованной страной, расшифровывают эти призывы. Речь идет о вхождении не в мировое, а в западное сообщество, и приобщении не к цивилизации вообще, а к западноевропейской. И ни в коем случае нельзя ссориться с западным сообществом, нужно всячески угождать и неукоснительно следовать ее предписаниям. Только в таком случае Россия достигнет того же уровня развития, что и Запад.

Известно высказывание 3. Бжезинского относительно криминального характера российского капитализма. «Иногда, — сказал он, — мои русские друзья мне говорят: да наши олигархи — воры, но ведь и в Америке в 90-х годах прошлого столетия были бароны-грабители, например, Рокфеллер, Карнеги и т.д. Мой ответ очень простой. Да, они крали, но деньги они вкладывали все же в Америке. Куда вкладывают деньги ваши русские бароны? Деньги уходят на Кипр, на Ривьеру, Коста Брава, на них покупают недвижимость в Лондоне, во Флориде, в Калифорнии, но они не идут в Россию. Вот в чем разница. Я не знаю ни о каких крупных инвестициях в России за последние 10 лет, основанных на русских деньгах».[315]Но дело не просто в своеобразии криминальности российского капитализма.

Спору нет, что российский капитализм обладает рядом признаков, роднящих его с ранним западным капитализмом. Но вся суть в том, что наш капитализм не просто ранний, первоначальный. Это — капитализм периферийный, а значит тупиковый, не способный перерасти в капитализм, существующий в центре. И всякая пропаганда, подобная изложенной выше, означает агитацию за сохранение существующего положения вещей, за капитуляцию перед Западом, а тем самым за увековечение нищеты большей части населения России. Она крайне выгодна Западу и хорошо им оплачивается, что особенно ярко вскрылось во время известного скандала с НТВ.

Но дело не только и не просто в Западе. В сохранении существующего положения кровно заинтересована наша компрадорская буржуазия и ее передовой отряд, за которым у нас закрепилось имя олигархов. Эта буржуазия (и тесно связанное с ней высшее чиновничество) завязана на отношения с Западом, переводит туда свои капиталы, владеет там домами и виллами, учит там своих детей и видит в Западе место, куда можно бежать в случае беды. В НАТО она видит не врага, а друга, который в случае неприятностей может ее спасти.

Прекрасная характеристика нашей компрадорской олигархии дана уже известным нам С.Ю. Глазьевым: «Последняя, присвоив себе государственную власть и большую часть национального богатства страны, рассматривает ее лишь как источник наживы. По структуре своих интересов властвующая олигархия антинациональна — она заинтересована в уничтожении национального суверенитета России, максимальном ослаблении государственной власти и закреплении своего господствующего положения. Поэтому властвующая олигархия не станет решать ни одну из надвигающихся угроз и проблем страны. Более того, она будет препятствовать их решению, как уже успешно блокирует все попытки оздоровления системы денежного обращения, формирования институтов развития, государственного стимулирования инвестиций и научно-технического прогресса».[316]

Совершенно иными являются объективные интересы российского социоисторического организма, которые одновременно являются и интересами основной части ее населения, прежде всего эксплуатируемых масс. Никакие успехи в экономическом развитии России, никакое улучшение положения широких народных масс в России невозможно без освобождения от экономической и политической зависимости от стран Запада и прежде всего США. Это все в большей и большей степени осознается и рядовыми людьми, и всей большей частью интеллигенции.

Директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Юрий Александрович Левада с горечью признает, что большинство россиян убеждено, что «Запад не заинтересован в процветании России».[317]«Казалось бы, — продолжает он, — по мере сближения с западным миром такие мнения должны сходить на нет. А на деле они становятся все более распространенными. Восемь лет тому назад 42 процента опрошенных считали, что «Россия всегда вызывала у других государств враждебные чувства», что «нам никто не желает добра». А в 2001 г. в этом были уверены уже 64 процента респондентов».[318]И как же он это объясняет? «Такие черты россиян, как противопоставление остальному миру, поиск врагов, представление о собственной исключительности, неуважение к личности — чрезвычайно живучи, ибо корни уходят в минувшие века и историческую психологию».[319]

Но если факты, приводимые Ю. А. Левадой, интересны, то их истолкование более чем удивительно. Прежде всего, он на ходу подменяет положение о растущей неприязни россиян к Западу тезисом об их противопоставлении себя всему остальному миру. Далее, если принять, что недоверие к Западу представляет собой всего лишь пережиток «проклятого прошлого», то совершенно непонятно, почему же оно не снижается, а стремительно растет.

В действительности рост этот обусловлен существующим положением вещей. Вместе с осознанием печальных последствий зависимости от Запада идет нарастание стремления избавиться от этого гнета. Именно последнее имеет в виду Ю.А. Левада, когда говорит об «усилении идей великодержавности» и видит в этом грозную опасность.[320]Опасность в этом действительно есть, но только не для России, а для тех, кто ее эксплуатирует, и их идеологической обслуги.

Осознание экономической и политической зависимости от Запада и её гибельности для России, осознание пагубности развития по капиталистическому пути нарастает в самых широких массах населения. Тот же самый Ю.А. Левада с великой горечью сообщает, что по самым последним материалам ВЦИОМ на вопрос, по какому историческому пути должна идти Россия только 5% респондентов заявили, что она должна двигаться «по общему для современного мира пути европейской цивилизации». 18% опрошенных предпочли бы «вернуться на путь, по которому двигался Советский Союз», 60% выразили желание «идти по собственному, особому пути», затруднились с ответом 7%. И самое печальное, по мнению Ю.А. Левады, заключается в том, что число противников западного пути непрерывно возрастает: в 1996 г. они составляли 54%, в 2000 г. - 68%, в октябре 2001 г. - 71%.[321]

Но осознание пагубности периферийного капитализма, как правило, происходит в широких массах не столько в адекватной, сколько в иллюзорной форме. Это выражается в быстром нарастании не только антизападнических, прежде всего антиамериканских, но и националистических настроений. С этим связан рост популярности евразийства. А так как в правительственных верхах, высшем слое компрадорской буржуазии России и в средствах массовой информации (СМИ) заметное место занимали и занимают евреи, то в националистические настроения с неизбежностью вплетается и антисемитская струя.[322]

Как уже было показано (1.9.4) получает определенное распространение расизм, главным образом в форме этнорасизма, перерастающий в своеобразную разновидность фашистской идеологии.[323]Ширится движение скинхедов.[324]И их акции не просто дебоши на почве безделья. «Сейчас, — сказал в беседе с журналистом один из скинов, — очень многие разделяют национальные идеи. Когда мы раздаем листовки, к нам подходят и бабушки, и девчонки молодые, говорят, что только на нас и надеются. Если не бороться, нас очень скоро выкинут из своей же страны».[325]Как утверждают скинхеды, сегодня говорить о них как о политической организации еще рано, но то ли еще будет: со временем и до партии дорастут.[326]По данным ВЦИОМ националистические лозунги скинхедов одобряются 16% опрошенных. Еще 14% готовы вторить призыву: «Россия — для русских».[327]

В этих условиях возникает настоятельная нужда в адекватном осознании вставших перед страной объективных задач и выработке пути, который бы привел к обретению экономической и политической независимости. Главная задача заключается в освобождении России от экономической и политической зависимости от ортокапиталистического центра. А это невозможно без уничтожения паракапитализма. Национализм здесь не только ничем помочь не может, но, наоборот, с неизбежностью станет препятствием, раскалывая массы трудящихся. Иное дело — патриотизм, понимаемый как отстаивание интересов России и основной массы ее населения, независимо от расовых и этнических различий. И этот патриотизм носит классовый характер. Национально-освободительная борьба одновременно является и борьбой классовой. Настоящими патриотами могут быть только носители левых идей. И только левые в нынешней России могут быть патриотами.

Россия стоит перед выбором: ей нужно либо смириться со своим теперешним положением, либо попытаться выбраться из периферийного болота. И в ней идет борьба между капитулянтами, предателями национальных интересов, каковыми являются все наши «реформаторы», включая, разумеется Б.Н. Ельцина и всех его присных, и левыми патриотическими силами, отстаивающими интересы страны. И каждая из этих сторон имеет свои символы, которые сами по себе говорят о многом. Первые выступают под трехцветными флагами — теми самыми, под которыми белые армии в союзе с интервентами сражались за закабаление своего отечества, которые были приняты столь чтимыми «демократической» прессой прямыми изменниками родины — власовцами и которые были брошены во время Парада победы руками советских солдат на брусчатку Красной площади вместе со штандартами гитлеровских вооруженных сил. Вторые борются под красным знаменем, под которым Россия освободилась от зависимости от ортокапиталистического центра и разгромила фашизм. И здесь совершенно не причем великодержавные, имперские амбиции, как пытаются доказать «демократы».

