Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


«Разве вы не согласны, что всё это мы делаем ради детей?»

Московские чиновники закрывают детскую больницу, чтобы построить на её месте отель

12 октября инициативная группа жителей Москвы провела акцию протеста против произвола чиновников, которые закрывают Детскую инфекционную больницу № 12, чтобы построить на её месте гостиницу с подземным паркингом.

Это уже не первое выступление жителей — борьба за больницу продолжается более полугода. Однако 4 октября стало известно, что Департамент здравоохранения решил форсировать события — появился приказ о закрытии больницы в октябре. И это несмотря на то, что еще не закончена проверка Прокуратуры по депутатским запросам.

На момент выхода этого приказа в больнице находились 123 ребенка. И все они в срочном порядке были выписаны или переведены в другие больницы.

Впрочем, руководители московского здравоохранения стараются убедить родителей, что больница закрывается исключительно в интересах детей.

Интересы детей чиновники понимают своеобразно. Забота о детях началась с попытки втайне от родителей, в двухнедельный срок, закрыть поликлиническое отделение ДИБ № 12 — единственную детскую поликлинику в районе «Беговой». Родителей хотели поставить перед фактом закрытия медучреждения, а детей принудительно перевести в другие поликлиники, расположенные далеко не в шаговой доступности: например, в поликлинику № 39 на Ходынском поле, до которой из «Бегового» добираться по Ленинградке минимум час на нескольких видах транспорта.

Поликлинике не повезло. На её помещения уже более 10 лет претендует РПЦ. Это типичная ситуация в наше время для многих бюджетных учреждений. До 1999 г. она располагалась в двух зданиях постройки середины XIX века по адресу Ленинградский проспект д. 16, стр. 1, 2. Однако в 1999 году патриарх Алексий II написал мэру Лужкову письмо, в котором просил передать РПЦ здание поликлиники на том основании, что к одному из корпусов пристроена домовая церковь. Московские власти отнеслись с сочувствием к просьбе патриарха и передали в собственность Московского Патриархата корпус поликлиники, в котором храма не было никогда. Впоследствии Правительство Москвы выпустило ряд постановлений, предписывавших поэтапно передать РПЦ часть другого здания, где до 1917 года находился храм. К настоящему моменту в комплексе зданий по адресу Ленинградский проспект д. 16 осталось приблизительно 1500 кв. м., принадлежащих поликлинике, а большая часть площадей принадлежит церкви. Как говорят представители РПЦ — «в храме должен быть храм». До революции в здании, находившемся в ведении Императорского человеколюбивого общества, располагалась богадельня. Сегодня в здании, перешедшем в собственность Московского Патриархата РПЦ, на большей части площадей под вывеской «Храма Живоначальной Троицы» до недавнего времени размещались центр пластической хирургии и другие столь же богоугодные коммерческие заведения.

После скандала в прессе, поднятого местной жительницей Аллой Фроловой, и многочисленных письменных обращений к властям на родителей посыпались ответы чиновников, что поликлинику закрывать «не планируется», что она «работает в штатном режиме», что Московский Патриархат «здесь совершенно ни при чём», что из старого здания поликлиника выселена не будет и останется в нем до окончания строительства нового.

Но какие-либо гарантии строительства нового здания поликлиники, например, в виде решения Правительства Москвы или денег, заложенных в бюджет на будущий год Управы «Беговой», власти давать отказываются… Префект САО В.Н. Силкин на 31 октября встрече с жителями заявил, что денег на поликлинику у него нет.

В то же время решения о закрытии детской больницы и строительстве на ее месте отеля существуют, и никто их отменять не собирается, хотя приняты они были еще при мэре Лужкове.

ДИБ № 12 чиновники пытаются закрыть с 2006 года, когда Правительством Москвы было издано Распоряжение № 2423-РП о «компенсационном строительстве». В соответствии с распоряжением городские власти предоставляют компании-застройщику «Медстройинвест» пять земельных участков (на которых располагались четыре детских, в частности ДИБ № 8 и ДИБ № 12, и одно взрослое медицинское учреждение) под коммерческое строительство. В 2008 году Правительство Москвы заключило с застройщиком «инвестконтракт», срок которого истек в 2010 году. На месте детских медицинских учреждений должны появиться (а кое-где уже появились) офисные здания, гостиницы с апартаментами и платный детский сад. Взамен инвестор обязался построить и оснастить для города два корпуса в детских больницах — ДГКБ № 9 им. Г.Н. Сперанского и ДГКБ № 13 им. Н.Ф. Филатова.

