Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание

Общее заключение

Международная комиссия по расследованию преступлений военной хунты в Чили на своей первой сессии, проходившей в Хельсинки с 21 по 24 марта 1974 года, рассмотрела следующие вопросы:

  1. Заговор против народа и законного правительства Чили, включая иностранное вмешательство во внутренние дела Чили.

  2. Нарушение основных прав человека.

  3. Положение политических заключенных и беженцев.

Комиссия, в состав которой входит свыше 50 деятелей со всех континентов, придерживающихся различных политических убеждений, тщательно изучила обширные и очень важные материалы. Она заслушала значительное число свидетелей, наблюдателей и экспертов. Ей были представлены многие документальные и вещественные доказательства, в том числе документальные кино и фотоматериалы, имеющие существенное значение.

Будучи глубоко обеспокоенной представленными материалами и убежденной в необходимости разоблачения и осуждения беззаконий и жестокости военной хунты, узурпировавшей власть в Чили, Комиссия считает нужным сделать следующее заявление.

I

11 сентября 1973 года горстка мятежных офицеров устроила государственный переворот в целях свержения законного правительства Чили. Этот переворот явился результатом заговора, который готовился с начала 1972 года, и его нельзя расценивать иначе, как преступление, равнозначное государственной измене.

Военная хунта пытается оправдать незаконный захват власти и с этой целью обвиняет правительство президента Сальвадора Альенде в причастности к некоему заговору в целях развязывания гражданской войны совместно с партизанами, прошедшими подготовку за границей. Но хунта не смогла представить никаких доказательств в подтверждение этого обвинения.

Правительство президента Альенде было избрано демократическим путем и постоянно подтверждало свою решимость неукоснительно соблюдать конституцию страны; военная же хунта, утверждающая, будто она выступает в поддержку конституции, на деле отменила ее и приняла меры для навязывания новой конституции, которая, несомненно, будет означать дальнейшее подавление демократических прав народа страны.

Совершенно очевидно, что иностранные круги оказывали давление, имевшее целью свершение законного правительства Чили. Действия частных и государственных финансовых учреждений США, равно как и американских корпораций, с одобрения правительства США были направлены на экономическое удушение Чили. Международный банк реконструкции и развития, одно из специализированных учреждений Организации Объединенных Наций, отказался предоставить Чили какую бы то ни было финансовую помощь при обстоятельствах, которые недвусмысленно наводят на мысль об оказании на него нажима со стороны США.

Имеются и прямые подтверждения того, что корпорация «Интернэшнл телефон энд телеграф» вынашивала планы создания экономического и политического хаоса, стремясь помешать деятельности чилийского правительства по управлению страной, и об этих планах было известно Центральному разведывательному управлению США (ЦРУ). Представляются также достаточно обоснованными обвинения ЦРУ в попытках внедрения своих агентов, в причастности к организации диверсий и актов политического насилия, как и к самому военному перевороту. К тому же этот переворот совпал с демонстративными маневрами и передвижениями кораблей военно-морского флота США в районе чилийского побережья, которые проводились самостоятельно или совместно с кораблями чилийского военного флота.

Все эти обстоятельства свидетельствуют о весьма последовательном сотрудничестве США с организаторами военного переворота в Чили и их причастности к этому перевороту. Такой вывод может быть подтвержден высказываниями высокопоставленных деятелей США, сделанными как до, так и после переворота. Подобное вмешательство ставило целью лишить Правительство Чили возможности добиться национальной независимости страны в экономической области и произвести существенную реорганизацию социальной И экономической структуры.

Согласно основным принципам международного права и Уставу Организации Объединенных Наций, подобное вмешательство во внутренние дела Чили представляет собой серьезное посягательство на политическую независимость и суверенитет этой страны.

Материалы, рассмотренные Комиссией, позволяют сделать твердые выводы относительно стратегии и образа действий антидемократических и неоколониалистских сил, которые узурпируют власть, создавая или используя тяжелые экономические условия и кризисы в развивающихся странах. От этих сил исходит угроза самоопределению народов и миру во всем мире.

