Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Нет «заемному» рабству!

«Заемный» труд и положение рабочих в компании «Хёндэ» (Hyundai)

От редакции «Скепсиса»: Ни для кого не секрет, что южнокорейская компания «Киа-Хёндэ» является одним из самых динамично развивающихся автопроизводителей мира. Дизайн (владельцы компании не поскупились перекупить за огромный гонорар бывшего дизайнера «Фольксвагена»!), технологии, применяемые материалы, степень роботизации многих ступеней производства, масштабные рекламные кампании действительно позволяют ей успешно конкурировать с другими транснациональными корпорациями. Однако все имеет свою цену — и вышеупомянутые затраты на производство компания успешно компенсирует за счет чудовищных условий труда и низких зарплат своих рабочих, а также массового привлечения еще более бесправных «заемных» работников, чье положение близко к статусу рабов. Все это еще раз доказывает, что никакого южнокорейского «чуда» не существует, а все баснословные экономические успехи «тигра» основаны лишь на сверхэксплуатации корейских трудящихся, и никак не отражаются на уровне жизни и правах основного населения Южной Кореи как страны «третьего мира». Увы, для России этот опыт также актуален: «заемный» труд применяют абсолютно все пришедшие к нам иностранные автопроизводители и их поставщики, а отдельным предприятиям (вроде лужской «Форесии») удалось полностью избавиться от обычных работников и заменить их безропотными и сверхдешевыми «заемниками». Для того чтобы лучше понять, что такое «заемный труд», и почему с ним надо бороться, мы публикуем материал о положении рабочих на заводах компании «Хёндэ» в России и Южной Корее.

Разгон мирного пикета работников Hyundai

«Заемный» труд как раковая опухоль распространяется по всему миру, захватывая все новые и новые страны. Сотни миллионов наемных работников от самых неквалифицированных чернорабочих до высокообразованных научных сотрудников, преподавателей высших учебных заведений и IT-специалистов с помощью этой новомодной технологии сверхэксплуатации превращены в самых настоящих рабов, лишенных нормальных трудовых прав и социальных гарантий.

За сверхприбыли транснациональных корпораций своим физическим и душевным здоровьем расплачиваются простые люди, которых теперь в XXI веке вновь преспокойно продают и сдают в аренду, а выжав из них всё что можно, как старую тряпку выкидывают на помойку.

«Заемный» труд с началом нового века стал массово применяться во многих странах, но нигде в мире нет, наверное, такого варварского и бесцеремонного отношения к наемным работникам, как в Южной Корее, названной в свое время за свои экономические успехи «азиатским тигром». Вот только те, кто употребляет такие поэтические эпитеты, почему-то все время забывают упомянуть, что экономическое благополучие этого «тигра» покоится на костях тысяч южнокорейских рабочих, умерших от переработок на производстве.

Но даже в этом заповеднике феодализма — в Южной Корее есть уникумы, которые особо выделяются своим сверхбезжалостным и сверхциничным отношением к наемным работникам. Одним из таких уникумов является транснациональная корпорация Hyundai Motors, заводы которой имеются и у нас в России.

О тяжелом положении российских рабочих на заводах этой компании не раз писалось в российских СМИ:

«Завод этой южнокорейской компании и более десятка предприятий-поставщиков сосредоточены в Питере и Ленинградской области. Корпоративный стиль Hyundai характеризует один маленький факт: рабочие ряда корейских предприятий, с которыми мне довелось общаться, все как один усвоили грубое корейское ругательство “щебаль” - несколько более сильное слово, чем русское “ублюдок”. Стоит отметить, что это, наверное, единственное выражение по-корейски, которое российские аборигены имеют шанс выучить. Дело в том, что своеобразный “самурайский кодекс” запрещает работникам по собственной инициативе вступать в контакт с корейскими господами, для этой цели существует промежуточный слой средних менеджеров-россиян. Запрещает он и любое “качание прав”, которое воспринимается как разрыв с корпоративной семьей, в которой рядовым сотрудникам отведено место детей. Рабочие одного из этих предприятий рассказывали мне, как однажды они решили пожаловаться на что-то корейскому директору, ссылаясь на Трудовой кодекс. Директор обозвал их… социалистами и заявил, что единственный закон, действующий на территории завода – это нормы, установленные компанией. Разумеется, наихудшим преступлением с точки зрения корейских работодателей является создание профсоюза или даже разговоры об этом. Это связано с жесткими антипрофсоюзными практиками, принятыми в Южной Корее, где забастовки обычно сопровождаются кровавыми столкновениями с полицией и человеческими жертвами.

