Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Свидетельствуют политические деятели Чили

Преступления, возведенные в ранг официальной политики

Из выступления Генерального секретаря Социалистической партии Чили Карлоса Альтамирано

Члены высокой комиссии по расследованию, заслушав полные драматизма неопровержимые показания свидетелей, наверное, уже получили представление о том разнузданном и массовом терроре, который фашистская военная клика развернула против мужчин и женщин моей родины и находящихся в Чили граждан других стран, против людей самых различных взглядов, общественного положения и культурного уровня, лиц гражданских и военных, светских и церковных, участников народного движения или просто граждан, известных своими демократическими взглядами и верностью конституции.

Насилия, убийства, доносы, попрание самых элементарных прав человека, устранение политических противников, нарушение основных норм международного права возведены военной хунтой в ранг официальной политики. В чем же кроется основная причина этого взрыва насилия и беззаконий, который разрушил самую долговечную демократию в Латинской Америке и одну из самых долговечных демократий в мире — демократию буржуазную и потому в основе своей однобокую и неравноправную, но являющуюся плодом 150-летней борьбы народа и его организаций?

Никогда в Чили не было большей демократии и свободы, чем при правительстве Сальвадора Альенде. Еще никогда не проводились столь глубокие структурные преобразования в обществе при полном уважении взглядов политической оппозиции. Еще никогда за всю историю Латинской Америки ни одна нация, за Почетным исключением Кубы, не поднимала столь высоко знамя освобождения человека и народа. Еще никогда не наблюдалось в Чили такого Подъема энтузиазма и активности трудящихся, никогда раньше не излучали они столько оптимизма и уверенности в своем будущем. Народ был у власти. Именно это вызывало ожесточенную ненависть у империалистов, влиятельных иностранных монополий и продажной крупной буржуазии, предающей интересы родины. Именно они потопили в море крови народное движение. Чилийская демократия была заменена самой жестокой и бесчеловечной диктатурой. Цели у империализма прежние: сохранить систему господства и эксплуатации, задержать неумолимое наступление тех сил, которые роют ему могилу. Однако империализм способен ныне приспосабливать свои методы к конкретной обстановке. В Чили, например, было введено новое военно-политическое понятие: «состояние войны против внутреннего врага», и таким образом функция национальных вооруженных сил, состоящая в защите территориального суверенитета, была сведена к репрессиям и массовому истреблению противников диктатуры.

В Азии империализм ввел термин «вьетнамизация» для прикрытия своей агрессии; в Латинской Америке по этому же принципу он пытается «чилизировать» контрреволюцию и фашистский военный переворот. Именно поэтому международная солидарность с такой небольшой страной, как Чили, не имеющей значительного экономического или военного веса в мире, но являющейся огромной политической и моральной силой, приобретает особое значение.

В солидарности с народом Чили находят выражение самые высокие ценности и самые глубокие устремления современного человечества.


Цель переворота — ликвидация национального суверенитета Чили

Из выступления Армандо Урибе[1]

Разрушение чилийского государства — такова была цель переворота 11 сентября 1973 года. Речь шла о том, чтобы навсегда лишить страну суверенитета, независимости. Для достижения этой цели объединились две силы: империалисты США и предатели из чилийских вооруженных сил. Без совместных действий этих двух факторов государственный переворот не состоялся бы и глава государства не был бы убит.

План вмешательства во внутренние дела Чили разрабатывался Пентагоном в течение 1970 года. Ему же поручалось и осуществление самой операции. Именно Пентагон решил реализовать этот план до президентских выборов в Чили 1970 года, а в случае неудачи — готовить новый. План хранился в глубокой тайне.

Соединенные Штаты в течение длительного времени до прихода Альенде к власти пытались затормозить процесс социального развития. Еще до выборов 4 сентября 1970 года из США была направлена в Чили большая группа высокопоставленных военных — специалистов по разведке и контрразведке. Когда об этом стало известно чилийскому посольству в Вашингтоне, американские должностные лица стали уверять, что представители военно-морских сил США направляются в Чили для участия в совместных маневрах под кодовым названием «Единство» («Унитад»). Чилийский советник-посланник на это возразил, что в связи с президентскими выборами 4 сентября правительство Чили отказалось от участия в маневрах «Унитад», о чем оно еще несколько месяцев назад уведомило США. После некоторого замешательства американские чиновники стали уверять, будто речь идет ни больше ни меньше как о... духовом оркестре американских военно-морских сил, участвующих в операции «Унитад», который в знак дружбы хочет посетить Чили.