И если Е.Т. Гайдар, как мы видели, непоследователен в оправданиях, то совершенно последователен в одном: в стремлении не только загнать Россию в периферию, но и увековечить ее пребывание в ней. Е.Т. Гайдар всегда приветствовал расширение НАТО и его продвижение на восток, считал возможным и нужным отдать Эстонии исконно русский Печорский край, выступал против союза с Белоруссией, против сближения с Китаем, требовал передачи Южных Курил Японии и т.п.[328]Такую политическую линию нельзя охарактеризовать иначе как антироссийскую, и одновременно, конечно, как проамериканскую, пронатовскую, т.е. предательскую по отношению к своей стране. Не отстают от Е.Т. Гайдара и другие «демократы». За теснейшую связь с Западом и против союза с Белоруссией всегда выступал и продолжает выступать Г.А. Явлинский и его соратники по «Яблоку».[329]

Но, пожалуй, рекорд среди «демократов» побил бывший экономический советник президента и министр экономики Е.Г. Ясин, который горько сожалел, что Россия так и не была оккупирована иностранными войсками, т.е., надо полагать, армиями США и НАТО. Вот, что он сказал в одном из своих интервью по поводу экономических трудностей, которые испытывала ельцинская Россия: «Японцам и немцам было проще, потому что у них была просто разрушенная промышленность, была оккупационная власть, и уже многое было сделано для того, чтобы расчистить почву и начать сначала. Россия, к сожалению, не находится в такой ситуации».[330]

Так или иначе осознавая, что они вступили на путь предательства интересов своей страны, «демократы» пытаются оправдать предательство вообще. С этим связаны и бесконечные повторения приведенного выше (1.8.14) высказывания С. Джонсона о патриотизме как последнем прибежище негодяев, бесконечные восхваления Власова, Пеньковского, Резуна и других изменников родины, всемерная апология и защита политических организаций стран СНГ, занимающих антироссийские позиции (Рух, БНФ и др.) и столь же активное шельмование политиков, выступающих за дружбу и союз с Россией.

Освобождение России от экономической и политической зависимости от Запада, конечно, находится в непримиримом противоречии с интересами паракапиталистического центра. Поэтому любая попытка России добиться независимости с неизбежностью встретит яростное сопротивление Запада, который не захочет выпускать свою жертву.

После августовского краха 1998 г. в обстановке резко обострившегося не только экономического, но и политического кризиса Б.Н. Ельцин, чтобы спасти себя, был вынужден в сентябре назначить премьером России Евгения Максимовича Примакова. В правительство впервые после начала «реформ» вошли коммунисты. Его экономический блок возглавил член ЦК КПРФ Юрий Дмитриевич Маслюков. Новое правительство в тяжелейших условиях сумело найти пути выхода из экономической катастрофы.

Оно впервые после начала «реформ» отказалось послушно выполнять указания МВФ. Е.М. Примаков в выступлении в Белгороде 21 ноября 1998 г. заявил: «Меня раздражает, например, когда приезжает делегация, состоящая из молодых людей, которые в жизни почти ничего не видели... не зная условий нашей страны, не зная как следует наше положение, начинают рекомендовать, диктовать какие-то условия».[331]

Впервые после начала «реформ» не только начали регулярно выплачиваться заработная плата бюджетникам, пенсии и пособия, но и постепенно погашаться накопившаяся за многие месяцы задолженность. Были созданы условия для прекращения спада производства и даже его подъема. Е.М. Примаков пытался начать борьбу с коррупцией, вести более независимую внешнюю политику. Все это дорого ему обошлось.

Уже первые, довольно робкие и не всегда последовательные шаги «розового» российского правительства, направленные к изменению политического и экономического курса, встретили нарастающее сопротивление со стороны Запада и прежде всего США и МВФ. По существу от России потребовали стать на колени, сместить недостаточно покорное правительство и заменить его более послушным. Выполняя волю заокеанских господ и российской компрадорской буржуазии, шумную компанию за смещение правительства Е.М. Примакова развернули наши «демократические», т.е. буржуафильские, средства массовой информации. Особенно усилился нажим после начала агрессии НАТО против Югославии. 12 мая 1999 г. президент Б.Н. Ельцин сместил правительство В.М. Примакова. Премьером стал бесцветный и послушный Сергей Вадимович Степашин.

Вскоре после этого события я писал в книге «Философия истории» (М., 1999) : «Прогнозы сейчас строить трудно. Но одно можно сказать с уверенностью. Никакое полностью проамериканское, прозападное правительство в России долго не удержится».[332]Это поняли и на самом верху.

Назначенному 9 августа 1999 г. новым премьер-министром Владимиру Владимировичу Путину был спешно создан имидж патриота, свято блюдущего национальные интересы страны и не поддающегося никакому внешнему, включая американский, нажиму. Ненавидимый подавляющим большинством населения страны, Б.Н. Ельцин 31 декабря 1999 г. ушел в отставку с поста главы государства, И.о. президента РФ стал В.В. Путин. Заручившись славой патриота, державника и располагая всеми рычагами власти, В.В. Путин 25 марта 2000 г. одержал победу на выборах и стал президентом Российской Федерации. Пост премьер-министра занял Михаил Михайлович Касьянов.

Новый президент оказался в тяжелейшей ситуации. В классовом обществе государственная власть всегда должна защищать интересы господствующего класса. Но она обязательно должна служить и интересам социоисторического организма, т.е. национальным. И хорошо для человека, стоящего у власти, когда интересы господствующего класса и интересы социоисторического организма хотя бы частично совпадают. В.В. Путин же пришел к власти в условиях, когда интересы господствующего класса и интересы социоисторического организма, национальные абсолютно разошлись.

Важнейшие вопросы, которые встали перед новым президентом — внутренняя, прежде всего экономическая, и внешняя политика. Чтобы создать имидж патриота, В.В. Путину нужно было не только говорить, но и действовать. Один его козырь — Чечня. Другой — внешняя политика. После его прихода к руководству продолжал проводиться курс, основу которого заложил Е.М. Примаков, когда он в 1996 г. сменил американскую марионетку Андрея Владимировича Козырева на посту министра иностранных дел. Но Е.М. Примакову постоянно мешал Б.Н. Ельцин и его камарилья. В.В. Путин так скован не был. На протяжении двух лет им было предпринято немало акций, вызвавших недовольство на Западе: налаживание связей с Ираном, Ираком, КНДР, Кубой, поддержка Ирака, договор с Китаем и т.п. В США возникли серьезные опасения, что новый президент поведет независимую политику, будет исходить из национальных интересов страны. Все это способствовало росту популярности В.В. Путина внутри страны.

Но самой важной является все же внутренняя политика. Долгое время ахиллесовой пятой левых патриотических сил, представленных прежде всего КПРФ, было отсутствие разработанной экономической политики. Были общие лозунги, но не было тщательно подготовленной программы. К настоящему времени положение изменилось. Усилиями С.Ю. Глазьева и его единомышленников такая программа создана. Претворение ее в жизнь означало бы освобождение страны от экономической, а тем самым и политической, зависимости от ортокапиталистического центра, уверенный рост общественного производства, а тем самым и ВВП, повышение жизненного уровня населения страны.

В течение некоторого времени во властных верхах России конкурировали две программы будущего экономического развития страны. Одна из них была разработана комиссией Государственного совета, которую возглавил губернатор Хабаровского края Виктор Иванович Ишаев. В основных своих положениях она во многом совпадала с программой С.Ю. Глазьева. Она предполагала продолжение политики, начатой правительством Е.М. Примакова, и в частности, усиление роли государственного регулирования экономики. Ее претворение в жизнь обеспечило бы уверенный рост ВВП, по меньшей мере, на 6% в год.

Однако В.В. Путин после ряда колебаний в целом одобрил совершенно иную программу, составленную министром экономического развития и торговли Германом Оскаровичем Грефом и его командой. Эта программа предусматривает последовательное продолжение политики, начатой под диктовку США и МВФ правительством Е.Т. Гайдара. Как писал один независимый эксперт: «На деле в усеченном виде реализуется экономическая программа Гайдара, хотя, по понятным соображениям, власть об этом предпочитает не распространяться».[333]Начался новый, уже третий по счету «реформаторский» прорыв.

Программа Г.О. Грефа, которая охватывает не только сферу экономики, но и ряд других областей, в основном уже принята и для ее обеспечения исполнительная власть, прежде всего президент, частично уже протолкнула, частично усиленно проталкивает целый пакет законов, выгодных олигархам. Принят закон о равной налоговой ставке (13%) для всех слоев населения: для бедняков она повышена, на состоятельных и особенно богатых резко снижена. Образовавшаяся дыра в бюджете затыкается за счет повышения косвенных налогов, т.е. за счет карманов бедняков. Власть утверждала, что в результате снижения налоговой ставки доходы будут выведены из тени. Если она действительно на это надеялась, то просчиталась. В 2001 г. из 548,78 млрд рублей было собрано лишь 256,7. млрд. Недоплачено налогов на 292 млрд, т.е. остались в тени доходы на 2,2 трлн рублей.[334]В 2002 г. в России было укрыто от налогов 3,3 трлн рублей.[335]

Принят новый Кодекс законов о труде (КЗоТ), лишающий работников многих прав, которыми они пользовались раньше, во многом превращающий их в рабов. «Практика правового урегулирования рабочего времени в Трудовом кодексе, — пишет доктор юридических наук Владимир Миронов, — сводится к предоставлению работодателю возможности бесплатно использовать труд работников столько, сколько ему потребуется. Взамен работники ничего не получают — даже минимально пристойной зарплаты»[336].

Приняты Земельный кодекс и Закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения, разрешающие свободную продажу земли. До сих пор наш паракапитализм отличала от латиноамериканского его варианта одна особенность — отсутствие латифундий. Последние — одно из серьезнейших препятствий на пути социального и экономического развития стран Латинской Америки. Поэтому руководством некоторых из них принимаются меры, направленные к ликвидации латифундий. Политика нашей исполнительной власти — прямо противоположна. Свободный оборот земли с неизбежностью приведет к обезземеливанию значительной части сельского населения и возникновению не ферм и не крупных аграрных предприятий, а классических латифундий. Часть земель будет при этом пустовать, а на остальных трудиться кабальные арендаторы.

Компания за введение свободного оборота земель велась под демагогическим лозунгом обеспечения права крестьян на землю, хотя ее вдохновители прекрасно понимали, что результатом предлагаемых ими мер будет потеря ими этого права. Впрочем, иногда они проговаривались. Так, газета «Известия» после бесконечных стенаний о том, что законодатели, не допуская свободной продажи земли, тем самым не хотят дать землю крестьянам, вдруг поместила ликующую статью под названием «В российское село пришел помещик-реформатор».[337]В результате все стало на свое место.

