Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


О книге Дмитрия Жукова «Стой, кто ведёт? Биология поведения человека и других зверей»

Книга Дмитрия Жукова «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей»[1] принесла автору премию «Просветитель» и считается примером очень качественной научно-популярной литературы. Она написана достаточно простым языком с заметной толикой юмора. Автор ссылается как на научные исследования, так и на многочисленные бытовые случаи, литературные произведения и даже анекдоты. Попробуем оценить, что же у него получилось в итоге.

За помощь в написании обзора группа EQUALITY выражает благодарность следующим специалистам: кандидату биологических наук, научному сотруднику кафедры биологической эволюции МГУ Скобеевой В.А., кандидату биологических наук, младшему научному сотруднику ЦСБС СО РАН Дулеповой Н.А., научному сотруднику НИИ ФХБ им. А.Н. Белозерского Никитину М.А., сотруднику РХТУ имени Д.И.Менделеева Журавлевой Н.Н., инженеру РКК «Энергия» Хохлову А.В., кандидату исторических наук, доценту кафедры Отечественной и Всеобщей истории ДВГГУ Романовой М.И., кандидату исторических наук, научному сотруднику при Хабаровском РО «Российский фонд мира» Филимонову А.Г. и кандидату педагогических наук Зинове Е.А.

Кроме того, хотим отметить большой вклад специалистов и любителей из нашей команды, а также из числа наших постоянных соавторов. Большое спасибо Елизавете Романовой, Алексею Тимошенко, Дмитрию Кравченко, Роману Марчевскому, Toad Unknown, Лолите Акемино и отдельное спасибо Phantom Shadow.

Тенденциозный подбор фактов, или «черри-пикинг»

Начнем с глобального замечания: описывая поведение человека, Д. А. Жуков часто действует по следующему алгоритму. Берет явно ненаучные, бытовые утверждения (напр., «талант обобщения не дан женщинам», «у большинства женщин нет чувства юмора» и т. д.), подбирает отдельные факты или исследования в подтверждение этой позиции — и объявляет ее доказанным наукой принципом. Этот прием называется «черри-пикинг» (буквально: «сортировка вишен» — прим. «Скепсиса»), или выборочное представление фактов, и является разновидностью логической ошибки. Иногда вместо исследований Д. А. Жуков апеллирует к художественным источникам вплоть до поговорок (напр., «Послушай женщину и поступи наоборот» ) .

Рассмотрим это на примере. Д. А. Жуков является открытым противником гендерного равенства и пытается доказать в книге, что это вредное явление. Он пишет:

«Современные попытки упразднить социальные институции, закрытые для противоположного пола, которые проводятся под лозунгами «политкорректности», «равенства прав» и пр., вредны еще и потому, что игнорируют врожденную потребность человека в социальной самоидентификации (рис. 8.71). Например, в шведском Институте социологии и медицины сравнили данные на сотрудников всех 290 шведских муниципалитетов по девяти показателям частной и общественной жизни. Результаты показали устойчивую взаимосвязь между гендерным равенством и болезненностью. Так, например, равный уровень дохода и возможность занимать одни и те же должности привели к снижению продолжительности жизни. По мнению авторов исследования, обнаруженную корреляцию можно объяснить тем, что представители сильной половины человечества испытывают психологическую травму от потери традиционно мужских привилегий, а женщины страдают от дополнительной нагрузки и длинного рабочего дня». [Глава 8, Социальный смысл существования двух полов].

Обложки двухтомника Перед нами отличный пример тенденциозного подбора фактов. Такие сложные вопросы, как связь гендерного равенства со здоровьем нельзя освещать, цитируя только одну статью (к тому же, цитировать без должных оговорок, как будет показано ниже). Мы, со своей стороны, можем легко привести научные работы как раз в пользу гендерного равенства. Например, исследование ученых из университета Осло и Лондонской школы гигиены и тропической медицины в журнале Lancet Global Health[2]. Они продемонстрировали, что уровень гендерного неравенства положительно коррелирует с уровнем насилия в семье. Этот вывод был сделан учеными на основе анализа данных 66 разных опросов в 44 странах, причем всего было охвачено 481205 женщин, а сами опросы проводились с 2000 по 2013 год. Такой обширный срез обстановки позволил выяснить, что насилия больше там, где социальные нормы предполагают главенство мужчин, где существует неравное распределение дохода и, разумеется, где прямо допускается физическое насилие в отношении женщин.

Подчеркнем, что указанное исследование относится к числу научных работ очень высокого уровня. Оно опубликовано одним из ведущих журналов с высокой цитируемостью, статистическая достоверность результатов велика (p<0,0001 для ряда оценок), эти результаты согласуются с ранее опубликованными данными, а другие специалисты дали статье весьма лестные оценки (см., например, комментарий в том же журнале[3]). То есть в лучших научных журналах можно найти серьезные исследования, авторы которых прямо пишут о положительном эффекте гендерного равенства.

Другим наглядным примером является работа шведских исследователей из университета Лунда в журнале Scandinavian Journal of Public Health[4], которая показала, что неравное распределение домашних обязанностей в семье коррелирует с большим уровнем усталости, более частыми жалобами жен на нехватку времени и более частыми психосоматическими заболеваниями.

Эта работа не столь солидна; она выполнена на основе выборки всего в 837 женщин, однако она тоже хорошо согласуется с рядом предыдущих исследований — например, в 2000 году специалисты Университета Миннесоты проанализировали затраты времени работающих женщин в США, Швеции и Нидерландах и тоже пришли к выводу о негативном влиянии гендерных стереотипов (публикация в Women & Health)[5].

Два разных примера — социальный, касающийся семейного насилия, и медицинский, касающийся общего состояния здоровья — взяты не случайно. Существует достаточно много свидетельств в пользу необходимости гендерного равенства, и желающие могут самостоятельно найти дополнительные примеры при помощи поисковой системы PubMed.

Более того, не все гладко и с пересказом того единственного исследования, которое упоминает Д. А. Жуков в пользу своей позиции. Ссылка на него в книге отсутствует, но нам удалось найти работу по описанию[6]. По словам Д. А. Жукова, оно показывает ухудшение «девяти показателей частной и общественной жизни.» Однако он не уточняет, что сами ученые уже в аннотации своей статьи прямо написали: «наши заключения носят предварительный, ориентировочный характер в силу методологической неопределенности», а также добавили, что «Швеция могла достичь критической точки, после которой односторонние изменения со стороны женщин не приводят к позитивным эффектам без изменения со стороны мужчин».

Дальше еще интереснее: этот же коллектив позже (в 2009) опубликовал на страницах того же издания работу[7] «Пионеры и отстающие: зависит ли влияние гендерного равенства на здоровье от контекста?» В ней ученые проанализировали структуры больничных, взятых примерно 75 тысячами мужчин и женщин с 1986 по 1999 год; наряду с числом проведенных в отпуске по болезни дней сравнивалась структура домашнего труда, занятость и распределение ухода за ребенком. Итоги исследования показывают, что для мужчин большее гендерное равенство означает меньшую заболеваемость, в то время как для женщин картина обратная. Работы Моны Бэканс, таким образом, не являются однозначными аргументами против равного распределения прав и обязанностей между полами, а заявления Д. А. Жукова не выдерживают критики.

Возьмем еще один пример:

«Главные различия в психике и поведении представителей разных полов в том, что женщины пластичны, а мужчины ригидны». [Глава 8, Пластичность женщин и ригидность мужчин].

Несмотря на то, что Д. А. Жуков считает это главным различием в поведении и психике, проблема ригидности (негибкости) мышления и поведения, методов ее диагностики, а также гендерных различий, которые с ней связаны, весьма сложна. Нам пришлось проделать немалую работу, которую, по идее, должен был проделать сам Д. А. Жуков, когда описывал этот вопрос.

Итак, работы, подтверждающие гипотезу большей распространенности когнитивной ригидности у мужчин, действительно есть. Например, результаты исследования Rigidity of thought and behavior: 100 years of research[8], в котором была рассмотрена история изучения ригидного поведения и мышления, а также были представлены результаты трех тестов (Einstellung Water-Jar Task, Wisconsin Card Sorting Task и Motor-cognitive dimension of the Test of Behavioral Rigidity). Они показали, что мышление и поведение мужчин является более ригидным по сравнению с поведением и мышлением женщин. Однако исследование Rigidity: A comparison by age and gender, выполненное учеными из университета Уэйна, хоть и выявило, что женщины демонстрировали меньшую ригидность мышления по сравнению с мужчинами в возрастной группе от 17 лет до 21 года, в более старшей возрастной группе эта разница не наблюдалась[9].

Интерес представляет также старое, но весьма подробное исследование К. Уорнера Шайе и Чарльза Стротера, осуществленное в рамках довольно известного проекта Seattle Longitudinal Study (Сиэтлские пожизненные исследования, запущенные Шайе в 1956 г. и сосредоточенные на изучении поведения индивида на протяжении всей его жизни. — прим. «Скепсиса».). Оно было направлено на изучение того, как когнитивные показатели изменяются с возрастом. Первый этап, проведенный в 1956-1963 гг., предполагал в том числе определение ригидности поведения и мышления у контрольных групп мужчин и женщин разных возрастов (от 20 до 70 лет) с пятилетним интервалом. Через семь лет эксперимент был повторен с привлечением тех же людей, что проходили тестирование на первом этапе. Для диагностики ригидности поведения использовался тот же самый Test of Behavioral Rigidity, который был применен в работе Rigidity: A comparison by age and gender[9]. В докладе, представленном авторами на заседании Midwestern Psychological Association в апреле 1964 года[10], содержались следующие данные:

images

Так, по итогам первого этапа эксперимента в 70 лет женщины демонстрировали большую по сравнению с мужчинами "motor cognitive rigidity" (т. е. неспособность переключаться с одного вида деятельности на другой), а в 60-65 меньшую, в 55 лет большую, а в 50 меньшую, в 40 и 45 большую, а в возрасте 25, 30 и 35 лет показатели у мужчин и женщин были почти одинаковы. Правда, второй эксперимент, проведенный через 7 лет, показал, что, например, женщины первой возрастной группы продемонстрировали более высокую ригидность, нежели мужчины.

