Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 6.
Подражание английскому воспитанию вождей в Третьем рейхе

Вот бы нечто вроде ку-клукс-клана, организованное из выпускников паблик-скул, предприняло бы решительные меры, восстановив в Англии дисциплину и порядок.

Г. С. Салт. «Воспоминания о былом Итоне». 1923

Британские почитатели своих подражателей из «наполас»

Их восхищение... распространяется на наши паблик-скул, которым... приписывают роль... возложенную на эти школы («наполас»). Так что в будущем вождями нацистов станут лишь самые лучшие люди.

Дж. У. Тейт*, наставник британской паблик-скул. 1937

Организаторы «наполас» — национально-политических воспитательных заведений — из гиммлеровских СС сознательно следовали образцам английских элитарных паблик-скул[1]. Ими создавалась структура с жесткой иерархией, с суровостью, возведенной в принцип, суровостью ради «закалки воли». «Строго авторитарная... система... приучает повиноваться и приказывать», в результате этого формируются будущие вожди. Таким образом они «рассчитывали воспитать отличительное качество колониальных господ: холодное чувство превосходства». Сдержанность и замкнутость. «Чувство расового превосходства и политическая последовательность должны были создать новый слой вождей»[2].

* Тейт Джон Уилсон (действ, в 1914-1938).

После прихода Гитлера к власти «официальное прославление (британских) паблик-скул теми, кто был близок к нацистской партии, приобрело самый бурный характер и стало безоговорочным». Взаимное осознание своего избирательного сродства наставниками паблик-скул (masters) и их нацистскими коллегами было /137/ не случайным. Так, систему воззрений преподобного Дж. Уэллдона, главы паблик-скул Харроу в 1881—1895 гг., самого красноречивого, самого упрямого и самого твердолобого проповедника британской империалистической этики среди всех наставников элитарных паблик-скул, в Англии аттестовали буквально как «геббельсизм» (sic) — правда, не столько расчетливый, сколько наивный (со всей «партийной пристрастностью, монотонностью, упрощениями и решительностью, с умопомрачительными банальностями»). Этот директор считал интеллектуальные критерии худшими из возможных при выборе кандидатов на должности в империи. Для него значение имела не культура, а готовность действовать, «превосходство в активности... — качества... которыми отличаются англичане и особенно мужчины из паблик-скул»; он прославлял также наследственные дарования англичан, культивировавшиеся в паблик-скул: прагматизм и находчивость[3].

С самого возникновения Третьего рейха британские воспитатели расы господ встречались со своими нацистскими подражателями (которые впоследствии самым радикальным образом превзошли своих учителей) и в полной мере сознавали, что воспитание гитлеровской элиты производилось по образцу воспитания элиты английской. Англичане сразу же дали положительную оценку деятельности своих немецких коллег. Так, директор паблик-скул в Лоуэстофт, обращаясь к своим британским читателям, назвал гитлеровские «наполас» «Public Schools in Germany»[4].

Соответствующие сравнения с британскими паблик-скул сделал и сам Гитлер в «Речи, посвященной Англии», от 30 января 1941 г.[5] Альфред Розенберг говорил о необходимости воспитывать прежде всего характер (об этом пишет его британский биограф Роберт Сесил в книге «Миф о расе господ»[6]) — само слово «характер», употребленное им, уже указывает на следование традициям британских паблик-скул. Кроме того, один из наставников паблик-скул, отдавая должное национал-социалистскому воспитанию будущих вождей и младших руководителей, заявлял: «Нельзя умолчать... что в Германии нет места для интеллектуалов, для слишком впечатлительных и сложных натур, тормозящих развитие массы»; «отбор отсеивает чувствительных учеников, склонных к самокопанию»[7]. (Ханс Гримм, торговец, мечтавший о создании расы господ, в 1938 г. говорил, что стоит обращать внимание «не столько... на асоциальную частную жизнь прекрасных душ где-то там, сколько на истинных вождей и на народы вождей». А почитатель Розенберга Генрих Гертле утверждал, что образцом для подражания должна стать Британия: «величайшие строители мирового государства — самые далекие от искусства люди: англичане»[8].) /138/