II

В момент государственного переворота повсеместно имели место аресты и убийства. Людей произвольно и без всякого разбирательства казнили, руководствуясь лишь единственным стремлением запугать и подчинить население. Бомбардировкам были подвергнуты президентский дворец, рабочие кварталы, промышленные предприятия и другие здания.

Большое число чилийцев, включая многих из тех, кто никогда не занимался никакой политической деятельностью, были задержаны, подвергнуты допросам и пыткам, в результате которых многие из них погибли. Многих заставляли присутствовать на пытках членов их семей. Жен и других членов семей арестованных брали в качестве заложников и подвергали жестокому обращению. Женщин насиловали, детей отбирали у их родителей и помещали под стражу.

На основании фикции «осадного положения в период войны», объявленного в стране, а затем оформленного специальным декретом, были учреждены военные трибуналы для суда и наказания лиц, обвиненных в нарушении приказов хунты. Эти, в сущности, военно-полевые суды сохраняют полную юрисдикцию до тех пор, пока существует «состояние войны». Принцип, согласно которому уголовный закон не может иметь обратной силы, игнорируется этими судами, несмотря на торжественные заверения, данные министром юстиции хунты о намерении соблюдать этот принцип.

Охота на членов правительства Альенде и тех, кто ему сочувствовал, ставит целью исключительно привлечение этих людей к суду за прошлую деятельность и политику, применение к ним репрессий.

Приговоры военных трибуналов, которые не подлежат обжалованию, носят необоснованно суровый характер, явно несоразмерный тем проступкам, в которых обвиняют подсудимых. Их приговаривают к 30-летнему сроку тюремного заключения или даже к смертной казни. Именно подобных приговоров сейчас требуют для военнослужащих, которые отказались принимать участие в перевороте. Обвиняемые, которых подвергают подобному упрощенному судопроизводству, лишены процессуальных гарантий на защиту.

Диктаторский режим хунты поставил вне закона все демократические организации и отменил все демократические порядки с вытекающими из них правами и свободами. Так, хунта запретила политическую деятельность и объявила незаконными все политические организации, связанные с правительством президента Альенде, покончив тем самым с основными правами свободно проводить собрания и создавать организации мирного характера. Хунта полностью покончила со свободой информации, закрыв газеты и введя строжайшую цензуру. Массовое сожжение книг стало символом ее вопиющего презрения к культуре.

Одной из главных отличительных черт нынешнего режима является подавление рабочего класса. С правом рабочих на создание своих организаций было покончено путем запрета всех свободных профсоюзов. Эксплуатация трудящихся была усилена в результате замораживания их заработной платы и введения принудительной сверхурочной работы без материального вознаграждения. Трудящихся лишили даже самого права на труд, прибегнув к массовым увольнениям исключительно по политическим соображениям.

Военная хунта проявляет лютую ненависть к иностранцам. Для нее характерны сугубо расистские тенденции, которые видны в преследовании некоторых этнических меньшинств, например индейцев мапуче и цыган.

В целом картина, которая складывается на основе этих фактов, напоминает дни прихода к власти фашизма в Германии. И наконец, совершенно очевидно, что военная хунта никогда не собиралась выполнять своих торжественных обещаний, высказывавшихся ею в ООН,— об уважении прав человека, как и обязательств,

вытекающих из международного права. Напротив, она глумится над такими авторитетными международными документами, как принятая ООН Всеобщая декларация прав человека, Пакт о гражданских и политических правах 1966 года, одобренный и ратифицированный Чили, и Американская конвенция о правах человека 1969 года.

