Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Так переписывается история


То, что Верховный Суд Венгрии признал борца с фашизмом, героя Второй мировой войны, преступником, – это произвол.

Шестьдесят два года назад войска гитлеровского вермахта начали кровопролитную оккупацию Венгрии. Страна мгновенно превратилась в поле битвы в защиту Третьего рейха. Авторитарный регент, адмирал Миклош Хорти, назначил премьер-министром человека, сочувствовавшего нацистам, но реальная власть находилась в руках Эдмунда Веезенмайера, гитлеровского уполномоченного в Будапеште. На поездах полмиллиона венгерских евреев вывезли в лагеря смерти.

Но эти факты никак не отразились на решении Верховного суда Венгрии о реабилитиции Ласло Криштофа – человека, который в июне 1944 года участвовал в убийстве лидера антифашистского сопротивления Эндре Шагвари.

Шагвари, член нелегальной на тот момент Коммунистической партии и один из лидеров Демократической партии, геройски погиб в перестрелке с жандармами в одном будапештском кафе. Он занимался организацией антифашистских демонстраций еще с 30-х годов и стал легендарным предводителем антивоенного подполья.

Кроме того, что он был коммунистом и евреем в оккупированной нацистами Венгрии, плохую службу Шагвари сослужило еще и то, что после 1945 г. он остался одним из немногих героев, которых помнили. Его образ стал символом истории коммунизма. В результате в 90-х его бюст перенесли в знаменитый Парк Статуй в Будапеште. Однако для крайне правых сил Венгрии – и, очевидно, для суда – этого оказалось недостаточно. Поэтому они решили сделать из прославленного героя режима Кадара козла отпущения, называя незаконной попытку Шагвари оказать вооруженное сопротивление тем, кто пытался его арестовать, – как будто в Венгрии 1944 года закон вообще имел какое-то значение.

Шестого марта Верховный суд опротестовал решение по делу одного из жандармов, участвовавших в убийстве Шагвари. Новый вердикт гласит, что публичный процесс 1959 года, когда жандарм был приговорен к смерти, нужен был для того, чтобы оправдать закручивание гаек после восстания 1956 года. Те, кто отдавал приказы жандармам, действительно были главными военными преступниками (например, премьер-министр Дёме Стояи и глава тайной полиции Петер Хайн), и после войны они были повешены. Да, может быть, жандармы не хотели убивать Шагвари или, по крайней мере, не в кафе. Но они ничуть не сомневались, что он все равно окончит свои дни в руках гестапо – его будут пытать и, скорее всего, убьют.

Новое решение суда – это гораздо больше, чем просто опровержение приговора процесса 1959 года. Вердикт основывается на заключении, что когда пронацистский режим посылал жандармов с приказом ликвидировать лидера антифашистского сопротивления, действительно существовала власть закона. Суд утверждает, что жандармы «имели право применить оружие против Шагвари, который оказал сопротивление при аресте». Но этим заявлением суд признает режим гитлеровских марионеток конституционным государством.

Как пишет философ Гаспар Тамаш в ежедневной газете «Непсабадшаг» (Nepszabadsag), заявление суда также порвало с Венгерской республикой, основанной 1946 году, которая строилась на том, что все причислявшие себя к демократам – будь то коммунисты или консервативные католики - должны были объединиться, так как все они были антифашистами и антигитлеровцами. Даже после 1989 г. противники сталинизма никогда не доходили до открытого отрицания антифашизма или реабилитации авторитарных или расистских взглядов. Сейчас вопрос встал весьма остро – отречется ли новая «демократия» от этих антифашистских принципов?

Политическое послание судебного вердикта играет на руку правым экстремистам. Йоббик, организация, придерживающаяся расистских и ирредентистских традиций, хочет убрать мемориальную доску Шагвари, расположенную на стене пресловутого кафе. Лидер Йоббик и бывший военный полицейский Золтан Бальцо заявил: «Он не был героем; он погиб не как мученик, но как убийца жандарма, действовавшего на законном основании; если называть все своими именами – он погиб как террорист».

Чтобы спасти мемориальную доску, левые провели демонстрацию, но никакого воздействия на правосудие, легитимизирующее фашистскую диктатуру, контролировавшуюся нацистами, она не окажет. Это шокирующее постановление отражает более широкую тенденцию, характерную для всей восточной и центральной Европы, которая заключается в реабилитации тех, кто сотрудничал с нацистами и довоенными фашистами, а из тех, кто им сопротивлялся, делать преступников.

Сейчас в Венгрии идет предвыборная кампания, а правящая Социалистическая партия Венгрии хранит молчание по делу Шагвари. Стоит напомнить нашим политикам, что ни одна страна, которая именует себя демократической, в нынешней Европе, построенной на пепелище нацистской тирании, не может называть преступниками тех, кто пожертвовал своей жизнью в борьбе против фашизма.


Перевод Анастасии Кривошановой

Англоязычный оригинал опубликован в газете "The Guardian"
[Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?