Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Левые силы Сальвадора одержали историческую победу

 

Состоявшиеся в прошлое воскресенье выборы в Сальвадоре, на которых представляющий левые силы Фронт национального освобождения им. Фарабундо Марти одержал победу в борьбе за президентский пост, не привлекли особенного внимания в международной прессе.

С одной стороны, это относительно небольшая (7 миллионов человек, проживающих на территории размером меньше штата Массачусетс) и крайне бедная страна (доход на душу населения составляет половину от среднерегионального). С другой стороны, левые правительства в Латинской Америке становятся нормой: за последнее десятилетие левые правительства пришли к власти в Аргентине, Боливии, Бразилии, Эквадоре, Парагвае, Уругвае и Венесуэле[1]. Таким образом сейчас Южная Америка более независима от США, чем Европа.

И тем не менее, победа левых в Сальвадоре, обладает особенным значением для всего полушария.

Центральная Америка и государства Карибского бассейна дольше всего и в наибольшем масштабе играли роль «проходного двора» для США. Население региона выплачивало ужасную цену – кровью, бедностью и слаборазвитостью – за свою географическую близость к Соединенным Штатам. Список военных интервенций США в регионе занял бы весь остаток статьи – начиная с ХIХ века (Куба в 1898 году) и до века XXI-го, второго подряд свержения демократически избранного президента Гаити Бертрана Аристида в 2004 году[2]. Те из нас, кто застал 1980-е годы, должны помнить телевизионное заявление президента Рональда Рейгана о том, что «Сальвадор ближе к Техасу, чем Техас к Массачусетсу», что и служило поводом для накачивания сальвадорской военщины и связанных с ней «эскадронов смерти» деньгами и оружием. Объектами приложения их усилий, то есть пыток, террора и убийств, были практически исключительно мирные жители, включая католических священников и монахинь, вплоть до героического архиепископа Оскара Ромеро[3]. Сейчас это кажется совершенно невероятным, но Рейгану удалось убедить Конгресс США в том, что нынешние победители президентских выборов не только являлись «угрозой национальной безопасности», но и совершали «чудовищные преступления». При этом в то же самое время миллионы американцев, включая многих клерикальных активистов, объединились в движение, требующее прекращения поддержки террористического режима правительством США, а ООН охарактеризовала как геноцид политику, проводимую проамериканскими правительственными силами в Гватемале и отрядами «контрас» в Никарагуа (и это тоже была война против гражданского населения).

Сейчас круг замкнулся. В 2007 году Гватемала избрала социал-демократического президента – впервые с 1954 года, когда ЦРУ организовало интервенцию в страну и свергло правительство[4]. В сентябре прошлого года Мануэль Селайя, президент Гондураса, страны, служившей базой для операций как армии США, так и проамериканских военизированных формирований, стал третьим латиноамериканским президентом, после боливийца Эво Моралеса и венесуэльца Уго Чавеса, изгнавшим из страны посла США. Разъясняя причины изгнания посла и откладывания аккредитации его преемника, Селайя заявил, что «мировые державы должны относиться к нам уважительно и справедливо». В 2006 году президентом Никарагуа стал глава сандинистов Даниэль Ортега, тот самый Ортега, на свержение которого Вашингтон истратил сотни миллионов долларов в 80-е годы.

Выборы в Сальвадоре стали не просто очередным шагом региона к независимости, но и триумфом надежды над страхом – в той же мере, что и результаты президентских выборов в США в 2008 году. Правивший Национальный республиканский альянс, основанный ультраправым лидером «эскадронов смерти» Роберто Д'Обюссоном[5], сделал страх символом своей пропаганды – страх новой гражданской войны, ухудшения отношений с США, страх установления «коммунистической диктатуры». Совершенно комическим образом он попытался превратить президентские выборы в референдум против Уго Чавеса (при том что Венесуэла дистанцировалась от избирательной кампании, воздерживаясь от открытой поддержки и не делая заявлений, отличавшихся от обычного стремления поддерживать хорошие отношения с любым победителем выборов).

К компании Национального республиканского альянса присоединился один из американских конгрессменов, попытавшийся запугать сальвадорцев, примерно четверть из которых проживает в США, тем, что в случае победы Фронта национального освобождения их начнут выдворять из США. И, несмотря на всю подлость этих угроз, средства массовой информации, контролируемые правыми, поспешили довести их до сведения сальвадорцев. Еще в предвыборной кампании 2004 года администрация Буша приложила все возможные усилия для запугивания сальвадорцев, что также несомненно помогло правым.

Засилье правых в СМИ, использование ими административного ресурса в ходе выборов, их огромное превосходство в средствах (в Сальвадоре нет ограничений на иностранное спонсирование избирательной компании) заставили Хосе Антонио де Габриэля, главу миссии наблюдателей от Европейского Союза, констатировать «отсутствие равных условий для проведения кампании». Удивительно то, что при всем этом левым удалось победить, а это свидетельствует об их высочайшем уровне дисциплинированности, организованности и самопожертвования, что и позволило им пережить гражданскую войну и чудовищный правительственный террор[6].

На этот раз администрация Обамы, после того как благодаря усилиям общественных организаций она получила тысячи телефонных звонков, в пятницу накануне выборов выпустила заявление о своем полном нейтралитете. Судя по всему, администрация разделилась в своей политике относительно Сальвадора, равно как и всего остального левого движения в Латинской Америке, при том что как минимум один из важнейших советников Обамы поддерживал правых. Тем не менее заявление о нейтралитете явилось открытым разрывом с политикой Буша.

Новый президент Сальвадора Маурисио Фунес, в прошлом популярный тележурналист, столкнется с многими испытаниями, в особенности на экономическом фронте. Страна экспортирует 10% своего ВВП в США и получает назад 18% в виде денежных переводов от живущих в там сальвадорцев. Вместе с заметными потоками частных инвестиций это делает Сальвадор крайне уязвимым от последствий глубокого кризиса в США. В 2001 году Сальвадор принял доллар США в качестве валюты. А это означает, что правительство не имеет возможности использовать обменный курс или любые формы эмиссионной политики для противодействия рецессии. Ко всему прочему, правительство недавно подписало соглашение с МВФ, согласно которому правительство не должно менять налоговую политику в течении года. И левые не смогут обеспечить большинство в Конгрессе.

Тем не менее большинство сальвадорцев, то есть люди, живущие в бедности, привели именно левые, а не правые силы к руководству страной в это трудное время. И это разумный выбор, разделяемый большей частью всего полушария.

 
Перевод Вадима Плотникова
Статья опубликована на английском языке на сайте www.zmag.org
[Оригинал статьи]
    

По этой теме читайте также:



Примечания

1. В 2006 году левые силы пришли к власти также в Никарагуа. (Здесь и далее примечания переводчика.)

2. В действительности, не считая войн США с Мексикой за Техас, в результате которых последняя лишилась половины своей территории, одним их первых эпизодов вмешательства «гринго» в дела соседей была авантюра Уильяма Уокера в Никарагуа в 1855 году.

3. Оскар Ромеро – архиепископ, выступавший с резким осуждением террористической политики Сальвадорских властей. Убит военными в 1980 году, в 1998 году канонизирован католической церковью.

4. Законное правительство президента Хакобо Арбенса было свергнуто в результате операции ЦРУ «PBSUCCESS».

5. Организатор убийства архиепископа Ромеро.

6. Жертвами террора стали не менее 75 000 сальвадорцев.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?