Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Свободная торговля - палка о двух концах

15 декабря 2003 г.

Споры о свободной торговле и протекционизме идут вот уже 500 лет, на протяжении всей истории современной мир-системы. Аргумент в защиту свободной торговли состоял в том, что она приводит к максимальной конкуренции, а следовательно, максимальной эффективности производства, снижению цен и оказывается благом для потребителя. В пользу протекционизма доводы приводились следующие: для экономической ситуации в отдельно взятой стране последствия свободной торговли оказываются негативными, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Рост безработицы и спад производства - это в краткосрочной перспективе. Если же заглянуть дальше, то более слабые страны обрекают себя на участие исключительно в низкоприбыльных экономических операциях.

Разумеется, в какой-то степени правы обе стороны. Но абстрактные достоинства свободной торговли в сравнении с протекционизмом не дают представления о том, что происходит на самом деле. В конце концов, вопрос этот не только экономический, но и в равной степени политический. Те страны, которые в какой-то момент вырываются вперед в сфере производства, обычно и ратуют за свободу торговли. Она, разумеется, отвечает их государственным интересам. То есть они могут продавать свою продукцию на иностранных рынках, не встречая препятствий в виде пошлин или чего-то им подобного. Это значит, что они могут инвестировать избыток капитала в других странах. Те же страны, которые в общем-то считаются сильными, но все же уступают сильнейшим, обычно выступают за протекционизм. Они чувствуют, что, если на какое-то время им удастся защитить свои внутренние рынки от конкуренции производителей из сильнейших стран, они могут повысить собственную производительность и укрепить собственный рынок, чтобы он мог выдержать натиск свободной конкуренции. Для них задача лишь в том, чтобы выиграть время. Протекционизм этот временный. По-настоящему слабые в экономическом отношении страны обычно слабы также и в политике, поэтому протекционизм им провести в жизнь не удается.

Противоречия возникают, если посмотреть на сильные страны, которые выступают за свободную торговлю. Сильные страны отстаивают ее преимущества только до какого-то определенного момента. Например, в 17 веке голландцы (тогда это были еще Объединенные Провинции), которые были самыми успешными производителями товаров (и торговцами) в Европе, убеждали Англию и Францию в выгодах свободной торговли. Но это не означает, что голландцы не пытались на каких-то рынках осуществить политику протекционизма. В 1663 сэр Джордж Даунинг, британский государственный деятель, по поводу голландской политики с горечью заметил: "Это mare liberum (открытое морское пространство) в британских морях, но одновременно и mare clausum (закрытое морское пространство) на побережьях Африки и на Карибах." Британцам пришлось схватиться с голландцами в трех морских сражениях, чтобы отвоевать себе поле деятельности в области международной торговли.

Сегодня история повторяется. После 1945 г. США процветали как производители товаров и, разумеется, выступали за свободную торговлю. Но в то же время, чтобы укрепить политические коалиции против СССР, Штаты дали Западной Европе, Японии, Тайваню и Южной Корее возможность насаждать протекционизм. В какой-то мере это определило экономический рост данных стран. Затем, когда в 1970-х они превратились в серьезных конкурентов США, Штаты начали осуждать их протекционистскую политику. Но как раз в это время в Штатах тоже начал наблюдаться экономический спад, и они сами начали защищать от конкуренции более слабые сектора производства. Правительство США, как и любое другое, испытало давление изнутри, когда нужно было во что бы то ни стало спасти собственных предпринимателей от потери работы и прибылей.

Штаты обратили свой взор на так называемые "развивающиеся рынки", то есть на некоторые из крупных стран Юга - такие, как Малайзия и Индонезия, Индия и Пакистан, Египет и Турция, ЮАР и Нигерия, Бразилия и Аргентина. Они рассматривали эти государства как рынки сбыта для американской продукции - товаров, информационных услуг и биотехнологий, - а также как пространство для проведения финансовых сделок. Но все эти страны были преданы идеологии девелопментализма (теории развития), что заставляло их придерживаться политики протекционизма. Тогда США объяснили им, что в эпоху "глобализации" такая практика становится порочной и тормозит производство. Развивающиеся рынки вынуждены были открыть двери для свободной торговли, обеспечив для США (и прочих) возможность инвестиций и финансовых операций.

Основными инструментами в проведении в жизнь этой политики стали МВФ, Министерство Финансов США и ВТО, которые разработали применимый на практике кодекс свободной торговли. Разумеется, этот кодекс предназначался к применению не в самих США, а во всех прочих странах. Однако проблема в том, что другие страны тоже могут воспользоваться этим же кодексом. Штаты (и Западная Европа) попытались распространить данный свод правил на развивающиеся рынки, и встретили сопротивление в Канкуне, когда Бразилия возглавила коалицию держав, настаивающих на том, что правила должны работать в обоих направлениях - то есть, если Юг должен устранить препятствия на пути к свободе торговли, то так же должны поступить и сами Штаты вместе с прочими странами Севера (см. «Канкун: конец неолиберальной агрессии» от 1 октября 2003 г.) США отказались идти навстречу, поэтому Канкун обернулся для них провалом.

Но еще большей проблемой для США стала необходимость скрывать свои истинные намерения. Европа (и остальные страны Севера) без особого восторга отнеслись к американскому протекционизму, потому что он ущемлял их собственные интересы. Когда Джордж Буш установил пошлину на сталь, чтобы защитить американских промышленников в тех штатах, которые он хотел привлечь на свою сторону в преддверии выборов (например в Западной Виргинии и Огайо), европейцы возбудили дело в суде ВТО, обвиняя США в нарушении соглашения. Дело европейцы выиграли, обрели право устанавливать контрпошлины, и пригрозили, что установят их на основную продукцию других штатов, также стратегически важных для Буша на выборах (таких, как Флорида и Мичиган). В результате Бушу пришлось проглотить пилюлю и снять тарифы на сталь. Но европейцы на этом не остановились. Они планируют прибегнуть к этим же контрпошлинам в том случае, если США не устранит налоговые лазейки, которые сейчас имеются у американских корпораций в оффшорных операциях. Ведь этим они, получается, тоже нарушают соглашение ВТО.

И, мало того, когда Буш объявил, что не собирается давать Франции, Германии, России и Канаде возможность делать заявки на контракты по восстановлению Ирака, тут же возникла идея, что это тоже идет вразрез с соглашением ВТО. Ни с того ни с сего ВТО - самими Штатами изобретенное и выпестованное - превратилось в альбатроса, висящего мертвым грузом на их шее. Свобода торговли - это, конечно, замечательно, если только не приходится самим пожинать ее горькие плоды.

Иммануил Валлерстайн. [оригинал статьи]
Перевод Марии Десятовой.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?