Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 6.
Подражание английскому воспитанию вождей в Третьем рейхе

Чувствительных мечтателей принуждают подавлять свое воображение.

Эдвард Мэк. «Паблик-скул»

Если англичане не доверяют искусствам, а также большей части наук и не знакомятся с ними, они поступают совершенно правильно. Ведь на этом равнодушии зиждется их моральное величие.

Редьярд Киплинг

Примат воли над воображением

«Всеобщее образование — это самый разрушающий... яд, изобретенный либерализмом... Для каждого сословия... существует только одно образование... Мы будем последовательны и даруем широким массам низших сословий благодать неграмотности»[1], — утверждал Гитлер. Особую неприязнь у него вызывали специалисты и специальные знания[2] (такие же чувства еще до Гитлера испытывала и британская элита).

Намерение Гитлера путем селекции вывести человека, который «владеет своим телом, своими мышцами и нервами так же хорошо, как людскими массами»[3], вполне отвечает духу и установкам британской идеологии; как, впрочем, и следующее программное заявление Гитлера: «Мне не нужно интеллектуальное воспитание... Знание только испортит мою молодежь... Но учиться повелевать им придется непременно»[4]. Если бы все эти идеи не нашли свое воплощение в Британии, последователи Ницше в Германии вряд ли смогли бы создать столь мощную и хорошо организованную систему образования, построенную на теоретических рассуждениях своего кумира. Отбор «властителей» (как в рыцарском ордене) по критериям «самодисциплины и жертвенности» (вернее, готовности приносить в жертву других), «властителей» суровых, бесстрастных и готовых претворять волю к власти в реальность, уже давно практиковался в воспитании английской элиты и без ницшевского «Заратустры». Хотя именно /142/ у Ницше Гитлер мог перенять мечту о том, что в его «орденсбур-гах вырастет молодежь, от которой содрогнется мир»[5], избранный Гитлером «педагогический» путь к исполнению этой мечты буквально повторял британскую практику паблик-скул: «Моя педагогика сурова. Слабость надо выбивать из учеников»[6].

Только война, объявленная британцами гитлеровской Германии, помешала английским и гитлеровским воспитателям элиты продолжать выражать взаимное восхищение, только война заставила немцев отказаться от признания, что воспитание ее вождей первоначально строилось по британским образцам. В действительности некоторые установки британских паблик-скул и немецких школ Адольфа Гитлера были противоположными по своей сути, и, в конечном счете, они и привели к разрыву отношений между этими воспитательными учреждениями. Так, в Британии во имя сохранения великой империи будущих вождей учили повиноваться и действовать, а не думать. Для защиты немецкого среднего класса от грозившей ему пролетаризации уместно было пойти дальше: не просто (и еще в большей мере, чем в Британии) принуждать массы к повиновению, но еще и муштровать их низших руководителей так, чтобы они «думали кровью».

Роберт Сесил, британский историк немецкой версии мифа о расе господ, дал точное определение этой реалии национал-социализма — умолчав, однако, о том, насколько сильное влияние на немцев оказал пример британской расы господ: «Большинство национал-социалистов испытывало ужас перед интеллектуальной деятельностью»; «Не следует изучать что-либо только ради самого предмета изучения»[7]. На самом деле подобный мещанский антиинтеллектуализм имел в Англии (в том числе и по британским оценкам) гораздо более древнюю традицию, чем в Германии. Немецкое ницшеанство у себя на родине не оказало столь длительного воздействия, как английский утилитаризм в Британии — где уже в течение двух веков считалось неприличным (и считается по сей день) называть себя интеллектуалом. Примат мышц над духом — несмотря на бюргерское понятие о воле как о средстве избежать «заражения» «бледностью от мыслей», и несмотря на идеи Ницше и лозунги о «духе как противнике души» — стал установкой немецких «элит» намного позже, чем в Англии. К тому же в английской среде эта идея укоренилась несравненно глубже, чем в немецкой. В Германии ницшеанская враждебность к образованию в течение нескольких поколений оставалась чем-то нетипичным и маргинальным, тогда как англичане непрестанно на практике демонстрировали свое неприятие интеллектуализма. Интересно, что в английском языке не существовало и не существует слова «образование», которое подразумевало /143/ бы формирование человека, личности с помощью интеллектуальной и эстетической культуры. В немецком же понятию «образование» соответствовало слово «Bildung», которое было вытеснено из обиходного языка только в Третьем рейхе. (Тем более в Англии не существовало понятия об «образованном классе» как о социологической категории.)