Показательной является попытка создания первички Межрегионального профсоюза работников автопрома (МПРА) на заводе “Йура корпорейшн” в Ивангороде. Генеральный директор предприятия Ли Он Сог развернул кампанию травли, в результате которой большая часть профсоюзных активистов была уволена, а остальные вступившие в профсоюз подверглись жесткому прессингу. В результате заявления на выход подписали даже те, кто никогда в профсоюзе не состоял.

Намного хуже положение мигрантов из Средней Азии, чей полурабский труд широко применяется поставщиками Hyundai. Российские рабочие одного из таких предприятий рассказали мне, как однажды на их завод нагрянула проверка ФМС. Таджикских и узбекских нелегалов, составлявших основную массу работников, среди зимы спешно вывели в лес и заперли в неотапливаемом ангаре, в то время как другие нелегалы – корейские менеджеры – разъехались с завода на дорогих иномарках[1].

Не считает нужным эта компания заботиться и об охране труда своих рабочих, заставляя их трудиться в условиях, прямо опасных для здоровья и жизни. К примеру, в начале июля прошлого года на одном из заводов-поставщиков Hyundai, расположенном в поселке Левашово под Санкт-Петербургом, произошла утечка химикатов, в результате которой пострадало 5 рабочих. Причем корейское руководство компании, устраняя аварию, не особо торопилось эвакуировать рабочих, хотя данное производство является высокотоксичным. И просто чудо, что тогда обошлось без больших жертв. Кстати, подобное ЧП на данном предприятии было отнюдь не первым.

Но то, что происходит на предприятиях корпорации Hyundai Motors в России, не идет ни в какое сравнение с тем, что вытворяет ее руководство с рабочими в самой Южной Корее, трудовое законодательство которой больше защищает права работодателей, чем наемных работников. Южнокорейские рабочие, доведенные до отчаяния, не раз протестовали против бесчеловечных действий своих хозяев.

Два южнокорейских рабочих, активисты профсоюза работников “заемного” труда, осенью прошлого года начали свою необычную акцию протеста против действий руководства Hyundai Motors в Ульсане (головное предприятие корпорации) в надежде, что таким способом можно будет заставить это предприятие прекратить постоянное нарушение прав «заемных» рабочих.

И вот теперь новые подробности этого протеста, о которых нам сообщили наши товарищи из Южной Кореи.

«Уже более 160 дней продолжается борьба двух “заемных” рабочих компании Hyundai Motors (1-ый Ульсанский завод), отказывающихся спускаться с опоры высоковольтной ЛЭП, пока компания не исполнит судебное решение о переводе “заемных” рабочих на постоянную работу. “Заемных” рабочих у компании — около девяти тысяч. Примерно 9 тысяч постоянных рабочих было уволено компанией в период азиатского финансового кризиса в 1997-1999 гг. и потом постепенно, с новым ростом объемов продаж после 1999-2000 гг., заменено “удобной” непостоянной рабочей силой. “Удобной” прежде всего в смысле эксплуатации — “заемные” рабочие получают только 40-60% от зарплаты постоянных рабочих, при этом в добавление к минимальному десятичасовому рабочему дню им приходится отрабатывать немалые сверхурочные — всего до 60-65 часов в неделю. Если даже в Южной Корее, где сверхдлинные рабочие часы и гибель на производстве от усталости, физического и морального истощения (“квароса”) — дело обычное — прокуратура все же завела 10 сентября 2012 г. на зам. директора компании Hyundai Motors дело о систематическом и злостном превышении законной нормы сверхурочных (12 часов в неделю!) — то нужно ли что-либо еще говорить? Даже по южнокорейским нормам, то, что происходит на автомобильных заводах Хендэ — злостная и бесчеловечная эксплуатация труда бесправных людей.

