Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Медработники тоже могут побеждать

Протесты медиков, которые начались с забастовки ижевских педиатров, этим не закончились. В разных провинциальных городах врачи заговорили о своих проблемах, о поддержке требований ижевцев.

Ржевские медики Одной из наиболее ярких стала акция 8 женщин-педиатров и медсестеёр из Ржева — 12 апреля они сфотографировались у стен своей поликлиники с плакатами, призывающими к улучшению условий труда медицинских работников и выражающими солидарность бастующим медикам Ижевска. Фотография была выложена в интернете и разошлась по соцсетям. Через несколько дней на неё случайно наткнулись местные чиновники и завели дело; протокол подписал полковник — глава местного РУВД. Врачей обвинили в проведении несанкционированного пикета. Им грозило по 20 тысяч штрафа, а тем из них, кто был бы признан организатором — до 300 тысяч. Инициатором дела, как предполагают врачи в Ржеве, была министр здравоохранения Тверской области Е.В. Жидкова.

С тверским министерством здравоохранения у этих ржевских врачей долгая история взаимоотношений. Инициативная группа из детской поликлиники уже давно доставляла неприятности чиновникам и мешала осуществлению их «реформ». В частности, медики судились с министерством за т.н. «президентские» надбавки (10 000 рублей к зарплате врача, 5000 — медсестры), которые местная администрация неизвестно на каком основании решила не признавать частью зарплаты и не включать в сумму отпускных. Суд выиграли врачи.

Другой конфликт произошёл совсем недавно. За январь и февраль этого года медикам не выплатили стимулирующие надбавки (при том, что набавка составляет более половины оклада — ставка равняется 6800 рублям, а стимулирующая надбавка — 10000). Как объясняют врачи, задержки с выплатой зарплаты происходят в начале года регулярно:

«Помните, как в фильме: “Каждый год 31 декабря мы ходим в баню...”, — так и у нас — каждый год начиная с января задержка зарплаты. Должны были бы привыкнуть, но не привыкли. И в этом году нас это наконец-то совсем добило».

В начале марта медики стали звонить в министерство здравоохранения Тверской области и выяснять, почему не платят зарплату. Им ответил заместитель министра: задержки выплат происходят в связи с тем, что разрабатываются новые критерии качества оценки работы участковых педиатров. Врачей такой ответ чиновников не удовлетворил, и они провели общее собрание коллектива, на котором решили, что если 6 марта (день выдачи зарплат) им не заплатят за январь и февраль — 12 марта они приостановят работу.

6-ого числа задержанную зарплату никому так и не выплатили, и врачи официально оформили протокол, отнесли его главному врачу, параллельно подав заявление в суд. На следующий же день им позвонили и сообщили, что все деньги уже выплачены.

Фактически, инициативная группа врачей-педиатров выполняла роль профсоюза и занималась защитой трудовых прав всего медицинского коллектива. Так что, как предполагают сами врачи, история с фотографированием лишь предлог: целью было заставить замолчать непокорных медиков.

«Если бы не было этой фотографии, было бы что-то другое. Всё равно нашли бы за что зацепиться, чтобы нас заставить замолчать».

Столкновение врачей и администрации было предопределено. Предопределено действиями самих чиновников, которые на протяжении многих лет создавали невозможные условия труда для медицинских работников единственной детской поликлиники города.

Начать с того, что уже более десяти лет детская поликлиника располагается в аварийном здании, где, как рассказали врачи, всё прогнило, бегают крысы и обваливаются целые куски штукатурки прямо на пеленальные столы (до этого много лет поликлиника находилась на первом этаже обычного дома, где катастрофически не хватало места). Как говорят медики, «единственная радость была, что штукатурка обваливалась почему-то в ночное время», и никто не пострадал.

10 лет сотрудники боролись за то, чтобы им выделили новое здание и перевели из аварийного, писали и посылали кипы бумаг и фотографий во всевозможные инстанции, вплоть до премьера и президента. И только в 2012 году им удалось, наконец, добиться строительства новой поликлиники.

Ещё одной крайне существенной проблемой ржевской медицины является отсутствие необходимого оборудования.

«Вот сейчас мы переедем — в декабре, как нам обещают, — в новую детскую поликлинику, которую строят взамен аварийного здания. Но с чем мы туда поедем? С пеленальниками, которые развалятся при очередном переезде? У нас нет ничего! Это даже не катастрофа в медицине, а медицина катастроф какая-то получается».

Зато — вместо оборудования — медицинская «модернизация» существенно добавила медикам бумажной работы.

«Работая с фонендоскопом и ручкой, мы далеко не уйдем. Однако основное у нас — это писанина. Бывают такие приёмы, особенно зимой, когда поднимаешь голову только чтобы понять, мальчик перед тобой или девочка, чтобы хотя бы не запутаться. На осмотр уходит 2 минуты, в то время как по норме 15 или 20 минут. Но куда мы больных денем? Бывали случаи, когда я приезжала домой с коробкой карточек и по полночи дома заполняла их».