Чиновники приложили все возможные усилия, чтобы выполнить свои обязательства перед коммерческой организацией. К сегодняшнему дню инвестору не передан только один земельный участок — под ДИБ № 12. В июле, несмотря на протесты коллектива врачей и местных жителей, была закрыта ДИБ № 8. Закрыта для строительства на ее месте гостиницы. Ведь больница находится в живописном районе города рядом с Новодевичьим монастырем.

Что касается обязательств коммерческой организации перед городом и его жителями, то они не выполнены даже наполовину. Пока построен, но не открыт, новый корпус в ДГКБ № 9, а новый корпус Филатовской больницы исключен из условий давно просроченного инвестконтракта на заседании Градостроительной комиссии г. Москвы, прошедшем под председательством мэра С.С. Собянина в марте 2012 года.

Руководители московского здравоохранения, по их собственным словам, находятся в полном неведении о том, что будет построено на месте детских больниц, и на всех встречах с жителями на протяжении последних семи месяцев в один голос заявляют, что это их «не касается», что «мы не строители, мы не знаем. Мы можем ответить только по медицине»…

Наталья Викторовна Вёрткина, директор ГКУ «Дирекция по обеспечению деятельности государственных учреждений здравоохранения по САО города Москвы», 11 мая на митинге жителей против закрытия ДИБ № 12 в ответ на прямой вопрос о том, что будет построено вместо больницы, заявила:

«…— Вот на это я не могу вам ответить.

Не кажется ли вам, что строительство гостиницы на месте инфекционной больницы для детей является аморальным?

— Это как бы разные вопросы, вот по медицине, если вы нас спрашиваете… Я вам могу ответить только по медицине».

В том же духе отвечал на митинге против закрытия больницы 12 октября и А.И. Хрипун — заместитель руководителя Департамента здравоохранения.

Неосведомленность чиновников о предполагаемом строительстве гостиниц вместо детских больниц вызывает большие сомнения.

Сама же Наталья Викторовна в письменном ответе на имя Аллы Фроловой от 20 мая 2012 года ссылается на инвестконтракт между Правительством Москвы и кампанией «Медстройинвест»… Ссылается на этот же контракт глава Управы «Беговой» В.А. Ткаченко в ответе от 1 июня 2012 года. Ссылается на инвестконтракт первый зам. руководителя Департамента здравоохранения Н.Ф. Плавунов в своем ответе Алле Фроловой от 15 августа 2012 года. Ссылаются на инвестконтракт чиновники во многих других письменных ответах жителям.

Наконец, в самом инвестконтракте на стр. 9 «Приложения» в графе «Сторона по контракту (договору), принявшая на себя обязательства по выполнению данного вида работ» написано: «Администрация в лице Департамента имущества г. Москвы и Департамента здравоохранения г. Москвы в части передачи зданий под снос». Речь здесь идет о передаче «объектов» «№№ 2, 3, 4, 5». «4» и «5» — это ДИБ № 8 и ДИБ № 12.

Спрашивается, зачем руководители московского здравоохранения врут людям в лицо?

Ответы чиновников «по медицине» вызывают только тягостное недоумение.

Та же Н.В. Вёрткина пришла на встречу с жителями 11 мая, абсолютно не владея информацией, не имея на руках никаких документов и не потрудившись даже запомнить правильный адрес поликлинического отделения больницы, путая Ленинградский проспект с Ленинградским шоссе.

На вопрос о гарантиях строительства поликлиники Наталья Викторовна ответила нечто невразумительное. Да и вдобавок — просто соврала…

«…— Правительство Москвы приняло решение о том, что поликлиническое отделение будет работать столько времени, пока не построят по этому же адресу на пустыре новую поликлинику…

А где это решение, какой у него номер?