Пенсионная реформа имеет целью снять с государства ответственность за обеспечение людей, достигших старости. В результате уже начавшей претворяться в жизнь т.н. реформы жилищно-коммунального хозяйства на плечи малообеспеченной части населения взваливается непосильное финансовое бремя. По существу вся эта «реформа» состоит лишь в резком повышении платы за жилище и коммунальные услуги. Ничего другого, кроме попытки сбросить с государства всякую ответственность за жилищно-коммунальное хозяйства, в ней не просматривается.

Одобренные пропутинским большинством Государственной Думы законы о реформировании естественных монополий (РАО «ЕЭС», МПС) приведут к дальнейшему разрыву экономического единства страны, а для потребителей выльются в дикий рост цен. Начинается очередная реформа образования, которая окончательно развалит образовательную систему и закроет доступ к высшему образованию выходцам из малообеспеченных слоев населения.

Правительство ставит целью вхождение России во Всемирную торговую организацию (ВТО), хотя это, обеспечив ряд небольших преимуществ, подорвет народное хозяйство России. Как считает вице-президент Российского союза товаропроизводителей А. Уваров присоединение России к ВТО приведет к открытию внутреннего рынка для иностранцев, банкротству 140 тысяч неконкурентоспособных российских предприятий и появлению 30 млн новых безработных.[338]

Новый, уже третий по счету «реформаторский» прорыв с неизбежностью кончится еще более печально, чем первые два. Прежде в распоряжении «реформаторов» был гигантский материальный задел, созданный в годы советской власти. Страна в 1991 — 2002 гг. во многом жила «проеданием» старых запасов. Через 2 — 3 года эта благодать кончится. Все будет без остатка «проедено». К тому же к этому времени настанет срок выплаты значительной части внешнего долга. В 2003 г. Россия должна будет выплатить 17 млрд. долларов при намеченном на данный год бюджете страны в 76,4 млрд. долларов. Страна окажется в еще большей экономической, а тем самым неизбежно и в политической зависимости от Запада.

С 1992 г. в России шел непрерывный спад производства и уменьшение ВВП. По итогам 1997 г. было объявлено об увеличении ВВП на 0,5% или даже на 0,9%. В действительности же эта цифра появилась в результате использования Госкомстатом нового метода расчета. Если бы он был проведен по прежнему методу, то дал бы падение ВВП на 2—2,5%. В июле 1998 г. сокращение ВВП составило 4,5%, в сентябре — 10% по сравнению с началом года. Спад промышленного производства достиг 14,5%.

В 1999 г. в результате политики правительства Е.М. Примакова впервые началось реальное увеличение ВВП. В апреле 1999 г. промышленное производство на 1,5% превысило докризисный уровень апреля 1998 г.[339]В 1999 г. ВВП по первоначальным данным Госкомстата возрос на 3,5%, по последующим — на 5,4%. В следующем, 2000 году, когда по инерции продолжалась прежняя экономическая политика, объем ВВП возрос еще больше, чему в огромной степени способствовал рост цен на нефть. Это уже был год Путина. Поэтому, если первоначально Госкомстатом было объявлено, что в 2000 г. ВВП вырос на 7,7%, то в последующем, по-видимому, не без указания сверху цифра была увеличена до 8,3%.[340]

Но, уже начиная с 2001 г, стала претворяться в жизнь грефовская программа. И результаты не замедлили сказаться. Период устойчивого роста закончился. Промышленность лихорадит: небольшой рост попеременно сменяется небольшим спадом. Большая часть ее отраслей находится в состоянии депрессии. По официальным данным рост ВВП в 2001 г. составил 5%, т.е. меньше чем в 2000 г.[341]При этом имеются все основания полагать, что эта цифра завышена. Именно таким был год, который в одной из статей, подводивших итоги, был с полным правом назван «годом победившего либерализма».[342]

А в правительственном проекте бюджета на 2002 г. была поставлена задача поддержания темпов прироста ВВП в еще меньших пределах — 4,3%. И это происходило в обстановке гораздо более благоприятной, чем та, в которой пришлось действовать «розовому» правительству Примакова-Маслюкова. Последнее добилось начала подъема производства в условиях, когда цена на нефть на внешнем рынке не превышала 7 долларов за баррель. Правительство Касьянова-Грефа положило конец росту темпов экономического развития в условиях, когда цена на нефть выросла более чем втрое.

Дальнейшее следование новой сверхлиберальной программе приведет к еще большему сокращению роста производства и ВВП.

В определенной степени это начали осознавать и творцы этой экономической стратегии. Уже в начале 2002 г. они пришли к выводу что рост ВВП за год не превысит 3,4%. В конце февраля 2002 г. правительство одобрило разработанное министерством экономического развития и торговли (МЭРТ) сценарии развития российской экономики на 2003 — 2005 гг. Если цены на нефть на мировом рынке будут составлять 18,5 долларов за баррель, то рост ВВП составит 3,5% в год, если 21,5 долларов за баррель — 4,5%. Прогноз на следующие годы — 5—5,5% роста ВВП.[343]

Это вызвало гнев президента. 8 апреля 2002 г. он, подвергнув резкой критике предложенные сценарии развития, потребовал от правительства обеспечения более высоких темпов прироста ВВП.[344]По словам одних, В.В. Путин потребовал довести рост до 6—8%, по словам других — даже до 8 —10%. Министры частично отмолчались, частично дали понять, что такие темпы недостижимы. Тогда В.В. Путин через месяц снова обрушился на них, потребовав выполнения своих пожеланий. «Прошел уже месяц, — заявил он, — но пока я новых цифр не видел».[345]В ответ на это один из высокопоставленных чиновников правительства сказал журналистам: «Темпы роста не устанавливаются директивами. Заставлять людей переводить в конкретику цифр идеологические президентские наказы означает загнать себя в тупик».[346]А затем и М.М. Касьянов категорически заявил, что никаких «прорывов» в экономике в ближайшие годы не будет. Добавить можно в прогнозы самое большое несколько десятых процента.[347]

В.В. Путина и можно понять, и одновременно понять нельзя. Можно, ибо еще будучи премьером, он провозглашал необходимость обеспечить рост ВВП на уровне 8—10%. Можно, ибо Г.О. Греф и его сотрудники уверяли тогда, что их программа обеспечит такого рода рост.[348]Нельзя, ибо еще в то время, когда грефовская программа не стала законом, ведущие экономисты страны убедительно доказывали, что она приведет к сокращению темпов роста ВВП, а затем, в конечном счете, к новому краху экономики.[349]Нельзя, ибо весь последующий ход событий полностью подтвердил все эти печальные прогнозы.

Неужели президенту не было известно, что в 2001 г. рост ВВП снизился до 5%, что в течение всего четвертого квартала этого года никакого роста вообще не было. Неужели ему неизвестно, что его советник по проблемам экономики А.Н. Илларионов, который по своей должности должен быть знаком с состоянием российской экономики, заявил на состоявшейся в третьей декаде марта 2002 г. международной конференции «Экономический рост: после коммунизма», что после нулевого роста ВВП и снижения промышленного производства в четвертом квартале 2001 г. никакого роста ВВП по всей вероятности, не будет и в первом квартале 2002 г.[350]На той же конференции А.Н. Илларионов заявил, что налицо «переход экономики в депрессивную стадию» с периодическим ростом в 0 —2%».[351]

Правда, по сведениям МЭРТ в первом квартале 2002 г. рост ВВП все же составил 3,3%. Но понять, каким образом это произошло, совершенно невозможно. По данным того же учреждения, рост промышленного производства в январе 2002 г. равнялся нулю, в феврале — 0,7%, в марте — 1,1%[352]. Есть и другие данные — по заявлению первого заместителя председателя Госкомстата Александра Суринова в январе 2002 г. промышленное производство упало по сравнению с декабрем 2001 г. на 0,4%[353]. В конце концов А.Н. Илларионов, подводя итоги, заявил в июне 2002 г., что в четвертом квартале 2001 г. ВВП сократился по сравнению с третьим кварталом на 0,4%, а в первом квартале 2002 г. — еще на 0,5%[354].

Пять месяцев (ноябрь, декабрь 2001 г., январь, март и апрель 2002 г.) шло падение индекса интенсивности производства.[355]В апреле 2002 г. по данным Госкомстата объем промышленного производства снизился по сравнению с мартом на 4,3%, а с поправкой на различное количество рабочих дней — на 6,5%[356]. Министр по налогам и сборам Геннадий Букаев, объясняя недобор налогов в январе-апреле 2002 г., сказал, что эти месяцы характеризуются падением объемов производства всего народного хозяйства[357].

Исходя из этого, нельзя не признать, что обнародованные в феврале прогнозы правительства относительно развития российской экономики на 2003 — 2005 гг. не только не занижены, но, наоборот, завышены. При грефовском курсе и таких результатов достигнуть будет трудно. Министры, по-видимому, исходили из того, что всегда остается возможность надавить на Госкомстат с тем, чтобы он добавил 1 — 2 — 3 недостающих процента. Но приписать 5 — 6%, тем более 7 — 8%, — это уж слишком. Не то, чтобы это совершенно невозможно, но такая неумеренная фальсификация сразу же вскроется.

