Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Продовольственный кризис

Вчера — финансовый кризис, сегодня — продовольственный кризис. Не надо забывать и про кризис энергетического режима, основывающегося на ископаемых источниках энергии: запасы нефти заканчиваются, за нее идут кровавые войны, цены на нефть растут, происходят климатические изменения. Эти кризисы (финансовый, продовольственный и энергетический) взаимосвязаны, что усугубляет их драматичность и делает их преодоление таким сложным.

В 2000 году ООН заявила о необходимости воплотить в жизнь так называемые «Цели в области развития на рубеже тысячелетия» (англ. millennium goals). Одна из основных целей — вдвое сократить число голодающих до 2015 года. Организация по питанию и сельскому хозяйству ООН (FAO) насчитывает сегодня в развивающихся странах более 800 миллионов людей, страдающих от недоедания. Из них более 200 миллионов живут в Африке южнее Сахары, многие из них страдают от хронического голода. В Индии пятая часть населения — 221 миллион — страдает от недоедания. 142 миллиона китайцев истощены голодом, а в Латинской Америке — 53 миллиона человек. Даже в самой богатой стране мира, в США, 10 миллионов граждан голодают, и еще 35 миллионам не гарантировано обеспечение продовольствием. Одновременно многие люди (и это является противоестественной обратной стороной голода) страдают от избыточного веса и ожирения. Голод возвращается также и в Германию, где был принят пакет законов, реформирующих систему социальной помощи и помощи безработным — Hartz IV.

Голод убивает. Ежегодно от голода умирают 30 миллионов человек, из которых 6 миллионов — дети. Другими словами, каждые 5 секунд на Земле от голода умирает один ребёнок. Однако на сегодняшний день в мире нет дефицита продуктов, который мог бы объяснить эту катастрофу. Жан Зиглер, эксперт комиссии по правам человека при ООН, на основании этих драматичных фактов пришёл к выводу: «Ребёнок, умерший от голода, на самом деле был убит».

Это — энергетический кризис, поскольку из-за недостающих продуктов питания не хватает калорий. Продукты питания становятся всё дороже: с 2004 по 2007 год цены на продукты питания в среднем выросли на 83%, а цена на пшеницу — на 181%, на рис — на целых 201%. Всемирный Банк заявляет, что это не временное, а, наоборот, длительное явление. Поэтому все больше людей не обеспечены основными продуктами питания. Недавние волнения из-за голода на Гаити, в Западной Африке, в Египте, в Мексике, в Калькутте и на Филиппинах — это пока предупреждения, которые были отмечены международными организациями. На состоявшейся в начале апреля 2008 года конференции Всемирного Банка и Международного Валютного Фонда на повестке дня были не только глобальный финансовый кризис, истощение нефтяных ресурсов и изменение климата, но и глобальный кризис питания. Оба энергетических кризиса (ископаемых энергоресурсов и продовольствия) и финансовый кризис имеют взаимосвязанные причины.

Во-первых, свободная торговля, проводимая в рамках соглашений ВТО и двусторонних торговых соглашений, ведет к тому, что выживают наиболее конкурентоспособные поставщики сельскохозяйственных продуктов. Как правило, это крупные концерны аграрной и пищевой промышленности из США или ЕС. Они выращивают монокультуры для производства в больших объемах на мировой рынок и тем самым вытесняют мелких производителей и их разнообразную сельскохозяйственную продукцию, ориентированную на потребности этих стран. Кроме того, западные агроконцерны получают субсидии от ЕС или со стороны правительства США. Поэтому они могут предлагать свои продукты по цене, которая является демпинговой для национальных производителей в развивающихся странах. Это неизбежно, что наблюдающийся на сегодняшний день скачок цен не приносит пользу национальным производителям продовольствия, поскольку международные корпорации уже давно вытеснили национальных, в том числе мелких, производителей с рынка.

Во-вторых, распространяется западная модель потребления мяса. Это происходит также и в тех странах, где люди столетиями были вегетарианцами и питались в основном рисом, кукурузой, овощами и зеленью. Иногда в их рацион включалась рыба, в праздничные дни — иногда мясо. Между тем «Макдоналдсы» есть уже в Дели, Рио-де-Жанейро или Пекине. Для того чтобы изготавливать мясо для гамбургеров, необходимы огромные пастбища и много корма для крупного рогатого скота. В результате в тех регионах, где выращивается крупный рогатый скот на экспорт, под пастбища забирают пахотные земли, бывшие основным источником питания для местных жителей. Как следствие, в ежедневном рационе этих людей не хватает растений, а мясо большинство местного населения позволить себе не может: оно дорого и уходит туда, где есть платежеспособный спрос: в города и на экспорт.

В-третьих, из-за климатических изменений становится все труднее производить продовольствие, а изменение климата — само по себе фатальное последствие сожжения ископаемых углеводородов. Если против климатических изменений не будет предпринято что-то действенное, то кризис питания в следующие годы неизбежно станет более острым. Сегодняшние беспорядки являются всего лишь предвестниками бедствий и конфликтов в грядущие периоды засухи на одних территориях и периоды наводнений — на других. Так энергетический кризис, кризис ископаемых энергоресурсов, обостряет продовольственный кризис. Директор Всемирного Банка Роберт Зелик сравнил сегодняшние продовольственные кризисы с «семью казнями египетскими» из Ветхого Завета.

