Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х годов

В Центральном государственном архиве народного хозяйства (ЦГАНХ) СССР в фонде Наркомата — Министерства финансов СССР сохранились документы, которые дают возможность составить определенное представление о количестве заключенных и погибших в местах заключения в предвоенные годы. Это сводные бухгалтерские отчеты по исполнению сметы расходов центрального аппарата НКВД СССР, отчеты по основной деятельности и капитальным вложениям, а также некоторые другие документы Главного управления лагерей (ГУЛАГ), Главного управления железнодорожного строительства (ГУЖДС), Главного управления строительства Дальнего Севера (Главдальстрой) НКВД СССР. Среди этих документов наибольшего внимания заслуживают объяснительные записки (доклады) к отчетам, а также статформы об использовании труда заключенных, о выполнении плана по труду. В этих и других документах выделяются следующие группы заключенных:

1. Группа «А» — заключенные, используемые на работе в основном производстве (промышленно-производственный персонал, учтенный в плане по валовой продукции). Отдельной позицией в группе «А» нередко выделяется, возможно, вольнонаемный, административно-технический и обслуживающий персонал на производстве (инженерно-технические работники, служащие, младший обслуживающий персонал).

2. Группа «Б» — заключенные, выполняющие работы в хозяйствах, не отнесенных к основному производству (к группе «А»). В этой группе обычно отражается, но, как правило, обособленно от заключенных, административно-управленческий и обслуживающий персонал лагерей и других мест лишения свободы, в том числе служащие внутренней охраны (ВОХР), медицинские и культработники.

3. Группа «В» – неработающие заключенные. К ним относятся: слабосильные, временно освобожденные, этапированные, отказчики, не используемые в связи с непредоставлением работы, а также «прочие».

4. Иногда выделяется группа «Г», которую обычно объединяют с группой «В». Такое объединение вполне возможно, так как к группе «Г», по разъяснению А. И. Солженицына, относились отбывающие лагерное наказание, например, отсидку в карцере [1]. Они полностью вписываются в графу отчета «прочие неиспользованные». Нередко выделяется еще одна группа: «актированные инвалиды». К ним относились лица, которые по состоянию здоровья специальной комиссией признаны негодными к дальнейшему отбыванию срока [2].

Наиболее полно представлен в документах 1939 год. Поэтому ориентировочный подсчет количества заключенных и уровня их смертности (уничтожения) ниже проводится по состоянию на данный год.

В 1937 г., как известно, репрессии приобретают особый размах. За этот год сохранился сводный отчет наркомата по госбюджету [3]. Он охватывал следующие (по принятой сейчас терминологии) репрессивные подразделения наркомата: Главное управление государственной безопасности (ГУГБ), Отдел трудовых колоний (ОТК), Переселенческий отдел, 10-й отдел ГУТБ [4]. Сведений о количестве заключенных в этом и других сводных отчетах по центральному аппарату нет. Однако имеется информация о суммах, изъятых при арестах в 1937 г., и суммах на содержание заключенных, которые в определенной степени позволяют выявить динамику расширения репрессий, а также косвенно определить количество заключенных в тюрьмах [5] и лагерях репрессивных подразделений НКВД СССР (без ГУЛАГа, ГУЖДС, Главдальстроя).

В 1937 г. у подследственных и арестованных было изъято денег и ценностей на сумму 26,4 млн. руб. [6], а на содержание заключенных и ссыльных в этом же году НКВД СССР было открыто кредитов на 27,2 млн. рублей [7]. По существу, арестованные содержались на изъятые у них же ценности и деньги. Всего по открытым кредитам в 1937 г. заключенные, ссыльные и воспитанники трудовых колоний обошлись государству в 47,8 млн. рублей [8]. В 1938 г. эти расходы составили в расчете на год не менее 65,5 млн. рублей [9]. В 1939 г. расходы на содержание заключенных и ссыльных по сравнению с 1938 г. увеличились до 140 млн. рублей [10].

