Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Детский глазной санаторий под угрозой закрытия

Уничтожение здравоохранения под видом его «модернизации» и «оптимизации» продолжается. На этот раз жертвой «реформ» стал глазной санаторий, работающий при Морозовской больнице — детское офтальмологическое отделение санаторного типа по адресу г. Москва, ул. Удальцова, 14, корп. 2. В нём уже более 40 лет проходят лечение и реабилитацию дети, больные косоглазием и амблиопией, со всей Москвы и Московской области. В санаторное отделение направляются пациенты с наиболее тяжелыми формами косоглазия и амблиопии, не поддающиеся лечению в поликлинике, дети из малообеспеченных семей, детских домов, инвалиды, а также дети до и после операционного этапа лечения косоглазия в двух хирургических отделениях Морозовской больницы.

Санаторий уникален ещё и тем, что в нём существует большой выбор аппаратов и методик, поэтому каждому ребёнку можно подобрать лечение, подходящее именно для него.

Однако с 1 января 2013 г. санаторий закрывается якобы на капитальный ремонт, а «медицинская услуга» переводится в дневной стационар и в офтальмологическое отделение консультативно-диагностического центра (по сути это поликлиника) Морозовской больницы. При этом, если раньше в санаторном отделении лечились дети не только из Москвы, но также из Московской области и даже из других городов страны, то после «переезда» медицинскую помощь смогут получить только москвичи. Сотрудники санатория и родители маленьких пациентов категорически против такой «реорганизации», потому что в действительности, вопреки заявлениям главврача больницы Игоря Ефимовича Колтунова и представителя Департамента здравоохранения Екатерины Александровны Яковлевой о том, что «услуга будет переведена в полном объёме», на новом месте не будет многих необходимых условий и фактически эффективность лечения данных видов заболеваний резко упадет.

Сотрудники санатория объясняют: лечение косоглазия, амблиопии, а также врождённой и приобретённой близорукости требует специально организованных условий. В отделении санаторного типа в настоящий момент эти условия созданы, в то время как в больничном стационаре и в поликлинике при больнице они будут отсутствовать по определению.

Прежде всего, детям с данными заболеваниями требуется длительное лечение и реабилитация сроком до 1,5–2 месяцев, причём такие курсы лечения необходимо повторять 2–3 раза в год до 10–12 лет. В дневном стационаре такой возможности фактически не будет, потому что очень немногие родители смогут столь долго ежедневно возить детей на регулярное лечение. Кроме того, под пациентов из санатория в дневном стационаре выделено всего 10 коек (сейчас в санатории их 70), а всех, кого они вместить не смогут, будут отправлять в офтальмологическое отделение КДЦ, то есть фактически в поликлинику. При том, что в санаторий попадают именно те дети, кому в условиях поликлиники помочь не смогли.

Во-вторых, для успешного лечения детей с нарушениями зрения и выработки у них бинокулярного зрения необходимы насыщенные компьютерные занятия по специальным лечебным программам, а также занятия на специальных аппаратах, обучающих головной мозг соединять изображение, полученное от обоих глаз, в единую картинку (сейчас ребенок может получать до 10 упражнений на различных аппаратах, длительностью от 3 до 20 минут каждое). Большое количество специально-лечебной аппаратуры требует определенных площадей, в каждой группе имеется специализированный ортоптический кабинет площадью 30-40 кв.м. и большой компьютерный зал. В стационарных условиях такой возможности не будет.

Не менее важны для полноценной реабилитации маленьких пациентов занятия с педагогами-воспитателями: рисование, тифлопедагогика, развитие мелкой моторики. Сотрудники очень внимательно относятся к своим маленьким пациентам, знают историю каждого ребёнка, все его особенности и привычки, знают какие упражнения и с какими материалами требуются каждому. Без индивидуального подхода и внимательного отношения эффективная реабилитация детей с нарушениями зрения невозможна.

Кроме того, важно отметить, что практически все дети с косоглазием имеют отклонения в неврологическом статусе, и для снятия стресса и невротических реакций им необходимы специальные условия — правильно организованный режим дня, прогулки в зеленой зоне на собственных детских площадках, усиленное питание. Всё это может быть реализовано только в условиях санатория. Если дети будут находиться в дневном стационаре, они будут вынуждены каждый день рано утром ездить из дома в больницу, а вечером возвращаться обратно. Эти ежедневные путешествия могут оказаться сильнейшим фактором стресса для больных детей и свести на нет эффективность лечения, так как выраженность косоглазия в большинстве случаев зависит от состояния нервной системы.

