Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


«Доктрина шока» в образовании

В своём январском интервью министр образования Соединенных Штатов, Арне Дункан, заявил:

«Разрешите мне быть предельно откровенным. Я считаю, что лучшим из того, что случилось с системой образования в Новом Орлеане, стал ураган «Катрина». Прежняя система образования представляла собой сущее бедствие, и ураган «Катрина» оказался необходим, чтобы разбудить общество и заставить его признать: “Мы должны улучшить эту систему“.»

Тем не менее, если и существует наиболее пугающий пример того, каким станет образование в будущем, то он неразрывно связан с последствиями «Катрины». История использования бедствия как способа «протолкнуть» самую крупную и скорую схему приватизации системы общественного образования из всех, когда–либо предпринятых, получила широкую известность благодаря бестселлеру Наоми Кляйн «Доктрина шока».

Три месяца спустя после обрушившегося на город урагана рыночный фундаменталист Милтон Фридман написал в «Уолл Стрит Джорнал»: «В Новом Орлеане разрушено большинство школьных зданий, как и жилищ детей, обучавшихся в этих школах. Теперь эти дети разбросаны по всей стране. Это трагедия. Но это также и новая возможность для радикальной перестройки системы образования». Как отмечает Кляйн:

«Смелая идея Фридмана заключалась в том, что не стоит тратить миллиарды долларов на восстановление и усовершенствование прежней системы государственных школ Нового Орлеана; вместо этого правительство должно снабдить семьи ваучерами, чтобы можно было их использовать для поддержки частных учебных заведений, нередко приносящих прибыль, которые будут получать государственные субсидии. Крайне важно, писал Фридман, чтобы это фундаментальное изменение было не временной мерой, но "устойчивой реформой".

Группа правых идеологов горячо поддержала предложения Фридмана, и они повели наступление на город, который недавно подвергся атаке стихий. Администрация Джорджа Буша поддержала их планы, выделив десятки миллионов долларов на то, чтобы превратить школы Нового Орлеана в частные школы – организации, использующие общественные средства, которыми руководят частные организации по своим собственным правилам.

Восстановление дамб и электрических сетей заняло немало времени, по сравнению с этим создание новой школьной системы Нового Орлеана происходило просто в военных темпах и с военной точностью. В течение 19 месяцев, когда большинство беднейших горожан были еще в изгнании, новоорлеанская система общедоступных школ почти полностью была заменена частными школами. До урагана "Катрина" школьный отдел занимался работой 123 государственных школ, теперь же их осталось всего четыре. До катастрофы существовало лишь семь частных школ, теперь их стало 31. Ранее учителей Нового Орлеана объединял сильный профсоюз, теперь же профсоюзный договор был расторгнут, и 4700 членов профсоюза вынуждены были покинуть город. Некоторых учителей помоложе снова наняли частные школы, уменьшив их зарплату; большинство же учителей остались без прежней работы»[1].

И в самом деле, одним из первых действий правительства, предпринятым уже через три недели после урагана, стало увольнение всех учителей, состоявших в профсоюзе, роспуск школьного совета и переподчинение школ управляющему из Батон–Руж, ликвидация подотчётности перед обществом и практически полный роспуск Объединения учителей Нового Орлеана. Маргарет Спеллинг, министр образования правительства Буша, выделила Новому Орлеану 24 миллиона долларов, и все они были потрачены на привилегированные школы[2]. Луизианский Совет начального и среднего образования передал контроль более чем над сотней новоорлеанских школ Национальной ассоциации доверителей привилегированных школ, основанной в Чикаго, выводя тем самым процесс за пределы Нового Орлеана и ставя местных преподавателей, как и низовые общественные группы, заинтересованные в возобновлении работы своих школ, в крайне невыгодное положение. Это создало ситуацию, когда, в отсутствие каких–либо общественных слушаний или публичных дебатов, первыми со своими предложениями откликнулись состоятельные родители со связями и общественные организации с соответствующими ресурсами и опытом.