О количестве заключенных в лагерях ГУЛАГа имеются сведения в сводном отчете по основной деятельности этого управления за 1939 год. Отчет охватывает следующие его подразделения: управление исправительно-трудовых колоний; отдел трудовых колоний; отдел топливной промышленности; целлюлозно-бумажный отдел; управление лесной промышленности; отдел сельского хозяйства; центр (снабсбыт, курсы, АХО и др.) [11]. В объяснительной записке к отчету отмечается: «Среднесписочное число работавших на производстве заключенных в отчетном году составило 461 183 ч.» [12]. Указание «на производстве» свидетельствует о том, что этот показатель охватывает только заключенных группы «А».

Определенное представление об общей численности заключенных дает информация о той их части, которая по различным причинам не использовалась на работах. «В числе неработающих имеют место значительные потери по причинам: отказ от работы (4381,8 т. ч/д, или 1,4% к общему контингенту), по непредоставлению работы (3245,8 т. ч/д, или 1%) и прочих неиспользованных — 8258,8 т. ч/д, или 2,6%, что составляет 15 887 т. ч/д, или 5% к общему контингенту» [13].

Каким же был этот «общий контингент»? Его можно определить двумя путями: исчислив общий контингент (количество) человеко-дней заключенных или общую численность заключенных. Если 15 887 тыс. человеко-дней соответствуют 5% их общего контингента, то последний составит 317 740 тыс. человеко-дней. Такое их количество равно 870 520 реальным заключенным (317 740 тыс. ч/д на 365 дней в году). 15 887 тыс. человеко-дней в течение года получится в том случае, если количество неработающих будет равняться 43 526 человекам (15 887 тыс. на 365). Но если это 5% всего контингента заключенных, то их общее количество будет составлять 870 520 человек. Оба расчета дают одинаковый результат. Получается, что количество заключенных по группам «Б», «В», «Г» почти такое же, как и по группе «А». Такое соотношение мало вероятно. Скорее всего, что-то преднамеренно оставлялось в тени. Случайная ошибка в документе о численности заключенных, занятых на основном производстве, исключается, так как и в отчете ГУЛАГа за первый квартал 1940 г. их на производстве показано 432 627 человек [14], то есть почти столько же, сколько в 1939 году.

Результат проведенного нами расчета общего количества заключенных (870 520) ГУЛАГа позволяет проверить отчетность его структурных подразделений за 1939 год.

В 1939 г. в системе Управления лесной промышленности ГУЛАГа действовало 17 лагерей [15]. В них на начало года было 361 448 заключенных, а на конец — 370 356 человек [16]. В то же время в сводном отчете выполнения плана по труду указывается, что в 1939 г. среднесписочное число заключенных по группе «А» (производство) составило 191 518, а по группе «Б» — 101 482 человека [17]. Следовательно, среднесписочное количество заключенных по обеим группам определялось в 293 тыс. человек.

В объяснительной записке к отчету о хозяйственной деятельности лесной промышленности ГУЛАГа приводятся следующие показатели использования заключенных в 1939 году. По группам «А» и «Б» соответственно было учтено 92 822 тыс. и 14 118 тыс. человеко-дней, а по группам «В» и «Г» — 19 448 тыс. человеко-дней. Общее число человеко-дней составляет 126 368 тыс. [18] и возможно в том случае, если в лагерях лесной промышленности содержалось 346 268 заключенных (126 388 тыс. ч/д на 365 дней). В течение 1939 г. из лесных лагерей на спецстройки было изъято 72 тыс. человек «полноценной рабочей силы» [19].

Это разнообразие сведений в какой-то степени затрудняет определение действительного количества заключенных. Поэтому в качестве базового показателя в данном и последующих расчетах, как правило, будет приниматься количество заключенных на конец отчетного периода. По лагерям лесной промышленности — 370 356 человек. Этот показатель близок к количеству заключенных, рассчитанному на основе учтенных в отчетности человеко-дней по группам «А», «Б», «В», «Г».

Количество заключенных по отделу топливной промышленности ГУЛАГа на начало 1939 г. — 52 222, а на конец — 48 865 человек [20]. Среднесписочное число работавших по группам «А» и «Б» составило 35 311 человек [21]. По другим сведениям количество заключенных по топливному отделу в 1939 г. определялось в 34 651 человек [22].

