Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Клинический анализ: больное место пусто не бывает

От редакции «Скепсиса»:

Этим летом началось планомерное уничтожение некоммерческой системы здравоохранения. Создаётся новая система медицинского обслуживания, в рамках которой из поликлиник выводятся специалисты и лаборатории, а остаётся горстка терапевтов и многие квадратные метры лакомой недвижимости. Тем самым как таковые ликвидируются поликлиники — медицинские учреждения, где оказывается вся нестационарная помощь в шагово-транспортной доступности от дома.

Уничтожение поликлиник увеличит нагрузку на стационары. Но закрывают и их. По планам Департамента здравоохранения Москвы в городе к концу года не должно остаться ни одной специализированной больницы. Первые шаги уже сделаны: прекратила приём пациентов детская инфекционная больница № 8, закрыты больница № 45 для хроников с легочными заболеваниями и урологическая больница № 47. Департамент собирается закрыть детскую инфекционную больницу № 12. Страдают и многопрофильные учреждения: городская клиническая больница № 4 лишилась инфекционного корпуса. Всё это стационары с уникальными коллективами, оборудованием и помещениями; их исчезновение означает резкое снижение уровня медицинской помощи в столице — поэтому, говоря о «реорганизации» здравоохранения в целях «оптимизации», чиновники лгут. Для каждого из нас «оптимизация» обернётся многократным увеличением расстояний и очередей, заменой бесплатной помощи платными услугами и подорожанием платной медицины. Уже с 1 января следующего года платными станут все обращения к специалисту без направления терапевта.

Больницы, которые Департамент решит оставить, его глава Л.М. Печатников (пришедший на эту работу из коммерческой компании) готов отдать в концессию частным фирмам, которые будут одновременно получать и бюджетные деньги, и всю прибыль от платных услуг. Это делает фирмы заинтересованными в низком качестве бесплатного медицинского обслуживания: бюджетные деньги они получат в любом случае, проводя самые элементарные здравоохранительные действия — а для фундаментального лечения предложат раскошелиться в их карман.

Дмитрий Крюков в июле написал свою статью с целью отобразить коммерческую интригу вокруг московского здравоохранения. Кажется, для автора государство — структура, в принципе не способная эффективно хозяйствовать. При категорическом несогласии с этой точкой зрения мы всё же публикуем статью, поскольку в ней содержится важная информация о том, в чьих интересах проводится «реорганизация» московских больниц и поликлиник. Её подтверждают последние новости от г. Печатникова.

На рынке частной медицины сразу две громкие сделки: EMC получил многомиллионные инвестиции, а ГК «Медси» — сеть госклиник. Теперь первая компания станет демократичнее, вторая займется дорогими услугами.

Вскоре после того, как в 2010 году Леонид Печатников покинул пост президента «Европейского медицинского центра» (EMC) и возглавил департамент здравоохранения Москвы, на его машину упало дерево, якобы подпиленное. У человека, который взялся реформировать систему закупок медицинского оборудования, не могло не быть недоброжелателей. В союзники Печатников пригласил своих бывших работодателей из EMC. Их фирмы и выиграли тендер правительства Москвы, предложив более выгодные условия. Люди, поработавшие в частной медицине, знают цену деньгам и не переплачивают втридорога.

То, что государство — не самый рачительный управленец, неудивительно. Удивительно другое: государство, похоже, само готово признать свою неэффективность. По крайней мере, в 2010 году был принят федеральный закон № 83, по которому многие медицинские учреждения получили статус автономных, будут акционированы и переданы в управление частным лицам.

С начала 2012 года клиники были освобождены от налога на прибыль — еще одна мера для поощрения частного капитала. При этом рынок коммерческих медицинских услуг развивался даже в кризис.

«Его объем в России составляет около $17 млрд. Для сравнения, в США он превышает $3 трлн, — говорит президент ГК «Медси» Татьяна Сергеева. — Коммерческая медицина ежегодно показывает прирост в среднем на 16%, являясь одной из самых динамично развивающихся отраслей».

Динамика не осталась не замеченной инвесторами. В апреле 27,8% акций EMC (выручка в 2011 году — $80 млн) купил Baring Vostok Private Equity Fund IV. Сумма сделки составила $100 млн. Переговоры с инвесторами, среди которых известный американский фонд Apax Partners, ведет и крупнейшая в России сеть клиник «Медси», чья выручка в прошлом году достигла $199 млн. При этом недавно компания обменяла 25% своих акций на привлекательный госактив.

Инкубатор клиник

Ванин

В народе поликлинику № 6 Мосгорздравотдела называли «Поликлиникой “Интуриста”». Здесь обслуживались гости столицы и сотрудники туроператора-монополиста. Позже из этих стен вышли две сети.

В 1989 году при участии французской компании Europ Assistance на базе шестой поликлиники был основан «Европейский медицинский центр». Его врачи, преимущественно французы, предлагали непривычную для тогдашней Москвы услугу — «семейный доктор». В 1994 году EMC арендовал особняк в Спиридоньевском переулке, где до сих пор расположена старейшая клиника компании. Между тем «Поликлиника “Интуриста”» в 1996 году была акционирована и передана новоиспеченному ЗАО «Медси», за которым стояла мощная АФК «Система».

