Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Кения: стабильная демократия или полный провал?

27 декабря 2007 года в Кении состоялись президентские и парламентские выборы. Мировая общественность отнеслась к этому довольно равнодушно. Вдруг заголовки газет неожиданно громко заговорили об этническом насилии. В западной прессе всплыла тема угрозы катастрофы и повсеместного распространения этнических конфликтов в Африке. Стали звучать настойчивые призывы к двум враждующим лидерам встретиться и прийти к компромиссу. Этого, однако, еще не произошло - и вряд ли произойдет.

Что же случилось? Если рассматривать сегодняшнюю ситуацию, то достаточно ясно, что оппозиционная партия - Оранжевое демократическое движение (ОДД), которое возглавляет Райла Одинга, одержало практически полную победу на парламентских выборах, а правительственная – Партия национального единства (ПНЕ), возглавляемая претендовавшим на второй срок президентом Мваи Кибаки, - соответственно, выборы проиграла. Кандидатуры вице-президента Кении и еще более чем 20 министров, также переизбирающихся, на парламентских выборах поддержаны не были. Из ПНЕ было назначено 42 депутата - это меньше, чем одна пятая мест в парламенте, в то время как ОДД выиграло 99 мест.

Казалось логичным предполагать, что Одинга победит Кибаки на президентских выборах. Но после трехдневного подсчета голосов избирательная комиссия провозгласила, что выиграл все же Кибаки. Народ Кении моментально начал обвинять его в том, что он украл победу. Его тайное принятие присяги 30 декабря, отказ позволить вмешаться в создавшуюся ситуацию посреднику со стороны, нескрываемые сомнения международных экспертов – все это заставляет думать, что он пытался преподнести свое президентство как fait accompli [свершившийся факт – фр.] в надежде, что шум со временем утихнет. Утихнет ли?

Вот уже много лет, и особенно на протяжении последних пяти, западная пресса и правительства стран Запада расхваливают Кению как страну со «стабильной демократией» на фоне всех прочих африканских стран. Можно припомнить, что еще одной страной, получившей подобное одобрение, была Республика Кот-д’Ивуар, в которой последние несколько лет не прекращается гражданская война. Что же означает здесь это название – «стабильная демократия»? Похоже, что для того, чтобы получить его, государство должно иметь безоговорочно прозападное правительство и быть открытым для западных инвестиций. Кения отвечает этим требованиям, так же как ранее Кот-д’Ивуар. Кот-д’Ивуар потерпел крах, похоже, что с Кенией может произойти то же самое.

Взглянув на историю после 1945 года, можно увидеть, насколько наивно и бесполезно это определение. Из семи стран Восточной и Центральной Британской Африки только в Кении существовало серьезное партизанское движение. Называлось оно Мау-Мау. Британцам пришлось потратить немало лет на его подавление. Это было крестьянское движение наиболее крупной этнической группы Кении – кикуйю {две трети 32-миллионного населения Кении относятся к этнической группе банту (кикуйю, луо и лухья), за ними по численности идут нилотские племена (каледжин), также проживает около 1,5 млн. мусульман - прим. ред. «Скепсиса»}.

После провозглашения независимости, Джомо Кениата, первый президент Кении, принадлежавший кикуйю, умер. Его сменил вице-президент Кениаты, Даниел арап Мои, календжин по этнической принадлежности, при котором надолго установился клептократический диктаторский режим. Кикуйю в этот период были более или менее оттеснены от власти, так же как и вторая по численности этническая группа – луо. Лидером луо был Огинга Одинга (отец Райла Одинга). Его программа была социалистической, и его движение было подавлено.

К 2002 году кенийцы порядком насмотрелись на Мои с его западными сторонниками, полагавшими, что настало подходящее время усилить видимость демократии. Однопартийный режим уступил место избирательной борьбе. Кибаки и Райла Одинга объединились с остальными, чтобы создать Национальную коалицию Радуги (National Rainbow Coalition, NRC), которая должна была, как они говорили, покончить с коррупцией, а также с неизменным распределением постов и денег среди представителей одной этнической группы. Кибаки победил на выборах. Народ праздновал победу.

Но 2002-й был также периодом войны Буша с терроризмом. Соединенные Штаты завербовали Кибаки в свои главные союзники. Он получал значительные суммы денег из-за границы – бесконечные «поощрения» Мирового банка, а также Международного валютного фонда. 2002-2007 гг. были периодом заметного экономического роста на неолиберальной основе. Но Кибаки не сдержал ни одного своего обещания. Экономические улучшения не коснулись сельской бедноты и огромного количества городских гетто. Кибаки уволил человека, которого назначил для борьбы с коррупцией, и вытеснил Одинга и других своих врагов из коалиции.

И теперь, на выборах 2007 года, ОДД и Одинга ловко одержали победу. То, что арап Мои теперь поддерживает Кибаки, не имеет никакого значения. ОДД акцентирует внимание на абсолютном неравенстве в Кении. Они призывают к возобновлению борьбы с коррупцией. ОДД достигло понимания с мусульманской общиной в Кении, которая согласилась прекратить выступления. Программа совершенно очевидно была ориентирована на избирателей, а не на Кибаки. Поэтому он и подделал результаты. И США и Великобритания делают сейчас все, чтобы эта подделка сработала.

Естественно, эти вопиющие факты не могут не привести к насилию. Оно приняло этническую форму. Почему-то западная пресса склонна списывать это на африканскую специфику. Они никогда не слышали о расовых волнениях в США? О католико-протестантских столкновениях в Северной Ирландии? В подобных ситуациях бедняки городских гетто и сельскохозяйственных районов всегда нападают друг на друга, в то время как представители высшего класса ведут себя как ни в чем не бывало в своих замкнутых сообществах.

Райла Одинга не ангел и не революционер. Но он победил на выборах, и случилось это потому, что он выступал против неолиберальной коррупции Кибаки. Возможности Одинги очень ограниченны. Ситуация его чем-то напоминает ситуацию Ала Гора в 2000 году. Возможно, он преуспеет не больше. Кибаки заявил, что устроит новые выборы, если судьи сочтут необходимым. Одинга ответил, что судья у Кибаки в кармане.

Хватит уже стабильных демократий.

Перевод Анны Чижовой
Англоязычный оригинал опубликован на сайте Броделевского центра
[Оригинал статьи].

P.S. От редакции «Скепсиса»: 28 февраля 2008 года противоборствующие стороны все же достигли компромисса – при посредничестве бывшего генсека ООН Кофи Аннана и главы Африканского союза Джакайя Киквете. Было принято решение разделить власть в стране: создается коалиция с участием пропрезидентской Партии национального единства (ПНЕ) и оппозиционного Оранжевого демократического движения (ОДД). Создается пост премьер-министра, у которого будет два зама – по одному от каждой коалиционной партии. Пост премьера фактически предназначается главе оппозиции - Раиле Одинге. Отставка премьера будет возможна только с санкции парламента. Насколько успешным окажется это соглашение – покажет будущее. С начала столкновений уже погибло, по разным данным, от нескольких десятков до нескольких сотен человек.



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?