В 1939 г. в системе Управления исправительно-трудовых колоний (УИТК) ГУЛАГа находились: промышленные (183) и сельскохозяйственные (109) колонии, колонии подрядных работ (280), районные бюро исправительных работ (1990) [23]. Заключенные колоний использовались в основном в следующих видах промышленного производства: лесозаготовки, деревообработка, металлообработка, швейная, текстильная и трикотажная, кожевенно-обувная и кожевенно-техническая промышленность [24]. Среднесписочное количество заключенных в 1939 г. составило 210 864 человека (в 1938 г. — 229 076 человек) [25].

Исправительно-трудовые колонии были своеобразным резервом рабочей силы, которая по необходимости передавалась в лагеря [26]. Режим в колониях, возможно, был мягче, чем в лагерях. В них допускался невыход на работу «вследствие разутости и раздетости з/к» [27].

В 1939 г. в лагерях сельскохозяйственного отдела ГУЛАГа находилось 90 049 заключенных [28]. Нет сведений за этот год по отделу трудовых колоний ГУЛАГа. Но не будет большой ошибкой, если воспользоваться данными за первый квартал 1940 года. Общий средний контингент колонистов (воспитанников) составил в этом квартале 17 654 человека [29].

Если суммировать сведения по лагерям и колониям подразделений ГУЛАГа, то количество заключенных в них составит 809 788 человек. Эти данные нельзя назвать полными, в них не учтены целлюлозно-бумажный отдел, подсобные производства ГУЛАГа, его Норильское лагерное хозяйство. В 1939 г. только на подсобных производствах работало 82 689 человек (вольнонаемных и заключенных) [30]. Таким образом, результаты подсчетов, проведенные по данным сводной объяснительной записки ГУЛАГа и по отчетам его структурных подразделений (870 520 и 809 788) достаточно близки. Сводная отчетность по своему охвату, видимо, может быть несколько шире, чем выявленные сведения структурных подразделений. Это дает возможность говорить, что ближе к реальности первая цифра [31].

Кроме отчетов об основной деятельности за 1939 г. сохранился годовой отчет ГУЛАГа по капиталовложениям. Отчет охватывает: гидротехнический отдел, в том числе Волгострой и Куйбышевстрой; топливный отдел; отдел морского строительства, в том числе строительство № 203; целлюлозно-бумажный отдел, в том числе Сегежстрой; управление горно-металлургической промышленности; управление лесной промышленности; управление сельхозлагерей; УИТК и ОТК [32]. Отдельными стройками ГУЛАГа являлись Норильскстрой и строительство № 201 [33]. В целом отчет охватил 123 из 124 хозяйственных единиц [34].

О количестве заключенных на стройках имеются следующие сведения: на начало года — 182 645, на конец года — 178 943 человека. В среднем считалось, что общий контингент заключенных на стройках составлял 180 тыс. человек [35].

Таким образом, если к сведениям о количестве заключенных из отчетов об основной деятельности добавить данные из сводного отчета по капитальным вложениям (178 943), то общее количество заключенных по системе ГУЛАГа составит 1049 463 человека. Возможно, в приведенных подсчетах не удалось полностью избежать повторного счета, но вряд ли это оказало значительное влияние на конечный результат — свыше миллиона заключенных для ГУЛАГа не является чем-то невероятным.

ГУЖДС НКВД СССР было образовано на основании приказа наркомата от 4 января 1940 года. Новый орган создавался на базе Управления железнодорожного строительства ГУЛАГа [36] Это управление было достаточно автономным. Показатели работы его лагерей в сводной отчетности ГУЛАГа за 1939 г. не отражались.

В 1939 г. в системе УЖДС находились лагеря Дальнего Востока, Бампроект, Севжелдорлаг, Сорокалаг, стройки № 33 и № 211. К подрядным организациям УЖДС в это время относились Вяземлаг, Горшолаг, а также спецстроительства № 204, Хаблага, Владлага [37]. В 1940 г. в системе ГУЖДС действовали следующие управления лагерей и строительств: Буреинское, Воркутинское, Вязьменское, Горно-Шорское, Кольское, Ликовское, Нижне-Амурское, Печерское, Северо-Двинское, а также номерные 105, 106, 107, 211 [38]. Определенные изменения в составе лагерей и строительств, конечно, произошли. Сфера деятельности ГУЖДС стала, по-видимому, более широкой, что не могло не отразиться на количестве лагерного контингента.