В конце мая министры, поупиравшись, все-таки вынуждены были как-то учесть критику президента, и внести некоторые поправки в сценарий развития. Но, конечно, ни о каких 6%, тем более 8% роста они даже не заикнулись. В новом прогнозе темпы экономического развития были увеличены на 2002 г. с 3,4% до 3,6%, а на последующие годы до 2005 г... на 1%[358]. И президент с этим смирился. В бюджетном послании, направленным им Федеральному собранию и правительству в начале июня, нет никаких требований радикального ускорения роста российской экономики[359]. Осенью 2002 г. М.М. Касьянов и другие министры рисовали светлую картину: рост ВВП к концу года возможно будет составлять 3,8, 3,9, а то и 4,0%. Но в начале ноября на заседании правительства премьер-министр вынужден был признать, что «качество роста ВВП» в 2002 г. неуклонно ухудшается. Оказывается, что 60% роста было достигнуто за счет хорошей нефтяной конъюнктуры. Премьер поведал также, что экспорт сокращается, импорт увеличивается, иностранные товары вытесняют с внутреннего рынка отечественную продукцию. Повторяется картина, которая предшествовала кризису 1998 г.[360].

В.В. Путину можно только напомнить русскую поговорку о том, что «снявши голову, о волосах не плачут». Он пожинает плоды своего собственного выбора экономической стратегии России. По существу, президент хочет устранить неприятные следствия, сохраняя порождающие их причины. Но так не бывает. Чтобы обеспечить высокой рост российской экономики, нужно изменить экономическую стратегию. А этого В.В. Путин сделать не хочет или не может

И совершенно неизбежно одобренная В.В. Путиным политика неуклонно ведет к дальнейшему обнищанию основной массы населения. И в этом нет никакой неожиданности. Еще в 2000 г. уже известная нам Н.М. Римашевская выступила на специальном заседании Совета безопасности РФ с резкой критикой социальной части программы Г.О. Грефа. Основные положения выступления были изложены в статье с весьма красноречивым названием «Эта программа будет посильнее шоковой терапии Гайдара». Социальные последствия реализации предложений команды Германа Грефа помогут богатым, но ускорят обнищание большинства россиян и подорвут человеческий потенциал страны»[361].

Начала нарастать инфляция. В начале 2001 г. правительство рассчитывало, что она в течение года не превысит 12%, но эта цифра была превышена уже к середине года. К концу этого года инфляция достигла по официальным данным 18,6%. В действительности она значительно выше. За год реальный рост цен и тарифов на платные услуги населению в целом составил 36,9%, на жилищно-коммунальные услуги — 56,8%, на услуги учреждений культуры — 32,7%, на пассажирские перевозки — 25,3%[362]. Если в Москве годовая инфляция в 2001 г. составила, как и в среднем по стране, 18, 6%, то при этом цены на мясо и рыбу выросли на 44%, на молоко и сыр — на 26%, на свежие овощи — на 60%[363]. В результате все прибавки к зарплате и пенсиям ею практически съедены. Не состоялась многократно обещанная индексация пенсий с 1 ноября. С 1 октября на 1 декабря 2001 г. было перенесено повышение зарплаты бюджетникам.

Два зарубежных специалиста — директор проекта Российско-Европейского центра экономической политики Иван Самсон и редактор Обзора российской экономики Сея Лайнела на пресс-конференции, состоявшейся в середине января 2002 г., обратили внимание на наметившееся снижение темпов промышленного роста и роста ВВП и подчеркнули, что имевший место экономический рост сопровождался ростом бедности и неравенства в распределении доходов между различными группами населения[364]. И это действительно так. Как свидетельствуют данные Госкомстата, в нынешней России ускоренными темпами идет процесс расслоения работающих по уровню материального обеспечения. Средняя зарплата 10% высокооплачиваемых россиян превышала среднюю зарплату 10% низкооплачиваемых в октябре 1999 г. в 32,1 раза, в апреле 2000 г. — в 34 раза, в апреле 2001 г. — в 39,6 раза[365].

С 1 января 2002 г. были отменены льготы по налогу на добавленную стоимость (НДС) на лекарства. Независимые эксперты давно уже предупреждали, что это приведет к резкому скачку цен. Министры успокаивали: цены по расчетам правительства поднимутся незначительно, самое большее на 3% — 5%. Цены уже в январе взлетели в среднем на 12%, а в некоторых регионах на 30 — 40%, и идет их дальнейший рост[366]. Лекарства и раньше были недоступны для значительной части населения (до 40%), что убийственно сказывалось на здоровье людей. Сейчас круг обреченных значительно расширился. Правительство беспомощно разводит руками, обвиняя торговых посредников и розницу.

Но вот что пишет руководитель центра по ценообразованию и экономическому анализу Сергей Уланов: «Группа ООН по проблемам бедности в России уже не один год констатирует в своих докладах, что из-за нехватки денег «многие россияне отказываются от назначенных врачами лекарств, процедур и лечения». Очень многим нуждающимся из альтернативы «жизнь или кошелек» пустой карман часто мешает выбрать жизнь. К сожалению, есть прямая связь между возможностью лечиться, ростом смертности и сокращением численности населения. Просто новый виток цен, спровоцированный НДС, переполнил чашу терпения и обнажил проблему. А она в том, что правительство несколько лет делает всё, чтобы цены на лекарства неуклонно ползли вверх»[367].

Когда член Комитета по охране здоровья и спорта Госдумы академик Сергей Колесников пытался выяснить у Г. О. Грефа, просчитал ли тот социальные последствия борьбы с льготами для производителей лекарств, министр ему ответил, что не его это дело — просчитывать социальные последствия[368].

Отменены льготы и на печатную продукции. Цены сразу начали расти, делая недоступными для подавляющего большинства населения. И правительство понять можно: неграмотным народом проще управлять. С 15 января были увеличены тарифы на пассажирские железнодорожные перевозки формально на 30%, а на деле — значительно выше (50 — 60%).

14 января было принято решение о повышении тарифов на электроэнергию на 32%, цен на газ — на 35%. Но инфляция сразу скакнула настолько, что правительство под нажимом президента вынуждено было пойти на попятный — новым решением цены на газа были с середины февраля повышены на 20%, на электроэнергию с марта — на 18%, на грузовые пассажирские перевозки — на 16%. При заложенной правительством в бюджете на 2002 г. инфляции в 12%—14%, она уже в январе достигла 3,1%, за четыре первых месяца составила 6,6%, за пять месяцев — более 8%[369]. После замедления темпов инфляции в сентябре 2002 г. октябрь открылся рекордным ростом цен — за первую неделю инфляция составила 0,6%. Как убеждены все крупные аналитики, фактический уровень инфляции в 2002 г. будет равняться 16,5—17%. Убеждены они и в том, что Госкомстат постарается подогнать ее к запланированному правительством уровню и оценит в 13,8—14,2%[370].

Если в течение 1999 г. и в январе-мае 2000 задолженность по зарплате снижалась, то начиная с июня она начала снова расти[371]. В 2001 г. рост задолженности продолжался. Уже в конце 2001 г. по России снова прокатилась волна забастовок и голодовок учителей, которым в течение нескольких месяцев не выдавали зарплату[372]. В 2002 г. положение еще больше ухудшилось. Просроченная задолженность по зарплате бюджетникам выросла в январе на 392 млн рублей, вся задолженность, включая и небюджетную сферу, — на 2,88 млрд рублей и достигла 32,83 млрд рублей[373]. По данным Госкомстата на 1 марта в отраслях социальной сферы было не выплачено 3027 млн рублей, что на 415 млн больше, чем было на 1 февраля. А всего бюджетники недополучили 4673 млн. рублей. По вине федерального центра задолженность образовалась в 37 субъектах РФ, по вине местных властей — в 58 регионах. В целом просроченная задолженность, включая небюджетный сектор, увеличилась за февраль на 1,75 млрд рублей и тем достигла цифры в 34,6 млрд. рублей[374]. По данным ЦК профсоюза работников народного образования на 4 апреля задолженность только учителям и только по статье «оплата труда» составила 1272 млн рублей, а общая задолженность — 5342 млн.[375]С середины апреля по середину июня задолженность по зарплате учителям выросла еще на полмиллиарда рублей. Имелись районы, где зарплата была выдана лишь за январь-май[376]. На 17 июля задолженность учителям по зарплате составила 1719 млн рублей. Долги медикам равнялись 1379 млн[377]. За июль задолженность по зарплате бюджетникам выросла на 6,7% и составила 5,5 млрд рублей, а в целом по экономике — на 2,1% до 35,9 млрд.

Дело настолько ухудшилось, что был вынужден вмешаться президент. Первый раз в конце июля, второй — в начале августа он дал строгие-престрогие указания немедленно ликвидировать задолженность медикам и учителям по зарплате и выплатить последним отпускные. Вице-премьер, курирующий эту сферу, и министр финансов тут же поклялись сделать это в считанные дни, но пользы от этого было немного. Значительная часть учителей, если и получила отпускные, то только после окончания отпуска. После некоторого снижения в августе долги в сентябре стали снова нарастать. К началу октября суммарная задолженность достигла 35 млрд 426 млн рублей. Задолженность бюджетникам за сентябрь увеличилась на 392 млн рублей и составила 4,7 млрд рублей. По сравнению с началом года задолженность работниками здравоохранения возросла в 3 раза, в сфере культуры и искусства в 1,7 раз[378].

Официально было объявлено, что в 2001 г. доходы населения выросли на 6%. Но даже если эта цифра верна, то необходимо учесть огромный разрыв в доходах между слоями населения (выше уже были приведены цифры, характеризующие разрыв в зарплате). На примере США мы выше видели, что рост ВВП на душу населения может сопровождаться снижением реальных доходов 80% населения, ибо весь этот прирост приходится на богатое меньшинство. Кроме того, нужно принять во внимание, что у нас при исчислении дохода, когда речь идет о заработной плате, учитывается не полученная людьми зарплата, а начисленная. В феврале 2002 г. 38% наемных рабочих получали зарплату, на которую не только семью прокормить было невозможно, но самому продержаться целый месяц[379]. Во всяком случае, по данным Госкомстата в первом квартале 2002 г. число людей с доходами ниже прожиточного уровня (неимущих) по сравнению с четвертым кварталом 2001 г. увеличилось на 12,9 млн, а именно с 34,8 млн (24% населения) до 47,7 млн (33%). У 8 млн россиян среднедушевые доходы составили от 16 до 25 рублей в день, т.е. крайнюю степень бедности[380].