— Это, вот, вы знаете, я, как бы, ээээээ, номер вам сказать не могу… Вы знаете что, вы как бы, когда у нас будет этот номер вот этой инвестпрограммы, его просто ещё нету… но есть обязательство мэрии Москвы…

Письменное? Оно у вас есть?

— Ну что, что, что, какой-то… что поликлиника будет работать ровно столько, пока не построят новое здание…

У вас есть письменное решение или вы это просто так говорите?

— Вы знаете что, как бы, если вы хотите, мы дадим вам письменный ответ, который мы давали уже…».

В письменных ответах, которые уже «как бы давали» говорится лишь о том, что поликлиника работает «в штатном режиме» и ее закрытие «не планируется».

Аргументы, при помощи которых Наталья Викторовна старалась убедить родителей в необходимости закрытия больницы, в конце концов, свелись к следующему:

«Я считаю, что вы должны радоваться, что ваши дети будут лежать в современных прекрасных условиях, и в корпусе, который оснащен самым современным оборудованием…».

А несчетное количество раз повторенное словосочетание «боксированные отделения» должно было, видимо, по мнению руководителя ГКУ «Дирекция по обеспечению…», окончательно убедить родителей в необходимости закрытия больницы и разрушения коллектива врачей.

Кстати, подобного уровня аргументацией чиновники пользуются не только на встречах с обычными людьми, но и в разговоре с городскими и федеральными депутатами и, собственно, с самими врачами. Так, на круглом столе, посвященном реформе здравоохранения, в Мосгордуме, 26 сентября 2012 г. заместительница руководителя Департамента здравоохранения Н.В. Сусланова пыталась убедить присутствующих (в том числе представителей крупных московских медучреждений) в том, что чиновники работают на благо людей, убийственным аргументом: «Современное оснащение больниц — это просто космос!». (Вообще, выступление Н.В. Суслановой на этом собрании заслуживает отдельного комментария, но за неимением места замечу только, что замысловатость оборотов речи чиновницы вызвала у собравшихся такое удивление, что выступавшую разве что не забросали помидорами. И то лишь потому, что никто не догадался их принести…)

Так что, дорогие читатели, когда вы, лежа в центральной городской больнице, вынуждены покупать лекарства и физраствор, когда вам в травмпункте с первого раза не могут сделать рентген, потому что «аппарат переносной и плохо работает», когда вас или вашего ребенка кладут в коридоре, потому что в палатах нет места, когда вы полдня сидите в очереди к простому терапевту и т.п. и т.д., знайте — это «космос».

И не только руководители Департамента здравоохранения поражают своим вдумчивым и внимательным отношениям к проблемам людей. Руководитель Департамента г. Москвы по конкурентной политике Г.В. Дёгтев перещеголял своих коллег. В ответе от 28.09.2012 года на запрос депутата Государственной Думы А.В. Потапова о правомерности заключения Правительством Москвы инвестконтракта с компанией «Медстройинвест» (напомню, контракт был заключен 17 января 2008 года) начальник Департамента сообщил, что инвестконтракт был заключен на основании распоряжения Правительства Москвы от… «24.11.2012 № 2423-РП». После этих слов в документе следует собственноручная (!) подпись Г.В. Дёгтева. Читал ли начальник Департамента свой ответ?

Родителей и просто жителей города, выступающих против закрытия детских больниц, московские чиновники обвиняют в «непрофессионализме». Так и говорят: «Вы, мол, не профессионалы и не можете судить о том, хорошая это больница или плохая». И на этом основании на мнение людей попросту плюют. Ведь «профессионалы» уверены: детские инфекционные больницы городу абсолютно не нужны. Еще в 2010 году в интервью программе «Вести» об этом заявлял «профессионал» от медицины — бывший коммерческий директор Союза художников Казахстана, учредитель компании «Медстройинвест», Жомарт Каменов: «Мы совместно с городом нашли те больницы, которые городу абсолютно не нужны. Они не представляют никакой уникальности и не несут лечебной нагрузки для города». Эту позицию полностью поддерживает руководство Департамента здравоохранения г. Москвы.

Между тем, даже из информации, размещенной на сайте Департамента здравоохранения видно, что ДИБ № 12 имеет давнюю медицинскую историю и на протяжении шести десятков лет сомнений в нужности медицинского учреждения ни у кого, судя по всему, не возникало.