В отчете об использовании труда заключенных в 1939 г. сообщается, что в системе УЖДС на начало года их имелось 94 773, а на конец года — 69 569. Отработали заключенные, как утверждается в том же отчете, 135 148 918 человеко-дней [39]. Подобное сочетание невозможно, так как если бы в течение года каждый день без выходных трудилось 94 тыс. человек, то количество отработанных ими дней составило бы лишь 34 310 тыс. (94 тыс. на 365). Если мы согласимся с Солженицыным, который утверждает, что заключенным полагалось три выходных в месяц [40], то 135 148 918 человеко-дней могли дать примерно 411 тыс. работников (135 148 918 на 329 рабочих дней).

О численности заключенных в системе ГУЖДС после его выхода из ГУЛАГа свидетельствует отчет об использовании труда заключенных за первый квартал 1940 года. На его начало их количество составляло 332 990, а на конец — 386 378 человек [41]. Этот показатель, очевидно, не охватывает весь контингент заключенных, так как имеется аналогичный отчет по подрядным строительным организациям, в которых на начало первого квартала 1940 г. числилось 33 763, на конец — 28 462 заключенных [42]. В итоге получим 366 753 и 414 840 заключенных.

В сводной отчетности ГУЛАГа за 1939 г. нет подразделений, которые могли бы заниматься железнодорожным строительством. Это вызывает искушение принять за основу расчета количества заключенных в 1939 г. показатель в 366 763 человека. Но во избежание возможной ошибки (состав лагерей ГУЖДС в 1940 г. по сравнению с 1939 г. изменился) целесообразно остановиться на среднем показателе: при таком расчете количество заключенных в лагерях железнодорожного строительства на 1939 г. составит 282 441 человек.

Лагерные и производственные объекты Главного управления строительства Дальнего Севера (Главдальстрой, Дальстрой) находились на Колыме. Заключенные использовались там на добыче золота и олова. На начало 1938 г. числилось 83 855, а на конец — 117 630 заключенных [43]. В октябре 1939 г. при составлении финплана на 1940 г. среднесписочное количество заключенных равнялось 135 369 человек [44]. Но в «Докладе к годовому отчету по основной деятельности» за 1939 г. сообщалось: «Среднесписочное количество заключенных в целом по Дальстрою... составляет 121 915 чел. против плана 132 200 чел., или 92,2%. Недостаток объясняется тем, что во-первых, план по завозу заключенных был недовыполнен, намечалось завезти 78 тыс. человек, фактически завезено 70 953 человека, а во-вторых, центр тяжести по завозу з/к падал не на летние месяцы, как намечалось планом, а на осенние, что естественно привело к снижению среднегодового списочного числа заключенных» [45]. Показатель в 121 915 человек целесообразно принять в качестве основного, так как он последний за 1939 г. и близок к численности заключенных на конец 1938 года.

Приведенные выше сведения и расчеты дают возможность подвести предварительный итог количества заключенных в 1939 году. В тюрьмах и лагерях чекистско-оперативных подразделений НКВД СССР, а также его тюремного управления находилось не менее 161 тыс., в лагерях ГУЛАГа — примерно 1050 тыс., в лагерях железнодорожного строительства — 282 441, в лагерях Дальстроя — около 122 тыс. человек. А всего в 1939 г. числилось примерно 1 615 400 заключенных [46].

Данный расчет не учитывает, конечно, количество заключенных, погибших в лагерях в течение этого года. Отчетность по Дальстрою за 1938 и 1939 гг. содержит сведения, которые позволяют ориентировочно определить показатель смертности заключенных.

На начало 1938 г., как уже отмечалось, в лагерях Дальстроя было 83 855 заключенных. В 1938 г. «план завоза заключенных был увеличен на 10 тыс. чел. Таким образом, план составил 71 тыс. чел.» [47]. В 1938 г. судами из Владивостока было перевезено 73 368 пассажиров, а везли на Дальстрой преимущественно заключенных [48]. Если контингент заключенных пополнился на 73 тыс. человек, то на конец года их было бы 157 тыс., но в действительности оказалось 117 630 человек. Произошла убыль на 39 370 человек, или более чем на 25%.