Так зачем же понадобилось закрывать отделение санаторного типа и переводить оказываемую им «медицинскую услугу» в дневной стационар и поликлинику при больнице? Разобраться в этом вопросе оказалось не так просто.

На прошедшем 19 ноября собрании в конференц-зале больницы главврач больницы И.Е. Колтунов рассказал родителям пациентов и сотрудникам санатория, что причина закрытия — окончательный переход больницы с 01.01.2013 на одноканальное финансирование (то есть только по ОМС, без бюджетных отчислений), а так как в соответствии с печально известным федеральным законом № 83 санаторно-курортные услуги не входят в финансирование по ОМС, то санаторное отделение закрывается:

«Санаторные услуги не включены в перечень услуг, оказываемых по обязательному медицинскому страхованию. Их просто не существует в законе федеральном. <...> Поэтому все санатории в городе Москва, которые есть, они все выводятся за пределы садового и третьего кольца. В Москве не будет детских санаториев».

По словам врача, от него в этом вопросе ничего не зависит, он только выполняет спущенные сверху указания (лично он считает их вполне разумными и обоснованными), предъявить которые отказался. Вместо этого, он, не будучи офтальмологом, голословно доказывал присутствующим на собрании родителям, что «все сохранится, даже будет лучше!».

На этом же собрании после активного давления со стороны родителей представителем Дирекции здравоохранения ЦАО Е.А. Яковлевой была озвучена и другая причина закрытия санатория — якобы, здание, в котором он находится, нуждается в капитальным ремонте, в связи с чем медицинская помощь и «переезжает» из санатория в стационар больницы. Это не новая информация — ещё ранее на многочисленные запросы родителей о причинах закрытия санатория ответы подобного содержания приходили из Департамента здравоохранения и из Морозовской детской больницы.

Также Е.А. Яковлевой была озвучена ещё одна версия того, почему в здании санатория больше не может оказываться медицинская помощь. По её словам, якобы, на это здание претендует Департамент имущества, который планирует отчуждение здания от Морозовской больницы и передачу его кому-то ещё. При этом чиновница сослалась на некий документ № 3087-р от 28.09.2012, копию которого не предоставила и конкретное содержание которого пересказать не смогла. Найти этот документ в интернет-базах родителям также не удалось.

Версия об «отчуждении» здания Департаментом имущества также не нова и озвучивалась Е.А. Яковлевой и ранее. Однако, когда родители обратились за разъяснением ситуации в вышеуказанный Департамент, им ответили, что никакой информации об отчуждении нет, и что вопрос о закрытии санатория находится полностью в компетенции Департамента здравоохранения, так как именно он является учредителем больницы.

Соответственно существуют как минимум три разные версии закрытия санатория: версия закрытия из-за ФЗ-83, устно озвученная господином Колтуновым на собрании 19 ноября, но — как ни странно — ни разу не упомянутая ни в одном официальном ответе на запросы родителей; версия о непригодности здания и необходимости капитального ремонта; а также версия, что на здание санатория претендует Департамент имущества, самим Департаментом никак не подтверждённая. Как все эти версии стыкуются между собой, и какова же в конце концов реальная причина закрытия санатория, ни главврач больницы, ни другие чиновники, присутствовавшие на собрании так и не смогли объяснить.

В результате, за отсутствием достоверной информации пока остаётся только строить различные предположения.

Так, многие родители подозревают, что за всем этим стоит некая коррупционная схема, и что в закрытии санатория и «отчуждении» здания кто-то материально заинтересован. В частности вопросы у родителей вызывает опубликованный 25 сентября 2012 года конкурс на проведение мониторинга технического состояния строительных конструкций и инженерного оборудования офтальмологического отделения по адресу ул. Удальцова 14. стр. 1. Заказчиком конкурса выступило ГКУЗ «Производственно-техническое объединение капитального ремонта и строительства Департамента здравоохранения города Москвы». А выиграла тендер некая компания ТОРЭС, которая одна и участвовала в конкурсе. Впрочем, в настоящий момент, вероятно благодаря шумихе, поднятой родителями, конкурс признан несостоявшимся.