«Здание больницы было построено в 1938 г. Во время войны 1941-1945 гг. в нём располагался госпиталь.

До 1961 г. больница называлась — Детская городская инфекционная больница № 4, а с июля 1961 г. переименована в Детскую инфекционную больницу № 30. В 1972 г. происходит слияние ДИБ № 30 с Детской городской больницей № 18. С июня 1975 г. ДИБ № 30 переименована в Детскую инфекционную больницу № 12, где поликлиническое отделение являлось структурным подразделением.

Поликлиническое отделение обслуживает территориально прикреплённое население (более 6 тысяч детей)».

А вот сведения из справки на больницу ГКУЗ г. Москвы «Детская инфекционная больница № 12 Департамента здравоохранения города Москвы»:

«На базе стационара функционирует кафедра Российского национального исследовательского университета имени Н.И. Пирогова — “Кафедра госпитальной педиатрии”. <…>

— окружной аллергологический кабинет, обслуживающий прикрепленное население, 39 000 детей. <…>

— отделение круглосуточной медицинской помощи на дому (обслуживающее территорию 4-х поликлиник: ДГП № 19, 43, 39 + п/о ДИБ № 12 с населением 32658 человек. <…>

Стационарная работа осуществляется:

в отделении аллергологии — по направлению поликлиник г. Москвы и по “03”.

В отделения ОРВИ по “03”, а также дети, прибывшие “самотеком”.

В поликлиническом отделении:

Поликлиника обслуживает жителей прикрепленных районов. Также принимаются жители Подмосковья и граждане РФ, имеющие медицинский полис и паспорт. <…>

В аллергологическое отделение ГКУЗ ДИБ № 12 ДЗМ осуществляется прием плановых больных САО, которым проводится полное аллергологическое обследование, включающее в себя клинический анализ крови и мочи, биохимический и иммунологический анализ крови (определение общего и специфических IgE), исследование на оппортунистические инфекции, рентгенологическое исследование придаточных пазух носа и органов грудной клетки, скарификационные пробы с пыльцевыми, бытовыми, эпидермальными и пищевыми аллергенами, подбирается базисная и неотложная терапия. На базе амбулаторно-поликлинического отделения и стационара проводится аллерген-специфическая иммунотерапия, которая по ряду научных исследований является единственным методом лечения аллергических заболеваний, воздействующим на все патологические звенья аллергического процесса, изменяющим характер реагирования организма на аллерген. ГКУЗ ДИБ № 12 ДЗМ принимает скоропомощных больных с острой респираторной вирусной инфекцией, осложненной пневмонией, острым и обструктивным бронхитами, гнойным и катаральным отитами, а также за счет наличия мельцеровских боксов производится прием и изоляция детей с редкими нозологиями.<…>

Остальные отделения работают как скоропомощные, оказывая помощь в рамках стандартов медицинской помощи, установленных Министерством здравоохранения и социального развития РФ.

Платных услуг не оказывается».

На базе Детской инфекционной больницы № 12 существует уникальная астмошкола (еще одна в Москве есть только в «Больнице св. Владимира»). Коллектив специалистов высокого уровня со своими наработками и методиками не раз спасал больным детям жизнь.

Вот такие больницы закрывают, чтобы на их месте строить двенадцатиэтажные гостиницы.

Создается впечатление, что, настаивая на необходимости закрытия больницы, чиновники Департамента здравоохранения рассуждают не как руководители здравоохранением, а как участники выгодного девелоперского проекта в центре Москвы…

Обоснование необходимости закрытия детского медицинского учреждения, особенно в части «медицины» звучит не очень убедительно. Здание больницы, говорят чиновники, «1937 года постройки, бывшая школа, совершенно не приспособлено под инфекционную больницу, больница в таком здании существовать не может».

Хотя, Филатовская больница (ДГКБ № 13 им. Н.Ф. Филатова) частично и сегодня находится в реконструированном и открытом еще в 1842 году здании усадьбы А.Н. Неклюдовой.

«Больница святого Владимира» построена в 1876 году.

Комплекс зданий Морозовской детской клинической больницы был построен в 1902-1906 годах и перестраивался в 30-х.

Основной корпус ГКБ № 1 построен в 1833 г.