III

Огромное количество политических заключенных все еще находится в тюрьмах, концентрационных лагерях и других местах заключения. Данные об их численности часто расходятся, поскольку хунта не публикует на этот счет никакой информации и не допускает никакой международной инспекции. В целом все эти заключенные находятся в крайне тяжелых условиях. Зверское обращение с ними и пытки стали повседневным делом. Многих из них провоцируют на побег, а затем расстреливают «при попытке к бегству». Их не только терроризируют, но и вынуждают жить в условиях постоянной неуверенности в будущем в силу неопределенности их юридического положения и отсутствия контактов с женами и другими членами семей, равно как и с адвокатами. Значительную часть заключенных власти держат в полной изоляции. Лишь в редких случаях им предъявляют официальные обвинения; большое число людей направляется в места заключения на неопределенное время исключительно в превентивных целях. Над ними постоянно висит угроза близкой казни, о чем свидетельствует недавнее сообщение о возможности физической ликвидации некоторых политических деятелей.

С первых же дней переворота в очень тяжелом положении оказались иностранные беженцы, находившиеся в Чили. В момент переворота большое число этих беженцев было подвергнуто пыткам и умерщвлено. Несмотря на соответствующие заверения, сделанные министром иностранных дел хунты, многие из них были насильственно репатриированы в свои страны. Такие международные организации, стоящие на страже гуманности, как управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев, получили возможность сделать кое-что в этой области, и то лишь на условиях, поставленных хунтой, которая полностью игнорирует обязательства, вытекающие из Женевской конвенции 1951 года о правовом положении беженцев и дополнительного протокола 1967 года.

Ряд правительств и посольств предоставили многим чилийцам и гражданам других государств дипломатическое и территориальное убежище, проявив тем самым определенную смелость. Однако политика, проводимая хунтой, явно идет вразрез с издавна (установившейся практикой и обычаями, сложившимися в Латинской Америке в отношении предоставления дипломатического убежища. Вопреки общепринятой процедуре, большому числу лиц было отказано в такой мере безопасности.

Несмотря на тот факт, что предоставление дипломатического убежища являет собой мирный и гуманный акт, администрация хунты без малейших колебаний совершала нападения и запугивала представителей дипломатического корпуса, которые пытались действовать в этом направлении. Открыто нарушая Венскую конвенцию 1961 года о дипломатических сношениях, солдаты хунты обстреляли кубинское посольство, убив и ранив лиц, которые обрели защиту в этом дипломатическом представительстве.

***

Международная комиссия не должна рассматриваться как суд. Она не имеет ни прерогатив, ни власти суда. Единственная санкция, которой она располагает, — моральный вердикт человечества.

Поэтому Комиссия обращается с призывом, имеющим экстренный характер, ко всем людям и организациям, всем правительствам и межправительственным органам:

    осудить преступления хунты против прав человека и вмешательство США во внутренние дела Чили;

    добиваться изоляции военной хунты от международного сообщества стран;

    прекратить всякую поддержку хунты;

    оказать активную поддержку борьбе чилийского народа за восстановление законного правительства;

    оказать на хунту нажим и добиться отмены военного положения, прекращения террора, полной ликвидации всех концентрационных лагерей и освобождения всех политических заключенных.

Комиссия будет продолжать свою работу до тех пор, пока это будет необходимо.

Из телеграммы Комиссии ООН по правам человека
чилийской военной хунте

Комиссия по правам человека, неизменно выражавшая свое негодование по поводу нарушений прав человека, призывает ваше правительство немедленно положить конец всяческим нарушениям прав человека, совершенным вопреки принципам Устава ООН и других международных документов, включая международные соглашения по правам человека. Комиссия выражает особое беспокойство о людях, чья жизнь, по имеющимся сведениям, находится в непосредственной опасности. Среди них выдающиеся политические, общественные деятели, деятели культуры — бывшие министры, сенаторы, ректоры университетов и профессора, такие, как Клодомиро Альмейда, Луис Корвалан, Энрике Кирберг, Педро Фелипе Рамирес и Ансельмо Супе, чья жизнь, как сообщается, находится в настоящее время в величайшей опасности ввиду состояния их здоровья и условий тюремного заключения.

Комиссия настаивает на том, чтобы упомянутым выше лицам и другим чилийским и иностранным гражданам, находящимся в таком же положении, не чинилось препятствий при выезде их из страны, если они того пожелают.