Неоднозначной оказалась и диагностика "personal-perceptual rigidity" (т. е. способности приспосабливаться к новому окружению и отказываться от стереотипов мышления и поведения):

images

Мы снова видим, что по итогам первого этапа эксперимента в 70 лет женщины демонстрируют большую ригидность поведения, а в 65 меньшую, в возрасте 55 лет мужчины и женщины имеют одинаковые результаты, в 45 и 50 мужчины проявляют большую ригидность, а в 40 и 35 большую ригидность проявляют женщины. В возрастной группе двадцатипятилетних результат зависел от года эксперимента: в 1956 года более ригидными оказались мужчины, а в 1963 года — женщины. Иными словами, результаты тестов, представленные в работе Уорнера Шайе и Чарльза Стротера, говорили о том, что четкая связь между ригидностью поведения/мышления и полом отсутствует.

Ряд экспериментов, проведенных автором "Einstellung water jar task" (задача на измерение объема жидоксти при помощи трех гипотетических сосудов, демонстрирующая заданность мышления, готовность следовать привычным формулам вместо использования наиболее эффективных в конкретном случае ходов. — прим. «Скепсиса».) А. С. Лачинсом, показал, что ригидность мышления не является некой «постоянной» величиной, поскольку на результаты эксперимента могут влиять ослабляющие или усиливающие эффект факторы. Так, когда экспериментатор перед началом критической серии заданий "Einstellung water jar task" привлекал внимание испытуемых, записывая на доске фразу наподобие: «Не будьте слепыми», показатели ригидности уменьшались[11]. Когда же испытуемые находились в состоянии стресса или же им не хватало времени для выполнения заданий, то показатели когнитивной ригидности повышались[12]. Эти обнаруженные еще в 50-70-е гг. XX века закономерности могут объяснять изменчивость результатов, которые были представлены в приведенных выше исследованиях.

Иными словами, существующие данные о проявлениях ригидности у мужчин и женщин крайне противоречивы, а методы, которые продолжают использоваться в современных исследованиях по теме, не фиксируют явно заметных отличий в ригидности поведения и мышления у представителей различный полов. Это говорит либо о недостаточной точности самих методов, либо о том, что фактор ригидности поведения и мышления в принципе не связан с полом. Поэтому на данный момент никаких твердых подтверждений тому, что «главные различия в психике и поведении представителей разных полов в том, что женщины пластичны, а мужчины ригидны», не существует. Если эти отличия и наличествуют, то они крайне малозаметны, зависимость результатов испытуемых от обстановки во время тестирования и индивидуальной реакции на нее способна их нивелировать. С помощью существующих методик исследования, которые предполагают, например, решение задач, где после серии однотипных заданий с одинаковыми способами решения нужно было выполнить похожее, но с применением альтернативного метода ("Einstellung water jar task" или "test of behavioral rigidity"[13]), на данный момент однозначную зависимость ригидности мышления от пола выявить не удалось.

По причине того, что зависимость ригидности мышления и пола человека однозначно в современной психологии не установлена, преждевременным выглядит и другое утверждение Д. А. Жукова, связанное с вопросом ригидности поведения и мышления:

«Существование половых различий в ригидности поведения не только человека, но и животных очень важно. Это свидетельствует о том, что пластичность женского поведения и ригидность мужского не являются следствием различий в воспитании, а органично присущи людям, как и другим биологическим видам». [Глава 8, Когнитивные половые различия, Пластичность женщин и ригидность мужчин].

Прежде всего следует отметить, что в одном из экспериментов, описанным Д. А. Жуковым для подтверждения этого тезиса, проверялась вовсе не ригидность/пластичность поведения собак, а изучались особенности их пространственного мышления и проверялось предположение, изложенное в работе Comparing dogs and great apes in their ability to visually track object transpositions[14], о том, что у собак, в отличие от приматов, женские особи справляются с задачами на пространственное мышление лучше мужских[15]. Выводов о том, что выявленные у мужских и женских особей собак когнитивные различия связаны именно с ригидностью их мышления, а не с различиями пространственного мышления у самцов и самок, авторы оригинального исследования не делали. Другой же эксперимент, предложенный Д. А. Жуковым для подтверждения этого тезиса, не зафиксирован в научной литературе, а в самой работе описан крайне скупо, даны только его результаты без сведений о выборке и методологии.

Некорректный пересказ

Следующее замечание связано с первым и фактически расширяет его. Помимо того, что автор ссылается только на отдельные, подтверждающие его слова работы, игнорируя другие, он нередко еще и пересказывает их некорректно. Рассмотрим на примере. Д. А. Жуков пишет:

«Измерение локального кровотока в головном мозге с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии показывает, что при стрессогенных нагрузках у мужчин и женщин активируются разные отделы. У мужчин наибольшие изменения отмечаются в коре больших полушарий, а у женщин — в лимбической системе. Иначе говоря, при стрессе у мужчин активируются отделы мозга, связанные с поиском решения, а у женщин — с генерацией эмоций». [Глава 8, Мужские особи лучше переносят стресс, Физиологические основы приспособленности мужских особей к стрессу].

По ссылке со сноской 403 находится работа Goldstein et al. J. Neurosci. 30: 431–438, 2010[16]. Прежде всего стоит сказать, что это исследование мужчин, а также женщин в различные периоды менструального цикла. В зависимости от периода, результаты женщин различаются между собой. Почему Д. А. Жуков не сделал такую важную оговорку — остается загадкой.

Но куда важнее другое: согласно исследованию, у мужчин во время стресса как раз-таки выше уровень активизации в лимбических структурах (RACG, LACG, LAMYG, HIPPO), чем у женщин обеих групп (см. рисунок ниже).

images

В структурах же новой коры (OFC, PFC), которые играют важную роль при планировании и принятии решений, она также выше у мужчин, но только по сравнению с теми женщинами, которые находятся на стадии овуляции. У женщин в ранней стадии цикла часть структур активизируется во время стресса на том же уровне, что и у мужчин (medPFC, rvmPFC), а часть в меньшей степени (ROFC, LOFC).

Таким образом выходит, что утверждения Д. А. Жукова не просто неточные, а ошибочные. Неизвестно, откуда он взял, что у женщин активизируется в основном структуры лимбической системы, а у мужчин структуры неокортекса, но по приведенной им же ссылке результаты явно другие.

Напоследок отметим, что большая или меньшая активизация структур в ответ на стрессогенный стимул не дают достаточных оснований для того, чтобы судить о том, как человек ведет себя в стрессовой ситуации («эмоциональная реакция» против «поиска решений»). Для того, чтобы выяснить подобное, нужно проводить поведенческие эксперименты, ссылок или хотя бы упоминаний о которых у Д. А. Жукова нет.

Другим примером некорректного пересказа является описание полета Валентины Терешковой. Разберем его подробно. Д. А. Жуков пишет:

«Несмотря на идеологическое значение полета Валентины Терешковой, полеты женщин в космос были прекращены на десятилетия. И причина этого, конечно же, не в том, что ЧСС В. Терешковой значительно дольше возвращалась к норме, чем ЧСС мужчин. Дело в том, что она не выполнила исследовательские программы своего полета. Из 72 часов пребывания на орбите Терешкова значительное время не выходила на связь, видимо, из-за нарушенного сознания. Когда связь удавалось восстановить, она сообщала, что «корабль не управляется». При этом в центре управления отчетливо слышали звук «п» в слове «корабль», что указывало на отключение высших когнитивных функций, поскольку именно так Терешкова произносила это слово до того как попала в Москву и обучилась нормативному произношению». [Глава 8, Мужчины лучше действуют при стрессе].

В этом отрывке искажено большинство фактов. Как можно убедиться из вахтенного журнала полета Валентины Терешковой[17], она выходила на связь на протяжении всего полета с перерывами только на сон. Фразы «корабль не управляется» в вахтенном журнале нет. Из журнала видно, что «Чайка» (позывной Терешковой) регулярно сообщала показания приборов, вводила поправки в систему управления («сверка глобуса» в журнале), проводила фотосъемку Земли. Что касается утверждения, что «Терешкова значительное время не выходила на связь», этому факту тоже есть соответствующее объяснение: «Как выяснилось позже, вместо устных докладов Терешкова передавала информацию об ориентации корабля, включении и выключении ДУ и ходе спуска по азбуке Морзе «на ключе», но эти сигналы никто не принимал. Все ждали устного доклада на других частотах»[18].

Еще цитата Д. А. Жукова:

«Запрет на полеты женщин в космос был совершенно оправдан. В математической теории игр существует теорема, которая доказывает существование выигрышной стратегии в любой игре, правила которой неизвестны. Для этого нельзя повторять проигрышный ход. Первые полеты в космос были такой игрой. Никто не знал, что влияет на космонавта. Поскольку полеты мужчин прошли благополучно, а первый полет женщины провалился, совершенно правильным было решение больше не пускать женщин в космос. Неизвестно, учитывали ли американцы советский опыт запуска женщины в космос, но отряд своих женщин-астронавтов они продержали в резерве вплоть до расформирования». [Глава 8, Мужчины лучше действуют при стрессе].

В этом отрывке проигнорировано, что на сегодня в космос совершили полеты 59 женщин. Первой американкой в космосе стала Салли Райд в 1983 году, принятая в NASA в 1978 году; с тех пор полеты женщин стали для США обыденностью. Все космические агентства, которые в принципе могли отправить на орбиту человека, подготовили и послали в полет женщин. Более того, NASA доверяло астронавткам как пилотирование, так и командование шаттлами — требования к таким участницам полета намного более жесткие, чем к «специалисткам на полет» или тем более космическим туристкам. Пилоты и командиры не должны терять сознания при перегрузках и должны быть способны ориентироваться в пространстве при вращении корабля вокруг оси. Шаттл, в отличие от других космических кораблей, совершает посадку на бетонную полосу, как самолет, и требует ручного управления. Посадка шаттла сложнее, чем посадка пассажирского лайнера или истребителя из-за более высокой посадочной скорости и невозможности второй попытки, но NASA доверило эту работу женщинам-астронавтам, и они с ней справились[19].

