Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Дэвид Кинг 1943–2016: Революционный социалист, художник и защитник исторической правды

 

Дэвид Кинг (David King), посвятивший свой художественный талант спасению исторической правды об Октябрьской революции 1917 года и последовавших затем событиях от нагромождений лжи, созданных сталинистскими преступлениями и фальсификациями, внезапно умер в своем лондонском доме утром 11 мая.

Хотя он давно уже страдал от сердечного заболевания, Дэвид до последнего момента жил продуктивной и энергичной жизнью. Есть элемент трагической иронии в том, что его последняя книга, вышедшая прошлой осенью, была посвящена жизни немецкого революционного художника Веймарского периода Джона Хартфилда, работы которого оказали глубокое влияние на Кинга.

 
Дэвид Кинг в галерее Тейт  
  Дэвид Кинг в галерее Тейт, 2009 г. (фотография Дэвида Норта)

Главной целью жизни Дэвида в качестве художника стали исследования, разработка дизайна и написание текстов иллюстрированных книг, документирующих величайшее событие ХХ века — русскую революцию. В его работах поразительным образом соединились художественная форма и историческое содержание, и это придает его альбомам непреходящее значение. Что весьма редко среди современных деятелей культуры, им руководило исторически ориентированное сознание. Его осведомленность относительно русской революции — идет ли речь о событиях, спорах, отдельных фигурах или социальном контексте — была почти энциклопедической. Он не стремился к тому, чтобы субъективно навязать своим творениям эффектную и эксцентричную форму, что помогло бы привлечь внимание к нему самому как художнику. Впечатляющий и подлинно оригинальный характер дизайну его книг придавала та степень, с которой исторические события отражались в иллюстрированных образах, направляемых рукой автора. В основе всех основных опубликованных им в продолжение 45 лет книг лежит неустанный исторический поиск. Каждая книга, к которой он подбирал иллюстрации, разрабатывал дизайн и зачастую писал все наиболее существенные части текста, была результатом многих лет работы. Он был одним из величайших архивистов и исторических исследователей нашего времени. Он обыскивал весь мир в поисках артефактов русской революции, собирая всевозможные вещи: фотографии, плакаты, государственные документы, даже чашки и блюдца. Дэвид говорил, что его коллекция состоит из примерно 250 тысяч различных предметов. Если бы после него осталась лишь одна эта коллекция, то и тогда он занял бы почетное место в кругу историков русской революции.

 
Обложка книги Дэвида Кинга  
  Обложка книги Дэвида Кинга «Пропавшие комиссары».

Но Дэвид был не только коллекционером. Он пытался определить значение собранных им предметов, осмыслить их объективное место в великой исторической драме русской революции. Исследуя отдельный артефакт, Дэвид шел от внешнего вида к опознанию исторического смысла — отношения фрагментарной частицы к общему целому. Этот процесс познания определял форму художественной реконструкции. Проблема отбора и представления результата очень часто оказывается непосильной для художника. В альбомах Дэвида поражает тот факт, что, несмотря на огромное число изображений, ни одно из них не теряется из виду. Внимание читателя захватывает каждое, даже мельчайшее изображение. Нет никакого сомнения, что Дэвид обладал тонкой зрительной чувствительностью. И если он так хорошо понимал, что именно следует расположить в таком-то углу страницы, и какого именно размера должна быть та или иная иллюстрация, — то это являлось результатом того, что его артистическое чутьё всегда направлялось могучим чувством объективного исторического повествования.

Интеллектуальный и художественный интерес Дэвида Кинга к русской революции основывался на собственном опыте и политических убеждениях. В 2009 году он закончил работу над альбомом Красная звезда над Россией: Визуальная история Советского Союза от 1917 года до смерти Сталина (Red Star Over Russia: A Visual history Of The Soviet Union From 1917 To The Death Of Stalin). Во введении к этой бесценной и авторитетной книге, основывающейся на изображениях из его коллекции, Дэвид Кинг объясняет:

 

«Уже с детства я ненавидел капитализм. Я думал, что он несправедлив. Религия и монархия также отталкивали меня. Я находил их маскарад зловещим и ужасающим. Когда мой дядя-социалист объяснил мне настоящую суть правящего класса, я согласился с ним, что тот должен быть непременно свергнут. Я по-детски мечтал о том, какой прекрасной будет жизнь в XXI веке. Если бы мне тогда кто-нибудь сказал, что и сейчас в мире будут царить неравенство, расизм, короли, принцессы и религиозные маньяки, то я бы посчитал его сумасшедшим».

 
Иллюстрация к книге «Пропавшие комиссары»  
  Иллюстрация к книге «Пропавшие комиссары»: В.И. Ленин. Л.Д. Троцкий.