Комиссия требует, чтобы чилийские власти немедленно сообщили ее председателю о мерах, предпринятых в связи с настоящей телеграммой, а также о судьбе и положении как упомянутых лиц, так и других, кто, по имеющимся сведениям, находится в опасности.

Призыв к мировой общественности в связи с угрозой жизни брошенных в тюрьмы чилийских политических деятелей и членов их семей

Во время первой сессии Международной комиссии по расследованию преступлений военной хунты в Чили из этой страны поступили сообщения, свидетельствующие о новых серьезных нарушениях прав человека.

Лили Кастильо была арестована в Сантьяго только за то, что она жена Генерального секретаря Коммунистической партии Чили Луиса Корвалана.

Кроме того, как известно комиссии, Альберто Корвалан был подвергнут зверским пыткам и находится сейчас в заключении в концентрационном лагере Чакабуко. Он виновен лишь в том, что является сыном этого политического борца.

Эти факты свидетельствуют о том, что в Чили в нарушение всех правовых норм цивилизованного общества зверским репрессиям подвергаются члены семей преследуемых деятелей.

Это лишь один из бесчисленного множества случаев преследования членов семей чилийских деятелей. В отношении самого Луиса Корвалана и тысяч других граждан были допущены нарушения правовых норм:

    за выдачу Луиса Корвалана было обещано вознаграждение;

    с ним бесчеловечно обращались в помещении военного училища, куда он был доставлен после ареста;

    его держат в заключении на острове Досон, условия на котором, как известно, обрекают людей на смерть;

    подготавливается внесение в уголовный кодекс особого положения, которое гарантировало бы вынесение Луису Корвалану смертного приговора, если он выживет на острове Досон.

Совесть цивилизованного человечества не может мириться С этими новыми фашистскими преступлениями. Нельзя спокойно наблюдать за тем, как фашисты пытаются повернуть вспять колесо истории и воскресить ее самые темные времена.

Находясь в концентрационном лагере на острове Досон, Луис Корвалан заявил, что он любит жизнь, но не боится смерти, если ему придется умереть за справедливое дело, Все, кому дорога жизнь и ненавистны антигуманные акции фашизма, не могут оставаться безучастными. Объединенные чувством уважения к людям, к принципу самоопределения народов и потому отвергающие тех, кто не уважает ни людей, ни принцип самоопределения, мы призываем свободных людей всего мира безотлагательно выступить с протестом: потребовать сохранения жизни Луиса Корвалана и неприкосновенности его семьи, равно как и сохранения жизни одного из руководителей Социалистической партии — Клодомиро Альмейды, председателя Радикальной партии Ансельмо Суле, бывшего министра горнорудной промышленности Педро Фелипе Рамиреса из Партии левых христиан, бывшего министра Фернандо Флореса из рабоче-крестьянской партии МАПУ, бывшего министра Луиса Матте Вальдеса, руководителя Левого революционного движения Хуана Баутисты ван Шовена и всех других патриотов, которые томятся в тюрьмах или подвергаются преследованиям,— это синоним борьбы за восстановление прав человека и основных свобод народа Чили.

Выступим же в защиту их жизни!

Спасем преследуемых чилийских, патриотов!

Заявление в связи с предстоящим судебным процессом над группой офицеров

Во время государственного переворота по приказу хунты было уничтожено много офицеров, унтер-офицеров и солдат чилийской армии только за то, что они остались верными присяге и своему долгу и отказались исполнять приказы группы офицеров, предавших свою страну.

Известно, что в начале апреля 1974 года хунта собирается начать судебный процесс над 64 офицерами чилийских ВВС. Этим честным и мужественным людям, выступившим в защиту справедливости и отказавшимся участвовать в акте предательства, грозит смертный приговор.

Этого нельзя допустить!

Мы уверены в том, что солдаты и офицеры чилийской армии, которые не могут оставаться равнодушными к интересам народа и к судьбе тех, кто еще вчера был в их рядах, должны испытывать тревогу за своих товарищей. Мы призываем их поднять свой голос в защиту офицеров, предаваемых суду. Мы убеждены в том, что предъявленные им обвинения абсолютно несправедливы. Мы требуем, чтобы суд не выносил обвиняемым смертного приговора. Будущее докажет обоснованность этого требования.