Наконец, Д. А. Жуков пишет:

«И тем не менее превосходные результаты на тренировках не свидетельствуют о высокой устойчивости к стрессу и способности принимать решения в стрессогенной ситуации. Испытуемый знает, что по первому же сигналу его немедленно извлекут из бассейна (или барокамеры, или термокамеры), а космонавт в реальном космосе, напротив, знает, что никто не придет ему на помощь. Первые космические полеты были полетами в неизвестность, поскольку создаваемая ситуация, несмотря на все тренировки на земле, имела огромную долю новизны. Это чисто психологический фактор, и он является определяющим неприспособленность женщин к работе испытателей». [Глава 8, Мужчины лучше действуют при стрессе].

Полет Валентины Терешковой на самом деле опровергает это мнение. Во время полета она столкнулась с настоящей стрессогенной ситуацией. Для посадки корабля его нужно развернуть двигателем вперед и включить двигатель, чтобы затормозить и войти в атмосферу. На вторые сутки по программе полета «Чайка» отрабатывала этот разворот на ручном управлении, но корабль повернулся неверно. Включение тормозного двигателя в этот момент привело бы не к сходу с орбиты, а наоборот, к переходу на более высокую орбиту без возможности посадки и гибели космонавтки по мере исчерпания кислорода на борту. Вторая попытка ручного разворота также закончилась неудачей. Лишь с третьего раза, на 45 витке, удалось сориентировать корабль, хотя к этому моменту Терешкова более суток была в стрессе от перспективы медленной смерти от удушья (см. прим 18: там же).

Как видим, описание полета знаменитой космонавтки получилось очень недостоверным.

Выход за границы своей области

Теперь перейдем к очень распространенной проблеме — провальной попытке рассуждать вне границ своей профессиональной области. Чтобы расписать все ошибки Д. А. Жукова, пришлось написать бы целую книгу, поэтому мы ограничимся рядом промахов, которые он допустил по истории и мифологии.

Автор приводит множество примеров из этих областей, в контексте книги они воспринимаются в качестве аргументов, призванных подкреплять авторскую точку зрения. Существует огромное количество различных мифов, так что при должном старании можно подобрать примеры почти под любую концепцию. Это могло бы выглядеть правдоподобно, хотя, конечно же, не имело бы никакого отношения к науке. Однако и такого старания автор не проявляет. Подбирая факты под свои умозрительные построения, он допускает многочисленные ошибки и искажения. Приведем несколько примеров.

Цитата:

«Нравственное чувство возникло не так давно. Афиняне Древней Греции гордились тем, что именно у них, в Аттике, человек впервые смог выходить из дома невооруженным. До этого в обществе существовала этическая система, которую мы теперь называем варварской: «Меня ограбили — это плохо; я ограбил — это хорошо». В некоторых обществах варварская этика доминирует и сегодня, но все же большинство современных людей соблюдают некий нравственный закон, хотя у каждого он свой». [Глава 1, Качественные отличия человека от животных].

Судя по этим словам, автор что-то слышал о «готтентотской морали»: «я украл корову — хорошо, у меня украли корову — плохо». Этой формулой миссионеры XIX века описывали мораль варваров. Автор не понимает, что готтентоты (так же как и другие архаичные этносы) воровали коров не у соседа, а у другого племени. Во времена первобытно-общинного строя воровство среди соплеменников считалось очень тяжёлым преступлением — равно как и все виды насилия.

В Афинах же, как и в других греческих городских конгломератах, существовал гражданский коллектив, именуемый «полис». Так называемая «полисная мораль» регулировала отношения внутри коллектива граждан. Но, встретив чужака за пределами территории своего полиса, афинянин не был скован правовыми ограничениями Афин. И, учитывая постоянные вооруженные стычки между полисами, грек, имевший для этого возможность, должен был хорошо вооружиться.

Цитата:

«Стоики, например, подчеркивали независимость духа от телесной оболочки. Выдающийся представитель этой философской школы, Марк Аврелий, пренебрегая элементарными правилами гигиены, переохладился в дакийских (Румыния) болотах, простудился, заболел и умер во время похода. Внезапная смерть императора, не успевшего подготовить преемника, оборвала золотой век Римской империи, показав, что философы стоицизма ошибались, полагая, что психические функции доминируют над соматическими, т.е. что дух всегда управляет телом и не зависит от него. В действительности психические и соматические (телесные) функции организма теснейшим образом связаны и находятся в постоянном взаимодействии». [Глава 1, Единство психического и соматического].

К сожалению, автор не указал источник, из которого он почерпнул свои представления о стоиках вообще и Марке Аврелии в частности. Начнём с того, что ни один известный стоик, включая Марка Аврелия, не пренебрегал «элементарными правилами гигиены». Римляне вообще отличались очень большим вниманием к гигиеническим процедурам. Стоицизм основан на убеждении, что надо стойко переносить посланные судьбой невзгоды. А не на том, что надо пренебрегать потребностями тела.

Что касается смерти Марка Аврелия, то здесь источники приводят несколько версий, но ни одна из них не имеет никакого отношения к дакийским болотам. Так, Геродиан утверждает, что Марк умер от «тяжёлой болезни» в Паннонии (охватывавшей части территорий современных Венгрии, Австрии, Словакии, Словении, Сербии, Хорватии, Боснии и Герцеговины)[20]. Юлий Капитолин уточняет, что он умер от «моровой язвы» — то есть пандемической инфекции, говоря современным языком[21]. Это так называемая «чума Антонинов» (или «чума Галена»; 165-180 гг.) — скорее всего, черная оспа. Современные авторы биографий императора из династии Антонинов (Фонтен Ф., Марк Аврелий. М., 2005; Birley A.R. Marcus Aurelius: A Life. N.Y., 2001; McLynn F. Marcus Aurelius: A Life. Boston, 2009) говорят именно об этой инфекции. Те же авторы озвучивают версию смерти Марка в Виндобоне (современная Вена), отдавая при этом предпочтение варианту с Сирмием или Бононией-на-Дунае (современные Сремская-Митровица и Баноштор в Сербии). О простуде и Дакии речи не идет вообще.

Цитата:

«Например, греки и римляне не носили штанов. Это не всегда удобно, к примеру больным приходилось обматывать тканью голени и бедра. Но использовать такую практичную вещь, как штаны, они считали невозможным, поскольку для них это было признаком варварства». [Глава 3, Социальные потребности].

На самом деле из античной истории нам известно совсем другое. И греки, и римляне очень охотно учились у других народов, заимствуя всё то, что они считали полезным. Климат и весь образ жизни римлян позволял им обходиться без штанов. Но как только римская экспансия добралась до северных широт, римляне облачились в штаны, заимствовав их, по всей видимости, у галлов. В частности, на знаменитой колонне Траяна можно видеть легионеров и в коротких штанах, наподобие шортиков, и в штанах-чулках. Первоначально этот предмет одежды оставался только армейским, однако впоследствии чрезвычайно широко распространился, о чем свидетельствует попытка его законодательного запрета при императоре Гонории (395-423 гг.)[22] — как варварского, — в условиях, когда государство уже рушилось под натиском варваров.

Цитата:

«Тит Ливий пишет (I: 25–26), что на заре истории Рима спор с соседним городом Альбой однажды решали не войной, а поединком трое на трое. Альбийцы выставили трех братьев Куриациев, а римляне — трех братьев Горациев. В живых остался один из Горациев. Он снял с последнего убитого им врага плащ и, торжествуя, направился к своим. Среди ликующих сограждан одна женщина — его сестра — встретила Горация слезами и упреками. Она была просватана за убитого Куриация и сейчас узнала его плащ на брате. Гораций пронзил сестру мечом. Римляне оказались в непростом положении: герой, принесший победу Риму, совершил уголовное преступление, которое наказывалось смертью. Как пишет Тит Ливий, «его оправдали скорее из восхищения доблестью, чем по справедливости». Но убийство сестры не было забыто. Через улицу был перекинут деревянный брус, и Горацию велели пройти под ним как под ярмом. Так возник обычай строить триумфальные арки для встречи армии из военных походов. Проходя под такой аркой, воины очищаются от совершенных ими на войне убийств, которые в гражданском обществе, в мирной жизни, считаются преступлениями. Неслучайно триумфальные арки устанавливали не в центре городов, а на окраинах. Это не только памятники воинской славы, а заставы на границе мирной жизни, в которой неприемлемы многие стереотипы воинского поведения. [Глава 4, Собственно смещенная активность].

У неподготовленного читателя может сложиться впечатление, что мысль о происхождении триумфальных арок принадлежат самому Титу Ливию. На самом деле это, конечно, не так. Тит Ливий не говорил ничего подобного, потому что это просто неправда. Триумфальные арки были почти во всех городах Рима, и в большинстве раскопанных мест они сохранились. Самые знаменитые из них — Арка Тита, арка Марка Аврелия, арка Августа, арка Траяна. Ни одна из них не находится на окраине, а последняя так и вовсе расположена на форуме, то есть в самом центре города. Не существовало обычая ставить арку на окраине ни в Древнем Риме, ни после него — любой образованный человек может вспомнить хотя бы знаменитую Триумфальную арку в Париже.

Что касается Тита Ливия, то в своём рассказе он просто приводит легенду о том, как появился «сорориум» или «сестрин брус», который к арке никакого отношения не имеет. Специалисты по античной истории считают это объяснение «народной этимологией». На самом деле слово «сорориум» происходит не от слова «сорор» — сестра, а от одного из имён богини Юноны — Сорория. Юнона-Сорория была покровительницей полового созревания девушек, а сам сорориум использовался во время очистительного обряда при первой менструации[23], хотя есть версия, что культ Юноны-Сорории может быть связан с легендой[24].