«Больница святителя Алексия» занимает здание 1903 года постройки, изначально это была не только больница, но и богадельня.

То есть главные городские детские больницы и некоторые больницы для взрослых до сих пор располагаются в исторических зданиях. Чем плохо здание сталинской постройки? Да, у него деревянные перекрытия, один лифт. Но почему бы не провести замену перекрытий и не оснастить здание еще одним лифтом? Кроме того, все мы прекрасно знаем — качество построенного здания совершенно не зависит от года постройки.

«В больнице нет реанимации», — утверждают чиновники. Действительно — сейчас нет. Однако сами чиновники потребовали в свое время реанимацию закрыть. На неоднократные просьбы главврача больницы выделить деньги на 2 реанимационных места Департамент здравоохранения неизменно отвечал отказом. (Однажды, правда, по нашим сведениям, чиновники выделили деньги на ремонт больницы, но до больницы деньги не дошли…).

Наконец, на предложение не сносить здание, перепрофилировать больницу, то есть оставить на её месте детское медицинское учреждение, — руководство Департамента не отвечает вовсе.

«Чтобы реконструировать эту больницу, надо из неё все убрать, оставить только коробку… а потом начинить её всем новым», — с тоской в глазах объяснял в беседе с жителями 12 октября А.И. Хрипун.

Действительно, сколько лишних хлопот. А главное, это ведь стоит денег! Именно о деньгах, а не о детях, проявляют заботу в Департаменте здравоохранения г. Москвы.

Как сказала всё та же Наталья Викторовна Вёрткина на майской встрече с жителями:

«По большей части, реконструкция никогда не является эффективным вложением денег и целесообразным мероприятиям. А в государстве вопросы экономики и расходования денег — это немаловажный вопрос».

Словом, из сказанного руководством московского Департамента здравоохранения напрашивается только один вывод: в Москве избыток детских инфекционных больниц и острая нехватка отелей с подземными паркингами. Не ошиблись ли чиновники департаментом?

Инфекционные заболевания вообще дело не прибыльное. Болеют ими люди от случая к случаю, иногда койки простаивают в ожидании больных. А ведь могли бы приносить доход… Рассуждая таким образом, в конце августа 2012 года чиновники закрыли лишнее, по их мнению, инфекционное отделение ГКБ № 4. Коек, мол, в Москве и так больше, чем по нормативам. А вместо инфекционного отделения (в здании сталинской постройки) теперь будут «койки по уходу» за сердечно-сосудистыми больными. Платные.

Между прочим, ГКБ № 4 — это и есть та самая «многопрофильная» больница, о необходимости создания которых московские чиновники кричат на каждом углу. Но как видно, на практике один профиль заменяется другим не по медицинским, а исключительно по коммерческим соображениям. Трудно поверить, что лишнее инфекционное отделение такому городу как Москва не нужно с точки зрения охраны здоровья людей.

На Детской инфекционной больнице № 12 тоже не заработаешь, ведь платных услуг она не оказывает. Поэтому «эффективнее» её закрыть, а землю сдать в аренду.

Правда, чиновники не любят говорить о том, что больницы закрываются, называя вопросы на эту тему «провокационными» (см. об этом сюжет на сайте «Новой газеты»). Больница «не закрывается, а реорганизуется, посредством присоединения [к ДГКБ № 9]», — объяснил жителям зам. главы Департамента здравоохранения А.И. Хрипун.

ДГКБ № 9 им. Г.Н. Сперанского — это, безусловно, очень хорошая и большая больница. Чиновники как только ни ругали 12-ю и как только ни хвалили 9-ю. И все-то там хорошо и шикарно, инфекционный корпус — один из лучших в Европе, больница — самая лучшая в стране, новый корпус оснащен по последнему слову техники и т.п. и т.д., одним словом — «космос».

Действительно, в новом корпусе стоит томограф. Но так ли уж он необходим в инфекционном отделении? Как минимум треть нового корпуса занимает… здание православного храма. В беседе с автором статьи недавно уволенный главврач ДГКБ № 9 П.П. Продеус посетовал, что с большим трудом ему удалось отбить у РПЦ несколько помещений для непосредственных нужд больницы.

