Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


ЕГЭ как инструмент социал-дарвинистской сегрегации и скрытого насилия над детьми

От редакции «Скепсиса»: Автор этой статьи — бывший школьный учитель русского языка, психолог, специализирующийся на работе с детьми-дисграфиками. Много лет изучает и создает методики обучения грамоте детей, которых обычная школа не может или не хочет учить. В своей статье он обращает внимание не только на общие проблемы, возникающие при сдаче ЕГЭ, но и на ещё один немаловажный аспект: ЕГЭ особенно губителен для детей, испытывающих психические и психоэмоциональные трудности в обучении.

ЕГЭ вошёл в нашу жизнь и постепенно стал менять наше сознание, и если не рефлексировать эти микроскопические ежегодные изменения, то ситуация в образовании и обществе будет только усугубляться. Этим текстом я попробую отрефлексировать основные проблемы, порождаемые этим экзаменом на конкурентоспособность.

Первая и самая главная проблемаэто очень закрытая система подготовки и проведения экзамена ЕГЭ. Понятно, что до самих экзаменов варианты КИМов (контрольно-измерительных материалов) должны быть каким-то образом засекречены, чтобы не происходило утечек в Интернет. Но после того, как экзамены сданы, результаты вместе с КИМами должны быть в открытом доступе, чтобы каждый выпускник, его родители и педагоги могли увидеть, в чём ошибся ребёнок и ошибся ли он или это произошёл какой-то сбой в ключах, по которым идёт компьютерная проверка. Или задания были сложнее, чем те, с которыми до этого встречался ученик в открытом доступе, или, возможно, они были составлены не совсем однозначно или корректно. Однако система настолько закрыта, что КИМы можно увидеть только после нескольких сложных нервотрёпных этапов апелляции, только ученику и его родителю и только в течение нескольких минут — ни сфотографировать, ни выписать вам ничего не дадут. Вы даже не успеете просмотреть все свои ошибки, чтобы что-то понять. При этом конфликтные комиссии (КК) не рассматривают вообще возможность каких-либо компьютерных ошибок, а только дают возможность очень быстро (лимит времени) сверить результаты, отмеченные учеником в КИМах, с результатами обработки. То есть ученик видит, что за те или иные задания ему выставили «+» или «–», или что он правильно перенёс свои результаты в сводную таблицу, но КК отказываются проверить сами задания на наличие ошибок распознавания, ключей или некорректного составления задания, его повышенной сложности (недоступность для понимания учеником в силу того, что задание не школьной, а вузовской сложности, например). Часто среди членов этих комиссий при просмотре КИМов нет специалистов русистов или математиков, историков и других, чтобы они могли быстро, без ключей проверить те задания, за которые ученику выставили минусы и сказать, что это — ошибка ученика или ошибка в ключах, или задание составлено некорректно, не по программе. Видимо, такая закрытость после экзамена позволяет государству лучше скрывать какие-либо нарушения, позволяет демонстрировать ребёнку и его родителям свою власть над ними. Любая власть, если она закрыта и неподконтрольна, будет совершать насилие и нарушать права граждан.

Вторая важная и общая для всех проблема ЕГЭэто новая форма закрытости, которая начала действовать с этого года. Она лишает выпускников юридической защищённости и нарушает его права в системе сдачи экзамена, обработки результатов и апелляции. Прежде ученик мог пригласить с собой на апелляцию учителя по нотариально заверенной доверенности или согласию родителей на представление интересов ребёнка в КК. С этого года отсекают всех — присутствовать на апелляции разрешено только родителям или опекунам (даже бабушки и другие ближайшие родственники не допускаются). При этом почему-то ссылаются на пункт 1. ст. 64 Семейного кодекса (см. приложение). В итоге, чиновники, оправдываясь заботой о правах детей, написали свой внутренний приказ, согласно которому можно не пускать учителей или других людей по родительской доверенности на апелляцию. Тем самым сами же чиновники нарушают права детей: выпускник, оставаясь один на один перед чужими дядями и тётями, оказывается беззащитным. Это, по-видимому, сделано для того, чтобы лишить учеников прав на защиту и скрыть нарушения при апелляции: на ребёнка легче надавить, легче запугать или просто обмануть, что практикуется в конфликтных комиссиях. Известный и хорошо описанный Салтыковым-Щедриным принцип «держать и не пущать» жив и поныне. Легче совершать насилие над ребёнком, незащищённым взрослыми, в данном случае — учителями.