Цитата:

«Миф о споре Латоны и Ниобы, завершившийся тем, что дети Латоны Аполлон и Артемида убили всех детей Ниобы, сформировался во время неолитического резкого снижения смертности и роста народонаселения. Стало выгодно иметь детей поменьше, но получше за ними ухаживать, чтобы в результате они были лучше приспособлены к борьбе за существование Две женщины поспорили, кто из них достоин бόльших почестей. Ниоба обосновала свои претензии тем, что у нее в семь раз больше детей, чем у Латоны. Обиженная Латона пожаловалась своим детям. А ее детей звали Аполлон и Артемида, они и перебили стрелами всех Ниобидов. Биологический смысл этого мифа очевиден: лучше иметь немного потомков, но более приспособленных к окружающей среде, которые в конкурентной борьбе будут побеждать более многочисленных, но хуже приспособленных особей». [Глава 7, Аффилиативное поведение].

Как и в других случаях, автор не объясняет, почему мы должны относить разбираемый миф к эпохе неолита; единственное основание для этого — необходимость подкрепить его очередную гипотезу.

В исторической науке считается, что наиболее архаичный пласт античной мифологии относится к микенской эпохе, когда «неолитическая революция» была уже далеко позади. Тем более что свою окончательную форму античные мифы принимают только в классический период.

Понимать миф так, как толкует его автор, греки не могли. Потому что у них большое количество детей как раз считалось несомненным достоинством. Что касается проступка Ниобы, то и он не представлял для древнего грека никакой загадки. Ниоба нанесла оскорбление богине, а этого не следовало делать, каких бы ты успехов не достиг по человеческим меркам. Миф прямо говорит, что Аполлон и Артемида перебили детей Ниобы, потому что их матери было нанесено оскорбление. А не потому, что те дети были «менее приспособленными к окружающей среде». Кстати, к какой среде? Неужели боги претендовали на ту же экологическую нишу, что и люди?

В античной традиции есть много мифов о богах, которые наказывали людей за то, что они бросали им вызов, и миф о Ниобе ничем не выделяется из этого ряда.

Цитата:

«В древней Греции при преобладании r-стратегии размножения жизнь детей ценилась невысоко»… «За убийство собственных детей и племянников Геракл был наказан лишь временным служением царю Эврисфею. Там он получил возможность совершить свои 12 подвигов, так что наказание оказалось, скорее, почетным назначением. Сравним, что за убийство взрослого человека — своего друга Ифита — Геракл был осужден на рабство у Омфалы, где не имел возможности совершать подвиги и мужествовать, а выполнял работу по дому, не всегда приличествующую мужчине». [Глава 7, Аффилиативное поведение].

Автор не понимает, что он говорит о патриархальном обществе. В этом обществе убийство собственных детей (хоть отцом, хоть матерью) вообще не рассматривалось как преступление. Это не противоречит тому, что жизнь собственных детей очень ценилась, а их убийство было исключительным событием, требующим экстраординарной причины. Геракл вообще убивает детей не по своей воле. Гера насылает на него безумие, в результате которого Геракл принимает собственных детей за врагов. Никакого отношения к «стратегии размножения» этот миф не имеет.

То же самое относится и к другим мифам о детоубийстве, которые приводит автор. Эти мифы описывают либо крайнюю ситуацию (например, необходимость кровной мести как в случае с Прокной), либо поведение, которое самими греками воспринималось как пример явной девиации (Тантал).

Цитата (Автор приводит, как он думает, пример потребности в подчинении):

«Афродита, которая хорошо разбиралась в потребностях женщин и системе их приоритетов, посоветовала Гиппомену разбрасывать золотые яблоки во время бега. Аталанта воспользовалась поводом отвлекаться на необычное явление и проиграла состязание». [Глава 8, Любовь].

Хотелось бы понять, на каком основании автор пытается додумывать мотивацию героини, которой нет в первоисточнике. В буквальном прочтении миф повествует, что Аталанта проиграла из-за своей самоуверенности, полагая, что она успеет и подобрать яблоки, и победить в состязании.

Желание подчиняться не вытекает из контекста всей истории — Аталанта (кстати, её имя переводится с греческого языка как «непоколебимая») без особых колебаний обгоняла и убивала предшественников Гиппомена. Миф об Аталанте цитируют многие античные авторы, но ни один из них не додумался до приведённого толкования. В сущности, автор пытается найти скрытые мотивы поведения Аталанты, забывая, что перед ним не реальное историческое лицо, а вымышленный персонаж. Рассуждая в подобной манере, можно для любого действия придумать любой мотив.

Закрыть секцию истории и мифологии хочется примером не грубой ошибки, а скорее небрежности. Приводя очередной исторический пример, автор относит жившего в I в. римского императора Отона к XVII в. (со ссылками на Плутарха). Конечно, это можно объяснить простой невнимательностью, но, если уж автор взялся что-то объяснять на исторических примерах, было бы хорошо ориентироваться хотя бы в границах эпох.

Исторические факты искажаются как для соответствия некоторой теории, так и без всякой видимой необходимости, вероятно, в силу слабого знания предмета.

Подмена понятий

Будучи открытым противником гендерного равенства в целом и феминизма в частности, Д. А. Жуков рассказывает о последнем с многочисленными искажениями фактов. Рассмотрим на примере. Вот две цитаты:

«В отличие от феминисток, отстаивающих мнение о полной идентичности двух полов, за исключением функции деторождения, биология придерживается неполиткорректного мнения о существовании фундаментальных отличий мужского пола от женского». [Глава 8, Формирование пола, Возможные последствия рассогласования этапов]; «Среди женщин есть талантливые администраторы и выдающиеся государственные деятели, но, вербуя их на руководящие должности для достижения 50%-ного уровня, мы не только снижаем эффективность управленческих механизмов, но и формируем расстройства психики у огромного количества женщин, не имеющих склонности к социальной активности, но поддавшихся пропаганде феминисток». [Глава 8, Социальный смысл существования двух полов].

Исходя из этих оценок, видно, что Д. А. Жуков воспринимает феминизм в первую очередь (если не исключительно) как движение за игнорирование биологических предпосылок половых различий. Между тем, все обстоит несколько иным образом. Д. А. Жуков не только ошибается в оценке основных задач современного феминизма, но и не учитывает его множественность и разносторонность как политического и философского движения.

Мы будем ссылаться на лучшую на сегодняшний день русскоязычную справочно-обзорную работу о феминизме: Воронина О.А. «Феминизм и гендерное равенство»[25] (издана под грифом Института философии РАН). Автор строит книгу как описание спора и противостояния двух феминистских стратегий: направленных на идею подчеркивания «сходства» и направленных на идею подчеркивания «различий».

Говоря сжато, можно отметить [25, стр. 8]:

  • Феминисток объединяет не оценка, не пропаганда гендерного равенства и тем более не пропаганда равенства биологических предпосылок мужского и женского;
  • Феминисток объединяет критика дискриминации женщин и недооценки статуса и прав женщин в обществе;
  • Многие феминистки подчеркивают различия в поведении мужчин и женщин и не исключают биологической детерминации этих явлений (при этом биологические различия, существуют они или нет, не должны являться основанием для поражения женщин в правах).

Это явно демонстрирует ограниченность понимания Д. А. Жуковым феминизма как движения, якобы сфокусированного на отмене биологических различий. Чтобы подтвердить это, приведем характеристики нескольких (не всех) феминистских направлений, основанных как раз таки на идее (биологических и психологических) различий между мужчиной и женщиной.

  • «Эссенциалистский» радикальный феминизм:

    «...формируются концепции особой женской сущности, или "эссенциализма" (от англ. essence — сущность). В рамках этой концепции предполагается, что все женщины подобны друг другу и принципиально отличаются от мужчин в лучшую сторону. Очевиден явный биологизм этой позиции» [25, стр. 9].

  • Социалистический феминизм (по отношению к вопросу беременности и родов):

    «...феминистки настаивают, что только дифференцированное обращение с женщинами, выполняющими производственные и семейные обязанности, отвечает идее справедливости и может сгладить социальное неравенство. Они уверены, что для устранения дискриминации по полу на рабочем месте должна быть сделана «разумная дискриминация» в пользу женщин в связи с беременностью, материнским отпуском и уходом за детьми». [25, стр. 44].

  • Постмодернистский феминизм:

    «Постмодернистские феминистки предложили считать различия не отклонениями от нормы (неважно, позитивно или негативно оцениваемыми), а выражением плюралистичности мира и человека, которые имеют право существовать и быть признанными». [25, стр. 55].

Таким образом, мы видим, что и многие феминистские направления, и отдельные мыслители не только принимают идею различий между мужчиной и женщиной, но и считают ее важной частью теоретических построений. Уверенность, что феминизм автоматически подразумевает под собой равенство в поведении и биологии полов явно демонстрирует невежественность автора в данном вопросе.

Ошибается Д. А. Жуков и когда говорит о целях феминистского движения:

«Современному человеку лучше бы не пытаться отрицать очевидное, а извлекать практическую пользу из знаний биологии. Когда нам надо передвинуть что-то тяжелое, мы не тестируем всех присутствующих на силу, а просто отбираем врио. грузчиков из числа мужчин. Так же стоит поступать и во всех прочих ситуациях, а не стремиться к 75 %-ному представительству женщин на всех уровнях и во всех профессиях. К сожалению, ООН в 1995 г. провозгласила одной из актуальных задач человечества «гендерный мейнстриминг», т. е. введение гендерного равенства в деятельность органов государственного управления на всех уровнях. Это было сделано без учета мнения специалистов-биологов». [Глава 8, Социальный смысл существования двух полов]

Реальная повестка феминизма заключается не в «75% квоте на женщин» (остается только гадать, откуда он это взял), а в равном доступе к образованию, отсутствию явной и неявной дискриминации, а также в прекращении гендерного насилия. По оценкам ООН примерно каждая третья женщина на Земле была избита или изнасилована своим партнером — вот реальная проблема гендерной дискриминации и гендерного насилия[26]. Феминизм — это про побои, изнасилования, сниженную зарплату и взваливание всей бытовой работы на женщин. Еще он про сексуальную эксплуатацию, отсутствие доступа к контрацепции, издевательства над женщинами на рабочих местах — но никак не про необходимость женского превосходства.