Куда же девались люди? В документах об этом сведений, естественно, нет, но Солженицын рассказывает: «Говорят, что в феврале — марте 1938 года была спущена на НКВД секретная инструкция: уменьшить количество заключенных! (не путем их роспуска, конечно). Я не вижу здесь невозможного: это была логичная инструкция, потому что не хватало ни жилья, ни одежды, ни еды» [49]. По воспоминаниям заключенных, «на Колыме установился жесточайший режим питания, работы и наказаний» [50].

На Дальстрое на уничтожение людей был нацелен не только лагерный режим, но и вся система трудового использования заключенных. Осужденные по ст. 58 быстро становятся преобладающей частью лагерного контингента. Если в начале 1937 г. на Колыме «лагерников с бытовыми статьями (наиболее трудоспособная часть лагеря) состояло 48% от всего состава, то уже в начале 1938 г. этот процент снизился до 12». Лагерь заполнился, по официальной терминологии, «контрреволюционным элементом», лицами «среднего и пожилого возраста, мало приспособленными к физическому труду, склонными к саботажу, а порой к скрытому и явному вредительству».

С ними велась «энергичная борьба за лагерную трудовую дисциплину» [51]. Попасть в число саботажников было очень просто, особенно лицам, «мало приспособленным к физическому труду». Достаточно было не выполнить норму. Докладывая об итогах работы в 1938 г., руководство Дальстроя отмечало: «Из числа лагерников более 70% не выполняет задаваемых норм, причем около половины из этого числа выполняют нормы не более чем на 30%» [52]. Как поступали с теми, кто не выполнял норму, рассказывали пережившие это.

На Колыме «механизация работ по добыче, переработке песков и руды охватывала весьма незначительный процент от всего объема работ» [53]. Мускульная вскрыша торфов при добыче золота в 1938 г. составила 5 173,5 тыс. куб. м, а экскаваторами — всего 800,3 тыс. кубометров [54]. В том же году «по рудным объектам в подземных выработках пневматическое оборудование применялось только на (одном руднике (Кинжал); все подземные проходки по другим объектам (Бутугичаг) производились ручным бурением при 10-м классе крепости пород — в плотном граните» [55]. В оловянном производстве «обеспеченность механизмами и в особенности электроэнергией за отчетный год была чрезвычайно мала. Большая часть трудоемких работ — торфа, бурения и пр., производилась исключительно мускульной силой» [56].

Золото государству, конечно, было необходимо, но при его добыче главное внимание уделялось тогда уничтожению людей, а не экономической целесообразности. Уничтожение заключенных было запрограммировано и общей политикой сталинизма, и чудовищными условиями лагерного содержания, и невыносимыми условиями труда.

К исходу 1938 г. на Дальстрое числилось 117 630 заключенных. В 1939 г. было завезено 70 953 человека и «фактически освобождено» (так в документе. — В. Ц.) 26 176 заключенных. Следовательно, количество заключенных должно было бы увеличиться почти на 45 тыс. и составлять примерно 162 630 человек. Однако в действительности среднесписочная численность заключенных по Дальстрою в 1939 г. определяется в 121 915 человек [57]. Следовательно, убыло почти 41 тыс. заключенных, то есть более 25% их возможного общего количества.

Видимо, нет оснований сомневаться в том, что этот показатель действителен и для лагерей системы чекистско-оперативных управлений, и для ГУЛАГа, и для управления железнодорожного строительства. На этот счет имеются достаточно убедительные косвенные свидетельства. В протоколе производственного совещания по рассмотрению центрального и сводного годовых отчетов чекистско-оперативных управлений НКВД СССР за 1939 г. отмечалось, что «по ст. 7 — содержание заключенных — осталось неиспользованным 44 млн. руб., в связи с изменением численности заключенных» [58]. Это изменение их численности по лагерям продолжалось и в 1940 году. В первом полугодии на содержании лагерей и заключенных (эти две позиции показаны раздельно) была достигнута экономия более чем 13 млн. руб. «в связи с проведенной разгрузкой лагерного контингента» [59]. На языке этих документов «разгрузка» означала массовое уничтожение. Косвенным свидетельством реальности установленного показателя гибели людей в лагерях (25%) служат и рассказы заключенных, приводимые Солженицыным [60].

