Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Отчаяние и сопротивление в Греции

На этот раз радикальные левые и социальные движения предсказали будущее. Когда Греция бурно праздновала своё вхождение в еврозону, мы предупреждали, что серьёзная разница между экономически развитыми североевропейскими странами (такими, как Германия) и относительно слабыми в экономическом плане южноевропейскими (как Греция), в сочетании с выгодным консерваторам балансом политических сил, неизбежно приведёт к значительному сокращению заработной платы граждан. В ситуации, когда нет возможности девальвировать валюту и отсутствует общеевропейский механизм выравнивания огромного дисбаланса между разными европейскими экономиками, все варианты изменения экономической конъюнктуры сосредоточились бы лишь на изменении «переменной» прямых и косвенных затрат на рабочую силу. Десять лет спустя наши мрачные предсказания (которые в то время были названы «левыми» и «догматичными») полностью подтвердились.

Когда Греция жила своей розовой мечтой об Олимпийских играх 2004 года, мы, сопротивлявшиеся этой «Новой великой идее» нашего «славного и древнего» народа, были в абсолютном меньшинстве. Итог этих празднеств «могучей Греции» оказался катастрофичным: расходы в 20—30 млрд. евро (по-прежнему никто не знает точной цифры) на инвестиции, чьи результаты оказались обратны ожидаемым. В Афинах сейчас масса огромных пустующих стадионов, закрытых потому, что никто их не использует...

Тем не менее, когда «судный день» наконец настал, почти никто не вспомнил, что говорили политики-неолибералы и ведущие средства массовой информации всего несколько лет назад. В результате новому «социалистическому» правительству удалось найти козлов отпущения, виновных в финансовых трудностях страны. С одной стороны, наша беззащитная страна (напомним, столь «могущественная» всего несколько лет назад), была представлена жертвой международных спекулянтов. С другой стороны, кризис оказался результатом хронических структурных проблем греческой экономики: слишком большой государственный сектор и слишком много высокооплачиваемых работников в этом секторе. Банкротство стало бы неизбежным, если бы страна не смогла найти 24 млрд. евро к апрелю и маю для покрытия дефицита государственного бюджета или если бы она не продолжила делать займы на международном рынке под 6,3 %. Раз страна хотела избежать банкротства, то ей необходимо было восстановить доверие Европейского Союза и международного рынка, для того чтобы получить деньги под более низкий процент для погашения своего государственного долга. А лучший способ восстановить доверие «рынка» — принять жёсткие меры по отношению к собственному народу. Это же настоящий шантаж: если рабочие не признают суровых экономических мер, страна обанкротится.

Программа стабилизации и развития, разработанная правительством Греции и ЕС, была действительно жёсткой: примерно десятипроцентное сокращение заработной платы государственных служащих, увеличение НДС на 2%, десятипроцентное сокращение государственных расходов, увеличение пенсионного возраста на 2 года, сокращение расходов в сфере образования на 100 млн. евро. Правительство поставило своей целью сэкономить более 4 млрд. евро и этим доказать ЕС и международному рынку, что страна полностью лояльна догмам неолиберального фундаментализма.

Несмотря на свой антисоциальный характер, Программа «не убедила» международный рынок, и процентные ставки для Греции по-прежнему очень высоки (более 6%). В результате Греции грозит план по спасению её экономики, разработанный ЕС. Его точное содержание нам всё ещё неизвестно. Но мы уверены, что европейская «помощь», в дополнение к политике нашего правительства, неизбежно приведет к социальному банкротству страны. Прогнозы «Дойче банка» внушают ужас: падение ВВП на 7,5% к 2012 году, 20% уровень безработицы (около 1 млн. человек). Единственное, что наверняка будет спасено благодаря Программе стабилизации и развития — это прибыль международных спекулянтов и греческих работодателей (на самом деле, программа — это реализация всего, чего вот уже 20 лет добивается греческая Федерация работодателей).

Конечно, был и другой выход, и всегда возможна альтернативная экономическая политика. Несмотря на то что греческий государственный долг (113% от ВВП) больше, чем государственная задолженность остальных членов Евросоюза, если прибавить к нему частные долги, то сумма составит 173% от ВВП, что гораздо меньше, чем в других странах еврозоны (даже такая развитая страна, как Япония, имеет государственный долг 200%). До вхождения в зону евро, в 1993 году, Греция выделяла 14% от своего ВВП на погашение долга; теперь же она выделяет лишь 6%. Как мы видим, задолженность Греции не так уж велика. Главная проблема заключается в том, что участие в еврозоне основывается на чрезвычайно жёстких неолиберальных правилах, которые преувеличивают значение государственного долга и затрудняют его погашение (например, запрещая выпуск облигаций на внутреннем рынке).