Просто ошибки и искажения естественнонаучных фактов

К сожалению, даже по своему профилю у Д. А. Жукова не все гладко. За небольшим исключением предыдущие примеры не касались основного научного профиля Д.А. Жукова. Но и в своей области знаний автор-биолог порой совершает странные ошибки. Рассмотрим примеры.

Цитата:

«Феминизация мужчин, злоупотребляющих пивом, связана главным образом с фитоэстрогенами, которые в больших количествах содержатся и в пивных дрожжах, и в хмеле. Эстрогены, как и все стероиды, весьма химически стойки. При нагревании они не разрушаются, поэтому их количество не уменьшается в процессе длительного приготовления пива». [Глава 10, Фитогормоны].

Это расхожую страшилку о вреде пива можно смело отнести к научно опровергнутым мифам. Содержащиеся в сырье фитоэстрогены действительно частично сохраняются во время термической обработки и в небольших количествах присутствуют в готовом продукте. Более того, по своей химической структуре они схожи с эстрогенами и даже способны связываться с эстрогеновыми рецепторами[27]. Однако если мы зададимся вопросом об их влиянии на организм человека, то выясним ряд фактов. Во-первых, прием содержащих различные фитоэстрогены препаратов не оказывает влияния на репродуктивную функцию и уровень половых гормонов у мужчин [28][29]. Употребление пива не оказывает влияния на качество спермы[30]. Его эффект на концентрацию тестостерона или не обнаруживается[31], или ограничивается несколькими процентами[32]. У пристрастившихся к алкоголю, в том числе и к пиву, мужчин уровень тестостерона в крови и вовсе оказывается выше среднего (см. прим. 28).

Цитата:

«“На сахарок” можно приманить почти любое животное (кроме кошек), включая птиц и змей». [Глава 2, Обмен углеводов, Метаболическая и гедонистическая функция углеводов].

Змей «на сахарок» не приманивают, такие способы не описаны в научной литературе и неизвестны серпентологам. Большую часть птиц также с помощью сахара не приманивают, хотя те виды, в чей рацион входит нектар, можно приманить на кормушку с сиропом. Сахар также иногда используют для увеличения привлекательности основной приманки — фруктов (больше сока, интенсивнее сладость, сильнее запах), но вот отдельное приманивание на кусок сахара — не встречается. Вообще же животных приманивают на белковую пищу, близкую их естественному рациону питания. Существует целый массив научной литературы на эту тему[33][34][35][36][37][38][39].

Цитата:

«Наличие или отсутствие аффилиативного поведения прямо связано с двумя стратегиями размножения, которые получили название r- и К-стратегии. Первая заключается в обеспечении максимальной скорости воспроизводства потомков, а вторая — в максимальной вероятности выживания родившихся детенышей (рис. 7.16). Простое мнемоническое правило для этих терминов: r — рыбы, К — киты. Большинство видов рыб — r-стратеги, а киты, как и все крупные млекопитающие, — К-стратеги. ... К-стратегия размножения: тщательный уход за небольшим количеством потомков; r-стратегия размножения: большое количество потомков, лишенных родительской опеки». [Глава 7, Аффилиативное поведение].

Автор в этом абзаце верно воспроизводит определения r- и К-стратегий, но дальше совершенно безосновательно привязывает к ним особенности полового поведения разных видов. Вот основные признаки r- и К-стратегий, перечисленные в классической работе[40]:

images

Особенности полового поведения в этом списке не упоминаются.

Цитата:

«К-стратегия, как правило, сопровождается моногамией, а r-стратегия — полигамией и промискуитетом (беспорядочным спариванием). Следует обратить внимание на то, что моно– или полигамия определяется не склонностью к одному или к множеству половых партнеров, а количеством времени, уделяемым родителями уходу за потомством. Иначе говоря, типичный К-стратег, встретив незнакомую самку, которая находится в состоянии течки, скорее всего, совокупится с ней, но вероятность такой встречи невелика, поскольку все свое время он посвящает семье». [Глава 7, Аффилиативное поведение].

Увы, но моногамия у животных — это по определению отношения, в которых спаривается один самец с одной самкой ("Each sex has single mate for life"[41]). Автор зачем-то пытается дать свое определение этого термина, совершенно не связанное с общепринятым.

Все человекообразные обезьяны относятся к видам с К-стратегией. При этом среди них есть моногамные виды (гиббоны), полигамные (гориллы) и промискуитетные (шимпанзе). Среди млекопитающих с r-стратегией (мелкие грызуны) тоже есть как моногамные (американская степная полевка Microtus ochrogaster), так и полигамные виды, и они не отличаются по плодовитости, срокам беременности и возрасту полового созревания, то есть являются в одинаковой степени r-стратегами[42].

На следующих четырех страницах автор безосновательно связывает разные варианты человеческого поведения (склонность заводить внебрачных детей, холодность матери к детям) с r- и K-стратегиями.

Цитата:

«Стратегия социальных контактов — признак с высокой наследуемостью. Это было показано, в частности, в экспериментах с перекрестным воспитанием детенышей матерями полевок двух видов с противоположными стратегиями репродукции. Сразу после рождения детенышей меняли матерями. Родившихся у самки К-стратега подкладывали самке r-стратегу, а ее детенышей — матери К-стратегу. Этот метод называется перекрестным воспитанием. Помет детенышей, генетических К -стратегов, погибал в гнезде приемной матери r-стратега, так как им необходим постоянный обогрев, который самка r-стратег не обеспечивает. Генетические r-стратеги, выросшие в гнезде родителей К-стратегов, став взрослыми, использовали наследственную, а точнее, генетически детерминированную r-стратегию репродуктивного поведения».

Автор, к сожалению, не дает ссылки на исследование, в котором это показано. Между тем классическая статья о перекрестном воспитании детенышей двух видов полевок, моногамного и полигамного[43], приводит совершенно другие факты: среди детенышей Microtus pennsylvanicus, воспитанных моногамными полевками Microtus ochrogaster, половина переняла поведение приемных родителей. Самцы полигамного вида Microtus pennsylvanicus, которые в норме оставляют всю заботу о детенышах самке, стали уделять много времени обогреву и вылизыванию потомства. Эти результаты позволяют предположить, что родительское поведение подвержено влиянию среды на ранних этапах развития детенышей и не детерминировано только лишь генами.

Цитата:

«Вера в универсальную притягательность сладкого проявлялась и в том, что сахар входил в арсенал средств повивальных бабок. Михаил Булгаков в «Записках юного врача» пишет, как однажды приехавший в деревню врач обнаружил у тяжелой роженицы куски рафинада в родовом канале. Таким способом повивальная бабка «выманивала младенчика». Отметим, что в данном случае сахар прямого вреда не приносил. Но, будучи бесполезным, он затягивал вызов врача, а это ухудшало прогноз родов». [Глава 2, Обмен углеводов, Метаболическая и гедонистическая функция углеводов].

Тут сразу несколько ошибок. Во-первых, предложение про то, что «в данном случае сахар прямого вреда не приносил», неверно. Введение сахара нарушает микрофлору влагалища, из-за высокой концентрации сахара нормофлора подвергается лизису за счет осмотического шока[44], а ей на замену приходят чужеродные бактерии, занесенные вместе с кристаллами сахара. Стоит также отметить низкую растворимость сахара в среде слизистых[45], что может привести к механическим повреждениям плода, чьи кожные покровы крайне чувствительны, об острые кристаллы при прохождении им родовых каналов[46].

Во-вторых, вышеуказанный отрывок из произведения Булгакова «Записки юного врача», глава «Тьма египетская»:

«— А сахар?! — воскликнула Анна Николаевна.— Расскажите про сахар, Пелагея Ивановна!

Пелагея Ивановна прикрыла заслонку и заговорила, потупившись:

— Приезжаю я в то же Дульцево к роженице…

— Это Дульцево — знаменитое место,— не удержался фельдшер и добавил: — Виноват! Продолжайте, коллега!

— Ну, понятное дело, исследую,— продолжала коллега Пелагея Ивановна,— чувствую под пальцами в родовом канале что-то непонятное… То рассыпчатое, то кусочки… Оказывается — сахар-рафинад!

— Вот и анекдот! — торжественно заметил Демьян Лукич.

— Позвольте… ничего не понимаю…

— Бабка! — отозвалась Пелагея Ивановна — Знахарка научила. Роды, говорит, у ей трудные. Младенчик не хочет выходить на Божий свет. Стало быть, нужно его выманить. Вот они, значит, его на сладкое и выманивали!

— Ужас! — сказал я.

— Волосы дают жевать роженицам,— сказала Анна Николаевна.

— Зачем?!

— Шут их знает. Раза три привозили нам рожениц. Лежит и плюется бедная женщина. Весь рот полон щетины. Примета есть такая, будто роды легче пойдут…

Глаза у акушерок засверкали от воспоминаний. Мы долго у огня сидели за чаем, и я слушал как зачарованный. О том, что, когда приходится везти роженицу из деревни к нам в больницу, Пелагея Ивановна свои сани всегда сзади пускает: не передумали бы по дороге, не вернули бы бабу в руки бабки. О том, как однажды роженицу при неправильном положении, чтобы младенчик повернулся, кверху ногами к потолку подвешивали. О том, как бабка из Коробова, наслышавшись, что врачи делают прокол плодного пузыря, столовым ножом изрезала всю голову младенцу, так что даже такой знаменитый и ловкий человек, как Липонтий, не мог его спасти, и хорошо, что хоть мать спас».

Как мы видим, сам Булгаков не только не писал о «бесполезности сахара», он демонстрирует опасность такой процедуры как введение кристаллического сахара во влагалище через реакцию шока («Ужас!»).

Цитата:

«Например, межполушарная асимметрия — различия в записи ЭЭГ на левой и правой половине головы — формируется в результате организующего влияния половых гормонов». [Глава 2, Общая часть, Различия между нервной и гуморальной регуляцией].

