Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 

Содержание | Следующая

Н. А. Благовещенский и его очерки рабочего быта

В шестидесятых годах прошлого столетия в литературных кругах пользовался известностью и значительным влиянием писатель Благовещенский Николай Александрович (род. в 1837, ум. в 1889 году). Он работал в редакции передового левого журнала «Русское Слово». Этот журнал под деловым руководством Г. Е. Благосветлова, в противовес другому влиятельному журналу, «Современнику», объединил молодых и талантливых писателей крайнего, как тогда выражались, направления. Вдохновителем «Русского Слова» был знаменитый критик и публицист Д. И. Писарев; деятельное участие в этом журнале принимали Н. В. Шелгунов, Зайцев, Соколов. Правительство по заслугам оценивало деятельность этой группы и боролось с ней заключениями и ссылками. Среди этих людей работал Благовещенский. Он был ответственным редактором, вел все сношения с цензурой, неприятные и нудные, а главное – он редактировал беллетристический отдел.

Благовещенский и сам был начинающим беллетристом. Крупнейшее его произведение – роман «Перед рассветом» – печаталось в «Русском Слове». Роман посвящен изображению жизненной карьеры разночинца, каким был и сам Благовещенский. Происходил он из духовного звания, учился в бурсе и духовной семинарии в Петербурге, готовился к духовной карьере, а стал левым журналистом. Случилось это так. По окончании семинарского курса Благовещенского, как искусного рисовальщика, синод командировал на помощь известному духовному археологу архимандриту Порфирию, занимавшемуся изучением всяческой духовной старины на ближнем православном Востоке. Порфирий изучал церковную археологию, а его молодой помощник делал зарисовки и приглядывался к живому быту многочисленного монашества и православных обывателей на Афоне, в Фессалии, Иерусалиме. Перед молодым наблюдателем открылись картины затхлости, невежества и изуверного мучительства, которому предавались иноки во всех «святых» местах. По возвращении в Петербург Благовещенский начал публиковать свои наблюдения в ряде очерков, составивших впоследствии целую книгу «Афон» (СПБ. 1864). Эта книга дала автору известность и в широких читательских массах. В ней увидели попытку разрушения святынь, и действительно, Благовещенский дал опыт обличения православного ханжества и тупости, считаясь, конечно, с тяжелыми цензурными условиями. Для нас книга его устарела и кажется уже очень наивной; но в процессе освобождения русских мозгов от наполнявшего их церковного мусора труд Благовещенского сыграл свою роль. В настоящее время значение этих очерков – чисто историческое, и читать книгу об Афоне, очерки о богомольцах и беллетристику Благовещенского современному читателю не стоит.

Но в литературном наследии Благовещенского есть вещи, которым сам автор, очевидно, не придавал особенного значения, потому что он не включал их в отдельно выходившие сборники своих произведений. Эти вещи и представляют собою самую ценную и живую часть литературы Благовещенского. /3/ Точный и тонкий наблюдатель, сочувствие которого было на стороне трудящихся масс, не мог пройти мимо тяжелых картин рабочего труда, развертывавшегося в городе и под городом – на литейном заводе, на ткацкой фабрике, на торфяных разработках. Молодой русский капитализм в своем жадном росте не щадил рабочего, заставляя его работать по 12–14 часов в сутки в ужасающих условиях, неимоверно эксплуатируя детский труд. С тщательным вниманием приглядывался Благовещенский к бытовым условиям рабочего труда и с скупой трезвостью описал их в ряде очерков. Без всякой романтики, почти с научной точностью описал он труд литейщика, быт ткацкой фабрики, работу по заготовке торфа на болотах и, наконец, работу в исчезнувшей теперь промышленной отрасли – на сельских фарфоровых заводах. Его очерки теснейшим образом примыкают к знаменитой книге Флеровского «Положение рабочего класса», сыгравшей огромную агитационную и пропагандистскую роль в движении семидесятых годов. «Свежо предание», – только и можно сказать теперь о действительности, которую изображает Благовещенский. И он, и Голицынский, книжка которого издана недавно, заслуживают признательного внимания рабочего читателя. В настоящей книге мы даем собрание очерков рабочего труда, появившихся разновременно в журналах: 1) На литейном заводе («Отеч. Записки», 1873, кн. 4); 2) На ткацкой фабрике («Неделя», 1870, №№ 19, 20, 21 и 29); 3) На болоте. Картина нынешней обработки торфа («Отеч. Записки», 1870, кн. 10) и 4) Сельские фарфоровые заводы («Отеч. Записки», 1871, № 2).

Из остальных произведений Благовещенского стоит еще упомянуть о написанной им обстоятельной и интересной биографии Н. Г. Помяловского, которая неизменно печаталась при всех изданиях сочинений последнего.

В заключение – несколько слов о дальнейшей судьбе Благовещенского. Когда «Русское Слово» было в 1866 году запрещено, он перешел в «Женский Вестник», а после прекращения и этого журнала, в 1878 году, работал недолго в «Неделе». Так хорошо начатая литературная карьера была оборвана болезнью: в 1869 году с Благовещенским случился первый удар паралича, от которого, в сущности, он не оправился. Пораженный болезнью, он обосновался в конце семидесятых годов во Владикавказе и был здесь секретарем статистического комитета и редактором (с 1880 г.) неофициальной части «Терских Ведомостей». Литературные работы его на этом поприще были посвящены статистическому обследованию края. Больной, недвижимый, он продолжал работу до последнего момента – до смерти – 1 июля 1889 года.

Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
«Валерий Легасов: Высвечено Чернобылем. История Чернобыльской катастрофы в записях академика Легасова и современной интерпретации» (М.: АСТ, 2020)
Александр Воронский
«За живой и мёртвой водой»
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?