Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

I.2 «Особая специфика» языка и стиля

Выбирая[4] труд Г.Э. Говорухина в качестве образца того, как не следует писать научные труды, мы учитывали несколько параметров, в том числе и степень безграмотности автора. В последние годы уровень грамотности пишущего народа заметно снизился, так что мы не испытывали недостатка в материале для обобщения. Но нам нужна была книга, в которой автор демонстрировал бы не просто слабое владение русским языком, а тотальную безграмотность. Мы надеемся, что приведенные ниже примеры смогут убедить читателя в том, что наш выбор удачен.

Сначала приведем цитаты из книги Г.Э. Говорухина «Власть и властные отношения в символическом пространстве осваиваемого региона» (Д1).

Обдумывая порядок расположения цитат, мы столкнулись с рядом трудностей. Во-первых, в самом языке разные уровни теснейшим образом связаны, поэтому одна и та же ошибка может квалифицироваться различным образом. Во-вторых, у Г.Э. Говорухина в одной и той же фразе встречаются разнотипные ошибки.

Попробовав несколько вариантов расположения цитат, мы решили остановиться на самом простом. Будем читать книгу страница за страницей и выписывать цитаты.

С. 16: «Это заставляет предположить, что различные подходы в кратологии направлены на освящение только отдельных граней власти как явления». /23/ Следует писать не «освящение», а «освещение». Кроме того, в выражении «подходы направлены на…» нарушена сочетаемость слов. Правильно: различные подходы позволяют выявить (осветить, рассмотреть) разные грани власти.

С. 17. «Наша задача сводится к определению и обоснованию наиболее существенных факторов влияющих на структуру властного управления».

Пропущена запятая, с помощью которой выделяется причастный оборот.

С. 18: «Тираническая власть, как впрочем и сама тираническая натура человека, «либо вечно господствует, либо находится в рабстве».

Не выделено запятыми слово «впрочем».

Есть и смысловая неточность: невозможно понять, о чем идет речь — о натуре тирана или о том, что любой человек по натуре тиран.

С. 20: «В этом смысле процесс власти это всегда не только действия людей, но результат активного действия самой системы мироустройства».

Союз «не только, но и» редуцирован до не существующего в русском языке союза «не только, но». Выражение «процесс власти» стилистически неряшливо. Кроме того, после слова «власти» пропущено тире.

С. 20-21:

«Власть именно потому власть, что требует подчинения объекта субъекту, при других обстоятельствах понятие власти утрачивает свой смысл. Это рефрен на платоновскую идею о критериях власти по тем моделям поведения, которые доминируют в действиях субъектов власти».

Несколько разнотипных ошибок. Следовало написать: «в противном случае», а не «при других обстоятельствах». Не к месту употреблено слово «рефрен» Это лексическая ошибка. Есть еще грамматическая: «рефрен НА». Принято говорить: «проходит рефреном», «рефрен стихотворения или в стихотворении». Рефрен — припев, в поэзии — повторяющийся стих или группа стихов. Здесь же никакое повторение не подразумевается. Трудно сказать, с каким словом спутал автор слово «рефрен». Кроме того, выражение «платоновская идея о критериях власти по тем моделям поведения, которые…» многословно и косноязычно.

С. 21: «В связи с этим выводятся основные знаменатели такой власти». /24/

Слово «знаменатель» употреблено невпопад. Автор спутал «знаменатель» с каким-то другим словом, вероятно, с «символом».

С. 21: «В этой связи, человек, обладающий властью от имени Бога, в социальном смысле, первый человек после Бога».

Две ошибки. После детерминанта «в этой связи» запятая не нужна. Пропущено тире после слова «смысле», т.к. оно обозначает связку в именном составном сказуемом.

С. 21: «В этом случае номинальные титулы Востока, указывающие на божественность фараона или императора, говорят о возможных соипостасных Богу притязаниях на территории».

Первая ошибка. Выражение «номинальный титул» — плеоназм[5]. Латинское слово «nomen» означает «имя», «звание», «титул». Слово «номинальный» перед словом «титул» является избыточным, ненужным.

Вторая: выражение «соипостасные Богу притязания» не имеет реального смысла.

«Ипостась» по-гречески означает «лицо». Согласно христианскому вероучению, основы которого сформулированы в Никео-Константинопольском символе веры, у бога три лица (ипостаси): бог-отец, бог-сын и бог-дух святой. Бог-отец соипостасен богу-сыну и богу-духу святому. Но быть соипостасным богу (у которого три лица) невозможно. Бог имеет ипостаси, но сам он (как единство) не является чьей бы то ни было ипостасью, на то он и бог.

Следует также указать на то, что упоминание «ипостаси» вообще сомнительно, т.к. речь идет не о коптах и библейском Боге и даже не о царе Эхнатоне. Написание «Бог» с прописной буквы еще можно условно принять, если имеется в виду верховное божество.

Очевидна стилистическая вычурность выражения «соипостасные Богу притязания».

С. 22: «Власть не трансцендентальна в сакральном смысле как божественная перверсия на Земле». /25/

Слово «перверсия» имеет общий и специальный смыслы. В общем смысле перверсия — патологическое отклонение от нормы, в специальном — сексуальное извращение. У Г.Э. Говорухина слово «перверсия» имеет какой-то особый смысл, не совпадающий с общепринятыми значениями. Оно употреблено в тексте много раз, но нам так и не удалось перевести его с говорухинского языка на русский.

Здесь также нарушен порядок слов, отчего фраза становится двусмысленной: к чему относится «как божественная перверсия на Земле»: к сакральности или трансцендентальности?

С. 23: «Причем принцип средневековой сакральности власти не несет под собой только христианские мотивы».