Чилийский дипломат заявил, что, во-первых, подобное проявление «дружеских чувств» никогда не программировалось обоими правительствами и он впервые слышит об этих музыкальных затеях; во-вторых, он никогда не встречал военный оркестр, в котором помимо исполнителей было бы так много высших офицеров и специалистов всех рангов; и в-третьих, он хорошо знал указанный морской духовой оркестр, чей состав и численность никак не соответствовали списку лиц, запрашивавших визы для въезда в Чили.

Уже в середине сентября 1970 года США официально взяли курс на всестороннее вмешательство в чилийские дела. Эта политика предусматривала многообразные подрывные действия против Чили, за исключением высадки войск. Иными словами, широко известный заговор концерна «Интернэшнл телефон энд телеграф» являлся лишь частью более широкого заговора США против Чили. Когда президент Альенде говорил о невидимой блокаде, которой империализм подверг Чили, и когда он в своей речи в ООН в 1972 году вспоминал слова Пабло Неруды: «Чили — это тихий Вьетнам», он имел в виду действия США.

Теперь можно во всем масштабе судить об этих систематических акциях США, преследовавших цель как экономическими, так и военными диверсиями разрушить правительство Альенде, блок Народного единства, государство и народное движение в Чили. В нашей стране эту политику Соединенных Штатов окрестили политикой «перезрелой груши». Иными словами, США выжидали, когда «чилийский плод» созреет. Своими действиями США способствовали насильственному созданию хаоса, рассчитывая, что режим Альенде потерпит крах. Агрессивные действия США должны были, согласно испанской поговорке, «подогнать палкой» ход событий до 4 марта 1973 года США и чилийская реакция надеялись, что парламентские выборы позволят «законно» свергнуть Сальвадора Альенде. По части выборов империализм обычно полагается на практическую изворотливость своего внутреннего союзника. Но в 1973 году, как и на президентских выборах 1970 года, империализм просчитался. Результаты выборов 4 марта посеяли смятение в стане врагов чилийского народа.

Использовавшиеся до сего времени средства для свержения правительства Народного единства оказались недостаточными. Надо было менять курс и пускать в ход наиболее жесткие приемы вмешательства, переходить к прямому заговору Пентагона с чилийскими военными для подготовки государственного переворота в Чили. Ведомством, .ответственным за организацию перевод рота в Чили, являлось разведывательное управление Пентагона, а точнее, специальные службы военно-морских сил.

Ударным отрядом заговорщики избрали военно-морские силы Чили. Почему именно их? Просто в силу относительно более консервативного характера чилийского военно-морского флота, в силу также легкости, с которой реализация плана могла быть увязана с совместными американо-чилийскими морскими маневрами под названием «Унитад». Маневры повлекли бы за собой присутствие в водах и портах Чили военных кораблей Соединенных Штатов, необходимого в этих случаях усиления технической оснащенности и пополнения специалистами. Тем самым создавалась возможность прямого и незамедлительного взаимодействия флота с сушей. Одно лишь присутствие кораблей придавало бы «уверенность» чилийским мятежникам, с одной стороны, а с другой — представляло бы для народа и его политических сил скрытую угрозу вооруженной интервенции.

Ближайшая цель плана состояла прежде всего в том, чтобы перерезать и дезорганизовать все средства внутренних коммуникаций, одновременно изолировав от внешнего мира всю страну настолько, насколько это будет необходимо. Формула «перерезать коммуникации» здесь употребляется в самом широком смысле, она не ограничивается обычными средствами сообщения: телефоном, телеграфом, железными дорогами, воздушным транспортом и т. д. Речь шла о том, чтобы структура всей страны была мгновенно и одновременно расчленена, с тем чтобы ни одна государственная, партийная, профсоюзная или иная организация не смогла взаимодействовать со своими выше- и нижестоящими инстанциями.

Завершающей целью плана с точки зрения стратегической было установление в Чили правительства, дружественного Соединенным Штатам, зависящего от них и обладающего военной, экономической и политической властью. Правительства, которое отвечает интересам США и Запада и которое защищает частные интересы североамериканцев.

