Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Содержание | Следующая

Введение

Два крупных репрессивных процесса, непосредственное участие Сталина в которых было особенно очевидным — знаменитое «дело кремлевских врачей» и менее известное «дело о мингрельской националистической организации» в Грузии, — остались незавершенными. Сталин умер раньше, не дождавшись не только запланированных «показательных» судов, но и окончания следствия, которое по каждому из этих дел продолжалось уже больше года. Оба эти процесса, в случае завершения их судами и казнями, которые ожидались во второй половине марта 1953 года, неизбежно вели к крупным реорганизациям высшего руководства КПСС и угрожали судьбе нескольких ближайших соратников Сталина, прежде всего Берии, Маленкова, Молотова, Микояна и Кагановича. Смерть Сталина 5 марта 1953 года, как общепринято считать почти во всех биографиях Сталина, спасла жизнь не только большой группы авторитетных московских врачей и более тридцати высших партийных и государственных работников Грузии, которые были арестованы и подвергались допросам и пыткам, но и наиболее влиятельных членов Президиума ЦК КПСС. Поскольку «делу врачей», последовавшему за делом членов Еврейского антифашистского комитета (ЕАК), расстрелянных 12 августа 1952 года, был придан отчетливый антисемитский характер, то нередки утверждения о том, что смерть Сталина спасла не только арестованных врачей, но и большую часть всех советских евреев от планировавшейся насильственной депортации в Восточную Сибирь и на Дальний Восток. Инсульт, случившийся у Сталина 1 марта 1953 года, от которого он вскоре умер, произошел столь «вовремя» для его непосредственного окружения, что начиная с 1953 года и до настоящего времени не прекращаются гипотезы и предположения о том, что смерть диктатора не была случайной и естественной, а явилась результатом заговора, подготовленного, по разным версиям, либо Берией, либо Кагановичем, либо той «четверкой» лидеров (Маленков, Берия, Хрущев, Булганин), которую Сталин пригласил к себе на дачу на поздний обед вечером 28 февраля 1953 года.

Арестованные по «делу врачей» медики были, как известно, реабилитированы через месяц после смерти Сталина и, в большинстве случаев, возвратились в медицинские институты и клиники на свои прежние посты. В последующие годы они могли рассказывать и о предъявленных им обвинениях, о методах следствия, и об общем замысле всей этой репрессивной кампании. Некоторые из них опубликовали воспоминания. Благодаря этому именно по «делу врачей» возникла достаточно большая литература. Раскрытие секретных архивов ЦК КПСС, МГБ, МВД и других организаций, осуществлявшееся постепенно, начиная с 1991 года, позволило профессиональным историкам дополнить воспоминания и свидетельства жертв сталинского режима документами, составлявшимися организаторами и исполнителями этих террористических кампаний. В результате этого стало возможным более объективно представить картину тех событий и решений, которые формировали послевоенную политику СССР и которые отразились на развитии всего мира.

Изучение архивов, которое осуществлялось уже более молодым поколением историков, не имевшим собственного опыта не только 30-х и 40-х, но часто даже и 50-х годов сталинской диктатуры, оказалось все же недостаточным для воспроизведения полной картины событий. Если воспоминания жертв террора неизбежно отличались субъективностью и эмоциональностью, то немалое число историков ошибочно воспринимали архивы сталинской эпохи как достоверный фактический материал. Между тем значительная часть документов того времени подвергалась уничтожению и фальсификациям. Множество важных решений приводилось в исполнение на основании устных директив и распоряжений, которые не регистрировались ни в каких архивных фондах. Эта же практика продолжалась в течение многих лет после смерти Сталина. Была ликвидирована значительная часть личного архива самого Сталина. Такая же судьба постигла личные архивы Берии, Маленкова, Микояна и других членов сталинского Политбюро. Все руководители СССР, от Хрущева до Андропова, давали директивы о ликвидации архивных документов, которые могли перед судом истории компрометировать политику Советского правительства, КПСС и их собственные действия.

Попытка воспроизвести реальную картину прошлого в истории СССР требует поэтому не только воспоминаний, личных свидетельств, печатных источников, подвергавшихся, как известно, жесточайшей цензуре, и архивных документов, не избежавших жесткой фильтрации, но и очень серьезной исследовательской детективной работы, воображения, основанного на личном опыте, и логического анализа. Среди действительно исторических событий сталинской эпохи, которые наложили глубокий отпечаток на жизнь людей всего мира и отражаются даже и сейчас, в XXI столетии, главными оказались коллективизация крестьян, рекордно быстрая индустриализация аграрной страны, победа в войне с Германией и попытка Сталина решить еврейскую проблему в СССР путем ассимиляции евреев в русскую культуру. Первые две инициативы Сталина можно с рядом оговорок считать успешными. Именно они, создав централизованное и мощное государство, в значительной степени повлияли на исход Второй мировой войны. Попытки Сталина решить «еврейскую проблему» путем ассимиляции были достаточно успешными в 30-е годы. Однако после войны, когда еврейский национализм в СССР стал возрождаться, сначала под влиянием гитлеровского геноцида евреев на всех оккупированных германской армией территориях, а затем и под влиянием создания государства Израиль, Сталин в своей собственной «еврейской» политике допустил множество ошибок и просчетов. Антисемитизм Сталина; проявившийся в основном в послевоенный период, сделал его в сознании большинства евреев врагом еврейской нации, вторым по жестокости после Гитлера.

Антисемитизм Сталина, продолженный его наследниками и в последующие десятилетия, привел к массовой эмиграции евреев из СССР, а затем и из России и из других государств бывшего СССР в основном в Израиль и в США. Последствия этого процесса стали одним из наиболее важных факторов мировой политики и в настоящее время.

Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
«За живой и мёртвой водой»
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?