Выражение «несет под собой мотивы» грамматически бессвязно. Нужно: «содержит в себе мотивы».

Грубейшая ошибка, которую трудно лингвистически квалифицировать. Это может быть и нарушение сочетаемости слов, и контаминация фразеологизма «не имеет под собой оснований» и слова «(не) подразумевает».

С. 59: «Класс, начиная с марксистского его определения, в большей или меньшей степени был связан с отношением к собственности».

Класс всегда был связан с отношениями собственности, а вот понятие класса не всегда с связывалось с такими отношениями. Автор путает предмет (класс) и понятие о предмете.

С. 73: «В этом случае психология актора властных отношений интересна лишь в качестве рассмотрения интерсубъективных отношений в социальной сети».

«Психология интересна в качестве рассмотрения» — косноязычный, многословный оборот речи. Вероятно, пропущено слово «предмета»: «психология интересна в качестве предмета рассмотрения…».

С. 73-74:

«Поскольку, как мы предполагаем, научный, исследовательский процесс является не просто образом оракула, вещающего об объективных законах развития каких-то явлений, а, прежде всего, способом констатации тех процессов, которые происходят в реальности».

Итак, «процесс является не образом оракула, а способом констатации…». В том, что процесс не является образом оракула, сомневаться не приходится. Понятие процесса передает идею текучести, а образ является чем-то завершенным, статичным. Поэтому в голову образованного человека и не придет мысль считать, будто процесс является образом. По аналогичной причине процесс не является и способом. Кроме /26/ того, само сравнение с оракулом вычурно и крайне неудачно. Оракул — слово многозначное: это изображение божества, пророчество, жрец и даже храм. Какое из этих значений относится к исследовательскому процессу?

С. 74: «Наиболее зримым обстоятельством изменения социальной среды являются глобальные изменения в сфере коммуникации».

Автор перепутал «обстоятельство» и «свидетельство». Лексическая ошибка.

С. 76: «Понимание власти в системе структурно-функционального анализа, предлагаемое Парсонсом при всей оппозиционности концепции конфликтного ее понимания выражает классическое для XX века видение проблемы».

«Понимание власти при оппозиционности концепции ее понимания» — прекрасный образчик косноязычия. Слово «понимание» повторяется, вследствие чего возникает курьезная смысловая конструкция: оппозиционное понимание понимания.

Кроме того, весьма произвольный порядок слов мешает грамматической согласованности фразы («анализа, предлагаемое Парсонсом»). Следовало бы написать: «Предлагаемое Парсонсом понимание власти в системе структурно-функционального анализа». Впрочем, фраза все равно остается невнятной. Кроме того, пропущена запятая после слова «Парсонсом».

С.76: «Ключевым объектом исследования выступает материально неоформленный, но вербализованный смысл, формирующий между объектом-властью и субъектом-социальным агентом условие их взаимодействия».

Поскольку имеет место противопоставление, «не оформленный» следует писать не слитно, а раздельно. («Не оформленный, но вербализованный смысл».)

Кроме того, нелепо противопоставление вербализации и материального оформления. Вербализация — выражение смысла в слове, т.е. в том, что воплощено либо в материи звука, либо в материи графического знака.

С. 76: «Каузальность, в свою очередь, и расстанавливает все в порядке объективного следования...».

Автор использовал глагол, которого нет в современном русском языке. Имеется глагол «расставлять». Возможно, «расстанавливать» — архаизм. Употреблен явно не к месту.

С. 77: «Фактически, по основным позициям, теория Пар-сонса, и мы это увидим дальше, и Аренд близки теории групповой концепции». /27/

Целый ряд ошибок. Первая — орфографическая и фактическая:фамилия Арендт укорочена на одну букву.

Вторая — грамматическая: отсутствует согласование в числе. Правильно: «Теории Парсонса и Арендт близки…».

Третья — лексическая и стилистическая: выражение «теория групповой концепции» режет слух, ибо теория и концепция — синонимы. Опять плеоназм, причем грубый.

Четвертая — грамматическая (и смысловая): пропущен предлог «к»: «близки к теориям» означает «приближаются к ним, перекликаются с ними»; просто «близки теориям» — автор теорий считает Парсонса и Арендт родственными душами.

Пятая — пунктуационная (заодно и синтаксическая): нет запятой перед «мы» (зато запятая не нужна перед союзом). По всей видимости, фраза должна выглядеть так: «теории Парсонса и, как мы увидим далее, Арендт (т.е. Парсонс и Арендт говорят об одном и том же) близки к теории групповой концепции». Автору не следовало разрывать текст придаточным уточняющим предложением, чтобы не запутаться в синтаксических связях.

Кроме того, оборот «по основным позициям» не обязательно следует считать уточняющим и, соответственно, обособлять. Фраза построена крайне косноязычно. Чего стоит повторение союза «и», употребленного в разных функциях!

С. 81: «Однако, говоря об условиях существования мифа, речь должна идти о метафоричности содержащейся в ней информации».

Деепричастный оборот построен по модели «проезжая мимо станции, с меня слетела шляпа». Кроме того, «говоря об условиях» и «речь должна идти» — плеоназм.

С. 81: «Таким образом, налицо парадокс о присутствии в коммуникациях и денотативного, и метафорического (коннотативного) означаемого».

Грамматическая ошибка. Здесь требуется родительный падеж, а не предложный: парадокс присутствия. Правда, у Д.Дидро есть «Парадокс ОБ актере», но это — обозначение жанра.

С. 81:

«В условиях привычной, то есть естественной (обоснованной и рационализированной), системы отношений выявить условности или метафоры в действиях и поведении социальных агентов не представляется возможным, но вне границ данной коммуникации условности не только обнаруживаются, но и выступают диссонансом привычных отношений».
/28/

Неправильной является конструкция «в условиях (таких-то) выявить условности» (тавтология).

