Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


«Корень всех зол»: о выступлениях против Красноярского марганцевого завода ферросплавов

Рост протестных настроений, связанный с фальсификацией выборов и антисоциальной политикой властей, не миновал и Красноярск. Сильная напряжённость чувствовалась задолго до выборов: в частности, она нашла выражение в общественном движении против строительства марганцевого завода ферросплавов. А уж после всероссийской акции протеста 10 декабря многие и вовсе заговорили о «близящейся революции или массовом помешательстве». Но что мы имеем в действительности?

Протест против завода ферросплавов носил подчёркнуто неполитический характер, но многие черты показывают его родство с движением «за честные выборы». Страсти вокруг завода стали накаляться непосредственно перед выборами — летом-осенью 2011 года. При этом решение о строительстве было принято за два года до того и никаких протестов не вызвало. Марганец — один из важнейших видов сырья для чёрной металлургии. До развала СССР потребности в марганце удовлетворялись с помощью поставок с Украины (Никополь, Запорожье, Стаханов), из Казахстана (Аксуский завод ферросплавов) и Грузии. С отпадением этих территорий и особенно после ухудшения отношений с двумя из новых государств у РФ, помимо прочих, появилась ещё и «марганцевая зависимость».

Вот и решено было построить завод ферросплавов близ Красноярска. В 2009 году это преподносилось как большое достижение губернатора Хлопонина. Конечно, все мы понимаем, что даже если завод не окажется «попилен» ещё до начала строительства, если он всё же будет создан, то ни копейки от его прибылей рядовые красноярцы не увидят: деньги пойдут не в бюджет, а в карманы олигархов и чиновников.

Но протесты, развернувшиеся к осени 2011, почему-то именно этот факт оставили в стороне. То, что прибыли будут украдены, воспринимается как очевидный факт и даже никого особо не возмущает. В центре внимания оказались проблемы экологические. Завод этот якобы отравит весь город ядовитыми выхлопами марганца, превратит население в мутантов, поголовно больных раком. Эти темы муссировались на сайтах, посвящённых борьбе с заводом[1], в интернет-сообществах[2], распространялись на листовках и т. д.

Хотя именно экологическая опасность завода преувеличена. Место для его строительства выбрано с учётом розы ветров: в соответствии с данными, содержащимися в справке Красноярского гидрометеорологического центра Федеральной службы России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, в Красноярске преобладает северо-западный ветер, который будет относить выхлопы от города. При производстве ферросплавов основной вид отходов, которые могут распространяться на большие расстояния — оксиды углерода и пыль. Оксиды углерода раздражают слизистую, затрудняют дыхание, но никак не влияют на генотип, никак не влияют на развитие онкозаболеваний.

Есть в Красноярске гораздо более вредные производства (например, КрАЗ, находящийся в черте города, выделяет в атмосферу фтористый водород, бензапирен и смолистые вещества). Тем не менее против них протестанты выступать не намерены. Не собираются они бороться и с автомобильным загрязнением воздуха, хотя его уровень за последние десять лет в Красноярске существенно вырос[3].

Кроме того, дороги в связи с загруженностью приходится постоянно расширять. Острый конфликт разгорелся вокруг проекта шоссе, которое свяжет Академгородок с Сибирским Федеральным Университетом. Шоссе должно пройти через сосновую и берёзовую рощи. Вообще, Красноярский Академгородок, излюбленное место отдыха горожан, методично уничтожается в угоду интересам автовладельцев. Не так давно солидный кусок рощи был вырублен под строительство автостоянки у Краевой детской больницы. Благо, усилиями местных активистов участок удалось отстоять и засадить молодыми елями. Но на всё это «защитникам экологии и здоровья» плевать, потому что они либо уже обладают автомобилями, либо мечтают ими обладать. Большими, громоздкими — и, желательно, по одному на каждого члена семьи. Поэтому особенно отвратительно видеть наклейки «Я против завода ферросплавов» на стёклах автомобилей. Не меньшее отвращение вызвал автопробег, организованный противниками завода. Это — либо фарисейство, либо идиотизм. В случае с нашими обывателями, думаю, мы имеем нечто среднее. Наш обыватель от власти ничего хорошего не ждёт, на любую её инициативу реагирует настороженно — но как только речь заходит о личном потреблении, о фетишах роскоши — таких, как огромный автомобиль, — его мозг мгновенно отключается.

