Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 7.
Хьюстон Стюарт Чемберлен — британский провидец, пионер и пророк Третьего рейха

Чемберлен на ложе. Разбитый, лепечущий... Он держит меня за руку и не хочет отпускать... Отец нашего духа, привет тебе. Пионер. Первопроходец...

Йозеф Геббельс. 8 мая 1926 г.

Адольф Гитлер и Хьюстон С. Чемберлен подали друг другу руки. Великий мыслитель ...открывший путь для фюрера... гениальный учитель и провозвестник Третьего рейха ошутил, что в этом простом человеке из народа счастливо исполнится судьба Германии.

Ханс Конрад. «Фюрер и Байрейт». 1936 г.

Немецкий народ, не забудь... и всегда помни, что это «иностранец» Чемберлен назвал «иностранца» Адольфа Гитлера твоим фюрером... Сто лет назад таким же был англичанин Карлеиль... Сегодня именно англичанин Чемберлен... с первых шагов Адольфа Гитлера понял, что тот избран судьбой...

Георг Шотт. «X. С. Чемберлен, провидец Третьего рейха». 1934 г.

Хьюстон Стюарт Чемберлен, британский вдохновитель Адольфа Гитлера

В телевизионной передаче, посвященной результатам исследований британца Майкла Бальфура, показанной в Германии, утверждалось, что истоки идей Гитлера прослеживаются еще в мировоззрении кайзера. Однако в этой передаче ни словом не обмолвились о том, что общим вдохновителем и кайзера, и Адольфа Гитлера не в последнюю очередь явился англичанин Хьюстон Стюарт Чемберлен. Целые отрывки «Mein Kampf» Гитлера, не говоря уже о «Мифе двадцатого века» Розенберга являются переложением «Основ девятнадцатого века» Чемберлена[1]. Именно из этого труда почерпнуты такие идеи, как: примат витального над моральным, селекция, иерархия рас, расовая избранность для мирового господства — другими словами, это была «онемеченная» форма увязки расизма, использующего прием «биологизации», с учением об избранности, имеющим черты теологической доктрины.

Дорис Мендлевич отмечала: «Главные мыслители национал-социализма, такие, как Геббельс, Розенберг, (Дитрих) Эккарт* и (Ханс) Гримм, по сути недалеко ушли от Чемберлена»[2]. Мендлевич показала, что существенные черты чемберленовских представлений соответствуют главнейшим чертам нацистской идеологии, насколько она представлена в «Mein Kampf» Гитлера и в работах таких идеологов, как Розенберг, Геббельс и т. д.: раса и кровь в качестве важнейших качеств народов (как у Дизраэли); далее — иерархия народов на основе крови и расы; связь расы и (ветхозаветного) особого отношения к Богу, как у «германцев». И — производная от всего этого — претензия на мировое господство. Еврейство же считалось воплощением противоположного принципа.

* Эккарт Дитрих (1868—1923) — нем. поэт, теоретик национализма и антисемитизма, один из основателей газеты «Völkischer Beobachter».

Мендлевич исследовала высказывания Чемберлена и Адольфа Гитлера и пришла к выводу, что они пользовались практически /159/ одними и теми же формулировками, а их лексикон почти не отличался. Она обнаружила и почти полные параллели, существовавшие между идейным миром образованного буржуа, кабинетного ученого Хьюстона Стюарта Чемберлена и миром «маленького ефрейтора великой войны» Адольфа Гитлера[3]. Чемберлен преклонялся перед Гитлером еще тогда, когда тот был никому не известен (они встречались в сентябре 1923 г., до путча в Мюнхене): «То, что Германия в час величайшей беды порождает для себя некоего Гитлера, доказывает, что она жива; о том же говорят и его (Гитлера) действия»[4]. Хьюстон Стюарт Чемберлен уверил будущего «фюрера», что тот представляет собой силу в «космогоническом смысле»[5]. Таким образом Чемберлен — с точки зрения национал-социалистов — стал «провидцем Третьего рейха», хотя в «Mein Kampf» Гитлер упоминает о нем лишь мимоходом, утверждая, что официальные власти были «слишком глупы», чтобы научиться у Чемберлена «необходимым вещам».