Вплоть до середины 2000-х обе компании не делали резких движений. EMC удалось открыть стоматологическую клинику на Смоленской площади и наладить связи с зарубежными страховщиками. Долгое время основную выручку компании обеспечивала небольшая, но очень состоятельная аудитория — около 5 тыс. дипломатов и иностранных специалистов, проживавших в Москве. Россияне потянулись в EMC в 2004 году, когда в компанию пришел Леонид Печатников. Как утверждает генеральный директор «Европейского медицинского центра» Артем Гапеев, Печатников начал заниматься серьезной клинической практикой, развивая академические компетенции клиники: «Мы перестали бояться тяжелых пациентов, стали много оперировать. Заработала система экстренной неотложной помощи».

Сегодня услуги стационара приносят EMC 30% выручки. У «Медси» этот показатель чуть больше 2%. Зато компания стала раньше строить сеть. В 2005 году открылась большая детская клиника на Пироговке, в 2007 году — еще одна, в бизнес-центре на Дербеневской набережной, рассчитанная на офисных работников.

Выручка обеих компаний была при этом сопоставима: в 2006 году «Медси» заработала $16,9 млн, EMC — около $14 млн. Шанс вырваться вперед появился у EMC в том же году. Компанию купила «Аптечная сеть 36,6», по оценкам, за $18-21 млн.

50% россиян пользуются услугами коммерческой медицины. В Западной Европе врачам платит около 80% населения.

Структура

Аптечный фальстарт

Владелец «Аптечной сети 36,6» Артем Бектемиров утверждал, что брэнд «36,6» знают 76% москвичей. Он же обещал, что под вывеской аптечной сети в Москве появятся и медицинские учреждения.

До этого фармацевты клиниками не занимались. Из инвесторов, принадлежащих смежным отраслям, сегментом интересовались разве что страховщики. Так они контролировали свои расходы на ДМС, поскольку сторонние врачи зачастую включали в счет ненужные процедуры. Сеть собственных клиник под брэндом MedSwiss с начала 2000-х развивала «РЕСО-Гарантия». В 2007 году «Ингосстрах» купил сеть «Будь здоров» и в течение трех лет планировал открыть 22 клиники, вложив в проект свыше $140 млн.

Выполнить амбициозный план не удалось: сейчас «Будь здоров» насчитывает десять филиалов. «36,6» и вовсе не открыла за два года ни одной клиники. Она слишком увлеклась скупкой аптек. В 2008 году совокупный долг «36,6» достиг $583,8 млн при отрицательной EBITDA $30,8 млн. Чтобы не пойти ко дну, компания стала избавляться от непрофильных активов. EMC оказался одним из лотов, выставленных на продажу. Среди десятка потенциальных покупателей была и »Медси».

К тому времени «дочка» АФК «Система» на деньги материнской структуры уже провела несколько поглощений. В ее состав вошли сеть «Медэкспресс», «Корпорация семейной медицины» и American Medical Center (AMC) — в общей сложности около 20 клиник в Москве и регионах стоимостью $25 млн. За исключением элитного AMC все они работали в среднеценовом сегменте. EMC оценили дороже. В мае 2008-го его купил бывший владелец соковой компании «Нидан» Игорь Шилов за $106,5 млн. Почему так дорого? EMC был лидером в премиальном сегменте и владел недвижимостью в центре Москвы.

58 тыс. операторов здравоохранения насчитывается в России. При таком обилии игроков неудивительно, что крупнейшая сеть — «Медси» — контролирует всего 1% рынка.

Симптом для инвестора

Стационар с операционной и реанимацией — это совсем не то, что клиника, где, например, лечат зубы. Два резервных источника электропитания, два источника отопления, аварийная система и прочие нюансы инженерии делают такое здание непригодным для последующего перепрофилирования. «Мы бы с удовольствием арендовали помещения, если бы были девелоперы, готовые развивать такие объекты под задачи медицины», — говорит Артем Гапеев. В Москве таких девелоперов, к сожалению, не нашлось.

Первый крупный объект был куплен EMC еще при «36,6» — 5,2 тыс. кв. м в Орловском переулке. Открылась клиника уже при новом владельце в сентябре 2009 года. Тогда же EMC приобрел здание площадью 15,5 тыс. кв. м на улице Щепкина. Комплекс на Щепкина должен заработать в конце лета и объединит шесть практик (общеклинический блок, онкология, акушерство и гинекология, урология, маммология, стоматология). С его запуском EMC планирует выйти в среднеценовой сегмент.

«Сейчас мы оказываем помощь более 40 тыс. человек в год, — подсчитывает Артем Гапеев. — Комплекс на Щепкина сможет принимать 150 тыс.». Цены на базовые услуги (например, прием врача и анализы) здесь будут, по словам Гапеева, на 30-40% ниже, чем в других филиалах EMC. Сегодня консультация в EMC стоит около 5 тыс. руб. В среднем по Москве в 2011 году эту услугу, по данным BusinesStat, можно было получить за 2,8 тыс. руб.