Мы требуем, чтобы этот судебный процесс был открытым и чтобы иностранным юристам, выразившим пожелание участвовать на процессе в качестве адвокатов подсудимых, была предоставлена такая возможность. Наши требования базируются на основных и всеми признанных гарантиях демократического правосудия. Эти гарантии признаны также чилийскими законами и провозглашены в Международном пакте о гражданских и политических правах. Отказ удовлетворить эти требования свидетельствовал бы лишь о твердом намерении хунты во что бы то ни стало казнить обвиняемых. С юридической точки зрения это был бы фарс. Мы призываем мировую общественность выступить в защиту жизни обвиняемых.

Обращение к начальникам концентрационных лагерей и тюрем в Чили

Каждый день поступают все новые сообщения о жестоких репрессиях против ни в чем не повинных людей, которые томятся в концентрационных лагерях и тюрьмах Чили. Здесь, в Хельсинки, на сессии Международной комиссии по расследованию преступлений военной хунты в Чили, мы получили новые свидетельства этих злодеяний.

Мы убеждены: придет час, когда виновные в этом будут привлечены к уголовному суду. Именно поэтому, исполненные решимости продолжать наши усилия но расследованию, мы торжественно предупреждаем начальников концентрационных лагерей и тюрем об их ответственности за совершаемые ими тяжкие преступления. Мы предупреждаем и о том, что никакие их ссылки на то, что они действовали по приказу свыше, не будут приниматься во внимание.

Эти люди не должны надеяться на то, что им удастся избежать расплаты. Их будут искать и найдут хотя бы на краю света и передадут в руки чилийского народа для того, чтобы правосудие свершилось. Мы призываем ах задуматься о своей судьбе и прекратить преступления.

Мы призываем тех, кто пока еще не обагрил свои руки кровью невинных людей, заранее подумать о своей ответственности перед людьми и законом и не позволить хунте сделать себя соучастниками преступлений.

Мы требуем немедленно и полностью положить конец преступлениям, совершаемым против народа Чили.

Призыв к Всемирной организации здравоохранения,
Всемирной ассоциации врачей и всем медицинским работникам

Комиссия заслушала показания очевидцев о том, что произошло в области медицины и в государственной системе здравоохранения Чили после захвата власти хунтой.

Комиссия обращает внимание медицинских работников на ликвидацию государственных органов здравоохранения, созданных при правительстве Альенде. Была не только уволена значительная часть медицинского персонала, но также арестованы, подвергнуты пыткам и даже казнены сотни врачей, администраторов медицинских учреждений, медицинских сестер и других представителей медицинского персонала. Многим другим постоянно угрожает физическая расправа.

В то же время были получены доказательства, свидетельствующие о роли, которую играют руководители «медицинской коллегии» Чили как в местном, так и в общенациональном масштабе, а также о роли, которую лично играют некоторые врачи. Эти врачи даже в сфере своих профессиональных обязанностей служили агентами военной хунты. По их доносам многие медицинские работники были впоследствии арестованы и убиты.

Некоторые из этих врачей в военных госпиталях принимали непосредственное участие в пытках антифашистов, в том числе и своих коллег. Такие зверства, по крайней мере косвенно, поощрялись «медицинской коллегией». Этот орган в последние несколько месяцев перед государственным переворотом был инициатором забастовок работников медицинских учреждений, причем эти забастовки были направлены на то, чтобы подорвать государственную систему здравоохранения. Это также способствовало свержению законного правительства. После государственного переворота эта «коллегия» опубликовала список врачей и других представителей медицинского персонала, которые отказались покинуть своих больных и продолжали выполнять профессиональные обязанности. Весь медицинский персонал был разделен таким образом на три категории — «А», «Б» и «В» — в зависимости от того, были ли это люди, «заслуживающие доверия», нерешительные или враждебные по отношению к фашистской власти хунты.