К весне 2006 года

«В Новом Орлеане открылось 25 государственных школ, восемнадцать (72 %) из которых были привилегированными, а четырнадцать (56 %) ввели отбор учащихся при приёме. Кроме того, пять школ в городе открыл и Орлеанский окружной совет приходских школ. Летом 2006, по мере того, как семьи начали возвращаться в город, штат признал необходимость открытия ещё нескольких школ и управления ими. Отдел по восстановлению школ (ОВШ) той осенью открыл 17 школ под управлением штата»[3].

Это создало двухуровневую систему образования. В Новом Орлеане рядом с домом учеников нет школ, которые они обязаны посещать, как не было и контроля за тем, что там, куда возвращаются семьи, открываются школы. Как заметил Лей Диргенсон в своей статье в журнале «Переосмысление школ»:

«Родителям, вернувшимся в город, пришлось договариваться по поводу территориального расположения школ для своих детей. Регистрация осуществляется в каждой конкретной привилегированной школе, поэтому родители должны исколесить весь город (с практически отсутствующей транспортной инфраструктурой), чтобы изучить школы и зарегистрировать своих детей»[4].

В то время как количество учеников на одного учителя в новых привилегированных школах превысило 20:1, размер классов в некоторых зданиях Отдела по восстановлению школ раздулся почти вдвое. Когда в 2006 году Отдел по восстановлению школ открыл 17 учебных заведений, оказалось, что в них не было учебников, многие классы не имели парт, учеников кормили приготовленными в микроволновке полуфабрикатами, а здания были фактически милитаризированы: зачастую сотрудников службы безопасности становилось больше, чем учителей.

Поскольку привилегированные школы могут проводить отбор учащихся, появились сообщения о том, что школы Нового Орлеана отправляют учеников с низкими показателями в школы ОВШ в середине года — до того, как будет дана стандартизированная государственная оценка[5]. Так что несмотря на то, что средняя успеваемость школ Нового Орлеана поднялась по сравнению с тем уровнем, который был до «Катрины», между результатами школ ОВШ и новых привилегированных школ наблюдаются огромные различия[6].

Новый Орлеан – первый крупный город в стране, большинство учеников которого (61% всех учащихся в 2009–2010 учебном году) состоит в привилегированных школах. Сейчас плакаты с рекламой новых школ приклеивают на телефонные столбы и на борта знаменитых городских трамваев вместе с привычными афишами концертов и других культурных мероприятий. Руководители привилегированных школ поставили информационные киоски у гипермаркета "Уолмарт" и начали ходить по квартирам, агитируя за свои школы. Прошлым летом главы одной из школ даже разъезжали по всему городу в фургонах с мороженым, чтобы завербовать детей и их родителей. А ученики, гуляющие в школьной форме с эмблемами и девизами школ, стали ходячей рекламой мест, где они учатся[7]. Этот фантастический мир победившего рыночного фундаментализма смог стать реальностью только после этнической чистки города. Чернокожее население Нового Орлеана резко сократилось на 57 %. Данные переписи населения 2008 года показали, что половина беднейших трудящихся, пожилого и нетрудоспособного населения, жившего в Новом Орлеана до «Катрины», не вернулась[8].

Доктрина Дункана: неолиберализм в Чикаго

Сравнивая восстановление республиканцами Нового Орлеана и неолиберальную перестройку чикагской школьной системы, осуществлённую Арне Дунканом, мы ещё раз вспоминаем о том, что когда дело касается политики в области образования, Демократическая партия старается не отставать от своего главного соперника. Как отметили Анри Жиру и Кеннет Солтмен, Дункан руководил проведением и расширением программы по милитаризации и подчинению корпорациям третьей в стране по величине школьной системы, а также единственной, в которой около 90% цветных учеников. Под руководством Дункана в Чикаго был взят курс на создание государственных школ, управляемых аналогично военным академиям, были введены драконовские меры по исключению школьников, распространилась практика повсеместного наблюдения, продвинуто наращивание присутствия полицейских в школах, а так же произвольно закрыты школы и уволены их работники[9].