Третья проблемаэто циничный формализм апелляции. Ребёнок приходит в класс к нужному «эксперту», этот «эксперт» предоставляет ребёнку бланки его работы, и сканы этих же бланков, спрашивает, всё ли верно, и просит расписаться в нескольких местах. После того как ребёнок расписывается, ему заявляют, что (цитирую) «согласно протокола процедуры апелляции вам в апелляции отказано». Я смог записать это высказывание, потому что меня случайно пропустили, приняв за родителя. Ребёнок может задавать вопросы, может возмущаться, но ему будут вежливо повторять, что со всеми такое бывает, что нужно смириться, что процедура апелляции соблюдена согласно протоколу. Возможно, это произносится, как заклинание, для того, чтобы в аудиозаписи беседы ученика и эксперта, которая теперь ведётся, было чётко зафиксировано: «Протокол процедуры апелляции соблюдён» (с нас взятки гладки). Так чиновники, возможно, стремятся обезопасить себя на случай каких-либо претензий в последующем. Очень многие дети и их родители после такой отповеди уходят, не зная, что они имеют право написать новое заявление и потребовать ответить на вопросы, на которые не получили удовлетворительных ответов. А это опять элемент закрытости. Умолчать — это же не соврать — так решают члены комиссии, но это просто означает, что у членов комиссии совесть или спит, или отсутствует. Все попытки узнать, кто есть эти эксперты, их реальные должности и звания, натыкаются на вежливый отказ, мол, не ваше дело. Формализм ответственных чиновников — это ещё одна форма насилия, к которой приучают детей и родителей.

Четвёртая проблемаСТРЕССОВЫЕ и иные критические ситуации, вызванные самой порочной системой ЕГЭ — бездушной машиной скрытого насилия над детьми, отчуждённой от живого человеческого участия. Жёсткой, жестокой, но, главное — неотвратимой, как наказание за преступление, которого ребёнок не совершал. Всех выпускников загоняют в прокрустово ложе ЕГЭ, и совершают над ними насилие. Объявление результатов ЕГЭ воспринимается обществом и, конечно же, детьми, как приговор. Недаром государство ввело процедуру апелляции, часто фиговой, потому что это действительно приговор, который осуществляет система под названием ЕГЭ. Приговор пожизненный или, если у человека есть упорство, то на год. Часто по требованию или просто из-за давления высшего начальства некоторые школьные учителя начинают прессовать детей по поводу ЕГЭ ещё с первого пробного экзамена. И это давление-насилие не прекращается даже на апелляции (детям врут, их запугивают). Не ведётся статистика критических ситуаций, а если и ведётся, то она опять же закрыта, засекречена. Что я имею в виду под такими ситуациями: это прежде всего психофизиологический срыв в результате самой сдачи ЕГЭ. Мальчик покончивший с собой в г. Жирновске Волгоградской области в этом году сразу после экзамена, возможно, не справился с психоэмоциолнальной перегрузкой, вызванной тем, что ЕГЭ напоминает русскую рулетку с увеличенным интервалом выстрела: нажал на спусковой крючок, а выстрел произойдёт только через 10 дней. Ждать результата в течение 10–11 дней для некоторых психически неокрепших детей невыносимо — им легче покончить жизнь самоубийством, чем ждать исполнение приговора. Скрыть факт суицида оказалось невозможно, не то что случаи, когда после экзамена ребёнок еле приходит домой и падает с температурой под сорок или с головной болью, или с сердечным приступом, или если у ребёнка вяло текущий подростковый лейкоз переходит в острую фазу. В этом году мой ученик сразу после сдачи ЕГЭ по русскому попал в онкологию, врач сказал, что толчком к обострению послужил стресс; не будь этого стресса, ребёнок мог бы перерасти и сам справиться с недугом без обострения. Нашим начальникам от образования наплевать, если ребёнок, исходно склонный к психологическим отклонениям, вдруг срывается, попадает в больницу или в неприятную ситуацию, или — самое ужасное — кончает жизнь суицидом. Судьбы детей их не волнуют — чиновников интересуют лишь показатели ЕГЭ. Сама система ЕГЭ, как система жёсткого отбора-отсева, безжалостна, равнодушна к судьбам детей.