Вчера — это был только план, сегодня — все это уже стало жестоким фактом.

(Примечание. В подтверждение своих свидетельских показаний Армандо Урибе предоставил в распоряжение Международной комиссии ряд документов, в том числе копии некоторых американских документов, доказывающих участие определенных ведомств США в подготовке государственного переворота в Чили.— Ред.)


Чили борется и будет бороться, пока не вернет себе утраченную свободу

Из заявления представителей политических партий Чили

Мы, представители различных организованных сил: чилийского народа, собравшиеся за рубежом, чтобы принять решения в духе солидарности с борьбой нашего народа за освобождение, выражаем чувство растущего беспокойства в связи о поступающими из Чили сообщениями о все более варварском усилении кровавых фашистских репрессий.

В этих сообщениях говорится о продолжающихся ежедневных расстрелах, от которых страдают самые различные слои населения, живущего в чудовищной атмосфере внутренней гражданской войны. Сеть зверских облав опутала даже военные круги, лиц и группировки, которые еще вчера находились в оппозиции по отношению к народному правительству Сальвадора Альенде. Сейчас вошло в привычку отдавать распоряжения о переводе политических заключенных из одной тюрьмы в другую, чтобы иметь возможность применять по отношению к ним закон о мерах в случае попытки к бегству.

Помимо концентрационных лагерей на островах Досон, Санта-Мария и Кирикина, на Национальном стадионе, в Чакабуко, Писагуа и т. д. в плавучие тюрьмы превращаются корабли военно-морского флота.

Другой характерной чертой ситуации, сложившейся сейчас в Чили, является повсеместное наступление на все прогрессивные идеи, а также применение пыток. Речь идет о попытке огнем и мечом уничтожить все то прогрессивное, что было создано чилийским народом и его мыслью за всю его историю. Продолжается сожжение книг. Все усиливается преступная вражда по отношению к иностранцам.

Луис Корвалан, Генеральный секретарь Коммунистической партии, Ансельмо Суле, председатель Радикальной партии, Педро Фелипе Рамирес из Партии левых христиан вместе с другими видными деятелями переведены в концентрационный лагерь на острове Досон, в Магеллановом проливе, где уже томятся более 40 высокопоставленных деятелей законного правительства убитого президента Сальвадора Альенде.

Арестованные постоянно живут под страхом того, что хунта уничтожит их.

Имена загубленных патриотов уже составляют длинный список. Эти люди входили в различные партии, придерживались отличных друг от друга идеологических взглядов, но их жизнь и их пример представляют собой незабвенное моральное достояние всего народа.

Фактически деятели и рядовые члены христианских партий и группировок также являются жертвами террора, тяжесть которого с невиданной до сих пор яростью обрушивается на марксистов, верующих, на людей самых различных идеологических убеждений, которые не желают мириться с установленным хунтой режимом ужаса и геноцида.

В Чили нет безопасности даже для серьезно больной женщины или для послов, требующих уважения к праву убежища. Не соблюдаются международные договоры. Конфискуется имущество тех, кто где-то нашел убежище.

Падает уровень жизни народа. Империализм навязывает стране свой закон грабежа и хищничества. Банки и крупные компании возвращаются монополиям, а земли — тем, кто раньш эксплуатировал крестьян. Широко практикуются шантаж, вымогательство, безнаказанные убийства и воровство. В Чили уничтожены права человека, политические, социальные и экономические права и даже право на жизнь. У народа отнято все, что он получил во время пребывания у власти правительства Альенде.

Подавляющее большинство наших соотечественников отвергает фашизм, который осужден и мировым общественным мнением.

Это подавляющее большинство требует прекращения расстрелов, пыток и истязаний, закрытия всех концентрационных лагерей. Оно требует уважения к людям, немедленного освобождения всех патриотов, брошенных в тюрьмы, а также нерушимости прав граждан других стран. Кроме того, это подавляющее большинство требует незамедлительной выдачи охранных грамот всем лицам, нашедшим убежище в посольствах.

Оно требует также прекращения увольнений и возвращения к выполнению обычных обязанностей всех тех, кого хунта лишила возможности заниматься своим делом, у кого она отняла неотъемлемое право зарабатывать себе на жизнь законным трудом.

