Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Заслуженное наказание

Почти синхронное поражение левоцентристов на местных выборах в Италии и в Англии и Уэльсе произвело почему-то на многих впечатление, сходное с эффектом разорвавшейся бомбы. Хотя именно поражения и следовало ожидать.

Особенно почему-то всех изумила неудача «красного Кена» Ливингстона в Лондоне и потеря левыми – впервые после II Мировой войны – поста мэра Рима. Как будто это какие-то пожизненные должности!

Все справедливо. Значительная часть избирателей, традиционно поддерживавших умеренных левых, в этот раз просто не пришла на выборы, а какая-то часть проголосовала за других кандидатов – за «зеленых» или за левых радикалов. И это правильно. Левые должны чем-то отличаться от правых. В первую очередь, в своей экономической политике. Если же они ничем не отличаются, а безропотно следуют по все той же неолиберальной колее, проложенной правыми, – почему они тогда вообще «левые»? Потому что сами себя так называют? Это не аргумент.

В результате в Англии и Уэльсе, например, до урн дошло лишь 42 % избирателей (в Лондоне – 43 %). И те, кто не пришел, – это либо последовательные абсентеисты, либо люди, голосовавшие раньше за лейбористов, то есть те, кто когда-то привел эту партию к власти. Однако оказалось, что «новый лейборизм» Тони Блэра – это всего лишь продолжение тэтчеризма. Сам Тони Блэр публично восхищался Маргарет Тэтчер. Уже это стоило лейбористам многих голосов. Еще больше сторонников лейбористы потеряли из-за поддержки Блэром Иракской войны. По Лондону ходила чуть ли не полуторамиллионная демонстрация протеста (чего вообще никогда в британской истории не было), а Блэр презрительно игнорировал мнение сограждан и преданно смотрел в рот Бушу-младшему. Когда все это кончилось терактами исламистов в Лондоне (чего следовало ожидать), а лейбористы, в отличие от испанских социалистов, и не подумали вывести войска из Ирака, от них отвернулась следующая часть приверженцев: кому же нравятся руководители, готовые рисковать жизнями мирных жителей ради доходов нефтяных корпораций?

Лейбористы, придя к власти – и особенно на муниципальном уровне, – обещали устранить крайности тэтчеризма, облегчить жизнь рядового избирателя. Но не сделали ничего! Нельзя так врать собственному электорату.

Они даже не национализировали железные дороги, которые после приватизации их консерваторами стали притчей во языцех: цены резко выросли, качество обслуживания упало, поезда постоянно опаздывают и ломаются, железнодорожные аварии стали регулярными.

Лейбористы обещали «исправить ошибки» тэтчеризма в области здравоохранения, где из-за коммерциализации отрасли также взлетели цены, но упало качество лечения, после чего те англичане, кто может себе это позволить, стали ездить лечиться во Францию. И опять лейбористы обманули своих избирателей.

В области образования лейбористы сделали то, чего не успели консерваторы: включили страну в «Болонский процесс», предусматривающий тотальную коммерциализацию образования, снижение его качества и переводящий систему образования из социального института в часть сферы услуг – наряду с ресторанами, прачечными, ремонтными мастерскими и борделями. Закон о реформе образования, принятый лейбористами, справедливо получил прозвище «Top-Up Fees Bill» («Закон о дополнительных счетах на образование») и вызвал повсеместные митинги, демонстрации и студенческие забастовки. Но лейбористы их проигнорировали. А устроить, как во Франции, уличные беспорядки сдержанные английские студенты не догадались. Но студенческих голосов на выборах лейбористы определенно лишились.

Лондон, конечно, особый случай. Кен Ливингстон, который с 1981 года был то председателем Совета Большого Лондона, то мэром, заслужил прозвище «красного» именно потому, что когда-то разругался с коллегами-лейбористами из-за их недостаточной левизны. Он – харизматический лидер, личный враг Маргарет Тэтчер, доведший ее до того, что она протащила через парламент закон о ликвидации Совета Большого Лондона (то есть городского самоуправления вообще!) и учредила пост королевского министра по делам Лондона. Так что мэром Ливингстон стал лишь после возвращения к власти лейбористов и восстановления в Лондоне самоуправления. Но новое самоуправление оказалось совсем не таким, какое было до разгрома его Тэтчер. Реальной властью стал теперь не городской совет, а лично мэр, но и его компетенция была серьезно урезана центральным правительством и парламентом. Лейбористы, кстати, попытались сделать все возможное, чтобы «слишком левый» Ливингстон мэром не стал. Но популярность «красного Кена» была высокой.