Кроме того, у греческого правительства были и другие способы найти необходимые деньги. Например, сейчас судовладельцам (торговый флот Греции занимает первое место в мире, под греческим флагом ходят более 4 тыс. судов) возвращается НДС на товары, купленные в греческих портах, что составляет около 6 млрд. евро ежегодных потерь для государства, а экономия от Программы стабилизации оценивается менее чем в 5 млрд. В прошлом году налоги с греческих судовладельцев составляли меньше, чем сборы с иммигрантов, стремящихся получить «зелёную карту». Кроме того, большинство греческих работодателей перевело свои активы на оффшорные счета кипрских компаний (налоговая ставка 10%); Греческая православная церковь освобождена от уплаты налогов (а наши святые духовные наставники являются национальными чемпионами по объёмам принадлежащего им имущества: они владеют лесами, полями, озёрами и тысячами строений); каждый год работодатели уклоняются от уплаты более чем 8 млрд. евро в систему социального страхования; 800 тыс. предприятий «малого» и «среднего» бизнеса платят такие же налоги, как и наёмные рабочие с окладом около 2 тыс. евро в месяц; греческие банки, получившие 28 млрд. евро из государственного бюджета в начале кризиса, теперь спекулируют государственными долгами (большинство «международных» спекулянтов на самом деле составляют греки, немцы и французы...); и каждый год 4% от ВВП уходит на военные нужды (а точнее, 10 млрд. уходят предприятиям оборонной промышленности США и ЕС). Всё это указывает на то, что правительство могло взять деньги у богатых, но предпочло взять их у бедных. Это осознанный классовый выбор под маской государственной необходимости.

Наконец, мы не должны забывать и про общеевропейский уровень. Социальная катастрофа, от которой страдает сегодня греческий народ, является результатом неолиберальной структуры Европейского валютного и финансового союза. Единая валюта без общего бюджета, единый европейский рынок без каких-либо механизмов перераспределения ресурсов от богатых к бедным, Пакт стабилизации, основанный на радикальных неолиберальных догмах, единственная цель которых — получение прибыли, а не улучшение благосостояния людей. Кризис показал, что нельзя больше жить по правилам Маастрихтского договора.

Греция всегда была страной огромного социального неравенства. Характерно, что, хотя паритетная покупательная способность в Греции составляет 92% от уровня еврозоны, уровень зарплат едва приближается к 70%. Но социальная реальность, созданная новыми мерами, попросту нежизнеспособна. Дело не только в том, что люди не могут жить на такие урезанные доходы, и не только в том, что внутренний рынок будет заморожен на долгие годы; самое главное — исчезает какая бы то ни было надежда на то, что мы вообще сможем выбраться из нищеты. Это ощущение отчаяния усугубляется тем горьким чувством, что Европа от нас отвернулась и что так называемая «помощь» Евросоюза — это обычный стиль политики МВФ, которая приведет лишь к социальному кризису по образцу стран третьего мира. Впервые со времени окончания гражданской войны в конце 40-х годов в греческом обществе ощущается отсутствие всякой надежды.

Конечно, отчаяние не ведёт автоматически к сопротивлению. Многие считают, что ничего нельзя сделать. Трудно противиться решениям собственного правительства, но сопротивляться одновременно и греческому правительству, и ЕС, и МВФ, и Германии, и Франции, и таинственному «международному рынку», и «всему миру», вставшим единым фронтом против греческого рабочего класса, кажется совершенно невозможным. С другой стороны, всё больше и больше людей настроены против правительства, и мобилизация охватывает более широкие слои. Две успешные всеобщие забастовки, массовые демонстрации во всех крупных городах, прочие акции, формирование низовой координации профсоюзов и местных комитетов, мужественное сопротивление полицейским провокациям. Рабочее движение начинает действовать — даже против воли руководства Всеобщей конфедерации трудящихся. Судя по всему, чем сильнее люди будут ощущать последствия новых мер, тем активнее станет сопротивление.

Перевод Марины Глушко
Англоязычный оригинал опубликован на сайте europe-solidaire.org
[Оригинал статьи]


Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?