Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Девятая рота

Режиссер: Федор Бондарчук

В ролях: В ролях: Федор Бондарчук, Артур Смолянинов, Станислав Говорухин, Константин Крюков, Артем Михалков, Михаил Пореченков, Алексей Серебряков, Андрей Краско, Алексей Чадов, Ирина Рахманова, Александр Баширов

Ассоциативное мышление – загадочная штука. Периодически контролю не поддается (как ни старайся). Просмотр «9-й роты» - «фильма не милитаристского, но просто военного» (цитата по одной из многочисленных конвейерных рецензий) – именно такой случай. Кому-то эта новая версия афганской войны напомнила «Цельнометаллическую оболочку», кому-то «Черного ястреба». Ожидалось что-то не мене впечатляющее, чем эти картины и не менее запоминающееся, чем «Афганский излом» - судя по бюджету фильма и разрекламированной консультации с ветеранами при съемке. А получилось, что по идеологической своей нагруженности это некое продолжение «Турецкого гамбита» - главные идеи, «послания», завуалированы даже меньше, чем в упомянутом «хите» прошлой весны.

Весь сюжет фильма укладывается в пару строк: семеро парней, по разным причинам попавшие на службу, приезжают в учебку (им там четко дает понять истеричный прапор (Михаил Пореченков), что они «здесь никто»), потом отправляются на фронт (грязь, кровь, жара, травка и т.д.). Практически сразу их посылают на захват и удержание высоты 3234, где все, кроме одного, погибают. Зовут товарищей по несчастью Воробей, Лютый, Чугун, Джоконда, Пиночет, Стас и Ряба. Казалось бы, вполне классический сценарий. Но если подробнее остановиться на некоторых сценах, становится ясно, что сия картина может вызвать не только слезы и чувство неожиданного патриотизма (хотя если человек уже пал жертвой «Турецкого гамбита», ложный патриотизм у него возникнет с первых кадров). Начну, пожалуй, с учебной жизни – чтобы тем, кто до фильма еще не добрался, стало понятно восприятие режиссером атмосферы того времени и обстановки в армии (действие происходит в 1987 – 1989 гг.). Мы встречаемся с режиссерской задумкой, которая переворачивает все сказанное создателями фильма о его неидеологизированности с ног на голову. Точнее, наоборот – ставит все на свои места. Дело в одном небольшом эпизоде: политрук (капитан разведки!) говорит солдатам небольшую речь, которая на самом деле очень важна. Они должны усвоить, что «Афганистан еще никому не удалось завоевать» и что им нельзя ни в коем случае забывать, что они «находятся в ИСЛАМСКОМ государстве» (получается, что именно этим, а не желанием помочь «братскому народу» стоит руководствоваться комсомольцам-новобранцам).

Стоит отметить, что, не считая постоянных стычек с разбойниками на торговых путях и вторжения Англии в 1878 из-за пророссийских настроений страны (Афганистан граничил с оккупированной англичанами Индией), никому эта горная полудикая страна нужна не была. Ее не пытались завоевывать, поскольку взять-то нечего – жара там, камни и редкие кишлаки. Что давало, само собой, населению повод считать себя непобедимыми. Но это горцы – а как такую точку зрения мог высказать разведчик, человек образованный – непонятно совершенно. Если, конечно, не допустить, что именно это должны были взять на вооружение солдаты. Вместе с внимательными зрителями. Реальные колониальные интересы СССР и США в Афгане, само собой, не разглашаются – и после этого можно назвать фильм не идеологизированным? Кстати, СССР тоже в Афгане как в завоеванной территории совершенно не нуждался – для демонстрации силы туда ввели войска, необходимость отпала – вывели, никаких существенных изменений в уровень развитости «братского народа» так и не привнеся.

Вернемся к сюжетным поворотам: в процессе обучения выясняется (от художника-фрейдиста Джоконды), что «война – это красиво» и «самое красивое, что изобрело человечество – это оружие». Конечно, подразумевается, что последующими событиями фильм должен эти утверждения опровергнуть, но, на мой взгляд, Бондарчуку это не удается – из-за некоторой «лакированности» боевых эпизодов (все-таки фильм на массового зрителя рассчитан – зритель этот должен плакать, а не в обморок падать, чтобы окупились вложенные 9 млн. государственных долларов) высказывание запоминается, но не вытесняется. И запоминается оно не киногероями, а совершенно реальными парнями, посмотревшими фильм. И если Министерство обороны еще не вынесло благодарность господину Бондарчуку за вклад в увеличение осеннего призыва, то, полагаю, скоро оно это упущение исправит. Да и вопрос, с кем воевать, практически не ставится – как и в вышеупомянутом «Турецком гамбите» противники южной наружности все от мала до велика «вооружены и очень опасны», причем от них можно ожидать любой подлости – даже улыбаются они как-то подозрительно. Несложно догадаться, какие ассоциации возникнут у молодежи, посмотревшей картину и потрясенной геройской смертью наших ребят, смерть которых осталась неотмщенной – страна-то, за которую они шли под пули, через два года исчезнет с лица Земли.