Обергруппенфюрер СС Гейсмейер также отмечал параллели между английской и немецкой воспитательными системами. В английских паблик-скул (а до них — в Спарте) он видел образец «строгого коллективного воспитания, формирующего тип», образец, передающийся из поколения в поколение, образец «расового единства как такового». В 1938 г. этот эсэсовский авторитет заметил, что «воспитательные средства и задачи (британских паблик-скул)... уместны и в наших заведениях»[9]. А ведь именно как обергруппенфюрер он не мог не знать, и притом совершенно точно, какие задачи ставят перед собой прирожденные властители из СС и какие методы применяются для их решения. Правда, этот эсэсовский авторитет не использовал выражений вроде «английские наполас». Уолтер Струве, историк из США, описывавший гитлеровские «наполас», также не обмолвился, что в их основу были положены британские образцы. Но зато англичанин, наставник паблик-скул, Кристофер Сидгвик в 1937 г. заявил, что к «тому времени, когда парни из “наполас” Бакнанга начнут командовать, ... национал-социалистские правители будут обладать здравым смыслом в той же мере, в какой его приписывают британским офицерам, то есть станут настоящими белыми “пака”-сахибами»[10].

Под здравым смыслом будущих фюреров нацизма, обучаемых в «наполас», наставник Тейт явно имел в виду «здоровое национальное чувство». Во всяком случае, говоря о наумбургской «напола», он отмечал именно те черты, которые были характерны для английских паблик-скул: «Наполас под патронатом СС элиты... придают больше значения телу и характеру, чем умственным способностям»[11]. «Высокопоставленный офицер СС... сказал, что их цель состоит в том, чтобы парни обязательно вели себя как солдаты. Точно так же в Англии инспектор в актовый день скомандовал бы «играть игру»[12] («игру», укрепляющую тело, военизированную, направленную на сохранение imperium). Их (будущих нацистских фюреров) восхищение здоровым национализмом этой страны (Англии) распространяется и на нашу систему паблик-скул; считается, что она играет ту же роль в жизни (британской) нации, какую должны играть эти школы (нацистской элиты) в жизни германского рейха. Так что в будущем вождями нацистов станут лишь самые лучшие люди. Небесам ведомо, сколько там уже воспитано будущих Гитлеров»[13].

Однако, конечно, не одним небесам было ведомо, на что ориентировался тот единственный Гитлер, выстраивая свою политику. «Сила англичан в том, что они со спокойной душой дают народу (только) то, что ему понятно», — заявлял он. Следовательно, Адольфа /139/ Гитлера восхищала эта черта англичан[14]. Ведь «всякая профессорская наука опустошает. Она уводит прочь от инстинкта, человека отучают к нему прислушиваться... И если бы мир... был отдан на произвол немецкого профессора, вокруг нас ходили бы... одни кретины...» «Интеллект? У нас его так много, что с ним одни трудности!»[15] «Мы, немцы, слишком много думаем. (Интеллект) отравил наш народ», — жаловался Йозеф Геббельс. А Адольф Гитлер делал следующий вывод: «Какое счастье для правителей, когда люди не думают! Думать следует только при отдаче или исполнении приказа, в противном случае человеческое общество не могло бы существовать»[16]. «Мне нужны брутальные натуры... примитивные природные задатки к развитию примитивной жестокости, силы воли. Сопротивляемость человека — одна из черт характера»[17]. И именно нацистский воспитатель напомнил англичанам в 1938—1939 гг., что задолго до Гитлера, отодвинувшего умственное начало на третью позицию, «доктор (Томас) Арнольд, отец британских паблик-скул... уже ставил интеллектуальные способности на третье место»[18]. Апологет нацистской педагогики Теодор Вильгельм (1906—?) хвалился, что «наполас ближе всего стоят к британским паблик-скул», и обещал: «За несколько лет мы догоним британские паблик-скул»[19]. Догнали и перегнали...

«Основополагающая черта английской культуры — культивирование силы воли...» Даже язык Англии называли языком «безжалостного акта воли». «Поэтому при обучении английскому языку главная задача — ввести учеников в англосаксонский мир»[20]. Написавший это воспитатель будущих фюреров с удовлетворением констатировал, что «английские... гости предпочитают самые коричневые из коричневых школ — наполас»[21].