Отношения не могут выступать диссонансом. Диссонанс — это нестройное звучание двух и более тонов. Можно было бы написать: «вступают в диссонанс с привычными отношениями».

С. 82: «Если речь идет о несвязанных между собой пространствах, то нельзя говорить о каком бы то ни было влиянии одного объекта на другой…».

«Не связанных» в такой ситуации требуется писать раздельно, а не слитно.

С. 83: «Исходя из этого человек пытается проигнорировать объективные, и даже онтологические законы естественной институализации».

Две ошибки. Не выделен деепричастный оборот и поставлена лишняя запятая перед соединительным союзом «и».

С. 83: «В этой связи, полагаем полем соприкосновения власти и человека является пространство, которое по своей сути является апофатическим (отрицающим) к пространству собственно человека или власти». После детерминанта «в этой связи» запятая не нужна.

Выражение «поле соприкосновения» некорректно, потому что неявно предполагает наличие особого поля, отличного от других полей. Соприкосновение всегда происходит в каком-то ограниченном локусе. А поле всегда континуально, а не дискретно. Следовало написать: «поле, в котором происходит соприкосновение». Тем самым автор снял бы с себя подозрения в том, что он постулирует существование отдельного «поля соприкосновения».

Слово «апофатический» имеет очень узкий смысл. Оно употребляется только в теологии для обозначения определенного способа рационального определения бога (через отбрасывание тех характеристик, которые богу не принадлежат). Поэтому приравнивание апофатического к отрицающему неправомерно.

С. 85: «Равенство субъектов говорящих и слушающих, а не управляющих и управляемых, осуществляет власть с целью совместного действия».

Равенство — отношение определенного рода. Но отношение не может обладать властью, властью обладают люди. Кроме того, слова «власть» и «осуществлять» не сочетаются. Власть можно употребить, но нельзя ее осуществить.

С. 85:

«Проводя анализ понятию «власть», анализируя становление и развитие властного дискурса, основной нашей /29/ целью было распознать те социальные изменения, которые происходили в меняющемся обществе, следствием которых становилось появление новых кратологических теорий».

Слово «понятие» стоит в дательном падеже, а нужен родительный: «понятия». Деепричастный оборот построен по модели «проезжая мимо станции, с меня слетела шляпа». («Проводя анализ, нашей целью было»). Неверное употребление деепричастного оборота.

С. 92: «Правда, деятельность китайской стороны была чисто номинальной, декларативной, она не приняла активного участия в освоении территории из-за собственных внешних проблем».

Деятельность, конечно, не принимала активного участия в освоении территории, но вот какие у деятельности могут быть внешние проблемы?

С. 97: «Прежде, чем приступить к осуществлению намеченного, необходимо решить вопрос методологии».

Две ошибки. После «прежде» запятая не нужна. Выражение «решить вопрос методологии» — канцеляризм, ему не место в научном тексте.

С. 98: «В этой связи, рассматривая проблему категориального описания процессов символического освоения пространства, мы неизбежно будем касаться вопроса исследовательской позиции автора».

Выражение «касаться вопроса исследовательской позиции» — канцеляризм. Следовало написать: «касаться вопроса об исследовательской позиции автора».

С. 100: «Здесь возникает возможность понимать объект исследования в границах только метатеории (то есть смысловых конструкций, находящихся за пределами четкого проговаривания, они только интуитивно имеются ввиду)».

В выражении «имеются в виду» существительное с предлогом нужно писать раздельно, а не слитно.

С. 106: «Вместе с тем, такого рода исследование, как и предложенные ранее философские теоретические представления, в не меньшей степени имеют субъективный характер».

Следует писать «в неменьшей степени»; можно «не в меньшей степени».

Кроме того, философские представления по определению являются теоретическими. Выражение «философские теоретические представления» — плеоназм. /30/

С. 114: «Влияние социальной среды на пространство опосредованно принципами уплотнения территорий, дерурализацией и пр.».

Слово «опосредовано» здесь пишется с одним н, т.к. в данном случае это краткая форма причастия, а не наречие.

С. 116-117: «Всякое суждение конкретного человека так или иначе будет подчинено (нетождественно, а именно подчинено) этой общей логике суждения.

«Не тождественно» следует в данной ситуации писать раздельно, а не слитно, т.к. есть противопоставление.

С. 117. «В этом можно усмотреть, то значение, которое имеет язык математики в создании картины мира вообще и создания оценочной характеристики повседневности».

Слово «создание» во втором случае стоит в родительном падеже (создания), а здесь требуется предложный (создании). Имеется, кроме того, и пунктуационная ошибка: после усмотреть запятая не нужна.

С. 125: «В данном случае мы сталкиваемся с прагматизмом, приравнивающим правильное действие и логически вытекаемое следствие этой деятельности».

В данном случае мы сталкиваемся со словесным уродцем. В русском языке не образуется страдательных причастий от непереходных глаголов. Нет никакого вытекаемого следствия, а есть следствие вытекающее. (Кстати, вытекающее из чего-то.)

С. 125:

«Например, диогеновский (кинический) силлогизм «никакой успех в жизни невозможен без упражнения (повторяющегося действия — Г.Г.) оно же все превозмогает» (Диоген Лаэртский, 1979; 257) подчеркивает целерациональный принцип любой деятельности».

Силлогизм — дедуктивное умозаключение определенного вида. В процитированном изречении Диогена не содержится никакого умозаключения. Автор очевидным образом спутал термины «силлогизм» и «афоризм». Типичная лексическая ошибка.