Хотите бороться за своё здоровье? Прекрасно! Откажитесь от личных автомобилей и, одновременно, боритесь за развитие общественного автотранспорта. Да, и не забудьте бесплатную медицину, «распиленную» нашим «демократическим» правительством. Но об этом почему-то никто не говорит. Узрев корень всех зол в непостроенном заводе, активисты с пеной у рта рассказывают сказки о мутантах и тотальном загрязнении, не смея (да и не умея) посмотреть на проблему системно, не понимая ни корней экологических проблем: покорное интересам бизнеса правительство, идеология общества потребления, иррациональное рыночное хозяйство, — ни возможных способов решения.

Важно также осознавать и историческую ситуацию, в которую попала наша с вами страна. Вплоть до 1991 года СССР был единым производственным организмом, способным самостоятельно обеспечивать основные экономические потребности, даже несмотря на кризисные явления 70-80-х годов. Сегодня мы имеем иную ситуацию: Россия почти ничего не производит, а сидит на «нефтяной игле», то есть живёт за счёт экспорта своих ресурсов более развитым странам. Это произошло из-за распада некогда единого экономического организма, и теперь, если мы хотим вернуть былую независимость или хотя бы просто приподняться с колен, необходимо проводить новую индустриализацию, строить новые заводы. Не век же нам перепродавать друг другу китайские тапочки и компьютеры.

Между тем инвесторы и власти обещают нам 2500 рабочих мест. И пусть их данные, скорее всего, завышены, даже 1000 рабочих мест для миллионного населения Красноярска — огромная цифра. 1000 рабочих мест — это ведь не просто 1000 трудоустроенных рабочих, инженеров, обслуживающего персонала, а 1000 обеспеченных семей. Приплюсуйте сюда всех тех, кто будет эти семьи производителей обслуживать. Всё-таки основа экономики — это производство. А всякий там «креатив» и «сервис» плетутся следом.

Чем сегодня занимаются красноярцы? Какую общественно-полезную функцию выполняет большинство населения города? Работают продавцами в бесконечных торговых центрах, менеджерами в разнообразных конторках, мелкими чиновниками в непомерно раздутом бюрократическом аппарате, «дизайнерами» да парикмахерами. Ведь это мыльный пузырь, который вот-вот лопнет. В городе уже идут непрерывные сокращения штатов, закрываются конторки, пустеют торговые центры. Посчитайте-ка, сколько ваших знакомых сейчас ищут работу? Даже реформа мили-полиции привела к бесчисленным увольнениям. И это только начало!

Во время антиправительственных митингов, вызванных фальсификацией выборов, тема завода ферросплавов органично встроилась в перечень лозунгов красноярской оппозиции. И, несмотря на то, что оппозиционеры разделились на три группы — националисты, либералы, левые — все охотно приглашали на свои митинги представителей движения против завода. К чему это привело? Губернатор Красноярского края Лев Кузнецов объявил о расторжении контракта на строительство. Но это была привычная для нашей власти показуха. Выход одной из сторон из соглашения о намерениях не означает аннулирования всего проекта. Организатором финансирования проекта является Внешэкономбанк, который из соглашения не выходил.

Тем временем движение против завода и антиправительственная «оппозиция» продолжают устраивать автопробеги, изобретать «креативные лозунги», направлять жалобы наверх и мусорить своей агитационной продукцией.

Суммирую. Движение против завода стало лишь поводом для выражения недовольства общим положением дел. Именно ненависть к воровской власти, усталость от её разрушительных «инициатив» и страх за своё будущее придал массовость борьбе с достаточно безвредным заводом. Но участвующие в этой борьбе люди не способны до конца осознать и не решаются признаться себе, что проблема гораздо глубже, что дело не только и не столько в строительстве завода. Обывательский взгляд на вещи, лень и трусость — причины поражения общественных движений в Красноярске. Проще нарисовать себе образ мелкого врага (завод, избирком и т.п.) и плеваться в него на митингах и интернет-порталах. И не думать о том, что главным врагом нашего общества являются власть имущие, у которых не заступничества искать надо, а гнать их всех к чёртовой матери.



По этой теме читайте также:

«Гуманизм, экология и рыночные отношения»
Борис Родоман

«Классовая борьба в российской автомобильной промышленности: текущая обстановка и соотношение сил»
Александр Гарин

«Автомобильный тупик России и мира»
Борис Родоман

«Время деиндустриализации»
Иван Лещинский


Примечания

1. yad-zavod.org

2. http://vk.com/club29666723

3. Только с 2006 по 2010 гг., согласно государственному докладу «О санитарно-эпидемиологической обстановке в Красноярском крае в 2010 году» регионального управления Роспотребнадзора (http://24.rospotrebnadzor.ru/, С. 6), уровень автотранспортных выхлопов вырос примерно в 1,4 раза. А львиную долю автотранспорта составляют именно легковые автомобили ( http://24.rospotrebnadzor.ru/).

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?