Никаких точных данных на этот счет пока просто нет. На данный момент существуют только гипотезы о том, как формируется межполушарная ассимметрия и почему она в целом различается у мужчин и женщин. Причем среди гипотез есть и действие социальных факторов[47, стр. 113]. Исследователи даже не пришли к консенсусу по поводу времени окончания латерализации мозга (то есть когда эта ассимметрия полностью формируется), а Д. А. Жуков уже делает такие далеко идущие выводы. В некоторых работах[48] ученые прямо пишут о невозможности сделать какие-либо однозначные выводы. Есть, конечно, и ряд исследований[49][50][51], которые подтверждают связь межполушарной асимметрии с гендером/полом, но эффекты асимметрии проявляются только в тщательно спланированных экспериментах, что еще больше запутывает дело. Наконец, существует и недавнее крупное исследование, в ходе которого вовсе не обнаружили в латерализации статистически значимых половых различий. В конце аннотации написано буквально следующее: «Отмечено некоторое усиление латерализации с возрастом, но никаких половых различий в ней не наблюдалось» [52] . Д. А. Жуков уверенно пишет о том, что пока просто неизвестно.

Цитата:

«Гомосексуализм — это сексуальная ориентация на людей своего пола. Как и во многих других сложных категориях поведения (хищничество, паразитизм), в гомосексуализме выделяют облигатную форму и факультативную. При облигатной форме эротически окрашенные контакты с противоположным полом совершенно исключены. Облигатных гомосексуалистов в популяции человека не более 5 %, причем многие авторы считают, что их доля не выше 1 % для мужчин, а для женщин еще меньше. Факультативный гомосексуализм часто называют бисексуализмом». [Глава 8, Сексуальное поведение, Гомосексуализм].

К употреблению термина «гомосексуализм» вместо более нейтральной «гомосексуальности» придираться не будем. Однако деление гомосексуальности на облигатную и факультативную — уже вызывает подозрение в некомпетентности. Такое деление практически не встречается в работах 70-х годов и позже, поскольку оно создает путаницу между сексуальной ориентацией и сексуальным поведением и по сути является непродуктивным подходом [53][54]. Называть факультативную гомосексуальность бисексуальностью в корне неправильно, потому что первое относится к реализации сексуального желания, а второе — к его направленности. Таким образом, если гетеросексуал прибегает к гомосексуальным контактам из-за невозможности гетеросексуальных (например, находясь в изоляции), то он не становится от этого бисексуалом. Смешивая термины, Д. А. Жуков констатирует сугубо культурно-социальную природу бисексуальности и отрицает роль биологических факторов — но ответа на этот вопрос наука еще не сформировала. Более того, существуют серьезные аргументы в пользу обратного [55][56]. Стоит также отметить, что, приводя данные о распространенности гомосексуальности, Д. А. Жуков несколько вольно цитирует И. С. Кона: оценка в «1-6%» превращается в «1-5% или меньше»[57]. Это мелочь, однако далеко не первый пример небрежности со стороны автора.

В завершение Д. А. Жуков утверждает, что определенная часть гомосексуалов имеет врожденные отличия от гетеросексуалов, и их сексуальная ориентация является лишь одним из проявлений врожденных аномалий. К сожалению, он не приводит никаких доказательств в поддержку этого высказывания. Да и сама формулировка является обтекаемой: естественно, что среди гомосексуалов будут встречаться люди с врожденными аномалиями — вопрос в том, насколько их доля отличается от доли среди гетеросексуалов.

В дальнейшем для объяснения формирования влечения к своему полу Д. А. Жуков прибегает к примерам из работ Платона, произведений Оскара Уайльда и Э. М. Ремарка, хотя совершенно непонятно, какое отношение они имеют к научной стороне вопроса.

Цитата:

«Следует отметить, что представление о существовании пептида сна весьма устойчиво в общественном сознании, и это эксплуатируют фармацевтические фирмы. Например, они выпускают содержащие пептиды лекарственные препараты, которые действительно улучшают сон. Лукавство производителей состоит в том, что кроме пептидов в состав лекарства входит апробированное снотворное. Примером может служить имеющийся в продаже препарат «Дельтаран». В аннотации к нему сказано, что это «смесь синтетического эндогенного нонапептида, называемого дельта-сон индуцирующим пептидом (1 весовая часть), и аминокислоты глицина (10 весовых частей)». Производитель не указывает, что является действующим компонентом этого препарата. Между тем глицин — хорошо известное лекарство, которое нормализует баланс процессов возбуждения и торможения и способствует восстановлению функций организма после утомления и стресса. Среди прочих эффектов глицина — улучшение сна. Таким образом, «Дельтаран» действительно выполняет эту функцию, но «дельта-пептид» служит только ярлыком, привлекающим покупателя». [Глава 9, Сон, Гуморальные факторы и сон].

Разоблачение недобросовестной рекламы — благое дело. Но в этом случае правда не на стороне Д. А. Жукова. В одной дозе препарата содержится 0,3 мг дельта-сон индуцирующего пептида (ДСИП) и 3 мг глицина. Глицин действительно способен улучшать субъективно воспринимаемое качество сна, но требуется его для этого в тысячу раз больше (3 г перорально)[58][59]. Однако ДСИП способен влиять на качество сна в сравнимых концентрациях (~1 мг — 25 нмоль/кг пептида массой 850 Да соответсвует 1-2 мг для людей с массой тела от 50 до 100 кг) при внутривенном введении [60][61]. Таким образом, если этот препарат действительно работает, то его эффект обусловлен в первую очередь ДСИП, а вовсе не глицином.

Цитата:

«Особую роль феромоны играют на ранних этапах созревания организма, в младенчестве. При этом важны феромоны как матери, так и отца. В их отсутствие развитие новорожденного замедляется и может нарушаться … В частности, они никогда не индуцируют поведение человека, как это происходит во время течки животных, но их влияние обычно недооценивается. Это обусловлено тем, что значительная часть обонятельной информации не отражается сознанием». [Глава 2, Общая часть, Классификация гуморальных факторов].

Все рассуждения Д. А. Жукова о феромонах упираются в один простой факт: судя по свежему научному обзору[62], среди метаболитов человека до сих пор так и не было обнаружено ни одного вещества, которое можно было бы с полным правом называть феромоном. Единственное вещество, в некотором роде отвечающее этому определению — это секрет женских сосков, выделяющийся во время лактации, но действует он только на младенцев. В лучшем случае слова Д. А. Жукова — гипотеза, но он выдает их за доказанный факт.

Цитата:

«Гуморальный («гумор» — жидкость) контроль за функциями организма осуществляется веществами, переносимыми с жидкостями, в первую очередь с кровью… Условность деления на нервные и гуморальные механизмы регуляции функций проявляется уже в том, что нервный импульс передается с клетки на клетку с помощью гуморального сигнала: в нервном окончании выделяются молекулы нейромедиатора, который является гуморальным фактором.» [Глава 2, Общая часть].

Нейромедиаторы и жидкие среды организма на самом деле не связаны. Да и механизм их переноса и взаимодействия с рецепторами другой: в пресинаптической клетке везикулы, содержащие нейромедиатор, высвобождают его в синаптическую щель, которая меньше 0,1 микрона. Нейромедиатор диффундирует через эту щель и связывается с рецептором на постсинаптической мембране[63], а гуморальный ответ определяется как циркуляция веществ в крови, лимфе, слюне и так далее[64]. Скорее всего, автор хотел сказать, что деление условное, потому что нервная регуляция по сути тоже осуществляется с помощью химической передачи сигнала. Но описания настолько неудачные, что могут принести неспециалисту больше вреда, чем пользы.

Аналитичность мужчин и склонность к гештальт-восприятию у женщин

Этот пункт выделен отдельно, потому что на тему мужских способностей к аналитике (и якобы отсутствия таковых у женщин) сломано больше копий, чем по любому другому поднятому в этом обзоре вопросу.

Рассказывая об аналитическом и интуитивном мышлении и связанными с ними гендерными отличиями, Д. А. Жуков отмечает следующее:

«Способность видеть целостный образ, или гештальт-восприятие, проявляется и в развитой интуиции женщин. Интуицию мы понимаем здесь как способность принимать решения без осознанной цепи логических рассуждений. Женщина часто не может объяснить последовательный ход своих мыслей, который привел ее к определенному решению. Но на его принятие влияют все особенности изучаемого женщиной явления, многие из которых могут и не быть осознанными ею. Если же мужчина не может объяснить себе логически весь ход рассуждений, то и решения никакого он не принимает». [Глава 8, Когнитивные половые различия, Аналитичность мужчин и склонность женщин к гештальт-восприятию].

О способности женщин к аналитическому мышлению Д. А. Жуков высказывается тоже в весьма категоричной форме: «Талант обобщения не дан женщинам…» Однако вопрос, связанный с аналитическим и интуитивным мышлением у представителей различных полов, тоже довольно сложен.

В целом в работе Д. А. Жукова само различие между аналитическим (логическим) и интуитивным типами мышления описано верно. Его можно провести по трем следующим признакам: временному (длительность процесса мышления), структурному (членение на этапы) и по уровню протекания (осознанность процесса). Аналитическое мышление развернуто во времени, его отдельные этапы четко выражены, и думающий может рассказать о них другому человеку. Для интуитивного мышления характерна быстрота протекания, отсутствие четко выраженных этапов и основывается на свернутом восприятии всей проблемы сразу с пропуском отдельных звеньев рассуждения[65]. Однако вопрос о гендерных отличиях, связанных с аналитическим и интуитивным мышлением, тоже является довольно сложным.

Склонность к тому или иному типу мышления, как и ригидность поведения и мышления, довольно сложна для диагностики. Существует несколько методик определения склонности к аналитическому либо интуитивному типу. Одной из таких методик является "rational-experiential inventory" (REI). Это опросник, содержащий ряд утверждений, с которыми испытуемый должен согласиться или не согласиться, и которые определяют его склонность к аналитическому или интуитивному типу мышления. Результаты тестирования, представленные в работе группы ученых под руководством С. Эпштейна Individual differences in intuitive-experiential and analytical-reasoning thinking styles[66], не отразили гендерных отличий в области интуитивного и аналитического мышления. Другое исследование, в котором также для определения типа мышления использовался опросник REI, также не показало гендерных отличий в склонности к аналитическому или же интуитивному мышлению[67]. Авторы отметили, что в отношении гендерных отличий результаты их исследования подтвердили результаты работы С. Эпштейна. В работе 2004 года Intuition, women managers and gendered stereotypes, авторами который были Джон Хэйс, Кристофер Эллинсон и Стивен Армстронг, также не было отмечено подтверждений тому, что у женщин принятие решений базируется на интуитивном принципе мышления, а у мужчин на аналитическом[68], что противоречит утверждению, высказанному в книге Д. А. Жукова о том, что «если мужчина не может объяснить себе логически весь ход рассуждений, то и решения никакого он не принимает» .