Комиссия придерживается мнения, что этот вопрос относится к ведению Всемирной организации здравоохранения, которая должна немедленно принять меры для того, чтобы спасти жизнь врачей и других представителей медицинского персонала, которые находятся в тюрьме или подвергаются опасности ареста в Чили.

Она должна также провести серьезные расследования относительно преступной деятельности «медицинской коллегии» и врачей, которые попирали моральные принципы своей профессии. Мы выступаем за то, чтобы Всемирная организация здравоохранения послала в Чили комиссию по расследованию. Никогда не следует забывать о том, что один из Нюрнбергских процессов после поражения германского фашизма был специально посвящен преступлениям нацистских врачей. Преступления, которые совершаются сегодня некоторыми пользующимися доверием хунты врачами, в значительной мере подобны тем, за которые были осуждены нацистские медики в Нюрнберге.

Заявление о защите культурных ценностей в Чили

11 сентября 1973 года — черный день в истории мировой культуры.

С приходом к власти фашистской хунты в Чили эта страна — родина двух лауреатов Нобелевской премии в области литературы, небольшая страна, чей вклад в мировую культуру был высоко оценен,— превратилась в очаг разрушения творений человеческого разума.

С этого дня по просвещению, культуре, науке, искусству и всем видам массовой информации наносятся все новые сокрушительные удары.

Смерти Пабло Неруды, ускоренной той драмой, которая произошла в Чили, показалось мало для врагов гуманизма, и они решили разграбить его дом, уничтожить бесценные произведения искусства, подлинное наследие мировой культуры.

Известного исполнителя народных песен Виктора Хару пытали, а затем убили.

Одним из результатов приезда на север Чили Серхио Арельяно Старка, этого «генерала смерти», было убийство Хорхе Пеньи, дирижера детского симфонического оркестра «Ла Серена».

Угрожающий характер приобретает положение университетов. Восемь центров высшего образования в Республике Чили лишены своей автономии: власти допустили грубое вмешательство в их дела, назначив ректорами университетов представителей вооруженных сил. Даже Католический университет, к чьим прерогативам по традиции относились с уважением, утратил свою независимость. Ректор Государственного технического университета Энрике Кирберг, бывший ректор университета в Консепсьоне Эдгардо Энрикес и проректор Гало Гомес были брошены в концентрационные лагеря. Из общего числа 130 тысяч студентов университетов 25 тысяч человек были исключены, и многие из них сейчас находятся в тюрьмах. Другим пришлось эмигрировать. Университеты настолько опустели, что газета «Меркурио» опубликовала 3 марта занявшие несколько полос объявления ряда университетов о заполнении большого числа вакантных мест.

Такие предметы, как социология, антропология и журналистика, ликвидированы, а все учебные программы, связанные с социальными и политическими науками, аннулированы.

Весьма показательно, что д-р Асенхо, всемирно известный нейрохирург, лауреат национальной премии, вынужден был эмигрировать, поскольку ему не разрешали работать на родине.

Что касается органов массовой информации, то Международная ассоциация печати должна была признать, что в настоящее время в Чили нет свободы печати.

В тот день, 11 сентября, только в Сантьяго участники военного путча заставили замолчать девять радиостанций. Для этого использовались даже военно-воздушные силы. Участники путча упразднили 11 сентября пять газет, семь журналов и два издательства. Их оборудование и архивы были почти полностью уничтожены.

Со дня военного переворота хунта контролирует все телевизионные каналы. Она подвергает цензуре сообщения всex средств массовой информации.

Ниже приводятся цифры, которые свидетельствуют о подавлении хунтой демократической печати и о преследовании журналистов в Чили. По неполным данным, 44 журналиста, в том числе Аугусто Оливарес, бывший директор седьмого телевизионного канала, убиты. Свыше 150 человек брошены в концентрационные лагеря, 100 газетных работников эмигрировали, почти 500 человек остались без работы, уволенные военными властями.