А много ли новых корпусов детских больниц за последние 20 лет построено Департаментом здравоохранения г. Москвы? Есть чем гордиться? Впрочем, как говорят чиновники, они «не строители»…

Более того, изначально, то есть в мае этого года речь шла о том, что в новый инфекционный корпус будут «переведены» две больницы. В мае же на два отделения нового корпуса претендовали хирурги, которым в своем хирургическом корпусе «самой лучшей больницы в стране» было тесно.

Только после протестов жителей чиновникам пришлось пересмотреть эти планы.

Но, так или иначе, ДИБ № 12 перестает существовать как юридическое лицо, здание её должно быть снесено, оборудование вывезено.

Что касается коллектива врачей, то пока, благодаря активным действиям неравнодушных родителей чиновники были вынуждены пообещать, что на работу в новый инфекционный корпус 9-й больницы возьмут всех врачей двенадцатой.

Между тем, пока чиновники из последних сил выбивались, делая все возможное, чтобы закрыть ДИБ №12, новый «шикарный» корпус ДГКБ № 9 так и не был введен в эксплуатацию. Хотя, те же чиновники обещали его открыть сначала к 1 июня («там сейчас отмывают корпус»), потом, к 1 июля, потом 1 сентября («ко Дню города мы обязательно перережем ленточку»), потом к 1 ноября, потом, к 15 ноября… А корпус всё еще не открыт. Говорят, не оформлены какие-то лицензии.

Впрочем, новый главврач ДГКБ № 9 А.А. Корсунский (бывший заместитель руководителя Департамента здравоохранения) обещает открыть корпус со дня на день.

А пока Департаменту здравоохранения… пришлось снова открыть ДИБ № 12. Спустя две недели после выхода приказа о закрытии.

19 октября Департамент здравоохранения выпускает новый приказ, отменяющий предыдущий. Инфекционные отделения детских больниц в Москве оказались до такой степени переполнены, что чиновникам пришлось временно отодвинуть коммерческие соображения на второй план. Сейчас по ночам в больницу приходит до 6 скорых машин, это не мало. Но принять всех детей больница оказалась не в состоянии — на те две недели пока больница была закрыта, прекратилось и всё снабжение. Поступающих детей нечем было кормить.

Кто скажет, сколько пострадало детей от действий чиновников, спешивших ради коммерческой выгоды закрыть больницу? Каким же надо быть «профессионалом», что бы закрыть детскую инфекционную больницу в период неспокойной инфекционной обстановки в городе?

Но, Департаменту здравоохранения всё божья роса.

Противопоставить чиновничьему корыстолюбию и бездушию можно только собственное неравнодушие. Так как это сделала руководитель инициативной группы жителей Алла Фролова. Именно её усилиями удалось прорвать информационную блокаду в СМИ, долгое время не замечавших ситуации вокруг ДИБ № 12 и её поликлинического отделения. Алла Фролова заставила чиновников «высшей категории» не только слушать себя, но и разговаривать с собой на равных. Она смогла достучаться до журналистов, убедить их в том, что о закрытии больницы необходимо говорить, она смогла найти неравнодушных и готовых оказать серьезную юридическую помощь депутатов и в Госдуме, и в Мосгордуме. Это благодаря ее упорству ДИБ № 12 не была закрыта 1 июня, а принимает детей до сих пор, несмотря на противодействие руководителей московского здравоохранения.

Реальность такова, что чиновников нужно заставлять слушать людей и что-то для них делать.

Важно понять это именно теперь, когда московские власти затеяли грандиозные преобразования в системе здравоохранения. По масштабу их можно сравнить с «монетизацией льгот». Но если последняя касалась преимущественно пенсионеров, то нынешняя реформа коснётся каждого. Цель преобразований — перевести здравоохранение на коммерческую основу. Для этого власти начали масштабное сокращение государственных медицинских учреждений. Пока закрываются отдельные больницы как «нерентабельные» или «старые», но в ближайших планах чиновников сокращение количества поликлиник — детских и взрослых. Этот процесс уже идет. В перспективе закрытие всех специализированных больниц. Уже значительно ограниченно время пребывания больных в стационарах.