Добавим к этому два замечания. Во-первых, в тексте книги, на которую ссылается Г.Э. Говорухин, после слова «упражнения» стоит точка с запятой. Автор этот знак препинания не воспроизвел. Во-вторых, разъяснение автора насчет смысла слова «упражнение» совершенно излишне. Кто не знает, что такое упражнение?

С. 126:

«Например, «ехали от одного места до другого» (Ж. Виллардуэн де, 1993) средневековой исторической /31/ летописи тоже, что и незаполненное, не прописанное пространство по пути следования из страны гаутов в страну данов к дворцу Хеорот конунга Хигелака героя Беовульфа».

В этой фразе две орфографических ошибки: 1) «тоже» написано слитно, а нужно писать раздельно; 2) «незаполненное» написано слитно, полагается писать раздельно: это причастие, т.к. оно включено в общий сочинительный ряд с причастием «не прописанное» (которое, впрочем, употреблено неудачно: пространство не прописывается — разве что на картине; это уже речевая ошибка). Есть и пунктуационная ошибка: после «Хигелака» требуется запятая.

С. 129: «Однако абсолютно невероятно, что в этом месте могли бы быть отмечены явления прямо таки экстраординарные, связанные с конкретной территорией».

«Прямо-таки» пишется через дефис.

С. 130: «Скажем, описание Гомером путешествия Одиссея проходит подчеркнуто в пространстве мифологическом».

Нельзя говорить: «Описание проходит в пространстве». Нужно было написать: «Согласно Гомеру, путешествие Одиссея происходит в (таком-то) пространстве. Автор не различает глаголов «проходить» и «происходить». Такая ошибка называется смешением паронимов[6].

Кроме того, выражение «подчеркнуто мифологическое пространство» стилистически неверно. Грамотный человек написал бы: «Повествуя о путешествии Одиссея, Гомер подчеркивает, что оно происходит в мифологическом пространстве».

С. 131: «Мифология странствия Одиссея проходит на контрасте с естественностью реального мира его сына Телемаха».

«Выражение «мифология проходит на контрасте с естественностью» стилистически неуклюже. Мифология не обладает свойством проходить, да еще на контрасте.

С. 131: «Вместе с тем читатель вынужден менять свое представление о реальных событиях в прочтении описания путешествия Одиссея».

Пунктуационная ошибка: не хватает запятой после вводного оборота «вместе с тем». Грамматическая: вместо оборота /32/ «в прочтении» необходимо употребить оборот «по мере прочтения».

С. 132: «Эти события раскрываются в трансцендентальном пространстве мифологических событий».

События не могут раскрываться в пространстве, в нем они могут происходить, протекать, иметь место.

С. 133: «Путешествие Энея, описанное Вергилием — это символический каркас освоения пространства».

Пропущена запятая после слова «Вергилием».

Вызывает сомнение правомерность сравнения путешествия с каркасом. Каркас — нечто твердое, прочное, неизменное. Путешествие — процесс, т.е. нечто такое, что меняется со временем.

С. 134. «Это пространство с принципиально иной логикой рационального взаимодействия позволяет встраивать в социальную сеть жителей данного города представителей невероятных “профессий”, таких как ведьмы».

После «профессий» нужно поставить тире, а после «таких» — запятую.

С. 135. «Иначе говоря, автор текста констатирует события естественные для него, воспринимая их частью реального мира, для читателей с иным типом мировоззрения».

Три ошибки.

Первая — пунктуационная. После слова «события» нужна запятая.

Вторая — грамматическая. Нужно писать: не «воспринимая их частью мира», а «воспринимая их как часть мира».

Третья — лексическая. Г.Э. Говорухин явно не понимает смысла слова «констатирует». Иначе он не написал бы, что повествователь (автор) констатирует события для читателей с иным типом мировоззрения. Здесь уместны глаголы «интерпретировать», «описывать», «излагать» и некоторые другие.

С. 137:

«Пространство ветхозаветного Бога вообще отсутствует, оно не включено в картину мира ни автора, ни обывателя, поэтому, сколько бы мы не прилагали усилий к описанию этого пространства, оно не получит отклик понимания в представлениях наших современников».

По правилам следует писать: «сколько бы мы ни прилагали усилий…».

Во фразе имеется и стилистическая ошибка. «Отклик понимания» — типичный плеоназм./33/

С. 138: «Иначе говоря, там, где присутствуют объекты хозяйственного назначения, появляется потребность описать принципы их взаимодействия, т.е. ввести символику их пространственного соответствия друг с другом». Правильно: «соответствия друг другу».

С. 139: «Неслучайно он едет практически вплотную к своим границам, максимально расширяя радиус своего передвижения».

«Не случайно» здесь следует писать раздельно. Есть и две речевые ошибки. Во-первых, радиус нельзя расширять, ибо он не имеет ширины. Радиус можно только увеличивать. Во-вторых, нельзя ехать вплотную. Можно ехать лишь в непосредственной близости. А вплотную можно только находиться.

С. 140: «Тем самым создавалось пространство данного императора, с этого момента можно говорить о пространстве, т.е. символической территории от одной точки (строительной площадке) до другой».

Слово «площадка» стоит в дательном падеже, а необходимо в родительном: площадки.

С. 140:

«Такое пространство включает в себя не только фрагментарную деятельность исторических персонажей, которая в комплексе может составлять, например, историю славы Рима, но при этом символика такого пространства зависит от коннатационной оценки деятельности того или иного императора, и составляет единый комплекс всех объектов составляющих индустрию государства».

Две бросающиеся в глаза ошибки. Во-первых, поставлена лишняя запятая после слова «императора», во-вторых, пропущена запятая после слова «объектов». Есть и явная стилистическая ошибка. «Деятельность может составлять историю, но при этом символика составляет...» — неуклюжая конструкция.