Но, быть может, самый характерный символ этого безудержного варварства, который буквально во всем напоминает нацизм, — это сжигание книг. Таким путем военная хунта решила продемонстрировать свою враждебность к культуре. Она сожгла, в частности, книги, посвященные жизни Пабло Неруды, Виктора Хары и тысяч других деятелей культуры и искусства. Все это тревожит совесть человечества и порождает самые мучительные воспоминания, требуя принятия неотложных мер.

Мир уже знает, что такое фашизм; нельзя позволить безнаказанно уничтожать самые прекрасные творения человечества.

Мы призываем ЮНЕСКО, национальные и международные организации деятелей культуры, университеты, студенческие и журналистские объединения и всех деятелей культуры во всем мире поднять свой голос и призвать к тому, чтобы было прекращено варварское подавление культуры и ее творцов в Чили.

Обращение ко всем юристам мира

Юристы, судьи, адвокаты, профессора права ряда стран, собравшиеся в Хельсинки, 22, 23 и 24 марта 1974 года обсудили документы, заслушали информацию и свидетелей в связи с нынешним состоянием судопроизводства в Чили. Они пришли к твердому выводу, что декрет № 5, опубликованный 22 сентября 1973 года, привел к установлению в Чили чисто фиктивного «состояния войны». Это имело своей целью и привело к передаче в юрисдикцию военных судов, предусмотренных для «военного времени», всех категорий дел, решаемых произвольно, без обычных конституционных гарантий судопроизводства. Сейчас эти военные суды под руководством хунты квалифицируют как преступления такие действия, которые до 11 сентября 1973 года не считались преступными. Тем самым они Придают обратную силу уголовному закону.

Даже те чилийские юристы, которые были известны своей оппозиционностью правительству Альенде, осудили тот факт, что при сложившихся обстоятельствах и перед лицом запугивания, объектом которого они стали, эти юристы лишены возможности нормально осуществлять судебную защиту.

Комиссия призывает юристов всего мира, ассоциации юристов и судебных работников:

    а) осудить такое положение, которое противоречит всем юридическим нормам;

    б) потребовать, чтобы хунта аннулировала декрет № 5, установивший в Чили фиктивное «состояние войны»;

    в) поддержать соответствующую петицию чилийских юристов;

    г) требовать допуска иностранных юристов на предстоящие судебные процессы и их участия в защите подсудимых;

    д) направить в Чили делегацию юристов для сбора данных об условиях содержания под стражей и об обеспечении предписаний закона, соблюдении гарантий защиты и общепризнанных норм национального, обычного и международного права.

Национальные и международные организации юристов, отдающие себе отчет в том, что лишение обвиняемых основных процессуальных гарантий представляет для них серьезную угрозу, призываются присоединиться к этому обращению.

Программа дальнейшей деятельности Комиссии

Распространение информации о первой сессии

Комиссия считает ближайшей и неотложной задачей обеспечить широкое распространение и гласность документальных доказательств и других материалов, представленных первой сессии, равно как заключений и выводов, сделанных сессией. С этой целью предлагается:

    1) провести пресс-конференции и слушания в возможно большем числе стран;

    2) направить материалы сессии правительственным и неправительственным организациям, наиболее авторитетным общественным деятелям и агентствам печати;

    3) выпустить книгу, содержащую протоколы комиссии и другие относящиеся к этому вопросу документы, которые сочтено будет целесообразным включить в нее;

    4) содействовать подготовке документального фильма (или фильмов) о сессии, возможно, при сотрудничестве киноработников ряда стран;

    5) приложить максимум усилий, чтобы через посредство издательств, телевидения, радио, газет и других средств массовой информации довести результаты расследования комиссии до сведения мирового общественного мнения.