Дункан, который никогда не стоял у доски в качестве преподавателя и всю жизнь посещал только частные школы, стал главным лоббистом корпоративных интересов в образовательных реформах. Он работал координатором образовательной программы в «Эриэл Кэпитал Мэнеджмент», заголовок рекламного буклета главной школы которой, Академии «Эриэл Комьюнити», гласит: «Мы хотим сделать фондовый рынок темой разговора за обедом». Первоклассникам выдается 20 тысяч долларов, чтобы инвестировать их в фонд класса, и предполагается, что каждый выпускной класс вернёт исходные 20 тысяч долларов вновь поступающему первому классу, половину полученной прибыли пожертвует школе, а оставшееся распределит между собой[10]. Дункан быстро продвинулся и к 35 годам стал исполнительным директором Управления государственных школ Чикаго, а в 38 – его генеральным директором.

Дункан возглавил план «Возрождение 2010», учреждённый элитным Коммерческим Клубом — организацией вековой давности, включающей в себя крупнейшие и наиболее могущественные корпорации в городе. При помощи консалтинговой фирмы А. Т. Керни, Коммерческий Клуб продавил одну из самых амбициозных схем школьной приватизации проведённую после урагана «Катрина». «Возрождение 2010» требовало закрытия ста государственных школ и возобновления их работы уже в качестве приватизированных привилегированных школ. Это всего лишь страница из доброй сказки под названием «Ни один ребенок не забыт», программы, написанной в 2001 под диктовку администрации Буша, и поставившей недостижимые цели, которые должны были измеряться огромным количеством стандартизированных тестов с завышенными требованиями. Недостижимость этих новых целей обрекает школы на плохие результаты, после чего федеральное управление обвиняет их в провале и «реструктурирует». Подобно плану «Ни один ребёнок не забыт», «Возрождение 2010» нацелено на школы, не соответствующие чикагским стандартам отчётности с определенными стандартизированными тестами с высокими требованиями — и превратить их в некоммерческие (но зачастую направленные на получение прибыли) привилегированные школы.

Другая неотъемлемая часть плана – отобрать контроль над школами у учителей, их профсоюзов и местных жителей и передать его в руки деловых кругов. По меньшей мере две трети заново открытых школ не будут иметь профсоюзов. Коммерческий Клуб привлёк 25 миллионов долларов инвестиций из корпоративного сектора, чтобы закрыть государственные школы и снова открыть их под управлением организации «Новые школы для Чикаго», совет которой не избирается коллективом школы. Совет «Новых школ для Чикаго» утверждается Коммерческим Клубом и состоит из представителей ведущих корпораций и руководителей Управления государственных школ Чикаго. «Общественные деятели», которых «Чикаго Сан–Таймс» называет «теневым кабинетом», включают руководителей корпорации «Макдональдс» и банка «Нортерн Траст», бывшего руководителя корпорации «Трибьюн» и генерального директора «Чикаго Комьюнити Траст» – крупнейшего корпоративного фонда[11].

За неимением урагана, который вынудил бы половину малоимущего населения покинуть город, эти корпоративные кумовья прибегли к набирающему всё большую популярность методу — застраиванию бедных кварталов элитным жильём. Как объяснила организация «Чикагские Учителя за Социальную Справедливость»: «”Возрождение 2010” – не просто школьный план. Это – часть куда более масштабного плана по строительству элитного жилья и выживанию афроамериканцев и «чиканос» с низкими доходами из хороших районов, а на деле – и совсем из города. Именно в этих районах сконцентрированы школы, рекомендованные к закрытию»[12].