Однако чтобы претворить подобную (в духе Карлейля) британскую идеологию в немецкую практику, потребовались потрясения мировой войны и социальная катастрофа. Так, в 1925 г. газета «Volkischer Beobachter» оценивала «Основы девятнадцатого века» как «Библию Движения»[6]. Ведь Чемберлен материализовал метафизический дуализм, сделав его расовой идеологией, он конкретизировал умозрительные понятия, создав на их основе целую программу действий. «Всех, кто не принадлежит к нам... следует беспощадно растоптать», «финикийский народ... истребить». «Я ненавижу их всеми силами души, ненавижу и ненавижу», — писал Чемберлен о евреях. Он считал, что человек творит добро или зло в зависимости от того, какая кровь течет в его жилах (т. е. в зависимости от происхождения), и потому Чемберлен возомнил, что уничтожение «зла», якобы воплощенного в еврействе, «спасет» человечество. А для этого, разумеется, надо уничтожить всех евреев. Так, в начале 1917 г. он «открыл» немецкому кайзеру, что мировая война — это «война еврейства... за власть над миром». Именно Чемберлен дал теологическую трактовку конфронтации между германцами и евреями, представив ее как апокалиптическую последнюю схватку[7]. В Англии империалистической эпохи — какой бы расизм в ней ни царил — чувство избранности не приобрело столь апокалиптической заостренности. И тем большую готовность вступить в апокалиптическую схватку выразил Байрейт, т. е. наследники «Гибели богов» Рихарда Вагнера.

Но Чемберлен, по своему собственному признанию, был «не вагнерианцем, а байрейтианцем» (1888)[8]. Однако при этом он /160/ пошел гораздо дальше, чем наследники Вагнера. Хьюстон Стюарт Чемберлен спроецировал на творения Рихарда Вагнера собственные расистские грезы[9]. Враждебность к иудаизму «прежде всего... побудила Хьюстона Стюарта Чемберлена выдвинуть категорическое требование... за исполнение которого взялся Гитлер: уничтожение европейских евреев»[10]. Во всяком случае, «именно Чемберлен сумел поставить творчество Рихарда Вагнера и культуру Бай-рейта на службу политическим целям гитлеровской идеологии». Именно книга Чемберлена о Вагнере («Рихард Вагнер». Мюнхен, 1895) стала священным писанием немецких националистов-вагнерианцев[11]. Именно Хьюстон Стюарт Чемберлен возглавил движение, сделавшее «круг Вагнера» подобием «Грааля» гитлеровской «партии спасения», хранителей «чистоты крови»[12]. Именно чемберленовская интерпретация Вагнера составляла, по выражению Иоахима Кёлера, едва ли не «сердцевину мировоззрения Гитлера»[13].

Нацисты делали особый упор на то, что именно Чемберлен как «провидец Третьего рейха» выявил тот «армагеддон», который германцы ведут с «ночными альбами» — «хранителями сокровища»[14], символизирующими еврейство[15]. Именно этот британский вдохновитель Гитлера в ложном свете представил враждебность Рихарда Вагнера к иудаизму и вывел из нее непримиримо-расистский экстремизм убийц. Чемберлен, не считавший евреев людьми, придал мифу почти противоположный смысл по сравнению с тем, что имел в виду Вагнер: тот мечтал о спасении еврейства путем его растворения в универсализме человечества[16]. У Чемберлена же «Грааль», сверкающий лишь для «чистой расы», «больше не имеет ничего общего... с представлениями Baraepa»[17]. Интересно, что, выступая против еврейства, сам Гитлер никогда не ссылался на авторитет Вагнера.

В результате Хьюстона Стюарта Чемберлена называли «одним из самых злостных политических клеветников... всех времен» (так считал, например, Куби*).

* Куби — псевд. Александра Парлаха (1910—?), нем. писателя и публициста.