Однако сам Роберт Зелик хочет таким образом добиться того, чтобы забыли, что сам Всемирный Банк является одним из бедствий, которые бичуют людей. Поскольку именно институты Бреттон-Вудса (Всемирный Банк и МВФ) добивались и добиваются от стран-должников, проводящих их программы, чтобы сельскохозяйственная продукция шла на экспорт, а не направлялась на обеспечение населения этих стран. Всемирный Банк и МВФ требуют от стран-должников выплат внешних долгов, для чего нужны валютные поступления от экспорта. Поэтому производство в этих зависимых странах ориентируется на экспорт. Стабильность финансового рынка для Всемирного Банка важнее, чем обеспеченность людей продуктами питания.

Однако финансовым рынкам эта «стабилизация» путем гарантирования МВФ и Всемирным Банком выплат странами-должниками внешних долгов не помогла: как известно, на финансовых рынках произошел спад, после того как на рынках недвижимости лопнул спекулятивный «мыльный пузырь». Но спекулянты не сдаются. Несмотря на убытки, они теперь вкладывают еще бóльшие капиталы не в недвижимость, а в сырьё. А вложение больших капиталов в сырье повышает цены на продукты питания.

В-четвертых, мировые пахотные угодья все больше используются для выращивания биомассы для биотоплива, а не для пищи для голодающих людей. «Еда или топливо» — так назвала один из своих докладов в прошлом году Организация по питанию и сельскому хозяйству ООН (FAO). Чтобы заменить ископаемые источники энергии на 5% биотопливом, посевная площадь должна быть расширена на 20% и, соответственно, должны быть сокращены территории, которые занимают поля, где выращиваются продукты питания. Между тем свободных пахотных площадей не осталось — поэтому сырье для биотоплива вытесняет продукты питания.

Тропические леса тоже все больше и больше становятся жертвами биотоплива. Только в Бразилии биомассу выращивают на площади в 21 миллион, в Аргентине — в 14 миллионов гектаров. Размеры экологического разрушения колоссальны, но последствия для природы не брались в расчет при планировании выращивания якобы экологически чистых источников энергии. Мы оставляем будущим поколениям экологический кризис.

Поэтому Жоао Педру Стедиле из бразильского Движения безземельных крестьян (MST) назвал «сделкой с Дьяволом» договор о совместном производстве биотоплива, подписанный бразильским президентом Лулой и президентом США Бушем. Этим альянсом руководят транснациональные нефтяные, автомобильные, фармацевтические и аграрные корпорации, превращающие пахотные угодья стран Юга (стран «третьего мира») в источник производства горючего для армии автомобилей стран Севера (стран «первого мира») взамен иссякающих запасов ископаемых углеводородов.

В-пятых, мы находимся в абсурдной ситуации, когда повышение цен на сырьё, прежде всего на нефть, влияет на цену биомассы и поэтому — и на цену продуктов питания. Как только повышается цена на нефть (а она за прошедшие месяцы достигла уровня 100 долларов за баррель), сразу же поднимаются цены на продукты питания. Оба кризиса — энергокризис и продовольственный кризис — взаимосвязаны.

В Мексике в феврале 2007 года повышение цен на кукурузу привело к массовым демонстрациям. Из кукурузы мексиканцы готовят один из основных продуктов питания — кукурузные лепешки. Дело в том, что американский концерн, производящий агродизель (биотопливо из растительных веществ, в данном случае кукурузы) получил возможность покупать на свободном рынке мексиканскую кукурузу для производства топлива для американских машин. Так стоимость топлива на заправке определяет стоимость пищи для людей.

Гаити, беднейшей стране Карибского бассейна, социальные конфликты, политическая нестабильность и, прежде всего, экологическое разрушение нанесли такой урон, что здесь произошел продовольственный коллапс — население не может купить продукты питания, цены которых выросли до мирового уровня. В Египте обостряется социальная ситуация — опять-таки в результате безработицы: людям не хватает средств, чтобы обеспечить семьи дорогими продуктами питания.

Происходят голодные бунты, как это часто бывало в прошлом. При этом у людей есть только две возможности выжить: они могут сдаться — попытаться эмигрировать, найти себе убежище в чужой стране и попытаться там выжить. Насколько это сложно сделать, показывают, например, ежедневные трагедии беженцев на границах Европейского Союза. Другой путь — заявить о себе дома, организовать протесты и попытаться изменить своё положение. В странах, где гарантированы политические права, это — при благоприятных условиях — может получиться законным и мирным путем. Но в большинстве случаев власти, защищающие status quo и не способные даже обеспечить население своей страны доступными продуктами питания, прибегают к насилию против голодных протестующих людей.

Поэтому необходим продовольственный суверенитет[1]. Местным крестьянам нужно вернуть право владения землей, должен осуществляться контроль рынков против спекулянтов, должны регулироваться финансовые рынки, чтобы предотвратить спекуляции продовольствием, и необходимо организовать использование возобновляемых источников энергии вместо ископаемых — однако не за счет продуктов питания[2].

Некогда существовала идея изменения общественного устройства, но в результате «неолиберальной контрреволюции» она сошла на нет. В связи с нынешними кризисами, которые не только дестабилизируют экономику, но и представляют собой угрозу условиям жизни людей, сейчас как никогда необходимо осуществление идеи переустройства общества.

Доклад, прочитанный на конференции «Два капитализма в России», Москва.
Перевод с немецкого Александры Ждановской


По этой теме читайте также:



1. Это понятие было введено движением крестьян «Via Campesina» на Мировом продовольственном форуме FAO в 1996 году. См.: ttp://en.wikipedia.org/wiki/Food_sovereignty

2. Этого требуют, например, Международное движение крестьян «Via Campesina», бразильское Движение безземельных крестьян (MST) и Международная некоммерческая организация защиты прав человека FIAN. — Примеч. перев.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?