С. 141: «Объекты (завод, поселок, дорога, нефтепровод) — это лишь единицы общей хозяйственной системы, которая держится автором, исследователем, картографом в своей голове, опять таки по аналогии с религиозной картиной мира…».

Опять-таки пропущен дефис перед частицей «таки».

С. 142: «Полагаем, что схема заселения (освоения) пространства проходит в несколько этапов».

В несколько этапов может проходить само освоение, а не его схема. /34/

С. 142: «Где бы не жил такой наблюдатель (Филиппов), в каком городе, крае, республике не находился, его представление о пространстве будет типичным всякому представлению того, кто не знаком с этим пространством близко».

Следует писать: «Где бы ни жил такой наблюдатель, в каком городе, крае, республики ни находился». Есть и грамматическая ошибка. «Типичный всякому представлению» не по-русски. По-русски: «типичен для всякого представления».

Вся фраза в целом — фраза иностранца, плохо владеющего русским языком.

С. 142: «Такой образ был создан в годы строительства Комсомольска-на-Амуре, БАМа, Днепрогэса и т.д. и представлял собой эпическую сагу о том, как люди героически преодолевают трудности, связанные с силами природы».

Образ не может представлять собой сагу. Образ может быть только запечатлен в саге.

Выражение «эпическая сага» — плеоназм, т. к. сага является эпическим произведением по определению. «Эпическая сага» — это то же самое, что «поэтический сонет».

С. 143: «Это остроумная задумка социальной реальности, позволяет определить смысловой ход (в терминологии Лакана) дискурса поиска пространства».

Знакомство с трудами Лакана не дает права на сотворение словесных уродцев типа «смысловой ход дискурса поиска пространства». (Пять существительных подряд!) Оно также не дает права ставить лишние запятые.

С. 143: «Формальное условие освоения пространства дискурсивно, именно в этой связи акцент освоения делается на поколения, которые будут пользоваться плодами освоения территории».

Надо умудриться в одном предложении три раза употребить слово «освоение»! Выражение «акцент освоения» мог придумать только человек, который по-русски говорит с акцентом.

С. 143:

«Достаточно интересно выглядит тот факт, что на момент освоения территории символическое поле этой территории только формируется, а понимание освоенности этого пространства осуществляется в тот момент, когда традиции его нахождения вполне легитимны».

Выражение «достаточно интересно» уместно в устах жеманницы, но не в тексте ученого, претендующего на серьезность. /35/

Выражение «понимание осуществляется» — типичный канцеляризм.

Кроме того, в слове «поле», когда оно употребляется в общем контексте с «территорией», актуализуется (пробуждается) его первоначальное значение. Только автор, страдающий полной языковой глухотой, может этого не замечать.

С. 144: «Властные структуры оказываются дееспособны именно в том территориальном пространстве, которое этими структурами выявлено и обозначено».

Выражение «территориальное пространство» — плеоназм. Территория — это обязательно какое-то пространство. Вне пространства территорий не существует. Следовало написать: «Властные структуры дееспособны только на территории, которая ими выявлена и обозначена».

С. 145: «Таким образом, именно на данной стадии это пространство становится прозрачным именно для социальных дисциплин, в том числе социологии».

В данном случае стилистически неоправданно двукратное использование слова «именно» в одной короткой фразе.

Именно так именно писать именно не надо.

С. 146:

«Например, в городе Комсомольске-на-Амуре до сегодняшнего дня сохраняются устойчивые “неформальные” этнонимы без названия, т.е. без социального маркирования места: “болото”, “Дземги” — один из возможных переводов с нанайского “березовая роща” и пр.».

Этноним — название этноса. Каким образом возможны этнонимы без названия, ведомо только Г.Э. Говорухину. Выражение «этноним без названия» — ничем не оправданный оксюморон[7].

Кроме того, «Болото» (именно так, с прописной буквы»), «Дзёмги» — это наименования мест, т.е. топонимы. Автор спутал этноним и топоним. Вероятно, путаница объясняется тем, что речь идет об этнической топонимике.

С. 147: «И такое разделение проходит по границе символического разлома определяемого кратосом».

Не выделен причастный оборот.

С. 147:

«Более широко это обнаруживается в рамках государства, где также можно уметь читать символы, т.е. принадлежать социальной системе включенной в данное пространство государства, либо не читать символы и, как следствие, не принадлежать такой системе».

/36/Очевидная ошибка: пропущена запятая после слова «системе». Не очень заметная ошибка: в двух случаях употреблено выражение «принадлежать системе», а нужно по смыслу «принадлежать к системе».

Есть и стилистический недочет — повторение как следствие бедности или однообразия языка.

С. 149:

«Тот же Гидденс (A. Giddens, 1984) ссылаясь на работу Людвига Витгенштейна “Философские исследования” (L. Wittgenstein, 1972), говорит о том, что, сформулированные правила, получившие вербальное выражение в законах, бюрократических правилах, играх и пр., выступают, прежде всего, “кодифицированными интерпретациями правил, а не правилами как таковыми”».

Замечательно, что автор демонстрирует настолько свободное владение английским языком, что даже работы Гидденса цитирует по первоисточнику. Несколько огорчает, однако, то обстоятельство, что с русским у Г.Э. Говорухина серьезные проблемы. Иначе он не ухитрился бы в одном предложении употребить слово «правила» 4 раза. Кроме того, в тексте три пунктуационные ошибки. Первая: пропущена запятая перед деепричастием «ссылаясь». Вторая: поставлена лишняя запятая после слова «что». Третья: автор обособил запятыми «прежде всего», хотя это не вводный оборот (т.е. не характеристика порядка авторского изложения вопросов), а обстоятельство образа действия.

С. 150: «Например, для большЕнства жителей города Комсомольска-на-Амуре...».