В день 35-летия будущего фюрера Чемберлен заявил: «Он (Гитлер)... не в состоянии, разделяя всю нашу убежденность в... смертоносном влиянии еврейства... не действовать в соответствии с ней; (не) воплощать выводы из своих мыслей в действиях — никто, кроме Адольфа Гитлера... То же можно сказать о его отношении к марксизму: тут он признает лишь войну на уничтожение...» (1924)[18]. (Кстати сказать, нет никаких достоверных свидетельств, подтверждающих, что, живя в довоенной Вене, Гитлер враждебно /161/ относился к евреям — скорее наоборот.[19]) Достоверно только то, что Гитлер (как он сам признавался в завещании) довел до конца логические умозаключения Чемберлена и претворил его идеи в жизнь.

«И, словно... отголосок напутствия Чемберлена Гитлеру додумать его мысли “до конца” и “бесстрашно сделать из них выводы”, в 1943 г. прозвучало заявление Гиммлера... о том, что он признает “ответственность”, которую он и его эсэсовцы взяли на себя, развязав холокост, — “ответственность за действия, а не только за идею”», — пишет Иоахим Кёлер[20].

Таким образом, Чемберлен (согласно его письму от 1 января 1924 г.) увидел в Адольфе Гитлере будущего исполнителя своей «жизненной миссии» и истребителя недочеловеков[21]. В тот же январский день Чемберлен назвал Адольфа Гитлера «одним из редких светочей... истинно народным человеком (Volksmensch)». Чемберлен проторил путь и для своей соотечественницы, члена гитлеровской партии, Винифред Уильяме: он способствовал тому, чтобы поставить наследие Рихарда Вагнера, ее свекра, на службу национал-социализма. И если Хьюстон Стюарт Чемберлен был расистским идеологом «вагнеровского» клана, то во главе этого клана стояла Винифред Уильямс-Вагнер. Эта англичанка «пронесла семейную традицию антисемитизма практически через весь наш век»[22]. Таким образом, ее убеждения вполне совпадали с воззрениями Гитлера, которого Винифред называла «Волком». Уже в рождество 1923 г. муж Винифред — Зигфрид Вагнер мог отметить, что она «сражается за Гитлера, как львица»[23]. И даже в 1973 г. (sic) говорили, что Винифред Вагнер продолжает верить в конечную победу Адольфа Гитлера. Эта британская единомышленница Гитлера хранила его портрет с собственноручным его посвящением: «От Волка — его Винни». И потому в своем кругу ее так и величали: «Винни, подруга Гитлера»[24] — Винифред Уильяме из Англии, хранительница духа Хьюстона Чемберлена, пережившая его самого. Ведь этот онемечившийся представитель английских Чемберленов — Хьюстон Стюарт — первым из писателей с общегерманским (если не европейским) именем объявил себя сторонником национал-социалистского движения[25]. Именно Чемберлена (как отмечал Винфрид Шюлер) — в гораздо большей степени, чем Рихарда Вагнера или любого другого «байрейтианца» — следует считать идеологическим отцом Третьего рейха[26]. Рудольф Гесс утверждал, что всякий раз, когда Адольф Гитлер посещал Чемберлена, глаза последнего сияли: «В последний раз он даже произнес одними губами “хайль”». По словам /162/ Гесса, заместителя фюрера по партии, со смертью Хьюстона Стюарта Чемберлена в 1927 г. Германия «похоронила одного из величайших своих мыслителей, борца за германское дело, как и написано на венке, возложенном от имени Движения». В последний путь Хьюстона Стюарта Чемберлена провожали гитлеровские штурмовики, одетые в униформу[27]. Одним из поклонников «творчества» Чемберлена и успешным продолжателем его дела был Генрих Гиммлер[28]. Не случайно и то, что Юлиус Штрайхер на свой день рождения в феврале 1939 г. получил в подарок от вдовы Чемберлена переплетенные письма ее покойного мужа[29]. Ведь «заслуга» Чемберлена в том, чтобы сделать немецкую юдофобию респектабельной, была неоценима.

