Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Рабочие способны побеждать!

О забастовке на «Бентелере»

В настоящее время в Калуге на заводе-поставщике автокомпонентов «Бентелер Аутомотив» разворачиваются события, во многом определяющие баланс сил в классовом противостоянии сознательных рабочих (при содействии активистов МПРА), с одной стороны, и иностранных эксплуататоров, безостановочно и безжалостно выкачивающих прибыли из населения страны при прямом и преступном содействии коррумпированных российских властей, с другой. С учетом того, что количество поставщиков автомобильных комплектующих в дальнейшем будет только увеличиваться (в том числе за счет искусственного дробления гигантов советского автопрома), число подобных случаев также будет неуклонно нарастать.

Кратко коснемся предыстории конфликта. После солидного повышения зарплат на калужском «Фольксвагене» в мае прошлого года, достигнутого усилиями независимого профсоюза, входящего в МПРА, руководство сети его поставщиков всерьез озаботилось недопущением повторения подобной ситуации на своих заводах. На ряде заводов вступление в МПРА стало четко отслеживаться и караться, нижестоящему руководству были поставлены задачи разъяснить подчиненным, в какие профсоюзы вступать допустимо, а в какие нет, и по возможности воспрепятствовать росту численности независимого профсоюзного движения. Для промывки мозгов рабочих и ИТР была развернута банальнейшая буржуазная пропаганда, согласно которой повышение зарплаты вполне реально и достижимо в индивидуальном порядке (путем премирования, переработок, упорного труда на благо предприятия и т.п.), а все деятели независимых профсоюзов — просто лентяи, желающие отобрать деньги у тех, кто уже сам отличился (или желает отличиться) своим трудолюбием.

Ничего не сработало. Численность МПРА как в Калуге, так и по всей России продолжала и продолжает расти. Сравнительно недавно появившийся «Бентелер» не стал исключением, и на нем тоже появилась первичная профсоюзная организация, вошедшая в МПРА. Однако руководство предприятия, похоже, настолько испугалось ее появления, что решило обратиться к «тактике выжженной земли»: отказ от переговоров, полное игнорирование любых требований, прямой обман, жонглирование юридическими тонкостями и откровенный беспредел по отношению к активистам. Но они просчитались. Профсоюз разросся до 172 членов — не говоря уже о сочувствующих! — при том, что на предприятии работает около трех сотен человек. По всей видимости, какое-то время администрация пыталась ловить профсоюзных активистов на нарушениях трудового распорядка (метод хорошо опробован начальством на московском «Рено»), но также безуспешно — никто не подставлялся. Тогда работодатели стали запрещать рабочим находиться на предприятии после рабочей смены — но нелепость этой меры вскоре стала очевидна: тогда и все подработки и переработки начинают выглядеть слегка двусмысленно... Апофеоз идиотской позиции «кручу-верчу, запутать хочу» выразился в официальной «претензии», присланной руководством предприятия в адрес МПРА и призванной «запугать» активистов. Суть ее выражается в том, что администрации ООО «Бентелер Аутомотив» крайне не нравится, что МПРА слишком правдиво описывает ее глупые увертки и лживые отговорки и мешает ей дальше «динамить» существование независимого профсоюза (!). Неудивительно, что у представителей МПРА (в т.ч. и профессиональных юристов) эта «претензия» вызвала только смех... На юридический беспредел и противозаконный отказ от всяких переговоров со стороны администрации было решено ответить законным путем — организацией легальной забастовки. Согласно Трудовому кодексу, уведомление работодателю было отправлено за десять дней до начала забастовки.

И вот тут началось самое интересное:

«Как того требует Трудовой кодекс РФ, за десять дней до начала забастовки, 19 марта 2012 г., профсоюз МПРА предложил работодателю получить уведомление, однако еще за неделю до этого должностное лицо ООО “Бентелер Аутомотив”, ответственное за прием и регистрацию документов, получило личное указание генерального директора г-на Хуберта Коопманна не принимать и не регистрировать никаких документов, поданных активистами МПРА, по этому поводу профсоюз 16 марта 2012 г. даже обратился в областную прокуратуру. 19 марта в получении и регистрации уведомления также было отказано. Активисты МПРА составили соответствующий акт, а также сделали аудиозапись разговора. Таким образом, профсоюз МПРА выполнил свои обязанности по уведомлению работодателя, то, что работодатель недобросовестно уклоняется от получения уведомления, уже роли не играет, теперь это уже проблема администрации ООО “Бентелер Аутомотив”»[1].