Чили борется и будет бороться, пока не вернет себе утраченную свободу, свободу, потерянную страной в результате фашистского военного переворота, задуманного в кабинетах Центрального разведывательного управления в Вашингтоне при соучастии внутренней реакции. Чилийский народ перестраивает свои ряды. Он перегруппировывается, чтобы вести борьбу в суровых условиях подполья. Народ Чили выковывает широчайшее движение под знаком единства действий, призванное мобилизовать огромное большинство наших соотечественников.

Чилийский народ в своей стране возглавляет движение антифашистского Сопротивления. Именно он должен определить характер этого движения, его форму, его масштабы и составляющие его компоненты. Вне всякого сомнения, народ, не жалея сил, активизирует это движение, преисполнившись несокрушимой решимости одержать победу, стремясь к единству действий, чтобы сделать еще более мощным широкий поток антифашистского движения протеста, захлестнувшего всю страну.

Мы, находясь сейчас за пределами нашей страны, не жалея сил и энергии, помогаем общей борьбе, направляемой из Чили ответственными органами.

Наша страна, Чили, не одинока в этой освободительной борьбе.

Чилийцев поддерживают все народы на земле. Никогда еще в мире не было столь грандиозного движения солидарности, как то, каким является сейчас движение солидарности с нашим народом. Мы благодарны за столь великодушное и широкое проявление братских чувств. Мы обращаемся со словами глубочайшей признательности ко всем организациям, отдельным лицам, народам и правительствам, протянувшим нам руку помощи в этот самый напряженный момент нашей истории.

Мы обращаемся к национальным и международным организациям, к деятелям-антифашистам, на каких бы позициях они ни стояли, с призывом присоединиться к этому движению.

Народ Чили никогда не забудет этой благородной помощи. Он знает, что помощь эта будет активизироваться с каждым днем.

В свою очередь, наш народ будет, не теряя ни минуты, продолжать свою трудную и героическую борьбу, уверенный в справедливости своего дела.

Чили вновь будет принадлежать чилийцам. Наше отечество станет свободным и суверенным, станет хозяином своей свободы и своих прав. Для него, для народа, для нас навсегда сохранит свою силу бессмертный лозунг, завещанный нам Сальвадором Альенде: «Мы победим!»

Социалистическая партия Чили
Радикальная партия
Коммунистическая партия
Движение единого народного действия (МАПУ)
Партия левых христиан
Левое революционное движение
Рабоче-крестьянская партия

Рим, декабрь 1973 года

Обращение левых демохристиан Чили к христианам всего мира

Краткое изложение заявления,
распространенного в Сантьяго 18 марта 1974 года
руководством левого крыла Христианско-демократической партии

Чилийская военная хунта, чьи преступления и посягательства на права человека вызвали возмущение во всем мире, собирается организовать судебный фарс против видных политических и профсоюзных лидеров и деятелей культуры нашей страны.

Всему миру известно, что на острове Досон, в Чакабуко, Писагуа и в десятках других концентрационных лагерей, созданных диктатурой, тысячи чилийцев ожидают приговора сатрапов.

В настоящее время готовятся и совершаются новые и еще более изощренные преступления против прав человека. Они направлены против тысяч узников концентрационных лагерей и представляют угрозу для миллионов мужчин и женщин, оказывающих сопротивление фашистской диктатуре.

Чилийские христиане, являясь составной частью сил народного сопротивления, вновь заявляют о своей твердой решимости действовать. Во всех концентрационных лагерях есть христиане, которые были арестованы на заводах, в поле и в учебных заведениях.

Ни один христианин в мире не может молчать, когда совершаются такие зверства. Мы, чилийские христиане, призываем вас к солидарности с народом Чили, призываем принять все меры к тому, чтобы воспрепятствовать готовящимся убийствам заключенных и положить конец преступлениям.

Если эти убийства совершатся, то все те, кто ничего не сделал, чтобы помешать палачам, также будут за это в ответе.



1. Армандо Урибе ― видный чилийский юрист, экономист и дипломат, сторонник левого крыла христианско-демократической партии; в 1968―1970 годах ― советник-посланник посольства Чили в США; при правительстве Народного единства ― посол в Китайской Народной Республике, изгнан правительством КНР после фашистского переворота в Чили и признания Пекином хунты.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
За живой и мёртвой водой
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?