У Чикаго долгая история недофинансирования строительства муниципального жилья, оставшегося в результате с гниющей инфраструктурой и хронически заражённого грызунами и насекомыми. Муниципальное жилье создавалось как последнее прибежище для беднейших из бедных. С начала двухтысячных Чикагское жилищное управление стало использовать частных подрядчиков, чтобы снести муниципальное жильё и начать строительство, управляемое организациями смешанного типа, что «выдавит» отсюда большинство прежних жильцов. Закрытие недостаточно финансируемых государственных школ и открытие новых привилегированных школ – это превосходный способ привлечь в район другое население – более богатое и белое. Как пишет Полина Липмэн, прогрессивный исследователь Городского Образования из Иллинойского Университета в Чикаго, «По мере того, как сносится муниципальное жильё и возводятся новые роскошные многоквартирные дома, город и застройщики стирают всё, что напоминает о людях, которые жили там раньше. Закрытие старых школ и открытие на их месте новых – это сигнал будущим жильцам из среднего класса о том, что район «перерождается». Это стало популярной темой, поднимаемой в прессе предпринимателями и руководителями школ. Когда программу по обновлению школ Мидсауза впервые опубликовали в «Чикаго Трибьюн» 19 декабря 2003 года, Терри Мазани, Генеральный директор «Чикаго Комьюнити Траст» и член группы планирования, описал связь между школами и строительством в районе следующим образом:

«Прекрасное территориальное расположение [Бронзвиля], – совсем близко к озеру [Мичиган] и в самом центре города. Равновесие – слишком хрупкое, чтобы удержать его лишь при помощи нового строительства и расширения рынка продажи жилья. Придется найти третью точку опоры — и ей станут школы»[13].

Перед тем, как стать министром образования, Арне Дункан был горячим сторонником программы Коммерческого Клуба по приватизации Чикагских государственных школ, которая захватывала около двадцати школ в год. Демонстрируя свой корпоративистский взгляд на обучение, Дункан сказал полному залу бизнесменов в Коммерческом Клубе на симпозиуме «Свобода Выбирать, Свобода Преуспевать: Новый Рынок в Государственном Образовании» в мае 2008: «Я не управляю 600 школами. Я управляю котировками 600 школ и пытаюсь их поднять» [14].

Государственные школы Детройта: распространение образовательной «Доктрины шока»

Сейчас, в связи с тем, что Арне Дункан был повышен до министра образования Соединенных Штатов, он планирует использовать экономический кризис, чтобы заставить систему государственного образования на всей территории Соединенных Штатов пойти по пути Нового Орлеана и Чикаго. В городе, опустошенном Великой Рецессией, это проявилось наиболее очевидно. Детройт, и до кризиса бывший почти на грани банкротства, сейчас оказался на краю пропасти. Как сообщил в прошлом ноябре журнал «Обзервер», «У города шокирующий уровень безработицы — 29 %. Средняя цена на дома в Детройте составляет всего лишь 7,5 тыс. долларов, при этом многие дома доступны всего за несколько сотен»[15]. Треть города почти полностью покинута, что тут же вызвало предложение мэра снести примерно 10 тыс. зданий и превратить пригороды, сейчас по большей части заброшенные, в сельскохозяйственный район[16].

Шок от рецессии обеспечил идеальное политическое прикрытие для серьёзных реформ городской школьной системы и резкой атаки на Федерацию учителей Детройта. В январе 2009 губернатор штата Мичиган от демократической партии Дженнифер Грэнхольм назначила Роберта Бобба, президента и генерального директора LAPA Group (фирмы, занимающейся консалтингом частных и государственных компаний), чрезвычайным финансовым управляющим Государственными школами Детройта. Бобб, которому была поставлена задача «привести финансирование Государственных школ Детройта в порядок», является одним из многочисленных выпускников программы Расширенных курсов по управлению муниципальным образованием, и он занимал высокопоставленные должности в городских школьных округах по всей стране. Программа Расширенных курсов была начата в 1960–х с целью преобразовать «городское 12–летнее государственное образование путём улучшения управления, трудовых отношений и конкуренции»[17].