Осведомленный читатель, наверное, ощущает что-то вроде déjà vu. Действительно, точно так же вели и ведут себя администрации «ТагАЗа» и «Соллерса», да и многих других заводов, причем не только российских (см. мою статью «Классовая борьба в российской автомобильной промышленности: текущая обстановка и соотношение сил»). Возможно, кто-то до сих пор считает, что иностранные эксплуататоры чем-то лучше и культурнее отечественных (как же! — сколько лет буржуазная пропаганда врала нам о культурных капиталистах «первого мира»)? Добро пожаловать в реальный мир!

Но мы отвлеклись. После столь наглых и вызывающе беззаконных действий работодателя (силового выпроваживания после работы, презрительно-высокомерного пренебрежения мнением большинства работников, формальных отписок в качестве объяснений и, наконец, нарочитого игнорирования уведомления о намерении рабочих бастовать) профсоюзу не оставалось никаких других средств, кроме официальной забастовки.

В назначенное время 29 марта работники ООО «Бентелер Аутомотив» прекратили работу. Незадолго до начала забастовки, вместо того чтобы вступить в переговоры, руководство (с активным участием чиновника из Минтруда Калужской области) потребовало другого состава переговорной комиссии (не совсем, впрочем, ясно, что имелось в виду, потому что к и без того многочисленным членам профсоюза присоединилось около 30 рабочих, что составило не менее 60% численного состава; если же говорить только о рабочих и не считать «офисный планктон» и администрацию, то у забастовщиков к тому моменту было абсолютное большинство). Бертольт Брехт по схожему поводу высказался следующим образом: «Если народ не оправдал доверие правительства, то правительству надо народ распустить и выбрать себе новый»...

Дальше — больше. Предоставим слово координатору МПРА в Калуге Дмитрию Кожневу:

«В 8 вечера началось собрание в цеху, на которое меня хоть и нехотя, но вынуждены были пропустить. Там выступали Коопманн через переводчика в лице Сироткиной, а также тот самый чиновник Минтруда. Они начали с того, что предложили работникам переговоры и даже показали приказ. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что в приказе нашими требованиями и нашим списком даже не пахло. Руководители демагогично предложили рабочим проголосовать “за конфликт и забастовку” или “за переговоры”. Тут я вмешался и попросил уточнить, означает ли это отказ выполнять требования профсоюза. Они начали “крутить”, что они, мол, за переговоры и хотят, чтобы были представлены интересы всего коллектива, а не отдельной группировки. Что они всегда открыты к диалогу и предлагают всем работникам предприятия сформировать свой представительный орган. Я сказал, что у работников уже есть представительный орган, что сформирован проект коллективного договора. Председатель профкома Алексей Настин заявил: “Не вопрос, пусть люди сейчас выскажутся: доверяют ли они МПРА коллективные переговоры”. Большинство сразу подняли руки в нашу пользу. Тут начальники вновь начали юлить, утверждая, что такое голосование нелегитимно, поскольку не выражает мнения других смен и работников, не занятых на линии. Атмосфера накалилась до предела. В качестве финального контраргумента охранники схватили меня и попытались вытащить из цеха, но рабочие не дали этого сделать.

Началось!

Эта выходка еще более подогрела настроения в нашу пользу. Люди начали скандировать “забастовка”. Я объявил собравшимся перед проходной о начале забастовки. На территории предприятия забастовщики надели повязки МПРА и развернули флаги. Началось.

Однако чоповцы постепенно выдавили бастующих, в том числе — членов забастовочного комитета, из производственных помещений. Администрация наотрез отказалась принимать какие-либо документы от профсоюза. Перед проходной скопилось человек 30 полицейских в форме и штатском, здоровый “Урал” с ОМОНом и человек 70 членов МПРА с “Бентелера” и “Фольксвагена” и активистов Российского социалистического движения. Люди чувствовали огромный моральный подъем, скандировали лозунги. Им отвечали бастующие с другой стороны решетки.

Работодатель усилил давление. Всех забастовщиков постепенно вытеснили в помещение столовой. Они могли перемешаться по улице, перед проходной корпуса и проходить в столовую. Но в производственные помещения доступ был полностью заблокирован. Не пускали на территорию предприятия и работников других смен. Позже начали поступать угрозы применить силу для выдворения участников забастовки, смена которых уже закончилась. Одновременно руководитель службы безопасности начал фабрикацию каких-то “дел”. Полицейские вдруг предъявили мне обвинение в организации несанкционированного митинга и дали повестку явиться к 9 ч. 00 мин. в полицию. Не исключено, что меня попытаются задержать, чтобы дезорганизовать борьбу.