Показатель смертности дает возможность уточнить количество заключенных в лагерях, колониях и тюрьмах в 1939 году. Как уже отмечалось, по нашему расчету их было 1 615 400. При смертности в 25% численность заключенных составит 75% максимально возможного их количества. А это дает основание говорить, что через лагеря, колонии, тюрьмы и другие места заключения в 1939 г. прошло 2103 тыс. человек. Из них погибло не менее 525 тыс. человек.

Эти данные нельзя, конечно, считать исчерпывающими [61]. Вопрос нуждается в дальнейшем исследовании. Необходим тщательный анализ документов НКВД СССР, хранящихся в ЦГАОР СССР, а также документов ведомственных архивов КГБ и МВД СССР.


Опубликовано в журнале «Вопросы истории». 1991,№4-5. – С. 157-163.
OCR: Владимир Шурыгин

По этой теме читайте также:

«Открытое письмо Сталину»
Федор Раскольников

«Голод 1932—1933 годов в деревнях Поволжья»
Виктор Кондрашин

«Дневник советского военного консула в Барселоне (1936 год)»
Марк Васильев

«Россия: что с ней случилось в XX веке»
Юрий Семенов



1. СОЛЖЕНИЦЫН А. И. Архипелаг ГУЛАГ. — Новый мир, 1989, № 10, с. 107, 108, 140.

2. Там же, № 11, с. 74.

3. ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 36, д. 46.

4. Там же, л. 11. Кроме того, отчет охватывает: Главное управление погранвойск и внутренней охраны (ГУПВО), Главное управление рабоче-крестьянской милиции (ГУРКМ), Главное управление пожарной охраны (ГУПО), Главное управление государственной съемки и картографии (ГУГСК), Главное управление шоссейных дорог (ГУШОСДОР), Главное управление мер и весов (Главмервес), Отдел актов гражданского состояния (ОАГС).

5. В 1937 г. финансовая ревизия охватила следующие тюрьмы, подчинявшиеся непосредственно ГУГБ: Бутырскую, Внутреннюю и Лефортовскую в Москве, а также Владимирскую, Вологодскую, Грязовецкую, Дмитровскую, Елецкую, Златоустовскую, Казанскую, Мариинскую, Ново-Черкасскую, Орловскую, Полтавскую, Смоленскую, Соловецкую, Суздальскую, Соль-Илецкую, Тобольскую, Челябинскую, Ярославскую (ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 36, д. 46, лл. 53об—50). Соловецкая тюрьма по состоянию на 20 ноября 1939 г. приказом НКВД СССР была передана Наркомату Военно-Морского Флота (там же, д. 204, л. 33).

6. Там же, д. 46, лл. 18—17. Таких сведений за другие годы нет.

7. Там же.

8. Там же.

9. Там же, д. 47, л. 205.

10. Там же, д. 204, лл. 27об.—26.

11. Там же, д. 218, л. 350.

12. Там же, л. 338.

13. Там же. Ч/д — человеко-дней.

14. Там же, д. 219, л. 168об.

15. Там же, д. 218, л. 318 (Краглаг, Темлаг, Кулойлаг, Тайшетлаг, Бирлаг, Каргольлаг, Новотамбовлаг, Усольлаг, Локчимлаг, Усть-Вымьлаг, Севураллаг, ББК, Томасинлаг, Ивдельлаг, Унжалаг, Вятка-лаг, Онегалаг).

16. Там же, д. 220, л. 152.

17. Там же, л. 172.

18. Там же, д. 218, л. 305.

19. Там же, лл. 318, 298.

20. Там же, д. 221, л. 158.

21. Там же, л. 178.

22. Там же, д. 219, л. 142.

23. Там же, д. 221, л. 152.

24. Там же, л. 67.

25. Там же. В документе «Выводы и предложения по сводному отчету УИТК ГУЛАГ за 1939 год» отмечается, что в результате наличия слабосильных было потеряно 1 396100 ч/д, или 1,1% (там же, д. 219, л. 109). Следовательно, всего было 126 918 180 ч/д, что соответствует 347 720 заключенным.