Согласно Джеффри Филду, труды Чемберлена — «самая убедительная из сделанных до 1933 г. попыток сформулировать германское (фёлькише) мировоззрение... модель, на основе которой после 1933 г. было осуществлено систематическое изложение национал-социалистской идеологии». Возможно, что и партийная программа Готфрида Федера в 1920 г. основывалась на той же модели[30]. Не случайно замаскированная апология политики Гитлера в отношении Англии, составленная заместителем шефа имперской прессы в Третьем рейхе Зюндерманом (1911—?) уже в послевоенное, аденауэровское время, заканчивается ссылкой на «философа и исторического мыслителя Хьюстона Стюарта Чемберлена»[31]. В этом документе Зюндерман говорит о дружбе между германскими народами и рассматривает Чемберлена как звено, связующее две его Родины — Англию и Германию. «Кровная» солидарность двух германских народов по Чемберлену предполагала «борьбу не на жизнь, а на смерть между этими расами господ и хаосом» (под хаосом подразумевались смешанные нации и евреи)[32]. Безусловно, именно Чемберлен с его «Основами девятнадцатого века» является создателем самой долговечной формулировки «противоречия между германцами и евреями» (поданного как центральный сюжет «мировой истории»); именно Чемберлен сделал антисемитизм «благопристойным» для образованных немцев[33].


Примечания

1. Ibid., S. 42; Michael Karbaum, Studien zur Geschieht der Bayreuther Festspiele (Regensburg, 1976), Teil II, S. 66; Josephs Goebbels, Sämtliche Fragmente (München, 1987), Teil I, S. 72f, 178: Tagebuchnotiz vom 8. Mai 1926; Heinrich Hartle, Alfred Rosenberg, Grossdeutschland (1970), S. 93,240,248; Georg Schott, Houston S. Chamherlain, Der Seher des Dritten Reiches. Vermächtnis an das deutsche blk in einer Auswahl seiner Werke. (München, 1936), S. 8; Alfred Rosenberg, Letzte Aufzeichnungen, Ideale und Idole der nationalsozialistischen Revolution (Göttingen, 1965), S. 132.

2. Mendlewitsch, S. 42.

3. Ibid., S. 45.

4. H. S. Chamberlain, Briefe, II, S. 124ff: Brief vom 7. Oktober 1923, zitiert in Adolf Hitler, Monologe im Führerhauptquartier. Hrsg. von Werner Jochmann (Hamburg, 1980), S. 429.

5. Chamberlains Brief vom 7. Oktober 1923: Deutsche Erneuerung. Monatsschrift fur das deutsche Volk (München, 1924), S. 2f, zitiert in Winfried Schuler, Der Bayreuther Kreis vom Entstehen bis zum Ausgang der wilhelminischen Ära. Wagnerkult und Kulturreform im Geiste völkischer Weltanschauung (Munster, 1971), S. 126.

6. Völkischer Beobachter vom 5. September 1925: Paul Heyes, «Contribution of British intellectuals to Fascism», in Kenneth Lunn & Richard Thurlow, British Fascism. "An essay on the extreme Right in... Britain (London, 1980), p. 182; Joachim Köhler, Wagners Hitler, (München, 1997), S. 290; Adolf Hitler, Mein Kampf, S. 296; Georg Schott, Houston S. Chamberlain, Der Seher des Dritten Reiches (München, 1936), S. 6.

7. Joachim Köhler, Wagners Hitler, (München, 1997), S. 180, 385; Houston Stewart Chamberlain, Grundlagen des neunzehnten Jahrhunderts (München, 1941), I, S. 25, 531, 162; Ibid. (1915), S. 550, 542, 859, 864; H. S. Chamberlain, Foundations of the Nineteenth Centure (1911), Vol. I, p. 391f; Hartmut Zelinsky, Richard Wagner, ein deutsnes Thema (München, 1953), S. 140, 160; H. S. Chamberlain Brief vom 20. Januar 1915 an Wilhelm II.

8. Walter Essmann, Der Bayreuthianer Chamberlain und sein Bildungsideal (1925), zitiert bei Hartmut Zelinsky, Richard Wagner - ein deutsches Thema (Berlin, 1983), S. 216.

9. Jakob Katz, Richard Wagner, Vorbote des Antisemitismus (Konigstein, 1985), S. 200 angeführt bei D. D. Scholz, Richard Wagners Antisemitismus (Würzburg, 1993), S. 189.