Когда ночная смена стала проходить на завод, охрана не хотела пропускать членов профсоюза, но это удалось уладить. Также не прекращаются попытки силового выдворения забастовочного комитета и работников, чья смена кончилась, с территории предприятия. Пока люди держатся. По распоряжению Коопманна из столовой убрали всю еду и питье, чтобы взять забастовщиков измором. Директор вышел к ночной смене и заявил, как и ранее, о “готовности к переговорам”, но не с представителями МПРА. На это большинство заявило, что их интересы представляет наш профсоюз и других представителей им не нужно»[2].

По свидетельству Дмитрия Кожнева, уже через час после начала забастовки к проходной завода были «стянуты силы полиции и частных охранных предприятий», а также взвод ОМОНа. Забастовщикам стала активно названивать полиция с уговорами и угрозами. Нет нужды объяснять, чью сторону держали представители правопорядка, — особенно умиляет трогательное единство «братков» из ЧОПов, полицейских, ОМОНовцев и даже сотрудников центра по борьбе с экстремизмом (!) против рабочих, которые всего лишь (в соответствии с действующими законодательными нормами) перестали работать на заводе иностранной компании!

«Героизм» руководства «Бентелера» этим не ограничился. Осознав, что рабочие не будут ничего делать до начала переговоров, что означает реальную угрозу остановки конвейера, и не желая «ронять честь предприятия» из-за каких-то чумазых бунтовщиков, они привлекли к работе (совместно с нанятыми штрейкбрехерами) бестолковых офисных работников, которые отродясь не держали в руках ничего тяжелее шариковой ручки или компьютерной мышки! Активисты МПРА совершенно справедливо иронизируют по поводу качества узлов, отпускаемых на «Фольксваген» с вечера 29 марта... В таких условиях нехватка закладных гаек, навариваемых шпилек, не говоря уже об элементарном недостатке сварочных точек и крепежных элементов и пр. абсолютно неизбежна: для освоения одного рабочего поста на любом конвейере следует развивать моторику и нарабатывать скорость в течение нескольких смен непрерывной работы. Есть и еще одно обстоятельство, которое должно тревожить и без того взволнованных капиталистов с «Бентелера» и «Фольксвагена»: есть некоторые детали, без которых автомобиль просто невозможно собрать. Бампера, лобовые стекла, сиденья, различные пластиковые элементы салона можно установить и после схода автомобиля с конвейера (т.н. «некомплект»). А вот с деталями подвески, подрамниками и всевозможными кронштейнами «Бентелера», устанавливаемыми в сварочном производстве, так уже не поступишь — нельзя же в монтаж запускать недоделанный кузов, чтобы потом «доварить» что-то на готовой машине! Если учесть, что 30.03 бастующим рабочим удалось вырваться из столовой и блокировать отгрузку изготовленных офисными разгильдяями и штрейкбрехерами узлов на завод-клиент, то результаты действий работодателя обескуражат любого... По предварительным данным, с начала забастовки «Фольксваген» уже несколько раз простаивал и потерял десятки машин. Воображаю, какие астрономические счета будут выставлены «Бентелеру» «Фольксвагеном» за остановки главного конвейера и прекращение отгрузок автомобилей дилерам! Воистину говорят — скупой платит дважды...

Нет ничего удивительного, что представитель «официальной» профсоюзной структуры (ФНПР) после приезда на завод повел себя как натуральный предатель и агент иностранного капитала, пытаясь уговорами и угрозами вынудить рабочих прекратить разорять своих классовых «друзей», и был справедливо отправлен забастовщиками «в сад».

В итоге, несмотря на шантаж, прямое насилие, угрозы, запугивания и давление со стороны властных структур вместе с их иностранными «партнерами», рабочие выстояли. По всей видимости, у работодателей трезвый расчет переборол-таки классовую ненависть к забастовщикам, и руководство согласилось на предварительные переговоры, на которые в качестве третейских сил были приглашены и председатель КТР Борис Кравченко, и калужский губернатор Артамонов. Из официального коммюнике по итогам встречи:

«Профсоюз МПРА признан представителем трудового коллектива на переговорах. По результатам переговоров между МПРА, администрацией Бентелера и руководством Калужской области достигнута договоренность о выпуске в Пн, 08-00 приказа о начале переговоров. До этого момента забастовка продолжается»[3].