26. Там же, д. 216, л. 348. В объяснительной записке к сводному отчету по основной деятельности (производству) ГУЛАГа НКВД СССР за 1939 г. отмечается, что во втором полугодии имел место вывод «полноценной рабочей силы из ИТК в лагеря».

27. Там же. д. 221, л. 113.

28. Там же, д. 219, л. 150.

29. Там же, д. 218, л. 174.

30. Там же, д. 220, л. 108. В подсобных и вспомогательных производствах в строительстве в 1939 г. работало 12 744 вольнонаемных (там же, д. 200, л. 103).

31. В сводном отчете ГУЛАГа по основной деятельности за 1-й квартал 1940 г. по группам «А» и «Б» числилось в общей сложности 630 533 заключенных. Этот отчет охватывает: УИТК (без Якутской и Северо-Осетинской АССР, Хабаровского и Красноярского краев), отдел топливной промышленности, сельскохозяйственный отдел, отдел трудовых колоний, Управление лесной промышленности, Управление горно-металлургической промышленности (без Норильского комбината), Управление лагерей Хабаровского края и Центр (там же, д. 219, лл. 168, 168об., 182).

32. Там же, д. 220, л. 146.

33. Там же, л. 136.

34. Там же, л. 147.

35. Там же, лл. 6, 133. Видимо, в это число входят и заключенные Норильска. По сообщению Солженицына, в Норильсклаге перед войной было 75 тыс. заключенных (СОЛЖЕНИЦЫН А. И. Ук. соч., № 10, с. 134).

36. ЦГАНХ СССР, ф. 8203, оп. 1, д. 1430, л. 7. В этом же году от ГУЛАГа обособляются Главное управление лагерей гидротехнического строительства и Главное управление лагерей горно-металлургической промышленности (дд. 439, 444). Сведения о заключенных этих лагерей за 1939 г. отражены в отчетах ГУЛАГа (там же, ф. 7733, оп. 36).

37. Там же, ф. 7733, оп. 36, д. 202, л. 130.

38. Там же, ф. 8203, оп. 1, д. 610, лл. 2—3.

39. Там же, ф. 7733, оп. 36, д. 220, л. 64.

40. СОЛЖЕНИЦЫН А. И. Ук. соч., № 11, с. 86. В системе Дальстроя в 1939 г. каждым заключенным было в среднем отработано 333 дня (ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 36, д. 214, л. 164).

41. ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 36, д. 220, л. 173.

42. Там же, л. 195 об.

43. Там же, д. 98, л. 193 (186).

44. Там же, д. 214, л. 27.

45. Там же, д. 206, л. 165.

46. Солженицын сообщает, что в секретной инструкции, подписанной Сталиным и Молотовым 8 мая 1933 г., количество заключенных определялось в 800 тыс. (СОЛЖЕНИЦЫН А. И. Ук. соч., № 10, с. 116—117).

47. ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 36, д. 98, л. 199 (194).

48. В 1940 г. на Дальстрой планировалось завезти 5 тыс. вольнонаемных (там же, д. 214, л. 26).

49. СОЛЖЕНИЦЫН А. И. Ук. соч., № 10, с. 128.

50. Там же, с. 129.

51. ЦГАНХ СССР, ф. 7733, оп. 36, д. 99, л. 10.

52. Там же, л. 12.

53. Там же, л. 32.

54. Там же, л. 7.

55. Там же, л. 32.

56. Там же, л. 33.

57. Там же, д. 206, л. 165.

58. Там же, д. 204, л. 110.

59. Там же, л. 187.

60. СОЛЖЕНИЦЫН А. И. Ук. соч., № 10, с. 61, 73, 74.

61. В январе 1937 г. для учета в переписи населения НКВД СССР сообщило статистической службе, что по контингенту «А» числится 263 466 человек, а по контингентам «Б» и «В» — 2 389 570 человек (ЦГАНХ СССР, ф. 1562, оп. 329, д. 142, л. 54). По переписи 1939 г. в особом порядке было учтено 5,8 млн. человек (там же, д. 191, л. 41; Вопросы истории, 1989, № 4, с. 176, 181). В особом порядке учитывались, в основном, Вооруженные Силы (свыше 2 млн. человек), и контингенты НКВД СССР.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?