И это соответствовало правде. В Английском королевском институте международных отношений в 1938 г. был сделан доклад о «воспитании будущих вождей нацистов», в котором отмечалось, что нацистские заведения «во многих отношениях построены по образцу наших английских паблик-скул». «Все их... воспитание направлено на то, чтобы прививать им убежденность в их превосходстве над другими — превосходстве в физической силе... прививать веру в непобедимость их нации». Англичане по достоинству оценили и слова одного «пылкого... молодого национал-социалистского наставника», заявившего, что он презирает «времена, когда немцы были в состоянии использовать лишь свой ум». «Мы хотим действия — и именно его принес национал-социализм»[22] (т. е. национал-социализм принес как раз ценности, традиционно дорогие и любимые для британской элиты со времен их муштры в паблик-скул). Докладчик, мистер /140/ Роувен-Робинсон, высказал также такое суждение о «наполас»: «Высшие руководители этих школ (раньше связанные с СС... — это все в высшей степени славные люди, великие личности...»[23]. Пожалуй, слишком «великие» для «простой» человечности.

Определяя функцию школ Адольфа Гитлера, прежде всего исходили из общих принципов дисциплины и послушания, но для этой функции был также нужен институционно-исторический образец. И сам Гитлер нашел его в английских паблик-скул. (Один из воспитанников паблик-скул, Б. Оден, так вспоминал о времени, проведенном в одном из этих учебных заведений: «В школе я жил (как) при фашистском режиме».)[24] Его «рейхсбауэрнфюрер» Вальтер Дарре получил английское воспитание в паблик-скул. Гитлеровский министр иностранных дел Риббентроп желал, чтобы и его сын получил такое же воспитание. Роберт Лей тоже предпочитал немецким кадетским заведениям соответствующие британские школы: ведь «Англия со своей итонской системой... построила мировую империю»[25]. Подобное признание сродства воспитания своих будущих вождей и британской элиты со стороны Роберта Лея, рейхсляй-тера по вопросам организации, вполне соответствовало высоким оценкам нацистской системы со стороны англичан. Мало того, что уже в 1934 г. будущие британские вожди (из паблик-скул Регби) посетили потсдамскую «наполас» — за этим последовали встречные визиты представителей «наполас» и других английских паблик-скул. При этом подразумевалось, что такой обмен будет происходить только с «нордическими партнерами, которые должны предохранить Германию от... войны на два фронта», однако речь шла не только об оборонных задачах — партнеры становились «образцами в строительстве мировой империи»[26]. Среди наставников паблик-скул, инспектировавших гитлеровские «наполас» (уже с 1936 г. находившиеся под патронатом обергруппенфюрера СС Августа Гейсмейера[27]), было широко распространено мнение, что «наполас» являются воплощением того, в чем (согласно вильгельмовским, а позже нацистским идеологам) немцы должны были брать пример с Англии. (Причем в то время, когда было сделано это замечание, вся «воспитательная власть» в «наполас» уже давно осуществлялась эсэсовцами.) Наставник паблик-скул Тейт так оценил воспитание новой расы господ: «Тот, кто критикует английские паблик-скул... тем самым критикует и английский характер, и точно так же нельзя разделять военную направленность этих школ и установку всех немцев при нынешнем режиме»[28].

По словам Раушнинга, Гитлер заявлял, что создание расового единства требует духовного нивелирования[29]. (Как уже говорилось, /141/ и сам Гитлер сравнивал «наполас» с английскими паблик-скул[30].) Во всех структурах его движения (как и в английских элитных воспитательных заведениях) считалось желательным, «чтобы молодежь — или вообще кто бы то ни было» — отвергал «чтение книг по истории даже для развлечения»[31].


Примечания

1. Hannsjoachim Koch, Geschichte der Hitlerjugend (Percha, 1975), S. 271 mit Hinweis auf H. Heuer, «Englische und deutsche Jugenderziehung»: Zeitschrift für neusprachlichen Unterricht, XXXVI (Berlin, 1937), S. 215ff.