В бюджете на 2003 г. не предусмотрено повышение благосостояния населения. Как заявил М.М. Касьянов, одной из основных задач на новый год должно стать «сохранение доходов населения на уровне не ниже, чем в текущем году»[381]. А это означает, что они снизятся. Что же касается долгосрочной программы правительства, то в ней предусматривается, что в 2002 г. неимущие составят 27%, в 2003 г. — 26 — 27%, в 2004 г. - 24-26%, в 2005 г. - 23-25%[382].

Проводимая сейчас президентом и правительством экономическая политика исключает возможность возрождения экономической мощи России и повышения жизненного уровня ее населения. Она увековечивает зависимость нашей страны от ортокапиталистического центра. С.Ю. Глазьев еще в 2000 г. подчеркивал, что, если экономическая политика будет «проводиться в интересах финансовых спекулянтов, финансовой олигархии и международного капитала, как это делается сегодня, то мы обречены. Нетрудно просчитать, что в таком случае через 2 — 3 года российский производственный потенциал вследствие выбытия устаревших производственных мощностей сократиться на четверть. Еще через 3 года вдвое. То есть к 2008 году абсолютная экономическая мощь снизиться вдвое. Об относительной и говорить не хочется... Останется большая территория, осваиваемая транснациональными корпорациями. С нищим вымирающим населением»[383]. Другой известный экономист, бывший директор Института проблем глобализации М.Г. Делягин писал через год: «Говорить о будущем России бессмысленно, потому что будущего России при нынешней системе власти нет. Нас снова ожидает девальвация — к концу 2004 года максимум»[384].

Не менее категоричен заместитель директора Института прикладной математики РАН доктор физико-математических наук Г. Малинецкий, занимающийся математическим моделированием и прогнозированием экономических процессов. Он и его сотрудники предсказали наступление дефолта, случившегося в России в августе 1998 г., за три года до этого события. Но к их голосу не захотели прислушиваться. Вот, что он сказал в интервью в 2001 г.: «А вообще мы не разделяем оптимизма правительства. Наши оценки показывают, что в предстоящие 10 лет стране угрожает коллапс. Она у черты, за которой износ оборудования предприятий приведет к лавине техногенных и социальных катастроф, уничтожению обрабатывающей промышленности, росту цен на транспорт и окончательному распаду страны»[385].

И эта лавина катастроф уже началась. Затопление г. Ленска в 2001 г. Бесконечные авиационные катастрофы. Постоянное разрушение многоэтажных домов. Невиданные по масштабам лесные пожары. Грандиозное бедствие, постигшее Северный Кавказ в июне 2002 г. И во всех случаях невозможно все свалить на разгул природной стихии. Ведь по всей стране в целях экономии было закрыто большинство метеорологических и сейсмических станций, рассыпается система прогнозирования и предупреждения стихийных бедствий, в частности почти полиостью прекращены строительство и ремонт дамб, подпорных стенок и мостов, чистка и углубление русел рек и т.д. Только на Северном Кавказе было закрыто 80% наблюдательных станций и постов[386]. Условия для катастроф создаются хищническим способом ведения сельского и лесного хозяйства[387]. В Московской области была уничтожена гарантировавшая от пожаров система оборотного технического водоснабжения на базе шатурских озер. Не только в этой области, но и по всей стране практически прекратилась авиаразведка лесных пожаров. На их ликвидацию не хватало ни техники, ни горючего для техники, ни денег на закупку горючего и техники. В результате выгорали не только леса и поля, но и целые деревни[388]. Страну потрясла трагедия, которая произошла в результате схода ледника Колка в Северной Осетии. А затем выяснилось, что после 1969 г., когда произошел сход меньшего масштаба, над ледником было установлено наблюдение. 10 лет назад в целях экономии оно было снято. Нехватка денег помешала вовремя получить информацию с МКС о надвигающейся катастрофе. На снятии наблюдения сэкономили по 1 млн. рублей в год, результат — более сотни загубленные жизней[389].

Крайне нерадостными оказались и конечные итоги 2002 г. В сентябре снова началось падение индекса интенсивности производства (-0,1), которое продолжалось в октябре (-0,5), ноябре (-0,7) и декабре (-0,4)[390]. Инфляция взмыла настолько, что правительство вынуждено было признать, что она превысила его прогнозы и достигла 15,1%. Пока наши руководители еще окончательно не договорились относительно того, какими цифрами прироста ВВП нас порадовать: говорится и о 4,0%, и о 4,1%, и даже о 4,3%. Но последнее число явно из области фантазии. Говоря о росте в 4,0%, М.М. Касьянов, тут же был вынужден снова признать, что 60% прироста достигнуто за счет повышения на внешнем рынке цен на сырье[392]. Об этом же несколько ранее говорил и главный экономист московского офиса ВБ Кристоф Рюль[393]. Как указывал он, отрасли обрабатывающей промышленности России показывают нулевой рост или даже спад. Еще одним важным источником прироста ВВП явилось повышение тарифов на услуги транспорта и связи[394]. Иначе говоря, в самом лучшем случае реальный прирост ВВП в 2002 г. не достиг даже 2%.

Было объявлено, что в 2002 г. доходы населения возросли на 8,5%. Но если принять во внимание, что на долю 15% населения России приходится 85% всех сбережений в банковской системе, 57% денежных доходов, 92% доходов от собственности и 96% расходов на покупку валюты, а остальные 85% располагают лишь 8% доходов от собственности и 15% сбережений, то эта цифра может свидетельствовать лишь о продолжении абсолютного обнищания основной массы населения России[395]. Есть цифры еще более выразительные. По данным журнала «Форбс» совокупное состояние 17 российских олигархов составляет 1 трлн 74, 15 млрд рублей, т.е. более 50% всей денежной массы страны. На долю остальных 145 млн россиян приходится менее 50%[396].

Безрадостно и начало 2003 г. Галопирует инфляция. При правительственном прогнозе в 12% она выросла в январе на 2,4%, в феврале — почти на 2%, т.е. более трети от запланированного на год уровня. Даже президент выразил по этому поводу беспокойство и потребовал от правительства удержать ее в запланированных рамках. Эксперты считают это трудным, если вообще выполнимым[397]. Ведь с начала 2003 г. выросли тарифы на электроэнергию на 20%, на бытовой газ — на 25%, на услуги связи — на 10-16%, на пассажирские перевозки — на 12%. Поднялись цены на бензин, на сахар и другие продукты питания[398]. В некоторых регионах страны тарифы на электричество выросли даже на 40-60%, что вызвало возмущение президента[399]. Но ничего не изменилось.

На начало 2003 г. задолженность по зарплате на 2% превышала долги, существовавшие на 1 января 2002 г. Она равнялась 30 575 млн. рублей[400]. В январе эта сумма увеличилась на 2 650 млн., достигнув к 1 февраля 33 220 млн. Из них 2369,5 млн. приходились на отрасли социальной сферы. Если в начале года 6 млн человек не получили заработной платы, то 1 февраля число обиженных достигло 6,5 млн (каждый десятый, официально занятый в экономике)[401]. Как поведал президент, в феврале задолженность по зарплате бюджетникам выросла на 8%. Выразив озабоченность, президент в то же время заявил, что в этом «никакой трагедии нет»[402]. Для него, конечно, нет. Но не для тех, кто, отработав, остался без средств существования. В результате в начале года по всей России снова прокатилась волна забастовок, главным образом, учителей. Во Всероссийской акции протеста, организованной профсоюзами народного образования и науки, здравоохранения и культуры, которая происходила 26 — 28 февраля, приняли участие сотни тысяч людей.

Известный экономист Александр Дейкин, подводя итоги 2002 г., пишет, что они «ставят жирный крест на всей экономической политике, проводившейся (или, точнее, не проводившейся) в России в последние три года».[403]Это вынуждены были признать и руководители нашей экономики. Сам Г.О. Греф 20 февраля 2003 г. на заседании правительства заявил, что если развитие экономики будет идти так, как оно шло последние два-три года, то темпы роста ВВП при самых благоприятных условиях не будут превышать 1-2% в год, а при неблагоприятных — начнется его падение. Поэтому МЭРТ предложил новую программу социально-экономического развития России до 2005 г[404]. Но так как она базируется на тех же самых «гайдаровских» принципах, то можно заранее сказать, что все останется по-прежнему.

Таким образом, внутренняя политика В.В. Путина приобретает все более антинациональный и антинародный характер. Она диктуется потребностями наших олигархов, которые расходятся с интересами страны и подавляющего большинства ее населения. Когда олигархи на встрече с В.В. Путиным потребовали либерализации валютной политики, в части снижения нормы обязательной продажи Центробанку валютной выручки экспортерами с 75% до 50%, он послушно пошел им навстречу, хотя эта мера должна губительно сказаться на экономике страны. А с 2003 г. норма снижена до 30%. В 2002 г. из России было вывезено денег на 18,1% больше, чем в 2001 г. Все это будет способствовать дальнейшему бегству капитала, которое и до этого при новом президенте не только не сократилось, а увеличилось. По зарубежным данным в 2000 г. утечка денег за границу возросла по сравнению с 1999 г. на 30%[405].