Чтобы защитить себя, добыть себе элементарные права, “заемные” рабочие организовали 2 мая 2003 г. свой собственный профсоюз — ибо официальный профсоюз, для постоянных работников, отказывался принимать их в свои ряды (и сейчас ничего не делает для поддержки их борьбы, практически встав на сторону администрации). Уже в 2003-2004 гг. появились у профсоюза определенные достижения. Скажем, “заемным” разрешили, наконец, отлучаться в туалет в рабочее время (до этого надо было ждать перерыва). Но за митингами и демонстрациями “заемных” следовали административные и уголовные преследования — аресты, судебные иски, увольнения. 4 сентября 2005 г. покончил с собой один из уволенных — тов. Ю Кихёк, 31 года, повесился на крыше того здания, где находилась профсоюзная контора. Ни одна газета об этом, естественно, не сообщила — смерть рабочего активиста (семья которого из-за увольнения кормильца находилась в отчаянном экономическом положении) “новостью” в Южной Корее не является. Впрочем, и вообще по количеству самоубийств южнокорейский “экономический тигр” занимает одно из первых мест в мире (31 самоубийца на 100 тысяч человек в год — даже в России этот показатель сейчас равен 21 самоубийству на 100 тысяч населения). Но в итоге отчаянная борьба профактивистов принесла в конце концов важный успех — 22 июля 2010 г. Верховный Суд Кореи вынес решение, согласно которому массовое использование “заемной” рабочей силы на постоянном производстве внутри завода компании Hyundai объявлялось незаконным. Казалось бы, виден свет в конце туннеля?

Как бы не так! Компания, цепляясь за юридические тонкости, просто отказалась исполнять решение суда. Возмущенные рабочие объявили 15 ноября забастовку, остановив один из цехов завода на целые десять дней. Но… официальный профсоюз остался на стороне нанимателей, которые, с помощью полиции, блокировали забастовщиков и в итоге взяли их измором. Опять последовали репрессии — и прежде всего увольнения наиболее активных членов профсоюза. Многие из них сумели через год-другой восстановиться на работе по суду, но дело было уже сделано — те лишения, через которые проходили их семьи (жившие до увольнения от зарплаты до зарплаты), показали всем остальным, что бывает с теми, кто “слишком выступает”. Даже в защиту законного решения суда.

Впрочем, закон в капиталистическом обществе — дело весьма относительное. Скажем, 12 марта 2012 г. Центральный Трудовой Арбитраж Кореи принял решение по искам 423 “заемных” рабочих Хёндэ, уволенных или наказанных другими способами до и после ноябрьской забастовки 2010 г. 274 из них были признаны “незаконно нанятыми на контрактную работу” — т.е., судом было установлено, что компания нарушила закон, не предоставив им работы постоянной. А вот 148 истцов признали “законно нанятыми по контракту” — возможно, на основании неполной и не соответствующей истине информации, предоставленной компанией. Хотя какое это имеет значение? Все равно никого из ранее репрессированных рабочих активистов компания нанимать на постоянную работу и не собиралась.

В конце концов, не выдержав издевательств, отговорок и открытого попрания всех мыслимых и немыслимых норм трудовых отношений компанией Hyundai Motors, двое активистов профсоюза “заемных” рабочих. Чхве Пёнсын и Чхон Ыйбон, взобрались 17 октября 2012 г. на опору ЛЭП и объявили, что оттуда не спустятся, пока компания не начнет выполнять решение Верховного Суда о переводе контрактников на постоянную работу. Компания, однако, отказывается пока даже от переговоров с профсоюзом “заемных” рабочих как таковым. Видимо, надеется и в этом случае взять “бунтарей” измором. Действительно, здоровье после более чем 5 месяцев на высоте нескольких десятков метров начинает ухудшаться у обоих активистов. Чхве страдает менингитом в начальной форме, а у Чхона хронически болит поясница. У обоих — серьезные расстройства пищеварения. Что и неудивительно — попробуйте себе вообразить, что такое “жизнь на высоте” почти полгода! Видимо, компания надеется, что все кончится тем, что оба “протестанта” потеряют сознание и их спустят вниз.

А корпорация Hyundai Motors, благодаря сверхприбыльной эксплуатации “заемных” рабочих, продолжает процветать…» (В.Тихонов, Южная Корея-Норвегия)

Руководство Hyundai Motors обнаглело до такой степени, что не желает даже разговаривать с рабочими, чьи требования признаны вполне правомерными Верховным Судом Кореи!

И хотя протестующие южнокорейские рабочие, несмотря на потерю здоровья, не собираются сдаваться, без международной помощи всех трудящихся, без солидарности и самой активной поддержки наемных работников всех стран мира, каждого неравнодушного и порядочного человека им с этими новоявленными рабовладельцами не справиться.

Материал опубликован на сайте «Рабочий путь». На «Скепсисе» публикуется с сокращениями [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?