Дэвид впервые приехал в Советский Союз в холодную зиму 1970 года. Лондонская газета Sunday Times послала его найти и сфотографировать материалы, которые можно было бы опубликовать к столетию рождения Ленина. Кинг посетил множество музеев, посвященных Ленину и революции. Жизнь Ленина была документирована в мельчайших деталях. Но во всех этих описаниях и коллекциях отсутствовал один ведущий герой большевистской революции. Кинг вспоминает:

 
 

«Про одну личность, которая меня больше всего интересовала, ничего нельзя была найти. Поэтому я часто спрашивал: “Да, но где же Троцкий?” Или: “Все это очень интересно, но как насчет Троцкого?” В ответ делались слабые попытки разыскать в официальных фотоархивах хоть какую-то фотографию одного из двух лидеров русской революции. Но ничего не находилось. Они тотально вычистили все, связанное с ним и, как я вскоре узнал, с огромным множеством других».

   
Иллюстрация к книге «Пропавшие комиссары»  
  Иллюстрация к книге «Пропавшие комиссары»: К.Е. Ворошилов, В.М. Молотов, И.В.Сталин, Н.И. Ежов.

За время своей поездки в Советский Союз Кинг собрал множество материалов о русской революции. Но результаты поисков его не удовлетворили. Он не мог стереть из своей памяти образ забытого титана революции.

 
 

«Я построил новый план: разыскивать Троцкого, документировать его жизнь в фотографиях. Я хотел доказать, что никакая политическая фальсификация, никакие попытки ретуширования фотографий не могут вычеркнуть память о наиболее вдохновляющем политическом гении ХХ столетия. О Троцком на Западе было много написано, но, будучи дизайнером и фотографом, я хотел, чтобы его история дошла до массовой аудитории».

 

 
Разворот книги «Пропавшие комиссары»  
  Разворот книги «Пропавшие комиссары».

Путешествуя по Европе, Северной Америке, посетив Койоакан в Мексике, где в 1940 году убили Троцкого, Дэвид начал собирать коллекцию фотографий, плакатов, документов и артефактов, связанных с жизнью революционного вождя. Сотрудничая с Френсисом Уиндхемом (Francis Wyndham), коллегой из Sunday Times, он стал соавтором биографии Троцкого. Основная часть текста была написана Уиндхемом, но именно фотографии, собранные и представленные Кингом, сделали это издание значимой и влиятельной исторической работой. Книга, изданная в 1972 году, вызвала большой резонанс в прессе и обществе.

Следующий важный проект Дэвид реализовал в сотрудничестве с Международным Комитетом Четвертого Интернационала. Хотя он не был членом британской Рабочей революционной партии (Workers Revolutionary Party), тогдашней британской секцией МКЧИ, Дэвид глубоко уважал её теоретическую и политическую деятельность в рабочем классе. Он с огромным интересом следил за результатами расследования убийства Льва Троцкого, которое Международный Комитет инициировал в 1975 году. В создание и дизайн альбома Как ГПУ убило Троцкого (How the GPU Murdered Trotsky), опубликованного в 1977 году, он вложил массу времени и использовал фотографии из своей коллекции.

 
Иллюстрация к книге «Пропавшие комиссары»  
  Иллюстрация к книге «Пропавшие комиссары»: И.В. Сталин, Л.М. Каганович, В.М. Молотов, К.Е. Ворошилов, А.И. Микоян.

В 2009 году, во время поездки в Лондон, я долго беседовал с Дэвидом о его сотрудничестве с Международным Комитетом в издании альбома Как ГПУ убило Троцкого. Он сказал, что рассматривает расследование Международного Комитета об обстоятельствах убийства Троцкого в качестве очень важного вклада в разоблачение сталинистских преступлений. Он сообщил мне, что был удивлен враждебной реакцией на это расследование со стороны многих представителей английских левых. Что же касается обнаружения Международным Комитетом документов, изобличающих Джозефа Хансена (Joseph Hansen), — многолетнего лидера Социалистической рабочей партии (Socialist Workers Party) США, — в связях с Федеральным бюро расследований и советской тайной полицией, то Кинг рассказал о своей собственной довольно странной встрече с Хансеном.

В начале 1970-х годов, в ходе поисков материала к биографии Троцкого, Дэвид летал в Нью-Йорк собирать фотографии и документы. Он связался с Социалистической рабочей партией и попросил ее представителей об интервью с Хансеном, который работал секретарем Троцкого в Мексике между 1937 и 1940 годами. Дэвид ожидал, что беседа выявит массу новой информации о жизни и личности Троцкого. Но не успело интервью начаться, как Хансен спросил: «Почему вы хотите писать о Троцком?»

Удивленный тоном, с каким был задан этот вопрос, Кинг начал объяснять, что убежден в том, что Троцкий является крупнейшей исторической фигурой, а его наследие составляет важную часть борьбы за будущую победу социализма. «Будущее? — переспросил Хансен. — Учитывая состояние окружающей среды, вряд ли наша планета будет существовать через 20 лет». Интервью быстро завершилось. Вспоминая об этом разговоре спустя почти полвека, Дэвид все еще поражался реакции Хансена.