Поступиться ценой, сохранив рентабельность, реально, считает генеральный директор компании Cegedim Strategic Data в России Давид Мелик-Гусейнов. Правда, при условии, что EMC удастся оптимизировать поток пациентов.

«Еще Николай Пирогов говорил: “Ключевая проблема медицины — сортировка”. Нужно, чтобы человек сначала попал к терапевту, а уже тот направлял его к более узким специалистам, — рассуждает Мелик-Гусейнов. — Сейчас часто человек приходит, например, сразу к кардиологу, хотя, может, ему туда и не надо».

Редкие специалисты слишком загружены — страдает качество услуг.

Побочный симптом грандиозного проекта — долговая нагрузка EMC, которая в 2011 году в 2,8 раза превысила EBITDA компании. Двумя годами ранее долгов почти не было.

«Мы вводим объекты, и они становятся залоговой базой для того, чтобы дальше продолжать заимствования на рынке, — говорит Артем Гапеев. — Другое дело, что мы настолько активно развиваемся, что нашей обеспечительной массы иногда недостаточно».

Так что сделка с Baring Vostok оказалась для EMC весьма кстати. «EMC является одной из наиболее интересных компаний с точки зрения качества и спектра услуг, уровня применяемых технологий и протоколов, качества менеджмента и фокуса акционеров», — объясняет партнер компании Baring Vostok Capital Partners Константин Повстяной.

Фокусироваться акционеры намерены на высокотехнологичной медицине. 25% выручки клиники в Орловском переулке приходится на ортопедию и травматологию. Ключевой компетенцией нового комплекса на Щепкина станет помощь раковым больным. Рентабельность амбулаторно-поликлинических услуг достигает 30%. В онкологии, учитывая затраты на дорогостоящее оборудование, она, как правило, ниже. Однако сами услуги значительно дороже. Неслучайно «Медси» тоже нацелилась на сложную медицину.

Каналы

Взятие «кремлёвки»

Главный канал продаж «Медси» — страховые компании, продающие полисы ДМС. Из всех медуслуг этот сегмент единственный пострадал в кризис, когда компании стали сокращать социальные программы для сотрудников. Но сейчас объем ДМС восстановился. Кроме того, осенью 2010 года «Медси» провела масштабную рекламную кампанию, впервые задействовав телевидение (TNS зафиксировала 680 рекламных роликов на ТВ, 935 — на радио и 226 билбордов). В прошлом году «Медси» открыла 40 небольших медицинских пунктов в регионах, где оказываются простые лечебно-профилактические услуги. В итоге число оказанных компанией услуг в 2011 году выросло на 24,6%, а выручка — на 27,2%. Сеть, которая закончила 2009-2010 годы с убытками, по итогам прошлого года получила прибыль $6,7 млн. Но, главное, она первой нашла общий язык с государством.

До того как возглавить ГК «Медси» в январе 2012 года, Татьяна Сергеева работала гендиректором ГУП «Медицинский центр управления делами мэра и правительства Москвы». Так называемая московская «кремлевка» всегда считалась элитной: обслуживала только сотрудников госаппарата и коммерческих пациентов. По соглашению с правительством Москвы в апреле 2012-го ее активы вошли в состав «Медси». Столичные власти получили 25% в объединенной компании, а сама компания — пять поликлиник, три стационара, два санатория в Москве и один в Крыму.

«В наших планах — получение государственных квот на оказание высокотехнологичных медицинских услуг, а также открытие специализированных центров оказания высокотехнологичных услуг на базе лечебно-профилактических учреждений сети»,

— говорит Татьяна Сергеева.

Сейчас частные клиники не допущены к государственным квотам. Равно как не занимаются ОМС, потому что субсидии покрывают 20-30% стоимости их услуг. В будущем ситуация может измениться.

«Государство крайне неэффективно, — убежден Давид Мелик-Гусейнов. — В прошлом году мы провели исследование и зафиксировали скрытую рентабельность в региональных ЛПУ 30-40%».

При умелом управлении эти учреждения могли бы зарабатывать гораздо больше. Судя по опыту «кремлевки», государство не прочь передавать активы независимым операторам.

EMC на частно-государственное партнерство пока не рассчитывает. Строить перинатальный центр и реабилитационный комплекс в Подмосковье компания планирует самостоятельно. С другой стороны, главный врач Москвы — Леонид Печатников — выходец из EMC. Если начнется приватизация государственных клиник, такой контакт компании пригодится.

$1 млрд должна составить капитализация EMC к 2016 году, по замыслу акционеров. К тому времени они планируют провести IPO (выставить акции на публичную продажу. — прим. «Скепсиса»)

Объем

Статья была опубликована в журнале «Коммерсантъ Секрет Фирмы», № 7 (321), 02.07.2012 [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?