(В этой ситуации ничего не меняет популярная острота Маркузе: «Третий рейх не убил немецкий идеализм, а только похоронил его»[8]. В действительности немецкий идеализм совершил самоубийство.)

Интеллектуалы-критики находились в Англии на положении маргиналов уже более чем за век до того, как в Германии утвердился тоталитаризм «здорового национального чувства». Именно в устах англосакса утверждение: «в Германии давно существует глубоко укоренившийся и популярный антиинтеллектуализм»[9] — говорит о самодовольном невежестве его автора. Как раз в «образцовой» Англии такие мыслители, как Мэтью Арнольд и Джон Стюарт Милль, ссылались на Германию Гумбольдтов как на противоположность своей родине, где господствовала мещанская бездуховность. А в гитлеровской Германии молодым немцам внушали, что они должны брать пример с Англии[10].

Точно так же, как, например, Шопенгауэр отвергал «пресную» нормальность, так и нацистские «фёлькише чувство и воля» (т. е. экстремизм мелкого буржуа) не могли терпеть никакую «чрезмерно рахвитую индивидуальность». Ведь ее героическая творческая гениальность несовместима с бюргерством — с мещанством, которое с величайшим напором и бесцеремонностью пробивает себе дорогу в «реальной жизни». А «гениальным бюргером» слыл именно Гитлер[11].


Примечания

1. Mack, quoting from Lunn, Loose Ends (1919), pp. 45, 107; Rudyard Kipling, Something of Myself (London, 1937), p. 124; Hermann Rauschning, Gespräche mit Hitler (Zürich, 1940, Europa ferlag), S. 124, 47; Ср.: Раушнинг Г. Говорит Гитлер. Зверь из бездны. М.: МИФ. 1993. С. 49.

2. Ibid., S. 172f; Там же. С. 147.

3. Ibid., S. 47; Там же. С. 49.

4. Ibid., S. 237; Там же. С. 192.

5. Ibid., S. 237; Там же. С. 191.

6. Z. В. Reichsorganisationsleiter, Der Schulungsbrief IX (1942), Heft 3, angeführt von Scholtz, S. 190.

7. R. Cecil, The Myth of the Master Race, p. 145.

8. Ludwig Marcuse, «Der deutsche Kampf gegen den deutschen Idealismus»: Die Sammlung, XII (Amsterdam, 1934), S. 647fT, zitiert bei Franz Schonauer, Deutsche Literatur im Dritten Reich (Ölten und Freiburg im Breisgau, 1961), S. 163.

9. Jarrell C. Jackman & Carla M. Borden, The Muses flee Hitler. Cultural transfer and adoption 1930-1945 (Washington, 1983), p. 31.

10. John Stuart Mill, On Liberty (reprint New York, 1974), p. 54f; Matthew Arnold, Lectures and Essays in Criticism (1865) (reprint Ann Arbor, USA, 1968), p. x, 111, 113; Ernest K. Bramstead, Aristocracy and the Middle Classes in Germany. Social types in German literature 1830—1900 (Chicago, 1966), p. 222; Strobl, p. 81.

11. Jochen Schmidt, Geschichte des Genie-Gedankens in der deutschen Literatur, Philosophie und Politik 1750—1945 (Darmstadt, 1985), Band II, S. 205; vgl. D. Schoenebaum, Hitler's Social Revolution. Class and Status in Nazi Germany (New York, 1980), S. 21 und Leppert-Fogen, Die deklassierte Klasse. Studien zur... Ideologie des Kleinbürgertums (Frankfurt, 1974), S. 233, 235f, 238; Erich Fromm, Fear of Freedom (London, 1963), pp. 211-214, 219; Wernwr Sombart, El burgues (Madrid, 1979), pp. 183, 210, 228; David Riesman, Die einsame Masse (Hamburg, 1958), p. 260; Иванов-Разумник. История русской общественной мысли. Индивидуализм и мещанство. Т. I. СПб., 1911. С. 18; Franz Schauwecker, «Hitler, der geniale Spiesser», zitiert in: Otto-Ernst Schuddekop, Revolutions in our Time. Fascism (New York, 1973), p. 185.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?