Однако «красный» Ливингстон оказался не таким уж красным. Он обещал «разобраться» с общественным транспортом, но не смог: автобусы, приватизированные при консерваторах, так и остались в частных руках, безумно подорожавшее метро осталось столь же дорогим, поскольку находилось в совместном владении города и центрального правительства (а правительство к тому же решило его приватизировать). Не удалось остановить рост цен на жилье. Зато «красный Кен» вернулся в лоно Лейбористской партии и поддержал натовские бомбардировки Югославии. Еще сильнее он травмировал своих избирателей, когда встал на защиту столичных полицейских, убивших в метро ни за что ни про что бразильского электрика, объявив его «опасным арабским террористом». Большая иммигрантская община Лондона этого Кену не простила. «Сознательные» левые – даже из традиционно лейбористских кругов – в 2008 году голосовали не за лейбористов, а за три других списка – «зеленых», Обновленной коалиции «Респект» и за «Левый список». Менее «сознательные» «проголосовали ногами». В результате лейбористы, хотя и собрали 27,12 % голосов, провели в Лондонскую Ассамблею лишь двух представителей, в то время как Либерально-демократическая партия, собрав 11,12 %, провела троих (это из-за особенностей нарезки избирательных округов). Лейбористы теперь успокаивают себя тем, что их голоса совместно с тремя левыми списками дают в целом 38,72 % против 34,05 % у консерваторов. Напрасно успокаивают: это теперь чужие голоса.

За шумом вокруг Ливингстона прошла незамеченной настоящая сенсация: в Лондонскую Ассамблею был впервые избран неонацист – Ричард Барнбрук из Британской национальной партии.

То же самое произошло в Италии – с той лишь разницей, что там левоцентристская коалиция первоначально проиграла общенациональные выборы. Тут тоже когда-то избиратель проголосовал (с небольшим перевесом, кстати) за левоцентристов, чтобы они прекратили наконец неолиберальные «реформы» Берлускони. Но левоцентристы не сделали ничего! Евробюрократ Романо Проди на посту премьер-министра продолжал проводить ту же самую неолиберальную политику, которую он отстаивал, будучи президентом Еврокомиссии.

Специфика Италии в том, что там противоборствуют коалиции – и левая коалиция оказалась «недостаточно левой», а правая – «слишком правой». Результаты налицо. В Вероне, где мэром стал Флавио Този из ультраправой «Северной лиги», 1 мая группа неофашистов из «Веронского фронта скинхедов» на радостях от своей победы забила на улице до смерти 29-летнего местного жителя Николу Томмасоли. В самом Риме на празднованиях по случаю избрания мэром берлускониевца Джанни Алеманно толпа его сторонников скандировала фашистские лозунги и демонстративно выкидывала руки в нацистском салюте. В чем нет ничего удивительного: Алеманно входит в неофашистскую партию «Национальный альянс», носит на шее вместо католического крестика модный среди неофашистов и наци-скинхедов кельтский крест и неоднократно публично заявлял, что, как правый, он особо гордится своей фамилией (alemanno на ряде итальянских диалектов значит «германец, немец»).

Еврейская община Рима уже выступила по этому поводу со специальным испуганным заявлением. Видимо, придется новому министру иностранных дел Италии, как некогда неофашисту Джанфранко Фини, специально ездить в Израиль, возлагать венок в Яд-Вашеме и открещиваться от Холокоста.

Кстати, у Алеманно интересная предвыборная программа. Коньком своей избирательной кампании он сделал слово «sicurezza» (безопасность) и запугивал избирателя «мигрантами-преступниками», рассказывая постоянно о двух недавних случаях жестоких убийств, совершенных иммигрантами – румынскими цыганами. Вообще-то, в Италии, стране мафии, каморры и ндрагеты, убийства случаются каждый день, но не каждый день убийцами оказываются мигранты. Вообще-то, именно Алеманно в бытность свою берлускониевским министром легализовал 100 тысяч мигрантов, поскольку оказалось, что только они согласны были вкалывать за гроши на грязной, тяжелой и неквалифицированной работе.

Теперь Алеманно грозит выселить из Италии чуть ли не всех цыган, албанцев, румын, босняков и черногорцев. А заодно разгромить сквоттерское движение (цены на жилье и в Италии очень высоки) и даже запретить Римский кинофестиваль – из-за того, что там «слишком много» фильмов с социальной тематикой!

Интересно, что в первом туре выборов кандидат левоцентристов Франческо Рутелли опередил Алеманно с 46 % голосов против 41 %. Но второй тур Алеманно выиграл, набрав 53,5 % против 46,6 % у Рутелли. В Риме, как и в Лондоне, левый избиратель «проголосовал ногами».

И правильно сделал. Если умеренные левые превратились в обычных буржуазных лжецов, почему они думают, что им это будут прощать бесконечно? Можно какое-то время обманывать весь народ, все время – часть народа, но невозможно обманывать все время всех, как говорил когда-то Авраам Линкольн. Замените слово «народ» на слова «левый электорат». И сделайте практические выводы – вроде тех, что сделал Линкольн.

Опубликовано с редакционными изменениями и сокращениями под названием «Муниципальные выборы: провал левоцентристов в Италии и Британии» на сайте psdp.ru

По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?