В угоду олигархам и чиновничеству за время правления В.В. Путина не принято никаких мер по борьбе с коррупцией. Россия была и остается одной из самых коррумпированных стран мира. По индексу коррупционности за 2001 г. составленному международной организацией «Транспаренси интернэшнл», в который включено 91 государство, Россия оказалась в числе 11 самых неблагополучных стран.[406]В общем, как сказано в названии одной газетной статьи, в которой рассказывается о встрече президента с олигархами, «Владимир Путин делает для бизнесменов все возможное»[407].

В течение определенного времени существовал известный разрыв между внутренней политикой В.В. Путина, которая обрекает Россию на зависимость от Запада, и внешней политикой, отличавшейся известной самостоятельностью. В результате он стоял одной ногой в одной лодке, а другой — в другой. Но лодки все больше расходились. Неизбежностью был выбор одной из них. Настаивание на грефовской программе необходимо обрекало на следование в фарватере Запада.

Нельзя не заметить, что внешняя политика В.В. Путина и раньше не отличалась последовательностью. Он настоял на ратификации крайне невыгодного России договора СНВ-2, постоянно заговаривал о возможности вхождения России в НАТО. И как писала наша и зарубежная пресса, жесткий нажим президента на Госдуму с тем, чтобы заставить принять Земельный кодекс и КЗоТ в первой половине июля 2001 г., т.е. до начала встречи руководителей восьми ведущих стран мира, намеченной на 20 — 22 июля в Генуе, во многом имел целью угодить им и создать образ последовательного и удачливого либерального реформатора. Вопреки протестам российской общественности, но в угоду американцам была утоплена космическая орбитальная станция «Мир». Наметившийся прозападный и проамериканский курс окончательно оформился после взрывов 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Но это еще не конец истории. Рано или поздно Россия вынуждена будет встать на путь борьбы за экономическую самостоятельность. Однако результаты ее усилий будут успешны лишь в том случае, когда она станет действовать рука об руку с другими участниками глобальной классовой борьбы.


184. См.: Глазьев С. Как добиться экономического роста? // РЭЖ. 1996. № 5-6. № 7; Величенков А. Куда мы идем с МВФ? // Там же. 1996. № 8.

185. См.: НГ. 26.09.1997.

186. См.: Кошкарева Т, Нарзикулов Р. Зачем России собственное правительство? // НГ. 18.12.1997.

187. Третьяков В. Правительство холопов // НГ. 19.12.1997.

188. Цит.: Глазьев С. Кто в стране хозяин? // СР. 23.04.1998.

189. Рогов С. Приоритеты и долги // НГ. 03.10.1998.

190. Коэн С. И это называется реформой? // СР. 27.08.1998.

191. МВФ помогал России платить долги // Известия. 15.01.1999.

192. Цит.: ЕБРРР признался, что развалил Россию // Новая газета. 20-26.12.1999.

193. В начале 1998 г. наши тогдашние руководители и поддерживающие их средства массовой информации устроили грандиозную шумиху по поводу роста российского валового продукта на 0,5%. В действительности эта цифра была результатом введения Госкомстатом по настоянию правительства нового метода расчета валового продукта. Если бы был использован прежний метод, то он дал бы падение объема продукта на 2,5%.

194. Содружество независимых государств в 1999 году. Статистический ежегодник. М., 2000. С. 18; Экономика содружества независимых государства в 2001 году // ВС. 2002. № 4. С. 46-48; Строганов Ю. Что стоит общий дом построить? // Труд. 28.06.2002; Производство и использование валового внутреннего продукта в странах СНГ в 1999-2002 гг. // ВС. 2003. № 1. С. 59

195. Производство и использование валового внутреннего продукта в странах СНГ в 1999 — 2002 гг. // ВС. 2003. № 1. С. 60-61.

196. Гнездовский Ю.Ю. Темпы роста заработной платы в белорусской экономике как результат инфляционного перераспределения ресурсов // ВС. 2002. № 5. С. 23 сл.

197. На 60-м месте // СР. 27.07.2002.

198. Головачев В. Не всем хватит на хлеб с маслом // Труд. 14.11.2001.

199. Карелин С. Кризис по-белорусски // НГ. 12.09.1998.

200. См., например: Петрачев М. Дипломат бросил вызов белорусскому президенту // НГ. 25.07.2001; Чугаев С. Русобелия отменяется // КП. 15.06.2002.

201. Бжезинский 3. Геостратегия для Евразии // НГ. 24.10.1997; Он же. Великая шахматная доска. М., 1998. С. 239-240.

202. Цит.: Стуруа М. «..И натравливать их друг на друга» // НГ. 15.12.1998.

203. Тульский М. Нам Намибию бы догнать... // НО. 2002. № 19. Ср. Страны мира. 2000. Статистический справочник ООН. М., 2001; Страны и регионы. 2000. Статистический справочник Всемирного банка. М., 2001.

204. На 60-м месте // СР. 27.07.2002.

205. См.: Амосов А. Без компаса // Труд. 29.02.2002.

206. Борисов В. Непрожиточный уровень // Труд. 25.01.2002.

207. См.: Тульский М. Итоги десятилетия реформ // НО. 2002. № 6.

208. Сколько в России заброшенных пашен // КП. 20.09.2001.

209. См.: Народное хозяйство в СССР в 1989 г. М., 1990. С. 156; Российский статистический ежегодник. 1999 г. М., 2000. С. 409.

210. См.: Петраков Н. Еще одно поле чудес все в той же стране // Труд. 22.10.2002.

211. См.: Семенов Ю.И. Россия: что с ней было, что с ней происходит и что ее ожидает в будущем? М., 1995; 14.02.1998; Монастырский О. Судьба нации зависит от того, чем она питается // КЖ. 1998. № 4; Санько В. Радикальные рецепты // НГ. 04.06.1998; Максименко В. Время задавать вопросы // НГ. 15.07.1998; Санько В. Бедных становится больше // Там же. 13.02.1999. и др.

212. Римашевская Н. Эта программа будет посильнее шоковой терапии Гайдара // КЖ. 2000. № 14.

213. Содружество независимых государств в 1999 году. Статистический ежегодник. М., 2000. С. 42; Глазьев С. Рыба ищет где глубже // Труд. 07.07.2001.

214. Бурдуков П. Продукты по карточкам? // Век. 2002. № 29.

215. См.: Танеева О. Юноши четвертой категории // Труд-7. 11.11.2001.

216. Российские мужчины недоедают // Газета. 30.05.2002.

217. См.: Волков В. Пенсионеры за чертой бедности // Известия. 30.06.1999.

218. Мухамедьярова Л. Тупик с заветной дверцей. В Смоленской области за последние годы исчезли с лица земли 500 деревень // ОГ. 2001. № 22.

219. Писанов В. Почем бочка с водой? // Труд. 08.10.2002.

220. См.: Лиханов А. Для государства 1 июня должно стать днем извинения // НГ. 29.05.1999; Он же. Не загоняйте ребенка в угол // Труд-7. 31.05.2001; Спасти детство — от кулака, бескормицы, болезней сиротства // СР. 01.06.2002.

221. Римашевская Н. Эта программа будет посильнее шоковой терапии Гайдара // КЖ. 2000. № 14; Наркомания в России: угроза нации // КЖ. 2001. № 9; Мамедова М. Водички не дадите? // Труд. 19.01.2002; Горбачева А. Бывшие люди // НГ. 06.06.2002; Сухая С. В притон через «эффект скуки» // Труд. 28.06.2002; Соловьев Н. Наркотики — больше, чем угроза // Известия. 26.06.2002.

222. См.: Головачев В, Поруганное детство // Труд. 01.03.2002.

223. Масштабы работорговли потрясают // Труд-7. 21.02.2002.

224. Савин А. Мифология нищеты // ОГ. 1999. № 5; Соколин В. Масштабы бедности в стране завышаются // Труд-7. 14.06.2001.

225. Князев В. Погружение в во тьму // Труд. 30.05.2001.

226. Второе разрушение Берлинской стены // МН. 2002. № 12.

227. До и после семнадцатого августа. Вопросы «Общей газеты» и Радио «Свобода» Григорию Явлинскому // ОГ. 19-25.11.1998.

228. Там же.

229. См.: Абалкин Л.И. Выбор за Россией. М., 1998. С. 44 и др.

230. См.: Притча о старом палаче // СР. 01.10.1998.

231. Сакс Дж. Порочное зачатие капитализма в России // НВ. 1997. № 49. С. 14.

232. Цукерман М. Гордая Россия на коленях // СР. 11.02.1999.

233. Валлерстайн И. Россия и капиталистическая мир-экономика, 1500-2010. С. 39.

234. Синдром козы [Интервью главного научного сотрудника Института экономики РАН Людмилы Ржаницыной] // МН. 2001. № 29. С. 9; Басков В. Не сеем, не пашем, не строим... // ОГ. 2001. № 23.

235. Басков В. Указ. раб.

236. Основные социально-экономические показатели по Российской Федерации за 1996-2001 годы // ВС. 2002. № 3. С. 69; Головачев В. Жизнь стала лучше, но не у всех // Труд. 22.12.2001; Он же. Бедные, как всегда, в накладе // Труд. 31.05.2002. Треть населения живет ниже прожиточного уровня // СР.01.06.2002.

237. Ржаницына Л.С. О бедности в России: причины, состав, профилактика // Семья в России. 1997. № 3. С. 7.

238. Чернина Н.В. Бедность как социальный феномен российского общества // Социс. 1994. № 3. С. 54.

239. Римашевская Н.М. Социальные последствия социальной трансформации в России // Социс. 1997. № 6. С. 55.

240. См.: Басков В. Указ. соч.