10. Joachim Kohler, Wagners Hitler (München, 1997), S. 9.

11. D. D. Scholz, Richard Wagners Antisemitismus (Würzburg, 1993), S. 23f, 181f.

12. Joachim Kohler, Wagners Hitler (München, 1997), S. 340.

13. Ibid., S. 343; Hermann Rauschning, Gespräche mit Hitler (Zürich, 1940), S. 216f.

14. Georg Schott, Houston S. Chamberlain, Der Seher des Dritten Reiches (München, 1936), S. 10.

15. Joachim Köhler, Wagners Hitler, (München, 1997), S. 287, 299.

16. Julius Kapp (Hrsg.); Richard Wagners gesammelte Schriften (Leipzig, o. J.), Bd. XIV, S. 29; D. D. Scholz, Richard Wagners Antisemitismus (Würzburg, 1993), S. 161; H. S. Chamberlain, Richard Wagner, S. 160; D. Borchmeyer und Ami Maayani und Susanne Vill, Richard Wagner und die Juden (Stuttgart), S. 17, 19 (Saul Friedlander), 202 (H. R. Vagot).

17. D. D. Scholz, ibid., S. 183, 187f, unter Anfuhrung von Erich Kuby, Richard Wagner & Co. Zum 150sten Geburtstag des Meisters (Hamburg, 1963), S. 138.

18. Georg Schott, Houston S. Chamberlain, Der Seher des Dritten Reiches (München, 1936), S. 17.

19. Brigitte Hamann, Hitler's Vienna. A Dictator's apprenticeship (New York, 1999), pp. 348ff, 403, 57; August Kubizek, Adolf Hitler, mein Jugendfreund (Graz, 1953), S. 300, 301.

20. Joachim Köhler, Wagners Hitler, (München, 1997), S. 250, 414.

21. Chamberlains Brief vom 1. Januar 1924 an Dr. Boepple, Bayreuth: Hardy L. Schmidt (Hrsg.), Houston Stewart Chamberlain. Auswahl aus seinen Werken (Breslau, 1934), S. 66.

22. Gottfried Wagner, Wer nicht mit den Wolfen heult. Autobiographische Aufzeichnungen eines Wagner-Urenkels. (Köln, 1997), S. 16: brwort von Rudoph Giordano.

23. Ibid., S. 101; Michael Karbaum, Studien zur Geschichte der Bayreuther Festspiele 1876-1976, Teil II (Regensburg, 1976), S. 65.

24. Gottfried Wagner, S. 114, 135, 137, 152.

25. Geoffrey Field, Evangelist of Race, S. 440,438; D. D. Scholz, S. 187; H. S. Chamberlain, Flugscrift vom 1. Januar 1924: Zelinsky, S. 170; Carl Schmitt, Glossarium. Aufzei chnungen 1947-1951. Herausgegeben von Eberhard von Medem (Berlin, 1991), S. 149: 15. Mai 1948.

26. Winfried Schuler, Der Bayreuther Kreis, S. 126.

27. Rudolf Hess, Briefe 1908-1933. Hrsg. von Wolf Rudiger Hess (München, 1987), S. 379, 373: Briefe vom 15. April 1927 an Gret Georg und vom 11. Januar 1927 an Klara sowie Fritz Hess; Hartmut Zelinsky, Richard Wagner — ein deutsches Thema. Dokumentation zur Wirkungsgeschichte Richard Wagners (Berlin, 1983), S. 41.

28. Geoffrey Field, Evangelist of Race, p. 12.

29. Randal Bytwerk, Julius Streicher (New York 1983), p. 39.

30. Geoffrey Field, Evangelist of Race, p. 448f, 373.

31. Helmut Sundermann, Alter Feind, was nun? Wiederbegegnung mit Englandern (Leoni am Starnberger See, 1955), S. 206.

32. H. S. Chamberlain, Grundlagen des neunzehnten Jahrhunderts, I, S. 531.

33. Mendlewitsch, Volk und Heil, S. 20.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?