Удивительно здесь то, что, несмотря на абсолютную ясность ситуации и правоту забастовщиков, никто так и не признал, что работодатель нарушил несколько законодательных норм, несколько раз прибегал к открытому лжесвидетельствованию, отказывался от выполнения своих прямых обязанностей и т.п., тогда как рабочие вообще ничего не нарушали! Представитель власти (выступившей на стороне работодателя с самого начала), когда руководство ООО «Бентелер Аутомотив» попросту прижали к стенке забастовщики, вынужден был сказать какие-то дежурные фразы о необходимости «конструктивного диалога», но после всего случившегося это звучало просто как издевательство. К сожалению, несмотря на сладкие речи г-на Коопманна (теперь мы знаем им цену), возможность репрессий против рабочих компании все еще не исключена.

Какие же выводы мы можем сделать из случившегося? Прежде всего, совершенно ясно, что классовая борьба рабочих против иностранных и отечественных капиталистов в российских условиях чрезвычайно затруднена четкой (классовой) ориентацией российской власти на западный капитал и поддержание уровня его прибыли, извлекаемой из нашей страны. Что бы кто там ни говорил, за прошедшие несколько дней мы в очередной раз убедились, в чьих интересах принимаются решения во всех конфликтах между работодателями и рабочими любых заводов — хоть иностранных, хоть отечественных; мы давно знаем, в чьих интересах действует полиция, ОМОН и сотрудники центра «Э». Увы, эту же антинародную логику, по всей видимости, одобряют и представители «среднего класса». Обратите внимание на реакцию с их стороны. Люди, готовые часами стоять на митингах и проклинать «жуликов и воров», попросту не понимают, что произошедшие за эту неделю события в сто крат важнее всех сборищ и кампаний за «честные выборы». На одном из форумов я нашел такую реплику в ответ на хвалу забастовщиков:

«Молодцы?

О людях подумай, кто заказал авто, кто ждет полгода-год, при этом деньги каждый месяц копил годами, не доедал, экономил во всем. Потом с трудом получил кредит на оставшуюся стоимость автомобиля. И на тебе — какая-то забастовка недовольной кучки людей-эгоистов. Не устраивает работа, надо искать другую. Из-за своих корыстных целей активистов страдают теперь сотни ни в чем не повинных покупателей очень долгожданного авто.

И непонятно теперь ничего о качестве подвесок.

Как можно поддерживать революционеров, если даже неясно, чего они добиваются? А если они чересчур много хотят? А если это провокация, 5 каких-нибудь провокаторов, которые подбили на забастовку народ, который в принципе может и доволен своей работой, но поддались на провокацию не разобравшись и не подумав о последствиях?»[4].

Великолепно. Мы видим, что возможность купить собственное «авто», соображения качества подвески и соболезнования несчастным покупателям новеньких немецких иномарок перевешивают у автора все аргументы в пользу повышения зарплаты рабочим России. Более того. Оказывается, недовольные зарплатой трудящиеся — это эгоисты! До какой же степени должны быть промыты буржуазной пропагандой, как сильно деформированы мозги, чтобы произошла столь полная инверсия всех представлений о жизни... И как наивно думать, что такие люди могут найти общий язык с рабочими!

Но есть и другой, обнадеживающий вывод: очевидно, власть уже не может позволить себе не маскироваться.

В конечном счете что-то удержало представителей силовых структур от нападения на легально бастующих рабочих, и что-то заставило калужского губернатора слегка дистанцироваться от своих западных друзей во время переговоров. Это «что-то» — трудовая солидарность и классовая ненависть рабочих, а также страх властей перед эскалацией классового насилия. Рабочие же еще раз показали, что их считают серьезным противником и что они способны побеждать. Вне зависимости от конечного результата, иностранному капиталу и его отечественным холопам был дан очень ценный урок: против сознательной классовой борьбы и солидарности рабочих нет универсального средства, их не способны остановить ни ложь, ни насилие. Отрадная новость: несмотря на потоки неолиберальной пропаганды, рабочие России, похоже, начинают все лучше понимать свои истинные классовые интересы — как это было в начале XX века.

