Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Бунт кастратов

Взбунтовалися кастраты,

Входят в папины палаты:

«Отчего мы не женаты?

Чем мы виноваты?»

А.К. Толстой

Тахрир, говорите? Майдан? Революция? Ну–ну.

Что–то у вас революции–то как грибы растут.

Налево посмотришь – мамочка мать! Направо – мать моя мамочка!

Налево посмотришь: всяким–разным троцкистам у нас Тахрир просто за каждым углом мерещится. Видимо, как следствие перманентной борьбы за лигалайз. Они, похоже, так увлеклись любимой галлюцинацией, что уже не помнят, чем, собственно, Тахрир закончился. А закончился он переходом власти в руки военной хунты с последующей победой исламистов на выборах. Если судить по степени прогрессивности, у нас исламистам соответствуют, видимо, националисты. Для которых Лев Давыдович – все равно что Сатана.

Посмотришь направо: разной прокремлевской публике постоянно мерещится Майдан. Майдан, «оранжевая революция», деньги Госдепа. Видимо, ребята уверены не только в том, что «оранжевая революция» – это действительно революция (хи–хи), но и в том, что все революции, начиная с Голландской – «оранжевые» (естественно, иначе почему же принц Оранский – Оранский?) и оплачивались Госдепом. Одна только Октябрьская революция оплачивалась, ясное дело, германским Генштабом, но и это, конечно, был псевдоним Госдепа. А красным флагом большевики пользовались исключительно из–за недостатка оранжевого красителя.

При этом все согласны, что фальсификации на выборах – всего лишь повод. А суть – в куда более глубоком конфликте. Каком? Между кем и кем?

Сначала о Москве, потому что между Москвой (и отчасти Питером) и остальными российскими городами, где были уличные выступления, – огромная разница. Далеко не одни и те же люди вышли в столицах и в провинции на улицы протестовать против фальсификаций.

С Москвой всё ясно. Чтобы понять суть конфликта, проще всего прочитать вот этот пост в ЖЖ Божены Рынской.

Адрес даю для тех, у кого есть время и желание лично продраться через чудовищное многословие, самолюбование и мат–перемат, которым Божена насыщает текст в порядке борьбы с неизвестно какими комплексами.

Для остальных кратко излагаю то, что Божена по глупости публично озвучила. Она считает, что в России (читай: в Москве и Питере) сложился некий слой (или даже класс) «успешных», «самих себя сделавших», «креативных» и т.д., и т.п., которым, наконец, надоело, что правящий в России класс – бюрократ–буржуазия – их стрижет и стрижет. И они решили, что пора бы им самим стать правящим классом. Поменять правила игры. И Божена – рупор их.

Назовем вещи своими именами. «Креативные» и прочие интерактивные – это средние городские слои, достаточно паразитические (ничего не производят, кроме шума и «смыслов»), пришедшие на место предыдущих средних, которые были смыты дефолтом 1998 года. Вся эта публика – хипстеры и разные мальчики–айфончики, жертвы потреблятства и верные прихожане экономикса – по сути своей это мелкая буржуазия (пусть даже чисто психологически). Правда, из рассказа Божены видно, что их протестом очень хочет воспользоваться крупная буржуазия (ну, это как обычно, вспомним историю НСДАП) и даже отдельные бюрократ–буржуа, надеющиеся отодвинуть от власти «клан Путина».

Однако у правящего класса («Единая Россия» – это лишь формальный политический выразитель его интересов) есть своя, «альтернативная» точка зрения. Лучше всего она изложена вот в этом предвыборном ролике.

Для тех, кому лень смотреть весь ролик – немаленький, излагаю суть «альтернативного» взгляда. Нет, говорит действующая власть «креативным» и «успешным». Это вовсе не вы сами стали «креативными» и «успешными», не вы «сами себя сделали», это мы, те, кто у власти, разрешили вам стать «креативными» и «успешными». И поэтому мы имеем право и дальше вас стричь.

Как видим, это – антагонистические точки зрения. Отсюда и конфликт.

Как это ни печально, правы не хипстеры и не божены. Права власть. Она установила правила игры – давно, еще при Ельцине. В соответствии с этими правилами небольшой части населения (сосредоточенной в основном в столицах) разрешено было богатеть за счет распила огромной государственной собственности (оставшейся от СССР) и ограбления всего остального населения – преимущественно в глубинке. Больше всего, конечно, получил сам правящий класс (бюрократ–буржуазия), но кое–что досталось и тем, кто интересы этого класса обслуживает, прямо к нему не относясь (в том числе и «креативным»). И правящий класс правила игры менять не намерен.