Без комментариев.

С. 150: «Очевидно, что апробация эффективности социальной модели поведения, или, иначе говоря, модели приносящей желаемые плоды, осуществляется постепенно в ходе включения человека в интерактивные сети».

Попущена запятая перед словом «приносящей».

Стилистическая ошибка: выражение «осуществляется в ходе включения» — канцелярский оборот.

С. 151:

«Система взаимодействия сложилась исторически, и сегодня представляется вполне традиционной, даже если процентное соотношение представителей криминальных структур <...> было меньше чем сейчас, то их отсутствие компенсировалось “доставалами” и “фарцовщиками”».

Пропущена запятая перед словом «чем». Кроме того, фраза косноязычна. Встречается и неверное словоупотребление. /37/ Процентное соотношение не может быть больше или меньше; больше или меньше может быть доля. А как вам нравится сочетание в одной фразе слов «представляется» и «представители»?

С. 151: «Само собой, принимаемое ослабление территориальности в условиях глобализации не имеет отношения к пространству что называется в чистом виде, оно (ослабление) будет иметь отношение к представлению людей об этом пространстве».

Вводный оборот «что называется» не выделен запятыми.

С. 152: «Символическая реальность, в особенности, если речь идет именно о реальности ставшей продуктом идеологии, имеет определенные каналы трансляции, и такими каналами зачастую являются невербальные — письменные источники».

Две пунктуационных ошибки. Во-первых, не поставлена запятая перед словом «ставшей». Во-вторых, после «в особенности» запятая не нужна. Кроме того, имеется грубая смысловая ошибка. Невербальных письменных источников не существует по определению. Вербальный — выраженный в слове (устном или письменном). «Невербальный письменный источник» — стилистически не оправданный оксюморон.

С. 156:

«Высказывания и Унтербергера, и Муравьева, и других (например, такие же мысли выражал министр финансов Александра III Бунге и его ученик Картавцев) показывают необходимость заселения территории не ради, скажем, самого заселения или экономической выгоды государству, а с целью фактического застолбления, маркирования территории».

«Застолбление» — изящнейший термин, не правда ли?

Оцените также стройность всей конструкции: «высказывания показывают необходимость».

Нужно писать «выгоды государства», а не «выгоды государству». Употреблен дательный падеж вместо родительного.

С.157:

«Городам Дальнего Востока, и прежде всего, Хабаровского края (удаленного от морских портов) необходимы руки рабочих, головы инженеров, а также оружие солдат и офицеров; деятельность людей принадлежащих к прочим профессиям имеет значение обслуживающего фактора».

Причастный оборот «принадлежащих к прочим профессиям» не выделен запятыми. Есть и смысловая ошибка. Правильней говорить, что от портов отдалены города Хабаровского края, а не сам Хабаровский край. Поэтому слово /38/ «удаленного» нужно заменить на «удаленным». Точнее говоря, «отдаленным», потому что у автора еще одна ошибка, лексическая — смешение паронимов.

С. 158: «Нынешние вложения не смогли бы окупиться в ближайшем будущем — такова логика реальности, получившей дальнейшее отражение публичной переписки государственных органов власти».

Правильно: «получившей отражение в публичной переписке между органами государственной власти».

С.158:

«Тот же Н.Н. Муравьев в 1858 году предлагал, максимально экономя казенные средства переселять крестьян по желанию на собственном иждивении, а также сокращать процесс делопроизводства по отправке людей (что также приводит к экономии средств на чиновников)».

Деепричастный оборот «максимально экономя казенные средства» выделен запятой только с одной стороны. Кроме того, выражение «собственное иждивение» — типичный случай contradictio in adjecto (противоречия в основании), или оксюморона. Иждивенец — тот, кто живет за чужой счет, кто находится на содержании у другого. Но человек, который самостоятельно добывает средства к существованию, — не иждивенец.

Выражение «переселять на собственном иждивении» грамматически бессвязно. Нужно: «переселять за собственный счет».

Кроме того, автор создает двусмысленность провокационным расположением деепричастного оборота; читатель прежде поймет, что Н.Н. Муравьев «предлагал, экономя», а только потом, может быть, догадается, что «экономя, переселять».

С. 160:

«Однако, в результате того, что мы увидим в дальнейшем, единый символический ряд региона все же будет аутентичен символике страны, и это будет связано с перманентным напластованием символических штампов в течение всей миграционной политики в регионе».

Не к месту употреблено понятие «аутентичный». Аутентичный — подлинный, достоверный. Скорее всего, автор перепутал «аутентичный» и «идентичный».

Выражение «в течение всей миграционной политики» стилистически неуклюже. Правильно: «в ходе проведения миграционной политики». Не говорят же по-русски «в течение экономики» или «в ходе идеологии»!

С. 163: «Такие меры собственно и выступают способом ликвидации пространственных лакун, в границах которых /39/ были сосредоточены не только манзы, но и хунхузы, т.е. китайские бандиты».

Вводное слово «собственно» не выделено запятыми.

Кроме того, «меры выступают способом» — канцеляризм, причем особо уродливый.

Теперь откроем вторую монографию Г.Э. Говорухина.

Поскольку в нее, как мы показали, включена вся первая монография, будем анализировать только новый текст. Большая часть этого текста начинается со страницы 187.

И здесь автор верен себе.

Ему не дается согласование в числе. Переселение у него содержат формы (с. 189).

Ему не всегда удается согласование и в падеже. Например, на с. 203 написано: «взаимообмен опыта». В данном случае нужен творительный падеж вместо родительного: «взаимообмен опытом» (Здесь еще плеоназм: обмен может быть только взаимным.)