Расширенные курсы по управлению муниципальным образованием предлагают большинству молодых бизнесменов полную занятость и высокие управленческие должности в крупном городском школьном округе. В течение двух лет программа выплачивает им половину зарплаты, после чего, как предполагается, округ покроет оставшуюся сумму. Журналист Дэнни Вейл, детально разбирая благорасположенное к бизнесу окружения Бобба, обращает внимание на следующий момент:

«В интервью «Детройт Ньюс» управляющий Расширенных курсов отметил, что выделил дополнительные 28 тыс. долларов к новой детройтской зарплате Бобба и затратам на переезд, а также сотни тысяч на «представительские расходы» Бобба – этого ярмарочного зазывалы, расхваливающего приватизацию образования»[18].

В мае 2009 стремления Бобба к «сокращению расходов» усилились, когда Арне Дункан объявил государственные школы Детройта стартовой площадкой образовательных реформ из–за низких показателей округа, обнаружившихся в ходе проверки, проведённой программой «Национальная оценка образовательных успехов». В декабре Бобб помог добиться спорного трудового соглашения с учителями Детройта, требующего отсрочить выплаты 10 тысяч долларов большинству членов профсоюза более чем на два последующих года[19]. Его новый план, обнародованный в марте, предполагает закрытие сорока четырех государственных школ Детройта и открытие семидесяти новых привилегированных и частных школ. Как обрисовал ситуацию на недавней пресс–конференции защитник привилегированных школ Детройта Дуг Росс:

«Старый план говорит родителям: подождите, будьте терпеливыми, дайте нам еще пять лет, чтобы улучшить школу, куда ходит ваш ребенок. Новый план утверждает: ну вот, ожидание закончено, мы собираемся закрыть школы с низкими показателями, мы собираемся открыть новые, и теперь, родители, вам придется взять инициативу, чтобы найти лучшую школу для своего ребенка»[20].

В настоящее время в Детройте приблизительно 70 % учащихся посещают государственные школы, и 30 – привилегированные. Новый «Элитный клуб школ Детройта» требует радикального перераспределения учащихся в школах Детройта, ставя следующую цель: к 2015 году только 25 % учащихся будут по–прежнему посещать государственные школы, а 75 % – перейдут в привилегированные[21].

Две стороны одной капиталистической медали

Суть этих примеров, которые я привёл для тех, кто заботится о сохранении государственного образования, заключается в том, что обе партии смотрят на образовательную реформу с точки зрения инвестора. Целью любой инвестиции в образование является улучшение конкурентоспособности на мировом рынке. Школьники видятся как пассивные получатели знаний – не знаний, нужных для освобождения или борьбы с насущными проблемами XXI века, а знаний, подготавливающих учащихся к превращению в рабочую силу и повышению экономической конкурентоспособности Америки. Эти корпоративные реформаторы видят важнейшей функцией обучения создание конкурентоспособных, «рациональных» личностей, стремящихся состязаться на рынке и становящихся продуктивной частью рабочей силы. При анализе затрат и прибыли они оценивают денежные инвестиции в образование с позиции экономической выгоды для общества. Так что если они не видят экономической выгоды инвестиций в образование, то они и не станут их делать.

Согласно этой модели, успех учащихся измеряется стандартизированными тестами и сбором данных. Примером этой политики служит закон «Ни один ребёнок не забыт». Большинство людей считают этот закон порождением республиканской политики, так как его принятие произошло при администрации Джорджа Буша. Но в действительности за законопроект проголосовало больше демократов, нежели республиканцев. В мартовском номере 2001 года «Блюпринт Мэгэзин», журнала Совета демократических руководителей, Эндрю Розерхам писал: «Образовательная программа мистера Буша является во многом программой «новых демократов». Новый законопроект об образовании, широко известный как «образовательная инициатива Буша» был по большей части написан демократическими сенаторами Джозефом Либерманом (Коннектикут) и Эваном Байем (Индиана) при участии других «новых демократов»[22]. Так что на демократах лежит часть ответственности за тех, кто работает над отчётностью и выбором школ.