Накануне вылета в район боевых действий молодые люди проводят ночь с всеобщей Белоснежкой - сцены НЮ снова вошли в кино-моду. А их психически покалеченный прапорщик (в один из боевых выходов он потерял всех товарищей, а сам выжил) рыдает в поле огромных, неописуемо красивых маков. Обе сцены сняты так, что выглядят совершенно неестественными: что Белоснежка, никак не подходящая под образ «полковой девки», что рыдающий среди цветов солдат – несомненно, берут за душу, но реалистичности картине не прибавляют. Вообще, если всерьез затрагивать соответствие сюжета действительности, находится масса не то чтобы неточностей, но прямых искажений (и снова вспомним «Турецкого гамбита» - именно он начал совершать в прошлом страны перевороты, удобные современным идеологам).

Например, даже не очень просвещенному в вопросах стратегии и тактики человеку понятно, что военный аэродром, тем более находящийся почти на линии фронта, должен охраняться. Хотя бы какими-то боевыми постами, секретами. Однако когда будущие девятиротники наблюдают взрыв самолета с дембелями, вся защита Баграмского аэродрома состоит в нескольких бессистемно летающих, как голуби над площадью, вертолетах. Но это не самая удивительная фантазия режиссера и сценариста. На самом деле, как бы неожиданно это ни звучало, погибли «на безымянной высоте» далеко не все бойцы. Более того, победа, в конечном счете, осталась за советскими войсками. Девятая рота отразила 12 атак и наверняка разделила бы судьбу своего киношного «двойника», если бы ни подошел на помощь разведвзвод. Так что толпа душманов оказалась не бесконечной, как это нарисовал Бондарчук, а вполне даже ограниченной, хотя и обкуренной до невменяемого состояния и нечувствительности к страху и боли. Так что, даже если фильм действительно обсуждался вместе с ветеранами Афгана, ключевые моменты явно были обойдены. Между прочим, на официальном сайте картины размещен рассказ Валерия Востротина, командира 345-го отдельного парашютно-десантного полка, в состав которого входила 9я рота, описывающий настоящие события! Интересно, как себя чувствуют ветераны и, в частности, этот командир, ПОСЛЕ просмотра картины…

Интересно также и двоякое понимание режиссером таких понятий как долг, воинская честь, патриотизм. Исходя из концовки фильма, получается, что они ничего не стоят, так как страна, за которую сражалась 9 рота «через два года перестала существовать» (один из ключевых рекламных эпизодов – трехкопеечная монетка с надписью «СССР», сбиваемая пулей молодого снайпера). Только неясно, кого же тогда «мы победили», если война была бессмысленной, если власть предержащие отправляли туда просто «штыки», используя это в качестве инструмента для «игры мышцами» перед противником. По словам самого Бондарчука, «эти парни выиграли свою внутреннюю войну. Она идет в каждом из мужчин. Каждому приходится решить для себя, что такое любовь, предательство, товарищество, подвиг». Вот такое вот двойное послание: с одной стороны, глупо идти на войну за страну, которая через два года исчезнет, а с другой – стать мужчиной можно исключительно, пройдя боевые действия и научившись рутинно убивать.

Тема войн, которые вело российское государство, а потом и СССР, далеко не исчерпана. Также как и «образов врага» еще великое множество. Чего ждать от новых картин в стиле «исторической мистификации», уже очевидно. Так что если вы решитесь на просмотр «9 роты», не забывайте, что за великолепными видами горных рассветов, трогательными сценами братской любви в казармах на передовой и мастерством режиссера в целом, скрывается отнюдь не желание рассказать правду о парнях, которые «просто хотели, чтоб их любили», а стремление навязать вам свою «правду» - о том, какими должны быть настоящие мужчины, долг которых – отомстить.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?