С. 237: «Появление административных центров приводит к аккумулированию населения и привязки экономики Дальневосточного региона к настоящим центрам». Предлог к в русском языке требует после себя дательного, а не родительного падежа. Следовало написать: «приводит к привяз-ке». (Причина ошибки — грамматическая ассимиляция: существительное, оторванное от другого существительного, которым оно управляется, уподобляется в грамматической форме стоящему рядом существительному, от которого оно синтаксически не зависит. Кроме того, идущие почти подряд существительные в родительном падеже и просто уродуют текст, и затрудняют его понимание.)

Автор не знает, где писать «так же», а где «также». Пример:

«Наконец экономическая уплотненность возникает в результате концентрации хозяйственной активности насления (так в тексте — Р.Л.) на территории, а так же, как следствие этого, налаживания товарно-денежных отношений данной территории с другими»
(с. 250). Кстати, пропущена запятая после слова «наконец».

Он пишет «конкуретНоспособность» (с. 198), «селЕтебная застройка» (с. 200), «на лицо перестройка сознания человека» (с. 204), «эксперЕментрировать» (с. 212), «конотативный» (вместо «коннотативный») (с. 268), «кондоминиМум» (с. 282).

Он пишет «не» слитно там, где нужно писать раздельно. Например, на с. 201—202 читаем:

«Теперь для страны важна /40/ не земля, не собственно условие крестьянского (сплошного) охвата огромных массивов пространства <...>, что приводит к сокращению интереса населения к той большей части территории, которая оказывается неохваченной хозяйственной деятельностью».
На с. 215: «Но эти природные богатства, как впрочем, и пространство, неизвестны властям…». На той же странице: «Совершенно ясно, что это пространство, неизвестное чиновникам…». На с. 281: «Постепенно вся незаполненная между заводскими поселками территория застраивается и заселяется». (Впрочем, здесь неверный порядок слов — нужно: «незаполненная территория между поселками». Тогда «не» следует писать слитно.)

Не всегда удается Г.Э. Говорухину и согласование в роде. Например, на с. 284 написано: «Попытка перемещения таких объектов <…> изначально убыточно». Нужно: «попытка убыточна».

По-прежнему он порой забывает поставить дефис. На с. 288: «…Пустующие территории начнут осваиваться и заниматься кем то другим».

Само собой разумеется, в изобилии встречаются механические описки: «урабанистическое» (с. 201), «рурирализационный» (с. 203), «этих традиции» (с. 213), «заполяняется» (с. 215), «насление» (с. 236, с. 250), «становиятся» (с. 239), «формальзованное» (с.261), «анализирую» вместо «анализируя» (с. 276), «рааселения» (с. 280), «объктами» (с. 281), «гипотететический» (с. 286).

Конечно, описки в тексте, к сожалению, неизбежны. Ответственность за них лежит в основном на редакторе и корректоре, а не на авторе. Но нельзя снимать вину и с автора. Если описок много, то это говорит о низком качестве исходного текста.

Во втором издании монографии Г.Э. Говорухин так же грешит искажением имен собственных, как и в первом. Например, автор, который в первой монографии обозначался как Д.Н. Замятин (с. 161), стал Д.И. Замятиным (с. 209). Ульчский район Хабаровского края зачем-то переименован в Ульчьский (с. 242).

Автор так же своевольно, как и в первой монографии, расставляет знаки препинания. Где запятые необходимы по правилам, он их опускает. Такие ошибки сделаны на страницах 188, 189, 194, 196, 197, 198, 201 (2 раза), 202, 204, 207, 225 (2 раза), 231, 247, 250, 251, 254 (2 раза), 268, 269 /41/ (3 раза), 271, 274, 276 (2 раза), 284 (2 раза), 288. Иногда он ставит лишние запятые (с.198, 215, 219, 251, 284).

На это можно возразить, что Г.Э. Говорухин пропускает не все запятые, да и лишних запятых у него немного. Но в том-то и дело, что грамотный человек твердо знает правила пунктуации, делает ошибки крайне редко. То же касается орфографических ошибок. В некоторых случаях их можно трактовать как простые описки. Но не многовато ли описок позволяет себе автор? Научная монография — это ведь не письмо приятелю по электронной почте, где описки (в небольшом количестве) простительны.

И если орфографические ошибки можно считать погрешностями формы, то как быть с другими ошибками? Их ведь нельзя списать на невнимательность. Таких ошибок у Г.Э. Говорухина во второй монографии не меньше, чем в первой. Не станем утомлять читателя их полным разбором, приведем лишь некоторые, наиболее колоритные, примеры.

«Рассмотрение возможных условий формирования быта, его ведения, становится той лакмусовой бумагой, с помощью которой можно выявить степень формирующегося символизма на данной территории» (с. 197). Итак, «рассмотрение есть лакмусовая бумага» — неуместная метафора. (Кстати, запятая после «ведения» не нужна.)

Да и «ведение быта» — тоже не самое удачное выражение.

«Общая численность занятого населения в цензовой промышленности сосредотачивается в нескольких наиболее важных районах региона» (с. 237).

Сосредоточивается не численность населения, а само население.

Орфографическая ошибка: следует писать «сосредоточивается».

«Конечно же, такая рефлексия осуществляется через призму громоздкой, но чуткой к ветрам политической конъюнктуры машинерии советской массмедиа» (с. 257).

«Призма машинерии» — такой же образец дурновкусия, как и «призма формирования» (вычурная и непонятная метафора).

«Все этапы схематично определяют индивидуальную историческую канву города и разделяют в целом его историю на два периода» (с.259).

Не этапы разделяют историю, а история делится на этапы (периоды). /42/

«Исследование такого рода на примере города Комсомольска-на-Амуре было проведено автором исследования под эгидой Фонда Форда» (с. 261).

«Исследование было проведено автором исследования» — кто бы сомневался.