Послесловие: к итогам забастовки

Сейчас, когда с момента начала забастовки прошел месяц, можно подвести некоторые итоги. Работодатель жестоко поплатился за свое неадекватное и наглое поведение. «Фольксваген» за время забастовки потерял около 300 «Поло-Седанов». Если учесть минимальную стоимость автомобиля (около 400 тыс. руб.), одна лишь компенсация ущерба, нанесенного «Бентелером» заводу-клиенту составит около 3 млн евро! В профсоюз с момента начала забастовки вступило еще около 30-ти человек. Идиотская попытка работодателя подать в суд на забастовщиков после начала переговоров провалилась. Областная администрация в лице представителей министерства труда в очередной раз скомпрометировала себя неприкрытым сотрудничеством с работодателем — их глупейшие уговоры прекратить блокировать отгрузку подвесок на «Фольксваген» и предложения вместо этого пойти коллективно уговаривать работодателя рабочие вежливо проигнорировали, засняв горе-чиновников на видео... Еще больше скомпрометировали себя «официальные», т.е. на 100% «желтые» профсоюзы. После того как опозорился их представитель, пытавшийся во время забастовки запугать рабочих и заставить их прекратить бастовать, в калужской прессе была пролоббирована и оттиснута дурно пахнущая статейка, в которой авторы хотят выставить МПРА чуть ли не сознательными вредителями, действующими по указаниям извне и «раскачивающими лодку», из-за чего из региона якобы могут уйти иностранные инвесторы (как будто бы единственная цель профсоюза — не защищать интересы российских трудящихся, а обеспечивать присутствие иностранных капиталистов!), и нагло пытаются приписать себе ряд реальных достижений МПРА на «Фольксвагене»... Штрейкбрехеры выставляют себя полными идиотами, когда после этого вдобавок начинают хвастаться своими убогими достижениями в виде каких-то бумажных правозащитных жалоб (которыми в большинстве случаев работодатель попросту подтирается). Так или иначе, коллективные переговоры продолжаются, и их уже не остановить — в профсоюзе состоит абсолютное большинство работников.

Рабочие «Бентелера» подали великолепный пример успешно проведенной забастовки, и тем самым косвенно помогли всем своим коллегам в автомобилестроительной отрасли России, да и не только.

Сразу же после забастовки на 10% повысил зарплату рабочим калужский завод американской корпорации «Вистеон». Рабочие лужской «Форесии» через две недели после «Бентелера» объявили «итальянскую» забастовку. И похоже, на этот раз открутиться у французско-хорватских работодателей не получится — они обязаны дать Госинспекции труда Ленобласти свои объяснения по поводу нарушений начисления премий и нарушения прав работников при переходе на новый график, а периодические простои и некомплекты на московском «Рено» уже давно больно бьют по их карманам. По всем признакам, скоро до них дойдет, что гораздо проще и целесообразнее повысить зарплату рабочим, чем продолжать захлебываться от навалившихся проблем... На калужском «Фольксвагене» 24 апреля начат процесс переговоров по поводу заключения коллективного договора. Без сомнения, в данном случае администрация завода вынуждена была считаться с безоговорочной солидарностью и взаимной поддержкой рабочих «Фольксвагена» и «Бентелера».

Без ложки дегтя, впрочем, тоже не обошлось. 18 апреля в Калуге сочувствующий МПРА студент Даниил Пятов был задержан сотрудниками ФСБ, которые с помощью шантажа и угроз пытались добиться от него передачи сведений об МПРА и его лидерах. Стало ясным, что штаб-квартира МПРА и все сколько-нибудь известные активисты находятся под наблюдением спецслужб, которые якобы видят в них какую-то угрозу национальной безопасности (!). Мне уже приходилось писать о том, что правительство России осуществляет по сути предательскую экономическую стратегию, близкую к национальной измене, разрушая конкурентоспособные отрасли российской промышленности или перестраивая их в интересах транснациональных корпораций «первого мира». Но обвинять в чем-то подобном представителей МПРА, отстаивающих интересы российских трудящихся вопреки свирепым работодателям (как местным, так и иностранным) и действующим в сговоре с ними представителям администрации — это уже полная наглость! Как говорится в народе, по себе других не судят...

Напоследок хотелось бы сказать: победа рабочих на «Бентелере» была во многом закономерной. Численность МПРА неуклонно растет, и тот факт, что его начинают все больше бояться отечественные и иностранные капиталисты, свидетельствует также о росте его сил и авторитета. На наших глазах вновь начинает выкристаллизовываться классовое сознание российского рабочего.

О событиях на "Бентелере" превосходно повествует документальный фильм, подготовленный сайтом rabkor.ru Забастовка на Бентелере

См. также интересное интервью с координатором МПРА в Калуге Дмитрием Кожневым Дмитрий Кожнев, член Совета МПРА о прошедших событиях на калужском Бентелере


По этой теме читайте также:


Примечания

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?