2. H. Koch, Geschichte der Hitlerjugend, S. 272ff.

3. G. Strobl, Germanic Isle, p. 80; Mangan, Game ethics and Imperialism, p. 37, 36.

4. E. K. Milliken, «The new Public Schools in Germany»: The Times (London) of 28. September 1935, cited by Harald Scholtz, Nationalsozialistische Ausleseschulen. Internatsschulen als Herrschaftsmittel des Fuhrerstaates (Göttingen, 1973), S. 143. Vgl. Christopher Sidgwick, «German Journey to Backnang» in: Internationale Zeitschrift fur Erziehung (1937), S. 170f; Т. С Worsley, Barbarians..., pp. 263, 279 with reference to Hansard of 9th March and «Spectator» without specification of dates.

5. Picker, Hitlers Tischgespräche (1965), S. 275; Harald Scholtz, National-sozialistische Ausleseschulen, S. 257.

6. R. Cecil, The Myth of the Master Race, p. 142.

7. J. W. Täte, «The Public Schools of Germany»: Internationale Zeitschrift für Erziehung, VI,(1937), S. 166.

8. Hans Grimm, Englische Rede. Wie ich den Englander sehe (Gutersloh, 1938), S. 27; Heinrich Hartle, Alfred Rosenberg. Grossdeutsch land (1910), S. 294.

9. Harald Scholtz, Nationalsozialistische Ausleseschulen, S. 99.

10. Walter Struve, Elkes against Democracy. Leadership ideals in bourgeois political thought in Germany 1890-1933 (Princeton, 1973), p. 448ff; J. W. Täte, «The Public Schools of Germany»: Internationale Zeitschrift für Erziehung, VI, (1937), p. 172.

11. Ibid., p. 166.

12. Ibid., p. 167.

13. Ibid., p. 170f.

14. Adolf Hitler, Monologe im Fuhrerhauptquartier 1941 — 1944. Aufzeichnungen Heinrich Helms, Hrsg. von Werner Jochmann (Hamburg, 1980), S. 383: 3. September 1943.

15. Ibid., S. 280: 17. September 1942; S. 91: 17. Oktober 1941.

16. Ibid., S. 213: 18./19. Januar 1942; J. Goebbels, Michael, Ein deutsches Schicksal in Tagebuchblättern (München, 1931), S. 76, 54.

17. Ibid., S. 123: 2. November 1941.

18. Theodor Wilhelm, «Scholars or Soldiers? Aims and results of “Nazi” education»: Internationale Zeitschrift für Erziehung, VIII (vom 5. November 1939), S. 91 mit Hinweis auf John Rogers, Old Public Schools of England (London, 1938), S. 2.

19. Theodor Wilhelm, «Scholars of Soldiers», p. 95.

20. H. John Field, Toward a Programme of Imperial Life. The British Empire at the Turn of the Century (Oxford, n. d.), p. 39; Hans F. K. Günther, Ritter, Tod und Teufel(München, 1920), S. 96 («Rücksichtslose Willenstat»), quoted in G. Strobl, Germanic Isle, pp. 41, 42; Theodor Wilhelm, p. 96.

21. Ibid., p. 84.

22. G. A. Rowan-Robinson, «Training of the Nazi leaders of the Future» (Speech in Chattham House, London, on 27. January 1938, chaired by Major B. T. Reynold, M. C, in: International Affairs (March 1938), p. 237, 235, 241.

23. Ibid., S. 241.

24. Harald Scholtz, Nationalsozialistische Ausleseschulen, S. 56, 399; Mackenzie, p. 143 (Jeffrey Richards, «Boy's own empire»), quoting W. H. Auden, in: Graham Greene (Editor), The Old School (Oxford, 1984), p. 9.

25. Scholtz, S. 190; Price Ward, Extra-special Correspondent (London, 1957), p. 201.

26. (As reference 453), S. I47f.

27. R. Cecil, The Myth of the Master Race, p. 152.

28. J. W. Täte, «The Public Schools of Germany», Internationale Zeitschrift für Erziehung, VI (1937), S. 168.

29. Scholtz, S. 259; Hermann Rauschning, The Voice of Destruction (New York, 1940), p. 42f; Walter Struve, Elites against Democracy (Princeton, 1973), p. 453.

30. Scholtz, S. 257; Thost, Als Nationalsozialist in England (München, 1939), S. 66.

31. Hermann Rauschning, The bice of Destruction (New York, 1940), p. 42f; Walter Struve, Elites against Democracy. Leadership ideals in bourgeois political thought in Germany 1890-1933 (Princeton, 1973), p. 453.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?