«Именно сравнительный анализ концептов различных территорий показывает миграцию территории со значением “идеологически важная”» (с. 276).

Территории, оказывается, обладают свойством мигрировать.

Отметим также двусмысленность из-за порядка слов: территория или миграция — со значением «идеологически важная»?

«На сегодняшний день общая тенденция этой миграции в своих крайних хронологических точках просматривается от районов с заметным производственным оттенком (особенно четко это можно обнаружить анализирую прессу), до районов с досуговым характером» (с. 276).

Здесь пропущена запятая перед деепричастным оборотом, само деепричастие превратилось в глагол в первом лице настоящего времени, но не это главное. У Г.Э. Говорухина районы имеют оттенки и характер.

Кроме того, выражение «досуговой характер» — типичный канцеляризм.

«Отсюда корреляция зоны удаленности и расселения, предложенная Г.В. Шелеховским, оказывается некорректной» (с. 280).

«Корреляция некорректна» — о, златоуст!

«Коммерческие структуры демингуют цены» (с. 284).

Без комментариев.

Не обошлось, естественно, и без словесной путаницы. Так, автор явно не отдает себе отчета в разнице между понятиями «доминантный» и «доминирующий».

Вот соответствующие высказывания.

«Здесь властью производится надзор за доминантными группами переселяемого населения, которые осуществляют какую бы то ни было деятельность в границах определенного пространства, определяемого государством» (с. 216—217).

«В этом случае, если осуществляется «рекрутирование» определенных социальных групп, то доминантным способом поддержания коммуникации будет являться перенос в новые условия традиционных для этой группы форм взаимодействия» (с. 218). /43/

«Это пространство, на котором проживают доминантные группы…» (с. 219).

«Здесь показателен пример распространения надзора за иностранцами, в то время как они попадают в зону влияния доминантных групп» (с.219).

Но доминантным бывают только гены и аллели. А группы населения и способы деятельности являются доминирующими.

Отметим попутно, что в тексте встречается также тавтология («переселяемое население», «определение пространства, определяемое государством», а также тяжеловесный грамматический стык (группами переселяемого НАСЕЛЕНИЯ, КОТОРЫЕ»). О канцеляризмах умолчим.

Автор путает понятия «дублировать» и «копировать».

Например, на с. 240 читаем: «Такой контроль осуществляется в том числе, при помощи требования дублирования привычных форм общежития» (на новом месте проживания — Р.Л.).

Ясно, что следовало написать «копирование».

Кстати, не мешало бы и вводный оборот «в том числе» выделить запятыми с обеих сторон.

Не понимает он различия между системой экстрарецепторной и интрорецепторной.

На с. 247 написано: «Такого рода объекты требуют постоянного надзора. Они выступают своеобразной сигнальной, экстрарецепторной системой внутреннего контроля освоенной территории».

Но система внутреннего контроля — это система интрорецепторная.

Путает он также понятия «цепь» и «линия».

Читаем на с. 248: «В этом случае контроль осуществляется именно за объектами хозяйственного назначения — тонкими нитями дорог или телеграфных и электрических цепей, но не за всей территорией осваиваемого пространства».

Понятно, что речь идет не об электрических и телеграфных цепях, а о соответствующих линиях.

Заодно оцените по достоинству выражение «тонкие нити цепей». А потом вообразите себе территорию пространства.

Печальная участь постигла также понятия «странность» и «особенность».

С. 255:

«История Комсомольска-на-Амуре — это история Советского Союза, изменение политического строя и /44/ разрушение идеологии которого приводит к изменению и в самом пространстве города. Эта странность взаимодействия политического режима и локальной территориальной организации становится сегодня объектом исследования многих научных направлений, том числе, экономики, географии, истории, социологии».

Странность здесь абсолютно ни при чем. Нужно было написать: «особенность».

Следовало также написать: «становится объектом исследований во многих научных направлениях».

Кроме того, Г.Э. Говорухин попутно сделал открытие в науковедении. Оказывается, экономика, география, история, социология — не научные дисциплины, а направления в науке.

Автор употребляет свое любимое слово «употребимый» там, где грамотный человек написал бы «применимый».

Вот один пример: «Такая же ситуация и с 66 кварталом к которому употребимы эпитеты “опасный”, в значении “опасно гулять” и “безопасность”» (с. 274).

Пунктуацию оставляем в неприкосновенности.

Может быть, хватит? Откройте труд Г.Э. Говорухина и убедитесь, что мы не вычерпали мутный колодец его косноязычия до дна. Да мы и предупреждали во Введении, что эта задача превосходит наши скромные силы.


Примечания

4. Типичный плеоназм, так как «особенность» и «специфика» — одно и то же. Изобретение Г.Э.Говорухина (с. 9 Д1). О сущности плеоназма см. сноску на с. 25.

5. ПЛЕОНАЗМ, а, м. [греч. pleonasmos — излишество] (лит.). Оборот речи, содержащий однозначные слова, выражения, напр.: спор был долгий и продолжительный, я его расцеловал и облобызал, надо докончить, завершить, выполнить начатую работу // Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н.Ушакова. — М., 1935—1940.

6. Паронимы — слова, близкие по звучанию, но различные по смыслу. Например, «удаленный» и «отдаленный», «ознакомиться» и «познакомиться». Смешение паронимов — лексическая ошибка, свидетельствующая о низкой речевой культуре автора.

7. Оксюморон — сочетание несочетаемого, например: «круглый квадрат», «деревянное железо» и т.п.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
«Валерий Легасов: Высвечено Чернобылем. История Чернобыльской катастрофы в записях академика Легасова и современной интерпретации» (М.: АСТ, 2020)
Александр Воронский
«За живой и мёртвой водой»
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?