Пятая проблемаэто господство прокрустики (термин введён Станиславом Лемом) вместо педагогики и принципов социал-дарвинизма — выживает сильнейший. Почему я говорю о прокрустике вместо педагогики? — потому что прокрустика всех детей с их индивидуальными различиями по ведущему восприятию (лево-правополушарное), по интеллектуальному, психоэмоциональному, волевому, речевому, физическому и пр. загоняет в одно ложе ЕГЭ, жесткое, компьютеризированное, бесчеловечное, равнодушное к их индивидуальным особенностям и различиям. Прокрустика вместо педагогики появилась не случайно. Политика высших чиновников, отвечающих за образование, исходит из принципов социал-дарвинизма: к высшему образованию будут допущены только сильнейшие, конкурентоспособные или платёжеспособные. Это неизбежно будет вести к сегрегации людей по образовательному признаку. Простой пример: у детей с ведущим правополушарным восприятием в 50% случаев будут те или иные проявления дисграфии. Дисграфия — это неспособность овладеть грамотным письмом и иногда — математикой (всем, что связано со знаковыми системами) или огромные сложности в овладении этими навыками. Значит, если не заниматься с такими детьми, а школа ими не занимается — классы коррекционно-развивающего обучения сократили по стране настолько, что можно сказать, что их уже нет, — то такой ребёнок сдаст ЕГЭ по русскому на грани проходного балла, на границе между двойкой и тройкой. Проблема заключается ещё и в том, что у дисграфиков, даже если с ними много заниматься и сформировать навыки грамотного письма, в ситуации стресса наработанные навыки не срабатывают или отключаются, потому что их ведущее правополушарное восприятие в ситуации опасности (а экзамен воспринимается, как опасность) не позволяет включаться ведомому левополушарному восприятию, которое и отвечает за разворачивание навыков грамотного письма. Это значит, что такие дети на экзаменах по математике и русскому языку поставлены в неравные условия со всеми остальными. Это ещё один элемент сегрегации и неравенства граждан России, в которые их ставит система ЕГЭ.

Шестая проблемаэто антигуманная направленность самого ЕГЭ, заключающаяся в том, что ребёнок не имеет возможности повторной сдачи экзамена в случае какого-либо сбоя: такая возможность представляется только через год. Так, если ребёнок на пробном ЕГЭ показал высокий балл, а на реальном ЕГЭ его показатели резко упали, то это симптом того, что что-то прошло не так. Значит, такие дети должны иметь возможность очень тщательного разбора своей неудачи с педагогами и повторного экзамена по желанию самого ученика. Если не захочет, то это его право, но у него должна быть возможность ещё раз попытаться сдать экзамен. В моей практике встречались дисграфики, которые прекрасно сдавали тесты ЕГЭ в домашней и школьной ситуации и даже на пробных экзаменах, но на реальных — в силу особенностей организации их восприятия, зависящего от эмоционального настроя, — допускали больше ошибок, чем в комфортной и привычной ситуации.

Седьмая проблемасистема ЕГЭ устроена многоступенчато, а это увеличивает коррупционные возможности. Так за проведение ЕГЭ в нашей стране отвечают: 1 — Министерство образования; 2 — Рособрнадзор; 3 — Федеральный институт педагогических измерений; 4 — РЦОИ (центры обработки информации); 5 — конфликтные комиссии, проводящие апелляции. Я не видел и не знаю всех деталей (вникать в это противно), но тропу, по которой водят «нужных» учеников и родителей за «нужными» результатами, мне случайно показали. И таких троп, я думаю, множество. А это значит, что сегрегация идёт ещё и по моральному принципу: если ты подл, то ты найдёшь «нужную» тропу к подкупу. Сами тропы уже протоптаны.