Собственно, перед нами «второе издание» истории с Ходорковским, мультиплицированное и спущенное на ступень ниже. Ходорковский ведь тоже возмутился фальсификациями (фальшивыми залоговыми аукционами) и сказал власти по сути следующее: ребята, да что же вы так нагло, вопреки правилам и понятиям, гребете–то? На что ему было указано, что правила и понятия всем известны, все – и он тоже – играли и жили по ним, правила эти, конечно, бандитские, но это значит, что каждый замазан и каждого есть за что наказать. Ходорковский не понял (или сделал вид, что не понял) – и поплатился.

Теперь вот хипстеры и божены не понимают. Или делают вид, что не понимают.

Да, разумеется, всё их благополучие последних десяти лет базировалось на высоких ценах на нефть. А в этом никакой заслуги правящего в России класса нет: цены взлетели исключительно из–за внешнеполитических агрессивных игр США с союзниками в нефтеносных регионах. Но это – совсем не аргумент. Правила игры были заявлены после расстрела парламента в 1993 году. Эти правила учли (отчасти) и интересы «креативных». Так решила власть. А могла бы и не учитывать. Могла бы и бритвой по глазам. И если сейчас эти правила отменить, пострадает не только правящий класс, но и заведенные для обслуживания его интересов «креативные». Они, заигравшись (общество спектакля!), этого пока не понимают. Ничего, скоро поймут.

Папа Римский ворвавшимся в его палаты кастратам, как известно, говорил:

Дети,

Было прежде вам глядети,

Потеряв же вещи эти,

Надобно терпети!

В нашем случае «вещи эти» потеряли, правда, не хипстеры и не мальчики–айфончики, а их родители – двадцать лет назад. Но терпеть придется нашим «креативным».

Ватиканские кастраты хоть могли во дворец к Пию IX ворваться – и намеревались папу уравнять с собой в правах. С помощью бритвы. Хоть какая–то угроза была. Пришлось солдат вызывать. Мальчики–айфончики на такое не способны. Их не холостили. Они такими родились. Так что весь пар этих протестов в столицах уйдет в свисток. То есть в холостой высокий звук.

Пять лет назад, когда мировой экономический кризис еще не сделал «креативных» такими нервными и легковозбудимыми, они со здоровым цинизмом (вполне адекватным реалиям нашей страны) уклонялись от избирательных урн и хором повторяли:

Выборы, выборы,

Кандидаты – пидоры!

И что же теперь? «Честные пидоры – за честные выборы?»

И пищат кастраты хором…

Тоже мне: сила общественного обновления – сетевые хомячки и гламурные чучундры. Восстание кроканов.

Тахрир, напомню, был вовсе не санкционированным митингом. Это был противозаконный захват части городской территории (с попытками захвата административных зданий) голодной, безработной, отчаявшейся толпой – готовой даже на самосожжения. На Майдан, напомню, с Западной Украины свозили людей автобусами – так, что там целые населенные пункты обезлюдели. И когда оппоненты в Киеве им кричали «Вы что, хотите, чтобы у нас стало как в Польше?! Там безработица – тридцать процентов!», те отвечали: «Да, хотим! Потому что у нас дома безработица – семьдесят процентов!» Что–то не похоже, что на Болоте были голодные и безработные. Безработного нельзя уволить, у голодного не отнимешь кусок хлеба. А вот «креативным» есть что терять. И всё их поведение зависит от того, сможет ли власть им на это непублично, но прозрачно намекнуть.

А вот насчет провинции… Митинги в провинции, где гайки закручены сильнее, чем в столицах, собрали в основном не мальчиков–айфончиков. И там, где собравшиеся смогли самоорганизоваться, на ура шли социальные лозунги.

Конечно, это еще не Жанаозен.

Но и не Болото.

И у нас тут – не Конвент.

Замордованная, ограбленная, брошенная на произвол судьбы, нищая глубинка, та, что вдобавок к сегодняшней катастрофе завтра чудовищно пострадает от вступления России в ВТО, от ликвидации ВПК и моногородов, – вот кто станет следующим противником власти. Кстати, и мальчиков–айфончиков тоже. Не сразу, но станет. Раз Россия превратилась в страну «третьего мира», то и революции в ней будут развиваться так, как они развивались в «третьем мире»: столица падет последней. Как Гавана. Как Манагуа. Как Пномпень.

Статья была опубликована в «Русском журнале» 22 декабря 2011 г. [Оригинал статьи]

По этой теме читайте также:

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?