В нашем распоряжении есть копия приказа по объединению детских поликлиник[1]. По плану чиновников большая часть поликлиник станет филиалами, где на прием можно будет попасть только к терапевту и к некоторому количеству «наиболее востребованных специалистов». Все специалисты соберутся в головной поликлинике, и доступ к ним будет, разумеется, затруднен. Ведь количество специалистов должно неизбежно сократиться, так что простаивать в очередях к ним придется месяцами. Наиболее вероятен такой вариант будущей работы поликлиник: освобожденные специалистами площади сдадут в аренду организациям, оказывающим медицинские услуги на коммерческой основе. Медицинские — в лучшем случае.

Оправдать это с медицинской точки зрения невозможно, но с точки зрения коммерческой выгода несомненна. Ведь сдавать в аренду можно не только поликлиники, но и целые больницы для организации на их месте коммерческих медицинских центров. Показательно, что ГКБ № 63 впервые сдается «в концессию» именно «Европейскому медицинскому центру», в котором не один год, сначала главным врачом, а потом президентом проработал Леонид Печатников, ныне заместитель мэра г. Москвы по социальным вопросам и главный идеолог «реформы» здравоохранения в Москве.

Ситуация вокруг ДИБ № 12 показывает, что борьба с государственным произволом возможна и возможно достижение в ней определенного успеха. Хотя ситуация и вокруг больницы, и её поликлинического отделения далеко не радужная. Над больницей по-прежнему висит угроза закрытия. О поликлинике получено официальное устное обещание заместителя главы департамента А.И. Хрипуна, что её не закроют и она останется в том здании, где находится сейчас до строительства нового здания. Но это лишь устное обещание.

Сохранить коллектив врачей тоже только обещают. Действенным средством в борьбе за сохранение коллектива было бы создание по-настоящему независимого профсоюза работников нескольких медицинских учреждений. Но пока административное давление на врачей делает создание такого профсоюза практически невозможным. Надеемся, что пока, ведь другого выхода для нас — пациентов и врачей — нет. Только совместное противостояние чиновничьему произволу может его ограничить.

А тем временем летом на арендаторов помещений под вывеской «Храма Живоначальной Троицы» прокуратура завела административные дела. В конце сентября в центре пластической хирургии и компании «Энерготраст» было отключено электричество с тем, чтобы принудить коммерческие структуры освободить здание. Конечно, не для того, чтобы вернуть его поликлинике. Сложно сказать, как относится к этому факту о. Александр Антипов: рад он или наоборот огорчен. Перед ним будет стоять непростой выбор: подписывать договор с новыми арендаторами или все-таки организовать в здании «православный клуб», не приносящий никакой выгоды. Нет сомнений, что он и Московский Патриархат найдут выход из этой трудной ситуации. Недавно появилась информация о том, что РПЦ вновь пытается выселить детскую поликлинику из здания… Так что, несмотря на успехи борьбы, расслабляться жителям никак нельзя.

Борьба с чиновниками-бизнесменами и рейдерами в рясах должна быть продолжена. Инициативной группой в поддержку ДИБ № 12 была создана группа в Facebook «Против уничтожения здравоохранения», цель которой — собирать информацию закрытии медицинских учреждений, предавать огласке факты произвола чиновников, а также объединять усилия протестующих против этого людей. Необходимо объединяться на местах и поддерживать друг друга в протесте против уничтожения социального государства, обмениваться информацией о конкретных ситуациях, успехах и неудачах. Для этого нужны интернет-ресурсы — группы в соцсетях, блоги, сайты. Ведь никто не защитит права людей, кроме них самих.

Необходимо понять, что вся чиновничья забота о благополучии граждан — это видимость. Чиновники Департамента здравоохранения за семь месяцев общения с жителями не сказали ни одного слова правды. Чиновники, а особенно «чиновники высшей категории» заботятся не о людях, а о содержании своих карманов. Власть всегда врёт, когда говорит, что интересы граждан стоят у неё на первом месте. Именно такой вывод можно сделать по результатам борьбы за сохранение ДИБ № 12.



Примечания:

1. Приказ № 494 О мерах по дальнейшему совершенствованию организации оказания амбулаторно-поликлинической помощи детскому населению в городе Москве от 29. 05. 2012, стр.: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11.



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?