Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Чеченская война в Третьяковской галерее

Записки с выставки

Когда государственная машина начинает давать сбои и те, кто стоит у руля, оказываются не в состоянии справиться с управлением, но, несмотря на негодование граждан, все же не хотят уходить, у них остается только один выход — направить недовольство в другое русло, — найти какого-нибудь врага, который и будет a priori виновен во всех народных бедах. Не так уж важно, будет этот неприятель внешним или внутренним, важно то, что с ним можно долго и с переменным успехом (по мере необходимости) бороться. Можно повоевать с «желтолицыми макаками», как сделал это в 1904 ныне признанный святым Николай II, можно в очередной раз выкопать подзапылившиеся «Протоколы сионских мудрецов», а можно и вспомнить о «территориальной целостности» России во время неудачной избирательной кампании. Лишь бы гнев народа не был направлен в сторону власти.

Сейчас не так уж много людей, которые готовы прямо и открыто пропагандировать оголтелый национализм. Поэтому если в современном мире власть и решится выбрать козла отпущения по национальному признаку, то действовать она, скорее всего, будет непрямыми методами. Иными словами, гражданин и сам не заметит, как примет националистическую (пусть и в завуалированном виде) идеологию. Конечно, для таких манипуляций с массовым сознанием необходимо сначала провести серьезную работу по подготовке населения и призвать на помощь СМИ, предварительно лишив достаточно большую часть общества собственного мнения (например, развалив систему образования). После этого человек, принявший даже фашистскую идеологию, не воспринимая ее как фашистскую, будет твердо убежден, что к необходимым выводам он пришел самостоятельно.

Конечно, хотелось бы быть полностью уверенным в том, что в России этого никогда не произойдет, тем более, что мы до сих пор празднуем День Победы над фашистской Германией. Но, увы, такой уверенности нет. И еще один повод для сомнений обнаружился весьма неожиданно.

С 27 июня по 18 августа в рамках проекта поддержки региональных музеев Российской Федерации в Государственной Третьяковской Галерее проводилась выставка «Вернем Грозному музей». Экспозицию составляли около 40 полотен. Большинство было вывезено из разрушенного музея г. Грозный; некоторые из картин обнаружили при попытке переправить их через границу, две были сняты с аукциона в Лондоне силами Министерства культуры РФ. Состояние, в котором картины поступили в реставрационный центр им. Грабаря в Москве, заставляло усомниться в возможности их восстановления. Полотна, представленные на московской выставке, — это лишь малая часть коллекции грозненского музея, насчитывавшей более 2000 единиц хранения.

Неожиданно для организаторов выставка пополнилась новым экспонатом. Им стала книга отзывов — непременный и неприметный атрибут любой подобной экспозиции. Первые ее страницы ничем не отличались от начальных страниц любой другой книги отзывов: слова благодарности реставраторам, восхищение работой мастеров, впечатления от экспозиции. Но уже с третьей страницы стало ясно, что гораздо сильнее экспозиции посетителей впечатлила сама ее идея — воссоздать музей в г. Грозном. Тут любители искусства неожиданно разделились на два лагеря. Представители первого поддерживали начинание организаторов выставки и, скорее всего, именно их пожертвованиями был заполнен стеклянный ящик, стоявший здесь же, рядом со столиком, на котором лежала книга. Представители второго (их, как ни странно, оказалось большинство) придерживались мнения, что картины русских художников — достояние русских и нет никаких оснований передавать их варварам, которые не способны ценить живопись. Причем свое возмущение они высказывали не стесняясь в выражениях (все цитаты приводятся с соблюдением орфографии и пунктуации первоисточника):

«Большая просьба — не отдавать! Дикарям не нужны картины! Труд людей нужно беречь!»

Или еще:

«Зверям не нужны картины. Их нужно хранить в Москве для Русских и других людей, ценящих красоту».

И наконец:

«Нечего метать бисер перед свиньями. Так относиться к произведениям искусства могут только варвары».