Ещё один факт, вызвавший недоумение как у сотрудников, так и у родителей, — в конце сентября территорию санаторного отделения два раза без всяких объяснений посещали какие-то посторонние лица. Первый раз это были трое мужчин, показавших заведующему отделением какую-то бумагу из Департамента здравоохранения, якобы дающую им право на осмотр здания. Эти трое ходили и фотографировали облупившуюся краску и мелкие трещины на стенах единственного отделения, в котором ещё не провели косметический ремонт. Уходя, они предупредили завхоза, что через неделю приедет ещё один представитель Департамента и привезет показать здание какому-то «представителю Израиля». Что значит «представитель Израиля», и кого конкретно он представлял, сотрудникам не объяснили, и единственное, что они поняли — он не был врачом, и более того — заранее даже не знал, в какое учреждение его привезли и очень удивился, когда понял, что там, оказывается, лечатся дети.

Ко всему вышесказанному стоит добавить сведения, рассказанные сотрудниками о главвраче. Он пришёл работать в больницу полтора года назад и сразу же стал активно «оптимизировать» учреждение — закрывать и сокращать всё, что не могло принести прибыль. В частности он попытался закрыть отделение отказных детей, которое, также как и санаторное отделение, всегда оплачивалось из бюджета, а не по ОМС, и прибыль больнице не приносило. К счастью, попечительский совет больницы всё-таки смог отделение отстоять.

Что касается санаторного отделения, главврач ещё год назад говорил, что его нужно закрыть, а сотрудников называл «дармоедами», потому что, не работая по ОМС, они не приносят больнице прибыли. В то же время, перевести санаторное отделение на систему ОМС И.Е. Колтунов не смог из-за того, что в федеральном законе № 83 санаторные услуги оказались не просчитаны и не включены в список услуг, предоставляемых по обязательному страхованию, о чём он и говорил и на собрании 19 ноября.

Так что, похоже, что вопрос о закрытии санатория в любом случае упирается в деньги, вне зависимости от того, есть ли в нём коррупционная составляющая или нет. К сожалению, подобные решения чиновников от медицины зачастую оказываются подкреплены государственными законами, планомерно и методично сокращающими социальные гарантии..

Но как бы то ни было, родители сдаваться не собираются и продолжают борьбу за сохранение уникального санатория, в котором их детям возвращают зрение.

В заключение остаётся добавить, что закрытие детского офтальмологического отделения санаторного типа при Морозовской больнице, — это часть общей тенденции разрушения отечественного здравоохранения.

Так, например, с 2010 года Фонд социального страхования РФ прекратил финансирование реабилитации больных, перенесших инфаркт миокарда, в санаторных учреждениях. Как признали сами чиновники, последствия этого не преодолены до сих пор:

«В Московской области, как и в РФ в целом, не в полной мере решены вопросы медицинской реабилитации больных после перенесенных осложнений со стороны сердца и сосудов. С 2010 года Фонд социального страхования РФ прекратил финансирование реабилитации больных, перенесших инфаркт миокарда, в санаторных учреждениях. В связи с этим в настоящее время данная категория больных направляется на реабилитацию в амбулаторные учреждения по месту проживания. В связи с недостаточным уровнем развития материально-технической базы, обеспеченности кадрами качество ее остается неудовлетворительным. Отсутствие реабилитационного звена в значительной мере может снизить эффективность работы ПСО и РСЦ. В связи с вышеизложенным, возникает необходимость создания реабилитационных отделений для долечивания больных».

А весной 2012 года по решению чиновников Министерства здравоохранения РФ несмотря на протесты пациентов и врачей были закрыты хирургические отделения в трёх уникальных санаториях — костно-туберкулёзном санатории «Советск» (Калининградская область), детском ортопедическом санатории «Пионерск» (Калининградская область) и детском туберкулёзном санатории «Кирицы» (Рязанская область).

Бюджетное здравоохранение уничтожается по всей стране, и если мы сейчас не встанем на его защиту, то через несколько лет столкнёмся с тем, что будем вынуждены всегда платить за лечение. А некоторые болезни будет невозможно вылечить даже за деньги



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?