Неолибералы в обеих партиях стремятся так перестроить государственное финансирование образования в реорганизованной школьной системе, чтобы она лучше отвечала нуждам корпораций. Вот почему они поддерживают стандартизированные тесты, привилегированные школы, сдельную оплату труда преподавателей и «коренные перемены», хотя есть свидетельства того, что такая политика негативно влияет на образование и успеваемость учащихся. Дело не в том, что администрация Обамы непостижимым образом пропустила исследования, доказывающие, что подобная политика не повышает качество образования. Хотя очевидно, что программа «Гонка за первенство» и обновлённая программы «Ни один ребёнок не забыт» не достигнут заявленной цели улучшения государственного образования, нам ещё предстоит увидеть, как реализуется их истинная цель – ослабление профсоюзов учителей и дальнейшая приватизация государственного образования. Корпоративные реформаторы во главе с Арне Дунканом хотят применить свою политику урезания всего, что можно, к системе государственного образования. Они надеются принудить учителей работать больше часов за меньшую заработную плату, меньшие льготы; лишить работу преподавателя творческого начала, передав контроль над разработкой учебного плана в руки компаний, изготовляющих чудовищные учебники и тесты.

Этот метод кнута и пряника, применяющийся такими реформаторами, как Арне Дункан, обескровит систему государственного образования на многие годы вперед. И чтобы переломить ситуацию, потребуются активные и организованные действия учителей, учащихся и родителей по всей стране.

перевод с английского Александра Бурлакова под редакцией Елены Бучкиной
[Оригинал статьи]



Примечания

1. Наоми Кляйн. Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф. — М.: Добрая книга, 2009. Стр. 17–18.

2. Interview with Michael Molina, “Privatization and the Katrina solution,” Socialist Worker, May 28, 2008.

3. Leigh Dingerson, “Narrow and unlovely,” Rethinking Schools, Volume 21, No. 4, Summer 2007.

4. Ibid.

5. Ibid.

6. David Parker Jr., “New Orleans public schools: Still under water?” Nation, May 20, 2009.

7. Alexander Fenwick, «Charter schools rise in New Orleans after Hurricane Katrina», U.S. News & World Report, December 23, 2009.

8. Bill Quigley, «The cleansing of New Orleans», CounterPunch, March 4, 2008, http://www.counterpunch.org.

9. Henry A Giroux and Kenneth Saltman, «Obama’s betrayal of public education? Arne Duncan and the corporate model of schooling», Truthout, December 17, 2008, http://www.truthout.org.

10. Joel Spring, «Political Agendas for Education», «From Change We Can Believe in to Putting America First», Fourth Edition (New York: Routledge, 2010).

11. Kenneth J. Saltman, Capitalizing on Disaster: Taking and Breaking Public Schools (Boulder, CO: Paradigm Publishers, 2007), 143–44.

12. Teachers for Social Justice, “TSJ Position on Renaissance 2010,” http://www.teachersforjustice.org.

13. Pauline Lipman, «We’re not blind. Just follow the dollar sign» Rethinking Schools Online, Summer 2005, http://www. rethinkingschools.org.

14. Henry A Giroux and Kenneth Saltman, «Obama’s betrayal of public education? Arne Duncan and the corporate model of schooling», Truthout, December 17, 2008, http://www.truthout.org.

15. Paul Harris, «How Detroit, the Motor City, turned into a ghost town», Observer (UK), November 1, 2009.

16. Interview with Sharon “Shea” Howell, Democracy Now!, April 2, 2010.

17. Quoted from The Broad Foundation Web site, http://www.broadfoundation.org.

18. Danny Weil, “Detroit Teachers fight obsequious politicians, union bosses and privatizations plans,” Daily Censored, February 14, 2010.

19. Chastity Pratt Dawsey and Gina Damron, “Detroit teachers union OKs deal with school district,” Free Press, December 19, 2009.

20. «Mass closures of public schools, promotion of charters raise fears of privatized Detroit education system». Interview with Nate Walker, Democracy Now! April 2, 2010.

21. Ibid.

22. Andrew J. Rotherham «How Bush stole education». Blueprint Magazine, March 25, 2002.



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?