Допустим, что авторы этих отзывов — большие любители живописи, которых настолько возмутил вид картин до реставрации (значительную часть экспозиции составляли фотографии полотен в том состоянии, в котором они были эвакуированы из Чечено-Ингушского республиканского музея изобразительных искусств), что они сумели выразить свое негодование именно в такой форме. Но есть и более развернутые «размышления» в том же духе:

«А звери — они звери и есть. Как только этот “свободолюбивый” и гордый народ получил независимость — сразу же разворовал и изуродовал картины (между прочим, не им написанные). Обезьянам не нужно давать в их распоряжение больше одного банана в день иначе можно увидеть, к чему это приводит»,

— пишет семнадцатилетняя Ольга. Ей вторит Олег Александрович:

«Оставьте картины художников русским, отдайте их русскому народу. Пусть наши дети смотрят в добрые умные глаза русских дворян. Они часть русской истории, а Чечня это страна, где они воевали и народы Кавказа долго будут их бояться, они уничтожат их как только портреты попадут к ним в руки».

Конечно, и те, кто считал нужным вернуть картины в Чечню, также высказывали свою точку зрения достаточно твердо. Среди них, кстати, было немало беженцев из Чечни, посещавших этот музей еще в мирное время.

«Спасибо всем, кто причастен к спасению и восстановлению картин из любимого музея г. Грозный. Старого Грозного, увы, не будет, а новый должен быть с музеем». «По этим картинам мы, грозненцы, учились понимать мир! Дай бог, чтобы отреставрированные картины служили этому благородному делу и лечили раны, нанесенные войной, именно в Грозном».

Авторы этих отзывов ни на кого не нападают. Они просто рады, что имеют возможность видеть эти картины. Семья бывших грозненцев, прочтя гневные записи своих предшественников, ответила:

« <…> А варварам развязало руки и дало власть новое правительство тогдашних “демократов”. Мы очень любим свою маленькую Родину — Кавказ и мечтаем туда когда-нибудь попасть вновь. Как только разум вернется на землю, где сейчас льется кровь, картины должны вернуться также туда вместе с миром и добром на эту несчастную сейчас землю…»

Записи их «оппонентов», что сразу же бросается в глаза, чрезвычайно похожи одна на другую, в повторяется один и тот же набор: «варвары», «звери», «бисер перед свиньями» и т.п. Каждый из них, безусловно, считает, что та точка зрения, которую он выразил, — от начала и до конца его собственная. Но тогда откуда такое сходство?

Начинаешь сомневаться, что все это не закономерность, когда такое количество людей совершенно разного возраста и рода занятий говорят все как один и одними и теми же словами: «Выставка замечательная, но ее идея преступна. Как можно отдавать произведения искусства в руки дикарей?! Единственное, чего заслуживает этот поганый народ — поголовного истребления!» Последняя цитата уже открыто профашистская. Но вряд ли автор этого отзыва останется спокоен, если сказать ему об этом. Он, очевидно, возмутится. Потому что, скорее всего, и сам не заметил, как попался на удочку пропаганды.

«Антитеррористическая» кампания в Чечне, каковы бы ни были ее истинные цели, достигла, по крайней мере, одного весьма плачевного итога — посеяла национальную нетерпимость в умах многих наших соотечественников и, таким образом, создала благодатную почву для развития фашистских идей в России. И они не заставили себя долго ждать.

P.S. И напоследок цитата, стоящая особняком в книге отзывов, которая могла бы послужить эпиграфом к выставке:

«Эта экспозиция — может быть одна из самых гражданственных в ГТГ — должна стать ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ местом посещения сотрудниками МО ФСБ, Генштаба, Администрации Президента, Министрами и Депутатами. Никто из них не хочет знать и отвечать за свою работу. Оскорбленные и оскверненные памятники отечественной культуры. Растоптанная и разбомбленная в мирное время российским оружием русская культура. Что может быть страшнее, что циничнее этого, что — подлее этого? Пусть Горбачев будет гидом этой выставки и Зюганов, и Павлов и Павел Грачев. <…> За этими изувеченными картинами остаются искалеченные души, растоптанные мечты наших солдатиков и чеченских детишек».

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?