Восьмая проблемаэто волюнтаризм и бесконтрольность ведомств, отвечающих за ЕГЭ — так каждый год министерство может менять планку проходного балла, то поднимая, то опуская её. Ежегодно меняются таблицы пересчёта первичного балла в стобалльную систему — это ещё один своего рода механизм манипуляций. Для чего нужен этот перевод из одной системы в другую? — чтобы манипулировать результатами. Так в этом году ровно за сутки до официальной публикации результатов ЕГЭ проходной балл по русскому языку понизили с 36 до 24 — сразу на 12 пунктов. В Интернете просачивалась информация, что сделано это было из-за того, что при 36 проходных баллах количество двоечников составило бы 30%, то есть каждый третий оказался бы двоечником. Значит, нужно бить тревогу и разбираться, но проще, как это делалось и в прошлые годы, волюнтаристски сдвинуть проходной балл и поменять шкалу перерасчётов первичных баллов. Это наглядная демонстрация современной русской пословицы: ЕГЭ что дышло, куда повернул, туда и вышло.

Подводя итоги: ЕГЭ — это бесчеловечный инструмент насилия и отбора-отсева, основным принципом которого является социал-дарвинизм. И если часть школьной системы строится на социал-дарвинистских принципах, то можно сделать вывод: российская система образования перестала быть гуманитарной и социально ориентированной, особенно жестока она в отношении учеников, испытывающих трудности с обучением.

Школьники, сталкиваясь с ЕГЭ, уже с ученической скамьи привыкают к тому, что государство совершает подлоги, как с 64 статьёй Семейного кодекса, действует по понятиям, меняя правила игры по ходу самой игры. Привыкают к насилию, к тому, что побеждает сильнейший или подлейший. Привыкают к тому, что государство антигуманно, цинично и ведёт себя, как напёрсточник, хотя на словах очень печётся о людях. Уже в школе дети сталкиваются с социальным неравенством, а экзамен ЕГЭ ещё больше подчёркивает это неравенство и расслоение.

Приложение

«Семейный кодекс Российской Федерации» от 29.12.1995 № 223-ФЗ (действующая редакция от 05.05.2014)

Статья 2. Отношения, регулируемые семейным законодательством

Семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Комментарий: данная статья очерчивает отношения, регулируемые семейным кодексом, приказ об апелляции не регулируется семейным кодексом, потому что вопросы апелляции относятся к гражданским отношениям и регулируются гражданским кодексом.

Статья 64. Права и обязанности родителей по защите прав и интересов детей

1. Защита прав и интересов детей возлагается на их родителей.
Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий.

Комментарий: данная статья не ограничивает права родителей передоверять их права третьим лицам через нотариально заверенную доверенность или согласие в вопросах, не касающихся семейных отношений; апелляция – это гражданские отношения, поэтому ссылаться на данную статью семейного кодекса, чтобы запрещать родителям доверять свои права в гражданских отношениях, – просто юридически безграмотно и является грубым нарушением прав родителей и ребёнка).

Статья 169. Применение норм настоящего Кодекса

Нормы настоящего Кодекса применяются к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие.

Комментарий: данная статья подчёркивает, что нормы семейного кодекса распространяются только на вопросы семейных отношений; вопросы апелляции относятся к компетенции Гражданского кодекса.

«Гражданский кодекс Российской Федерации» Часть 1 от 30.11.1994 № 51-ФЗ

Статья 1. Основные начала гражданского законодательства
[Гражданский кодекс РФ] [Глава 1] [Статья 1]

Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Комментарий: приказ Министерства образования от 11 октября 2011 г. № 2451 о проведении апелляции не может ограничивать права граждан.

Статья 2. Отношения, регулируемые гражданским законодательством

1. Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения), договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане и юридические лица. В регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования (статья 124).

Статья 8. Основания возникновения гражданских прав и обязанностей

1. Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают:
1) из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему; из решений собраний в случаях, предусмотренных законом;
2) из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;
3) из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;
4) в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;
5) в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;
6) вследствие причинения вреда другому лицу;
7) вследствие неосновательного обогащения;
8) вследствие иных действий граждан и юридических лиц;
9) вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

Комментарий: данное положение определяет, что приказ об апелляции автоматически вводит в действие нормы гражданского кодекса, но отнюдь не семейного.



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?