Помимо предложенного Эпштейном опросника REI для определения роли интуитивного мышления применялся также "Westcott's test of intuitive ability" (WTIA), принцип действия которого заключался в том, что испытуемым нужно было понять, что изображено на картинке, по отдельным ее фрагментам. Исследование 1985 года Intuition, cognitive style, and hemispheric processing, авторы которого для диагностики интуиции опирались на WTIA, также не подтвердило гипотезы о том, что у женщин превалирует интуитивный тип мышления[69].

Достаточно любопытным выглядит и комплексное исследование Giftedness and Intuition польского ученого Мацея Карвовского, проведенное в 2008 году, одной из целей которого было проанализировать типы мышления у одаренных студентов. В процессе эксперимента, который предполагал диагностику когнитивных особенностей студентов по таким тестам, как прогрессивные матрицы Равена, "Urban & Jellen test of creative thinking-drawing production", тест на определение творческих способностей KANH, "Westcott's test of intuitive ability", опросник MBTI и др., была найдена положительная корреляция между академической успеваемостью и стремлением к аналитическому типу мышления, однако четкой связи между полом испытуемых и их тяготением к интуитивному либо аналитическому типу мышления установлено не было[70].

Проведенное в 1997 году исследование группы ученых, возглавляемой Уильямом Таггартом, Rational and intuitive styles: Commensurability across respondents' characteristics, базировавшееся на предложенном автором опроснике, в котором были представлены 6 моделей обработки информации, которые могли быть отнесены к интуитивному либо логическому типу мышления, также не показало связи между полом и интуицией[71].

Впрочем, следует отметить, что не все исследования не показывали связи между полом испытуемых и их тяготением к аналитическому либо же интуитивному мышлению. Так, например, исследование Уэстона Эгора, проведенное в 1986 году, показало, что женщины-менеджеры во всех контрольных группах чаще давали ответы, связанные с интуитивным типом мышления, нежели мужчины[72]. С другой стороны, в работе Майкла Киртона Adaptors and innovators at work: Styles of Creativity and Problem Solving[73] были опубликованы результаты, которые демонстрировали, что мужчины чаще принимают решения, продиктованные интуитивным типом мышления, нежели женщины.

Как видим, вопрос о склонности мужчин и женщин к аналитическому или же интуитивному типу мышления соответственно также продолжает оставаться дискуссионным. Несмотря на то, что значительная часть исследований не фиксирует связи между склонностью к одному из типов мышления и полом испытуемого, существуют работы, авторы которых на основе тестов выявляли большую склонность к интуитивному типу мышления как у мужчин, так и у женщин. Это несоответствие в результатах тестирований на достаточно больших выборках (3000 человек в работе Уэстона Эгора, 1621 — в работе Джона Хэйса, например) может быть объяснено гипотезой, которая была представлена, например, в уже упоминавшемся здесь исследовании The role of intuition and improvisation in project management, авторы которого, Стивен Лейборн и Юджин Садлер-Смит, отмечали, что сама склонность к определенному типу мышления может не быть присуща тому или иному человеку изначально, но сам индивид может в зависимости от ситуации прибегать к интуитивному или же аналитическому принципу, однако эта гипотеза также еще не нашла однозначного подтверждения.

Тем не менее, современные исследования в области интуитивного и аналитического типов мышления не дают возможности с уверенностью говорить о том, что женщины склонны преимущественно к интуитивному, а мужчины к аналитическому принципу, как это было представлено в работе Д. А. Жукова. И совершенно точно они не позволяют делать категоричные утверждения наподобие «Талант обобщения не дан женщинам…» или же «Если же мужчина не может объяснить себе логически весь ход рассуждений, то и решения никакого он не принимает», поскольку даже в работах, где говорилось о наличии гендерных отличий в склонности к тому или иному типу мышления, фиксировались решения мужчин, продиктованные интуитивным типом, и решения женщин, продиктованные аналитическим типом мышления.

«Бритва Оккама»

Мы решили закончить обзор «бритвой Оккама» и ошибками Д. А. Жукова в понимании этого принципа.

Цитата:

«Поведение человека изучают не только биологи и медики, но и социологи и психологи, а также представители других гуманитарных дисциплин. Но в основе такого сложного и многообразного феномена, как поведение человека, лежат прежде всего биологические закономерности. Утверждая это, мы следуем принципу, предложенному европейским ученым Уильямом Оккамом (1288–1348): «Не следует умножать сущности сверх необходимого». [Глава 1, Биологические основы поведения человека].

Начнем с того, что принцип, называемый «бритвой Оккама» существовал задолго до самого Оккама, со времен Аристотеля. Стоит заметить, что бритва Оккама не запрещает более сложные объяснения, тем более не делает их неверными, а лишь рекомендует оптимальный порядок рассмотрения гипотез.

Контекст, в котором автор рассуждает о принципе Оккама, позволяет предположить, что автор путает номинализм с редукционизмом. Редукционизм, в том виде, в котором он сформулирован Декартом, действительно предлагает искать самое простое объяснение и разлагать проблему на максимально простые составляющие. Однако это совершенно не значит, что любой вид редукционизма одинаково хорош для описания реальности, достаточно вспомнить хотя бы биологические воззрения самого Декарта.

Д. А. Жуков в первой главе своей книги путает методологический редукционизм с эпистемиологическим. То есть не понимает, что одно дело — не строить неоправданно сложных теорий для простых явлений, что совершенно правильно, и другое — упрощать теорию невзирая на сложность явления, делая ее более простой ,чем оно само, что, разумеется, неприемлемо. Кроме того, он отрицает наличие собственных законов, возникающих по мере роста сложности изучаемой системы. В начале XXI века странно комментировать незнакомство автора с такой очевидностью, как несводимость свойств целого к сумме свойств его частей.

И всё же

Нам не хочется окрашивать обзор исключительно в черные тона. Несмотря на обилие ошибок и неточностей (а нами была показана лишь часть), мы не можем не отдать должное проделанной Д. А. Жуковым работе. Многое в книге написано верно и занимательно. Рассказывая о психофизиологии, автор описывает много интересных случаев, которых в других учебниках не найдешь. Чувствуется, что Д. А. Жуков читал лекции много лет. Но ряд описанных выше проблем очень сильно обесценивает все хорошее, что есть в его книге. Научно-популярная литература должна не только увлекательно, но и корректно пересказывать новости науки. Она должна содержать необходимые оговорки, отделять гипотезы от фактов и сообщать о конкурирующих точках зрения. И, конечно же, в ней должен быть какой-то условный лимит на количество ошибок и искажений. На наш взгляд, книге Д. А. Жукова необходима по крайней мере существенная переработка. А пока нам остается лишь удивляться, каким образом она заслужила премию «Просветитель».



По этой теме читайте также:


Примечания

1. Жуков Д. А. Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей. В 2 т. М., 2014.

2. Lori L. Heise, Andreas Kotsadam, Cross-national and multilevel correlates of partner violence: an analysis of data from population-based surveys, http://www.thelancet.com/journals/langlo/article/PIIS2214-109X(15)00013-3/fulltext.

3. Kathryn L. Falbemail, Jeannie Annan, Jhumka Gupta, Achieving gender equality to reduce intimate partner violence against women, http://www.thelancet.com/journals/langlo/article/PIIS2214-109X(15)00006-6/fulltext.

4. Eek F., Axmon A. Gender inequality at home is associated with poorer health for women, http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25504654.

5. Gjerdingen D., McGovern P., Bekker M., Lundberg U., Willemsen T., Women's work roles and their impact on health, well-being, and career: comparisons between the United States, Sweden, and The Netherlands, http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/11310808.

6. Mona C. Backhans, Michael Lundberg , Anna Månsdotter, Does increased gender equality lead to a convergence of health outcomes for men and women? A study of Swedish municipalities, http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S027795360700041X.

7. Mona C. Backhans, Bo Burström, Lars Lindholm, Anna Månsdotter, Pioneers and laggards — Is the effect of gender equality on health dependent on context? http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0277953609000409.

8. Schultz P.W., Searleman A. Rigidity of thought and behavior: 100 years of research // Genet Soc. Gen. Psychol. Monogr. 2002, May. 128(2):165-207.

9. Lawrence T. Vollhardt Rigidity: A comparison by age and gender // Social Behavior and Personality. Volume 18, 1990, Issue 1, pp. 17-26.

9. Lawrence T. Vollhardt Rigidity: A comparison by age and gender // Social Behavior and Personality. Volume 18, 1990, Issue 1, pp. 17-26.

10. Schaie K. Warner; Strother Charles R. A cross-sequential study of age changes in cognitive behavior. https://sharepoint.washington.edu/uwsom/sls/Documents/1960/CrssSeqStudyAgeCog.pdf.

11. Luchins A. S., Luchins E. H. Wertheimer's seminars revisited. Problem-solving and thinking. V. 3. Albany, 1970.

12. Cowen Е. L. The influence of varying degrees of psychological stress on problem-solving rigidity // Journal of Abn. and Soc. Psychol. 1952, N. 47., p. 512-529.

13. Klaus Warner Schaie. A test of behavioral rigidity // Journal of Abnormal Psychology, 12/1955; 51(3).

14. Rooijakkers E. F., Kaminski J., Call J. Comparing dogs and great apes in their ability to visually track object transpositions // Anim. Cogn., 2009, 12, 789–796.