Направление делегаций

Секретариат уполномочивается послать делегации или найти другие способы направления информации о нарушении прав человека и общепризнанных принципов международного права в Чили на предстоящие конференции солидарности и сессии, в частности на:

    сессию Генеральной Ассамблеи ООН;

    Всемирную конференцию по здравоохранению (май 1974 года);

    собрание представителей интеллигенции по случаю 70-летия со дня рождения Пабло Неруды (12 июля 1974 года);

    Генеральную конференцию ЮНЕСКО (сентябрь 1974 года);

    Генеральную конференцию Международной организации труда (июнь 1974 года);

    сессию Экономического и Социального совета в тот момент, когда Комиссия ООН по правам человека представит ему результаты своих расследований, касающихся Чили;

    Верховному комиссару ООН в Женеве по делам беженцев;

    Конференцию по подтверждению и развитию международного гуманитарного права, работающую сейчас в Женеве.


Дальнейшие расследования, исследовательские группы

Необходимо принять дальнейшие меры для получения из Чили и из стран, где сейчас живут чилийские политические беженцы, новых данных о преступлениях, совершенных и совершаемых военной хунтой. Особое внимание следует обратить на нарушение социальных прав трудящихся — рабочих, крестьян и интеллигенции — и их профессиональных организаций. Должны подвергнуться дальнейшему изучению также вопросы, связанные с иностранным вмешательством и поддержкой хунты. С этой целью секретариату предложено определить, на основе консультаций с чилийскими друзьями, наиболее подходящие пути и средства получения достоверной информации о нынешнем и будущем положении в Чили; при этом главной задачей является получение информации об условиях, в которых содержатся политические заключенные, особенно руководители демократических и прогрессивных сил Чили, такие, как Луис Корвалан, Клодомиро Альмейда, Ансельмо Суле, Педро Фелипе Рамирес, и другие на острове Досон и в других тюрьмах и концентрационных лагерях. Секретариат должен также сформировать подкомиссии или исследовательские группы:

  1. Юридическую: чтобы следить за ходом предстоящих политических судебных процессов в Чили для представления юридического анализа этих процессов вышеупомянутым конференциям и мировой общественности. Данной подкомиссии, которая должна состоять из всемирно известных юристов, следует попытаться участвовать в этих судебных процессах, и ее члены могли бы взять на себя задачу защиты подсудимых. Подкомиссия должна также приступить к подробному изучению индивидуальной ответственности ведущих членов хунты и-других высокопоставленных лиц.

  2. Медицинскую: чтобы изучить отношение к больным, а также к медицинскому персоналу в Чили. На основе результатов расследования подкомиссия должна представить Международной Организации Красного Креста информацию, касающуюся медикаментов, продовольствия и медицинского персонала, которые необходимы в Чили для оказания практической помощи лицам, находящимся в заключении, раненым, больным и голодным. Всемирный совет церквей также необходимо просить принять меры в этом направлении.

  3. По вопросам культуры: чтобы изучать факты систематического уничтожения культурных ценностей чилийского народа и подрыв системы национального просвещения. Данная подкомиссия должна, в частности, рекомендовать меры по сохранению Исла Негра и добиться для него такого статуса, на основе которого охраняются памятники, являющиеся частью культурного наследия всего человечества.

Секретариату следует рассмотреть возможность проведения заседаний таких подкомиссий по приглашению различных организаций, которые готовы покрыть связанные с этим расходы.

Состав Комиссии

Секретариат должен стремиться к расширению участия в Комиссии всемирно известных политических деятелей, юристов, деятелей науки и культуры, особенно из тех стран, которые еще в ней не представлены.

О второй сессии Комиссии

Секретариату предложено изучить данный вопрос, учитывая политический климат в стране, где могла бы состояться сессия, возможность обеспечения соответствующего распространения информации среди всех слоев международного общественного мнения, равно как и финансовую сторону. Как один из возможных вариантов следует продумать вопрос о проведении сессии в Копенгагене в сентябре 1974 года.

Финансовые вопросы

Организации и лица, которые озабочены положением в Чили, призываются помочь в сборе средств на оплату части оставшихся непокрытыми расходов по первой сессии и по дальнейшей деятельности Комиссии. Вклады следует направлять на счет № 1973 почтового банка Финляндии.

Предыдущая | Содержание

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
За живой и мёртвой водой
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?