Ещё больше бумажной отчётности стало с новыми критериями качества оценки работы участковых педиатров, введением которых прикрывались чиновники, когда в очередной раз задерживали выплаты зарплаты медработникам. Но главное, что на основании этих критериев из стимулирующей надбавки медиков стали взиматься штрафные вычеты за невыполнение плана. Общая схема простая — чем больше на участке больных детей, тем больше денег получают медики. А за чрезмерно хорошую работу медиков наказывают рублём. Как сказали педиатры, «план по заболеваемости» они не выполняют.

Главным результатом всего описанного является страшная нехватка кадров. Старые врачи постепенно уходят, унося с собой опыт, который теперь больше некому передавать — за 13 лет в детскую поликлинику пришёл всего один молодой специалист.

«К каждому ребёнку, к каждому родителю нужен индивидуальный подход — а это тяжёлый труд. Опыт — это не 2-3 года, а годы и годы. Поэтому и жалко, и обидно, что сейчас некому его оставить. Мы уйдём — кто будет работать? Три человека? Три человека будут поднимать весь Ржев?»

Конфликт медиков с чиновниками был неизбежен. Фактически, педиатры были поставлены перед выбором: или они смиряются и признают свое бесправие, или начинают борьбу. Именно в таких терминах описали ситуацию сами медики.

«Они хотели, чтобы мы были рабочими лошадьми: будете столько работать, сколько скажет хозяин, и сена есть ровно столько, сколько хозяин отмерит… Но мы высказали крамольную мысль: мы не рабы, рабы не мы».

После того, как фотография разлетелась по интернету, врачей стали обвинять в том, что они выступают прежде всего именно ради денег. Что здесь криминального, непонятно — они, как и все мы, живут на деньги. И на гораздо меньшие, чем большинство из нас, при этом живя только на работе. Чтобы заработать 27 тысяч рублей, педиатр должен работать на 2 ставки — с 8 до 18 часов 5 дней в неделю, плюс два ночных дежурства. По некоторым данным, во время своего визита в Ржев министр Жидкова сказала врачам, что им нужно самим зарабатывать. Но проблема в том, что в таком режиме невозможно нормально работать с пациентами, невозможно сначала сидеть в кабинете, потом ходить по нескольким десяткам вызовов, а затем дежурить ночью. Казалось бы, это простая мысль, но она не приходит в голову тем, кто переводит российскую медицину на коммерческие рельсы. Детские врачи это понимают как нельзя лучше, и они борются не только за свои зарплаты, но и за качественную медицину для детей. Поэтому смысл их выступления был в ином — обратить внимание на своё рабское положение, такое, которое не позволяет им не только достойно существовать, но и вылечивать детей

Именно это стало действительной причиной судебного иска со стороны властей. Чиновники хотели запугать медиков, заставить их молчать и копить деньги на выплату штрафов вместо того чтобы бороться. Это казалось несложной задачей — восемь беззащитных женщин-педиатров в маленьком провинциальном городе не имели шансов выстоять перед лицом чиновничьего аппарата.

Однако всё оказалось не так просто. Педиатры, проявившие солидарность с бастующими врачами Ижевска, и сами не остались без поддержки. За них вступились Конфедерация труда России, профсоюз медработников «Действие», координатор движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова. Их поддерживали пикетами, акциями, о них стали писать в интернете, и даже телеканал НТВ сделал сюжет.

Именно общественное внимание вынудило суд рассмотреть дело по существу.

По существу обвинять врачей-педиатров было не в чем — отсутствовал сам предмет обвинения, поскольку никакого пикета, согласно соответствующему закону, просто не было. 8 женщин просто вышли сфотографироваться с плакатами, что заняло всего около двух минут и никак не повлияло на работу клиники. Кроме того, мероприятие не было публичным и общедоступным, проводилось на территории поликлиники в отсутствие посетителей и в удалении от пешеходной зоны.

Судить детских врачей за фотографию с плакатами солидарности, угрожать им многотысячными штрафами — иначе, нежели абсурдом, эту чиновничью инициативу назвать сложно.

9, 10 и 11 июля суд вынес оправдательный приговор по всем восьми делам медицинских работников. Зал аплодировал.

Однако на этом история борьбы не заканчивается. Инициативная группа педиатров это прекрасно понимает и собирается организовать независимый профсоюз, чтобы в дальнейшем продолжать отстаивать свои права и права своих коллег более эффективно.

Пример ржевских педиатров лишний раз показал, что провинциальная Россия, которая не качает нефть и не плавит руду, лишняя с точки зрения обитателей Рублевки и кремлёвских чиновников — это не известный И. Холманских с «Уралвагонзавода». Это бастующие рабочие Калуги, Москвы, Питера, это врачи Ижевска, Ржева, Иваново, Смоленска, Брянска и других городов. Это множество людей, которые пока только набираются смелости и силы, чтобы возвысить свой голос. Не только из-за зарплат, не только ради улучшения условий своего нелегкого труда, но и ради своего человеческого достоинства, которое ежечасно оскорбляется чиновничьим произволом.


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?