15. Corsin A. Müller, Christina Mayer, Sebastian Dörrenberg, Ludwig Huber, Friederike Range Female but not male dogs respond to a size constancy violation // Biology Letters, October 2015, Volume 11, Issue 10.

16. Goldstein et al. J. Neurosci. 30: 431–438, 2010. https://vk.com/doc1397369_420293596?hash=e5af795a36df4bb462&dl=345e96b36aa370a1dc.

17. Вахтенный журнал журнал полета В.В. Терешковой. http://gagarin.energia.ru/past-future/191-vakhtennyj-zhurnal-poleta-v-v-tereshkovoj.html.

18. Мировая пилотируемая космонавтика. История. Техника. Люди. М., 2005. С. 25. http://podarini.ru/index.php?productID=175

19. Women in Space // NASA, http://history.nasa.gov/women.html

20. Геродиан. История императорской власти после Марка, любое издание, (1:3).

21. Юлий Капитолин. Жизнеописание Марка Антонина, философа. любое издание, строфа 28.

22. Pharr C. The Theodosian Code. Princeton, 1952. P. 415.

23. Тит Ливий. История Рима от основания города. Книга I. М., 1989 (Примечания к главе 1).

24. Renard M. Aspects anciens de Janus et de Junon // Revue belge de philologie et d'histoire, tome 31, fasc. 1, 1953, pp. 5-21. http://www.persee.fr/docAsPDF/rbph_0035-0818_1953_num_31_1_2160.pdf .

25. Воронина О.А. Феминизм и гендерное равенство, М., 2003.

26. Прогресс женщин мира 2008/2009: Кто несет ответственность перед женщинами?, (ООН), стр. 10. здесь http://www.un.org/ru/development/surveys/docs/poww08_09.pdf.

27. Joseph V. Turner, Snezana Agatonovic-Kustrin, Beverley D. Glass. Molecular aspects of phytoestrogen selective binding at estrogen receptors // Journal of Pharmaceutical Sciences Volume 96, Issue 8, August 2007, pp. 1879–1885. http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/jps.20987/references.

28. Jill M. Hamilton-Reeves, Gabriela Vazquez and oth. Clinical studies show no effects of soy protein or isoflavones on reproductive hormones in men: results of a meta-analysis // Fertility and Sterility, August 2010 Volume 94, Issue 3, Pages 997–1007. http://www.fertstert.org/article/S0015-0282(09)00966-2/abstract.

29. Julie H. Mitchell, Elizabeth Cawood and oth. Effect of a phytoestrogen food supplement on reproductive health in normal males // Clinical Science, Jun 01, 2001, 100 (6), pp. 613-618. http://www.clinsci.org/content/100/6/613.

30. Tina Kold Jensen, Shanna Swan, Niels Jørgensen and oth. Alcohol and male reproductive health: a cross-sectional study of 8344 healthy men from Europe and the USA // Hum Reprod., Aug 2014, 29(8), pp. 1801–1809. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4093992/.

31. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/3172777.

32. Sierksma A, Sarkola T, Eriksson C.J., van der Gaag M.S., Grobbee D.E., Hendriks H.F. Effect of moderate alcohol consumption on plasma dehydroepiandrosterone sulfate, testosterone, and estradiol levels in middle-aged men and postmenopausal women: a diet-controlled intervention study // Alcohol Clin. Exp. Res., 2004, May, 28(5), pp. 780-5 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/15166654.

33. Наумов Н. П., Карташев Н. Н. Зоология позвоночных. Часть 2. Пресмыкающиеся, птицы, млекопитающи. М., 1979. С. 272.

34. Акимушкин И.И. Мир животных. Птицы. Рыбы, земноводные и пресмыкающиеся М., 1995. С. 462.

35. Трейго А.А., Цой З.В. Особенности разведения и обитания представителей подотряда змеи на примере щитомордника уссурийского. Приморская государственная сельскохозяйственная академия, 2012, сс. 109-114.

36. Туниев Б.С., Орлов Н.Л., Ананьева Н.Б., Агасян А.Л. Змеи Кавказа: таксономическое разнообразие, распространение, охрана. СПб., 2009 (Зоологический институт РАН, Лаборатория орнитологии и герпетологии), с. 193.

37. Ардамацкая Т.Б. Змеи — истребители птиц, гнездящихся в дуплах // Русский орнитологический журнал, Т. 11, № 204, 2002, сс. 1076-1079.

38. Порублев В.А. Биология и морфология змей. Ставрополь, 2008 , с 52.

39. А. А. Крицкий, Н. Н. Полушкина. Удавы и питоны. Уход и содержание. М., 2009, с. 70.

40. Pianka, E.R. On r and K selection // American Naturalist, 1970, 104 (940), 592–597. doi:10.1086/282697.

41. Stephen Stearns, Rolf Hoekstra, Evolution. An introduction. Oxford, 2005.

42. The psychobiological basis of cooperative breeding in rodents. Carter C. Sue, Roberts R. Lucille Solomon // Nancy G. (Ed), French, Jeffrey A. (Ed). Cooperative breeding in mammals, N.Y., 1997, pp. 231-266.

43. Betty McGuire. Effects of Cross-Fostering on Parental Behavior of Meadow Voles (Microtus pennsylvanicus), 1998. http://jmammal.oxfordjournals.org/content/69/2/332.abstract .

44. Шлегель Г. Общая микробиология. М., 1987. С. 283.

45. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, том XXIX (57). СПб., 1900. С. 483.

46. Савельева Г.М. Акушерство. М., 2000. С. 816.

48. Christine Chiarello, Suzanne E. Welcome and oth. A Large-Scale Investigation of Lateralization in Cortical Anatomy and Word Reading: Are There Sex Differences? // Neuropsychology, 2009, March, 23(2): 210–222. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3086359/pdf/nihms77610.pdf.

49. Caeyenberghs K., Leemans A. Hemispheric lateralization of topological organization in structural brain networks // Hum. Brain Mapp., 2014, Sep., 35(9). http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24706582.

50. Proverbio A.M., Mazzara R., Riva F., Manfredi M. Sex differences in callosal transfer and hemispheric specialization for face coding // Neuropsychologia, 2012, Jul., 50(9). http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22727879.

51. Tomasi D., Volkow N.D. Laterality patterns of brain functional connectivity: gender effects // Cereb Cortex, 2012, Jun., 22(6). http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/21878483.

52. Jared A. Nielsen and oth., An Evaluation of the Left-Brain vs. Right-Brain Hypothesis with Resting State Functional Connectivity Magnetic Resonance Imaging. PLOS ONE. http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0071275. Пер. «Скепсиса», оригинал фразы: "Small increases in lateralization with age were seen, but no differences in gender were observed".

53. R. C. Kirkpatrick. The Evolution of Human Homosexual Behavior // Current Anthropology, Vol. 41, No. 3 (June 2000), pp. 385-413. http://www.jstor.org/stable/10.1086/300145?seq=1#page_scan_tab_contents.

54. Sexual Expression: A Global Perspective. http://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1300/J082v28n03_14.

55. http://link.springer.com/article/10.1023%2FA%3A1014087319682.

56. http://psycnet.apa.org/?&fa=main.doiLanding&doi=10.1037/0735-7044.117.5.1096.

57. Кон И. С. Введение в сексологию. М., Медицина, 1988.

58. Wataru Yamadera, Kentaro Inagawa and oth. Glycine ingestion improves subjective sleep quality in human volunteers, correlating with polysomnographic changes // Sleep and Biological Rhythms, Volume 5, Issue 2, April 2007, pp. 126–131. http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/j.1479-8425.2007.00262.x/abstract.

59. Makoto Bannai, Nobuhiro Kawai and oth.The Effects of Glycine on Subjective Daytime Performance in Partially Sleep-Restricted Healthy Volunteers // Front Neurol, 2012, Apr. 18. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3328957/.

60. Schneider-Helmert D., Gnirss F., Monnier M., Schenker J. and oth. Acute and delayed effects of DSIP (delta sleep-inducing peptide) on human sleep behaviour // Europe PubMed Central. http://europepmc.org/abstract/med/6895513.

61. D. Schneider-Helmert, G. A. Schoenenberger. The influence of synthetic DSIP (delta-sleep-inducing-peptide) on disturbed human sleep // Experientia, September, 1981, Volume 37, Issue 9, pp. 913-917. http://link.springer.com/article/10.1007/BF01971753.

62. Tristram D. Wyatt. The search for human pheromones: the lost decades and the necessity of returning to first principles. Proc. Biol. Sci. 2015, Apr. 7. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4375873/.

63. Шульговский В.В. Основы нейрофизиологии Учебное пособие. М., 2000.

64. Северин Е.С. Биохимия. Учебник для ВУЗов. М., 2004, С. 779.

65. Сидоров П.И., Парняков А.В. Введение в клиническую психологию. Учебник для студентов медицинских вузов. М.-Екатеринбург, 2000.

66. Epstein S., Pacini R., Denes-Raj., Heier H. Individual differences in intuitive-experiential and analytical-reasoning thinking styles // Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 71(2), Aug. 1996, 390-405.

67. Stephen Leybourne , Eugene Sadler-Smith. The role of intuition and improvisation in project management // International Journal of Project Management, 24 (2006), 483–492.

68. John Hayes, Christopher W. Allinson, Steven J. Armstrong. Intuition, women managers and gendered stereotypes // Personnel Review, 2004, Vol. 33 Issue 4, pp. 403–417.

69. Fallik B., Eliot J. Intuition, cognitive style, and hemispheric processing // Percept. Mot. Skills, 1985, June, 60(3): 683-97.

70. Maciej Karwowski. Giftedness and intuition // Gifted and Talented International , V. 23 N. 1, Aug. 2008, pp. 115-124.

71. Taggart W. M., Valenzi E., Zalka, L., Lowe, K. B. Rational and intuitive styles: Commensurability across respondents' characteristics // Psychological Reports, 1997, 80: 23-33

72. Weston H. Agor. The logic of intuitive decision making: a research-based approach for top management. N.Y., 1986.

73. Kirton, M. J. Adaptors and innovators at work // Styles of Creativity and Problem Solving (Kirton, M.J. ed.). L., 1989.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?