241. Ханин Г. Вранье остается любимым занятием статистиков // ОГ. 02-08.07.1998; Никовская Л., Степанов Е. Конфликтный потенциал современной политики. Социальный взрыв или политический переворот? // НГ-сценарии. № 10. Октябрь 1998 г.; Григорьев Л. Нам нужны честные и недорогие выборы // МН. 1998. № 51. С. 7; Горшков M. Летние настроения россиян // НГ. 16.07.1999; Савин А. Кризис наплодил «новых бедных», но не тронул «новых русских» // Там же. 22 июля 1999 г.

242. Львов Д. «Мы плохо работаем потому, что плохо живем» // Правда. 16.05.1998; Гаман-Голутвина О. «Террариум единомышленников» // НГ. 02.06.1999.

243. Смирнов Е. Назад к госрегулированию // НГ- полиэткономия. 1998 № 16.

244. Вольский А. Социальный контракт: деноминация обязательств // НГ. 03.08. 2000; Тульский М. Держи карман шире // НО. 2002. № 6.

245. Починок А. Может ли зарплата быть справедливой? // Труд. 06.11.2001.

246. Нигматулин Р. Спрос — это прогресс // Труд. 14.05.2002.

247. См.: Головачев В. Как одолеть порог бедности? // Труд. 21.02.2002; Нокряков В. Выигрышный шанс // Труд. 25.06.2002.

248. См.: Россия у критической черты: возрождение или катастрофа. М., 1997. С. 60; Заславская Т.И. Социальная структура современного российского общества // Общественные науки и современность. 1997. 2. С. 16-17.

249. Сакс Дж. Указ. раб. С. 14.

250. Объем вывезенного из РФ капитала — 300 млрд долларов // ВМН. 27.03.2002.

251. См.: Макаревич Л. Девальвацию рубля удалось лишь отсрочить // ФИ. 16.06.1998; Ханин Г. Вранье остается любимым занятием статистиков.

252. Бородин П. В России есть все, чтобы мы быстро вырвались из кризиса // Известия. 24.02.2000.

253. См. заметку: Совет безопасности РФ рассмотрит проблему борьбы с преступностью // Известия. 22.07.1998.

254. Петраков Н.Я. Русская рулетка. М., 1998. С. 275.

255. Из загранки возврата нет // Труд. 22.06.2002.

256. См. Стуруа М. Русский медведь вновь угрожает // НГ. 04.07.1998; Макаревич Л. Указ. раб.; Рогов С. Приоритеты и долги // НГ. 03.10.1998.

257. См.: Зверева Е. Чувство долга // МК. 22.02.2002.

258. См.: Айдинова Л. Окинавский рубикон // Век. 2000. № 30.

259. Дмитриева О, Как мираж в пустыне // ЛГ. 2002. № 40.

260. Так догоним ли мы Португалию? И когда? Или никогда (Беседа в редакции с Андреем Илларионовым) // НВ. 2002. № 25. С. 13.

261. Глазьев С.Ю. Геноцид. Россия и новый мировой порядок. Стратегия экономического роста на пороге XXI века. М., 1997. С. 116.

262. См.: Сорос Дж. Может ли Россия показать миру путь к открытому обществу? // Известия. 08.10.1997; Я думаю, Россия могла бы показать миру путь к открытому обществ. Беседа с Дж. Соросом // Русская мысль. 30.10-05.11.1997; Герасимов Г. При капитализме берут верх беспринципные. Джордж Сорос считает, что «рыночный фундаментализм» опасен // НГ. 13.02.1999.

263. Петраков Н. Успела ли наша мафия стать бессмертной? // ОГ. 25.02-03.03.1999.

264. См.: Семенов Ю.И. Россия: Что с ней было, что с ней происходит, что ее ожидает в будущем. С. 25-27.

265. См.: Горшков М. Разлагающее влияние коррупции // НГ. 19.06.1998.

266. Цит.: Примаков Е.М. Восемь месяцев плюс... М., 2001. С. 193.

267. См.: Ринаева И. Ни дня без взятки // МК. 22.05.2002.

268. Цит.: Хлебников П. Крестный отец Кремля Борис Березовский или История разграбления России. М., 2001. С. 314.

269. Российский статистический ежегодник. М., 2000. С.243; Преступление — выбор бедных, малообразованных и пьющих // ВН. 18.06.2002; На 2-е место... // Труд. 21.06.2002.

270. См.: Будберг А. Преступность в Кремле. Путин требует очистить улицы // МК. 01.06.2002.

271. Там же.

272. См.: Объемы теневой экономики России превысили сорок процентов // ФИ. 24.02.1998; Куликов А. Тень накрыла 60 миллионов россиян // ОГ. 30-0 5.08.1998; Коррупция обходится России в 15 млрд долларов ежегодно // ВРМ. 29.01.2001.

273. См.: Озерова М. «Беспризорная» статистика // МК. 21.02.2002.

274. Стрелецкий В. «Нужно менять систему власти!» // НО. 2002. № 21.

275. Ханжин Б.М. Российская академия медицинских наук констатирует: вымирание (статья написана по материалам 10 сессии общего собрания РАМН) // СР.31.01.2002.

276. Горбачева А. Предсказание по генетическому коду // НГ. 27.06.2002.

277. См.: Лесков С. Правительство будет бороться с чахоткой. А с трущобами? // Известия. 20.06.1998; Ночуйкина А. Наступление чахотки // МН. 1999 г. № 2. С. 21.

278. Сэттер Д. Три кита разрухи // НГ-политэкономия. 1999 № 1.

279. См.: Елков И. Выплюньте пельмени // Труд. 26.03.2002.

280. Республика СПИД // МК. 05.06.2002.

281. Народное хозяйство СССР в 1989 г. М., 1990. С. 43; Российский статистический ежегодник. М., 2000. С. 601; Неутешительные демографические рекорды // НГ. 17.07.2001.

282. Минздрав предупреждает [беседа с заместителем директора НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков доктором медицинских наук Людмилой Михайловной Сухаревой] // Труд. 06.06.2001.

283. См.: Павелецкий С. Зигзаги на правовом поле // НО. 2002. № 20.

284. Российский статистический ежегодник. 1999 г. М., 2000. С. 76; Российский статистический ежегодник. 2000 г. М., 2001. С. 104; Содружество независимых государств в 2001 г. М., 2002. С. 109; Бают Е. Россия вымирает медленнее // МК. 21.08.2002.

285. О возможных путях демографического развития России в первой половине XXI века (по материалам Госкомстата России // ВС. 2002.№ 3.

286. См.: Симонова И. Скорбная статистика // НГ. 03.07.1999.

287. Белоцерковский В. Моральная деградация — главная причина катастрофы // НГ. 22.10.1998.

288. См.: Хлебников П. Указ. раб. С. 102-103.

289. См.: Ясин Е. С отвагой Ильича // МН. 2002. № 42.

290. Цит.: Явлинский Г.Азиатский грипп и российская пневмония // Известия.23.06.1998.

291. Голдман М. Вы можете честно презирать то общество, которое построили // Новая газета. 15-21 июня 1998 г.

292. Гайдар Е. Указ раб. 1997. С.11.

293. Там же. С. 153.

294. Абалкин Л.И. Указ. раб. С. 59, 125 и др.

295. Гайдар Е. Указ раб., С.254-255; Он же. Экономические реформы и иерархические структуры. Аномалии экономического роста. Статьи. М., 1997. С. 752-753.

296. Гайдар Е. «На следующих парламентских выборах победят либералы» // НГ. 05.01.1996.

297. Гайдар Е. Государство и эволюция... С. 139-140.

298. Гайдар Е.: «Я не убежден, что страна обречена на выбор между Зюгановым, Лебедем и Лужковым» // НВ. 1998. № 20. С. 16.

299. См.: Там же.

300. См.: Богомолов А.Т. Реформы в зеркале международных сравнений. М., 1998. Приложение 1. Россия. Основные экономические показатели.

301. К гражданам России // НГ. 13.02.1999.

302. Заявление о намерениях Группы экономических преобразований // Проблемы прогнозирования. 1994. № 4; Реформы глазами американских и российских ученых. М., 1996.

303. Флекснер К.Ф. Просвещенное общество. Экономика с человеческим лицом. М., 1994. С. 289.

304. Там же.

305. Крегель Я., Мацнер Э., Грабер Г. Рыночный шок. Материалы группы «Адженда» по социально-экономической реконструкции Центральной и Восточной Европы. Вена, 1994. С. 123.

306. Матцер Э. Почему экономика России находится в упадке? // НГ-сценарии. 1999. № 2.

307. Наш капитализм — вороват // Русская мысль. 26.09-01.10.1996.

308. Гайдар Е. Испытания выборами // Известия. 28.06.1995.

309. Авен П. Экономика торга. О «крахе» либеральных реформ в России // Коммерсантъ. 27.01.1999.

310. Там же.

311. Прощай, умытая Россия // Новая газета. 1998. № 43. 2-6 ноября. С. 5.

312. См.: Касьяненко Ж. «Россия только мешает...» // СР. 02.02.2002.

313. Политическая декларация «Союза правых сил» // НГ. 29.05.2001.

314. Доризо Н. «Разоблачаем зло...» // Труд-7. 09.08.2001. С.11.

315. Бжезинский 3. Я не считаю, что нынешняя Россия распадется на несколько отдельных государств. // НГ. 31.12.1998.

316. Глазьев С. Кто в стране хозяин? М., 2001. С. 6.

317. О чем задумалась Россия // Труд. 12.03.2002.

318. Там же.

319. Там же.

320. О чем задумалась Россия // Труд. 12.03.2002.

321. Там же.

322. См., например, любопытнейший документ: Тополь Э. «Возлюбите Россию, Борис Абрамович!» Открытое письмо Березовскому, Гусинскому, Смоленскому, Ходорковскому и остальным олигархам // Аргументы и факты. 1998. № 38.