 
Дэвид Кинг в своей мастерской  
  Дэвид Кинг в своей мастерской, 2009 г. (фотография Дэвида Норта)

Разоблачение преступлений Сталина и советской бюрократии против Октябрьской революции и советского народа стало главным фокусом работы Дэвида в течение последних 35 лет его жизни. В 1982 году он помогал Тамаре Дойчер, вдове историка Исаака Дойчера (автора известной трилогии о Троцком) в написании текста и в разработке дизайна альбома Великие чистки (The Great Purges). В 1997 году Дэвид выпустил еще одну важную историческую работу — Комиссар исчезает: Фальсификация фотографий и искусства в сталинскую эпоху (The Commissar Vanishes: The Falsification of Photographs and Art in Stalin’s Russia). В этой книге Кинг показал, каким образом Сталин и его преступные сообщники в советском руководстве систематически фальсифицировали историю посредством «ретуширования» фотографий. Объясняя тему альбома Комиссар исчезает, Дэвид писал:

 
 

«В сталинские годы совершалось так много фальсификаций, что стало возможным описать советскую эру посредством ретушированных фотографий. В этом цель книги. Фотографии расположены в хронологическом порядке, по времени их создания, а не тогда, когда их подделали. Подделанные и искаженные версии показаны рядом с оригиналами или на следующей странице. В книгу включены также несколько важнейших правдивых фотографий и документов для того, чтобы объяснить важные моменты истории. Художественные картины, графика и другие наглядные примеры сталинистского культа личности тоже присутствуют в книге. С политической, культурной и, конечно, визуальной точки зрения в ней представлены лишь наиболее интересные и разноплановые изображения. Исследования до сего дня продолжают выявлять новые примеры фальсификаций. В результате грубого ретуширования какая-то фотография может показаться странной. Требуется много времени, иногда годы, чтобы найти оригинал. Поиски продолжаются».

 

В 2003 году Кинг опубликовал альбом Обычные граждане: Жертвы Сталина (Ordinary Citizens: The Victims of Stalin). Эта книга состоит из примерно 150 сдвоенных полицейских фотографий (анфас и профиль), сделанных на Лубянке в Москве. Среди фотографий — ведущие фигуры советской истории, например, Григорий Зиновьев, и литературы, таких как Исаак Бабель. Но на большинстве фотографий — неизвестные, «обычные» граждане. Их всех объединяет то, что очень скоро они будут убиты сталинскими палачами. Многие фотографии сделаны за несколько дней, иногда за несколько часов до того, как эти человеческие существа будут лишены жизни. Изображения обреченных глубоко ранят душу. Но одно качество придаёт изображениям, отобранным Кингом, психологически потрясающую глубину — это неожиданно хорошее качество фотографий. Комментируя снимки, Дэвид отметил:

 
 

«Ужасной иронией представляется тот факт, что убийственные глаза сталинских жандармов могли создать столь чувственно-наглядные портреты их беспомощных жертв. В отличие от полицейских фотографов на Западе, фотографы на Лубянке не употребляли вспышку. Чтобы снять фотографию, им надо было удлинять выдержку. При натуральном освещении объекты снимков могли посмотреть на фотоаппарат и проявить целый диапазон эмоций. Ни один из этих обычных граждан не был удивлен или “пойман” вспышкой. Лица бередят душу, от выражения лица часто щемит сердце. Они смотрят в объектив фотокамеры. На одних лицах читаешь отвагу, на других — презрение, страх, иногда ужасную досаду. Вопросительный взгляд сменяется болью, гордостью и прямотой. На лицах одного или двух отпечатки гнева. У некоторых видны следы пыток. Кто-то выглядит болезненным, истощенным. Кто-то кажется помешанным. Но самое шокирующее, это когда некоторые жертвы смотрят на фотографа и пытаются улыбнуться».

 

В 2009 году Дэвид закончил свою монументальную работу Красная звезда над Россией, дающую обзор истории России и Советского Союза. Этот альбом был опубликован одновременно с открытием нового раздела в лондонской галерее Тейт, посвященного показу фотографий и плакатов из коллекции Дэвида Кинга. Он предложил провести меня по экспозиции, которой заслуженно гордился. Каждый экспонат этой выставки является частью великого и трагического исторического повествования об Октябрьской революции. Со смертью Дэвида Кинга человечество теряет великого художника и историка. Чувство потери усугубляется тем фактом, что он ушел из жизни в преддверии столетнего юбилея русской революции. Как много мог бы Дэвид показать и рассказать в течение юбилейного года! Но нет никакого сомнения, что работы Дэвида Кинга — художника, революционного социалиста и защитника исторической правды — в год предстоящего юбилея и после него внесут значимый вклад в наше понимание ключевого события новейшей истории и, тем самым, обеспечат неослабевающее вдохновение делу освобождения человечества.

Опубликовано на сайте: World Socialist Web Site [Оригинал статьи]

   
 

По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?