323. См.: Политическая ксенофобия. Радикальные группы. Представления лидеров. Роль церкви. М., 1999; Лихачев В. Нацизм в России. М., 2002; Дадиани Л.Я. Фашизм в России: мифы и реалии // Социс. 2002. № 3.

324. См.: Тарасов А. Бритоголовые. Новая профашистская молодежная субкультура в России // Дружба народов // 2000. № 2.

325. См.: Царев Р. Бритые идут // НО. 2002. № 8.

326. Там же.

327. См.: Выжутович В. Запрет на этикетку // ВМН. 15.05.2002.

328. См. Сапожникова Г. Как понять этих русских // КП. 13.07.1995.; Гайдар Е. Государство и эволюция... С. 501; Он же. Экономические реформы и иерархические структуры... М., 1997. С. 760-762.

329. См., например: Явлинский Г. Последняя фаза агонии? // ОГ. 10-16.06.1999; Лукин В. Что будет после Косово // МН. 1999. № 21; Явлинский против интеграционных авралов // НГ. 10.07.1999.

330. Цит.: Хлебников П. Указ. раб. С. 103.

331. Цит.: Сафрончук В. Ахиллесова пята СНГ // СР. 01.12.1998.

332. Семенов Ю.И. Философия истории от истоков до наших дней: Основные проблемы и концепции. М., 1999. С. 302.

333. Орешкин Д. Год победившего либерализма // МН. 2001. № 52. С. 7.

334. См.: Головачев В. Доходы остаются в тени // Труд. 06.06.2002.

335. См.: Головачев В. Доходы остаются в тени // Труд. 05.02.2003.

336. Миронов В. Уздечка для трудящихся // ВМН. 11.01.2002.

337. Коновалов В. В российское село пришел помещик-реформатор // Известия. 14.01.1998.

338. См.: Сорокин К. С аплодисментами слегка поторопились // Труд. 06.11.2001.

339. Примаков Е. Если не мы, то кто? // КоммерсантЪ. 16.06.1999.

340. Викторов С. Россия была Таиландом // Коммерсантъ. 07.05.2001; Соколин В. Масштабы бедности в стране завышаются // Труд-7. 14.06.2001.

341. Орлов Д. Шесть угроз для роста // ВМН. 20.02.2002; Борисов В. Опасная сила инерции // Труд. 10.04.2002.

342. Орешкин Д. Год победившего либерализма // МН. 2001. № 52.

343. Правительство одобрило разработанные МЭРТ сценарные условия развития российской экономики на 2003-2005 годы // ВМН. 01.03.2002.

344. Кузнецова В., Гуревич В. Больше амбиций // ВН. 09.04.2002.

345. Цит: Кобылкина И. Президент заждался новых планов роста экономики // Труд-7. 08.05.2002.

346. См. Кузнецова В. В ожидании цифр // ВН. 07.05.02.

347. См. Колесников А. Через две весны // ВМН. 16.05.2002.

348. См. Так догоним ли мы Португалию?... С. 14.

349. См. Глазьев С.Ю. Хватит нас ломать, пора строить // СР. 06.07. 2000; Он же. О правительственном плане действий в области социальной политики и модернизации экономики на 2000-2001 годы // РЭЖ. 2000. № 8; Он же. Апокалипсис для России // Завтра. 2000. №44; Он же. Депрессанты // СР. 11.08.2001; Абалкин Л. Несостоятельность программы Грефа // НГ. 18.08.2000; Маевский В. Опасное несоответствие // Там же; Делягин М. Либеральный тупик // Завтра. 2001. № 43. С. 6.; Малинецкий Г. Коллапс через 10 лет // Век. 2001. № 46 и др.

350. См.: Желенин А. Расслабляться или напрягаться // ВМН. 21.03.2002. Самое поразительное заключается в том, что месяцем ранее тот же самый А.Н. Илларионов заявил, что вопреки пессимистическим прогнозам, ВВП в четвертом квартале 2001 г. вырос на 5%. (см.: Квитко Е. С чувством глубокого удовлетворения // МН. 2002. № 5. С. 11). Хороши же экономические советники у нашего президента!

351. Скогорева А. Как жить дальше? // Газета. 21.03.2002.

352. Орлов Д. Гайдар не верит Грефу и МВФ // ВМН. 30.04.2002; Астафьев А. Курс на стагнацию // НО. 2002. № 20.

353. См.: Желенин А. Рост вниз // ВМН. 19.02.2002.

354. Неприятности // Труд. 18.06.2002.

355. См.: Головачев В. Бедные, как всегда, в накладе // Труд. 31.05.2002.

356. См.: Неприятности // Труд. 04.06.2002.

357. См.: Проценко А. Подтянуть пояса // Труд-7. 14-19.2002.

358. См.: Проценко А. Один процент амбиций // Труд. 22.05.2002; Он же. Бизнес и власть // Труд. 31.05.2002.

359. См.: Алексеев В. Растаявшие амбиции // Труд. 04.06.2002.

360. Неприятности // Труд. 05.11.2002.

361. Римашевская Н.Эта программа будет посильнее шоковой терапии Гайдара... // КЖ. 2000. № 14.

362. См.: Матросова Е. Рубль вырос на девять процентов // ФИ. 26.02.2002.

363. См.: Грекова О. Цен буддизм // МК. 05.06.2002.

364. См.: Желенин А. Чудес не предвидится // ВМН. 23.01.2002.

365. См.: Борисов В. Непрожиточный уровень // Труд. 25.01.2002.

366. См.: Горбачева А. Будет ли отменен НДС на медикаменты? // НГ. 06.06.2002.

367. Уланов С. Где найти лекарство от безответственности // ВМН. 01.02.2002.

368. См.: Костик Е. Несердечная пилюля для сердца // ВМН. 04.06.2002.

369. Главное, чтобы дело не свелось к изменению прогнозов // Газета. 30.05.2002; Рустамов А. Семь рублей на сотню // Труд-7. 06.06.2002.

370. Турбин М. Инфляция взбесилась // НГ. 10.10.2002; Демьянов Д., Ивочкин А. Цены входят в штопор // ВМН. 11.10.2002.

371. Задолженность по зарплате увеличивается // НГ. 18.08.2000.

372. Люди бедны и не верят власти. Сибирские социологи возражают столичным оптимистам // ОГ. 2002. № 3.

373. См.: Головачев В. Где застряла получка? // Труд. 20.02.2002.

374. Головачев В. Как справиться с невыплатами зарплаты // 23.03.2002; Тульский М. Держи карман // НО. 2002. № 10.

375. Салтыков И. Железная леди социалки // Правда. 23-24.04.2002.

376. Отпуск за свой счет // Труд. 25.06.2002.

377. Карпова О. Зарплата голодающим // ВМН. 27.08.2002.

378. Головачев В. Сотня до получки // Труд. 22.10.2002; Починок А. «Уравниловки не будет» // НГ. 21.10.2002.

379. См.: Головачев В. Зарплата и «зряплата» // Труд-7. 30.05.2002.

380. См.: Головачев В. Бедные, как всегда, в накладе // Труд. 31.05.2002; Неприятности // Там же. 04.06.2002.

381. См.: Проценко А. Подтянуть пояса // Труд-7. 14-19. 2002.

382. Понамарев П. Пенальти с летальным исходом // НО. 2002. № 21.

383. Глазьев С. Апокалипсис для России.. С. 2.

384. Делягин М. Либеральный тупик // Завтра. 2001. № 43.С. 6.

385. Малинецкий Г. Коллапс через 10 лет // Век. 2001. № 46.

386. См.: Шавлохова М. Стрелочники-синоптики // ВМН. 04.07.2002.

387. См.: Субботина Е. И синоптикам жарко // ВРМ. 06.07.2002.

388. Сафрончук В. Сохранится ли планета Земля // СР. 11.09.2002.

389. Головачев В. Смерть можно было отменить // Труд. 01.10.2002.

390. Головачев В. Со знаком минус // Труд. 30.01.2003.

392. «Наши товары должны приглянуться нам самим». Интервью премьер-министра Михаила Касьянова газете «Время новостей» // ВН. 17.01.2003.

393. См.: Ситника В. Хорошая экономика с плохими перспективами // ВН. 23.12.2002.

394. См.: Дейкин А. Бедность на обочине // ВМН. 05.03.2003.

395. Бернштейн Э. Налоговая реформа // ВМН. 06.03.2003.

396. См. МН. 2003. № 8. С. 3.

397. См.: Рост цен набирает ход // МН. 2003. № 5; Короп Е. Президент требует от правительства удержать инфляцию, не навредив промышленности // Известия. 05.03.2003.

398. См.: Френкель А., Райская Н., Лобзова А., Матвеева О., Рощина Л.; Продолжаем выживать // НО. 2003. № 4; Петраков Н. Опасность застойной бедности // Труд. 31.01.2003.

399. См.: Классов М. Вчера уже Владимир Путин, обращаясь к кабинету министров, назвал недопустимым повышение в регионах тарифов на 40-60% // ВМН. 18.02.2003.

400. См.: Неприятности недели // Труд. 28.01.2003.

401. Головачев В. На мели // Труд. 21.02.2003.

402. См.: ВН. 05.03.2003.

403. Дейкин А. Указ. раб.

404. См.: Ситнина В, Воробьев М. Греф пошел другим путем // ВН. 18.02.2003; Воробьев М., Колева О., Долгов В. И чтобы никакой нефтезависимости // ВН. 21.02.2003.

405. См.: Николаев Л. Тень Бруклина // СР. 06.03.2001.

406. Резник Б. Безрадостный имидж России // ВМН. 18.07.2001.

407. См.: Денисов А., Малкина Т., Гордеев И. // ВН. 26.11.2001.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?