Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Противозаконность в действиях хунты и ее покровителей

Из выступления Ханса Ерана Франка,
генерального секретаря Международной комиссии
по расследованию преступлений чилийской
военной хунты, известного шведского адвоката

Как изменилась политическая и правовая структура Чили в результате военного переворота? Ответ простой — демократии больше не существует, ее заменила военная диктатура. На смену демократической политической и правовой структуре пришел произвол хунты.

Военная хунта в Чили с ненавистью обрушилась на иностранцев, клеймит все, что объявляется «чуждым» истинному духу Чили, а это уже расизм, столь типичный для классического фашизма. В Чили подверглись преследованию индейцы мапуче.

По утверждению хунты, президент Альенде «пытался навязать чилийскому народу марксистскую диктатуру», и мятежники вмешались в дела государства, с тем «чтобы защитить политическую конституцию страны». Но хунта лишь говорит о защите конституции, а на деле аннулировала ее и принимает меры к созданию новой конституции, в которой будут ограничены демократические права, гарантируемые настоящей конституцией.

Хунта не представила достаточно фактов для подтверждения своих голословных утверждений о попытке правительства Альенде развязать гражданскую войну. Если бы правительство Альенде готовилось к такой войне, оно смогло бы оказать сопротивление мятежникам не в таком масштабе, как это имело место в действительности. Единичные же акты сопротивления, которые все же имели место, были лишь ответом на военный переворот и до него не наблюдались.

Особо важное место в политике хунты отводится военным трибуналам. Трибуналы, в которых заседают офицеры без юридического образования, допрашивают и выносят смертные приговоры людям, обвиняющимся в политических преступлениях и актах, направленных против общественного порядка. Приговоры обжалованию не подлежат, но могут быть изменены хунтой. В целом ряде случаев хунта сама заменяла приговоры о заключении смертными приговорами. Как правило, военные суды вершатся на скорую руку. Подсудимые фактически не имеют защиты. В качестве защитников выступают военные. В том случае, когда привлекались гражданские адвокаты, они не могли выполнять свои обязанности.

Целью правительства Альенде было добиться экономической и социальной справедливости для чилийского народа. Оно отважилось преобразовать общество мирными средствами и добиться улучшения условий жизни для бедных. Военная хунта также провозгласила, что хочет добиться справедливости в Чили. Но для генералов социальная справедливость означает нечто другое, чем для членов правительства Альенде.

Одной из первых акций хунты было замораживание зарплаты при беспрепятственном росте цен. Эта акция направлена на подрыв экономического положения самых неимущих слоев населения. От рабочих потребовали сверхурочного труда — дополнительный день каждую неделю — без всякой компенсаций.

Следствием политики, проводимой хунтой, является все возрастающее количество безработных в результате увольнения рабочих, считающихся сторонниками правительства Альенде, или рабочих, о которых известно, что они участвовали в забастовках или в работе профсоюзов.

Несмотря на значительные трудности в выявлении прямых улик, ряд фактов дает весьма ясную картину, косвенно свидетельствующую о том, что следует принять во внимание предположение об участии иностранных государств в военном перевороте.

Общая направленность политики США против Чили при правительстве президента Альенде хорошо известна. Это была политика экономического удушения.

Строго говоря, любое правительство имеет право само решать, с какими правительствами поддерживать экономические, торговые или финансовые отношения. Тем не менее если экономическая политика какого-либо государства угрожает благополучию и политической стабильности другого, особенно если первое является могущественным, а второе — слабым, то такая политика серьезно подрывает основы международных отношений и идеи мирного сосуществования между государствами. Более того, такая политика представляет собой отказ от одного из основных принципов Организации Объединенных Наций, а именно принципа развития дружеских отношений между государствами. В этой связи уместно напомнить, что с самого начала президент Альенде заявил, что его правительство желало бы поддерживать отношения дружбы и сотрудничества с Соединенными Штатами.

В период, когда правительство президента Альенде управляло страной, американские предприятия, межнациональные корпорации, контролируемые американским капиталом, и американские банковские ассоциации были вовлечены в экономическую войну против Чили.

После неудачной попытки воспрепятствовать приходу к власти Сальвадора Альенде сотрудники «ИТТ» направили свои усилия на свержение его правительства. Секретное письмо президента «ИТТ» предлагало стратегическую программу, основанную на организации «массовых внутренних беспорядков, забастовок, военных действий в городах и сельской местности», которые «могли бы служить моральным оправданием военного вмешательства в течение неопределенного времени».

Позднее эта стратегия была конкретизирована в плане из 18 пунктов, направленном на то, чтобы вызвать в Чили экономический и политический хаос и спровоцировать военный переворот.

Как стало известно из различных источников, агенты американского Центрального разведывательного управления (ЦРУ) проникли в Чили в 1970 году с целью помешать победе Народного единства на выборах. После избрания президента Альенде в ЦРУ, как утверждают, был выработан новый план, аналогичный плану «ИТТ», но дополненный рядом конкретных пунктов. Утверждается также, что план предусматривал инфильтрацию во все значительные политические партии, оказание активной поддержки действием и советом группам, враждебным правительству Альенде, поддержку в организации антиправительственных демонстраций, а также финансовую помощь средствам массовой информации оппозиции. Этот план под кодовым названием «план Кентавр» должен был привести к военному перевороту.

Раскрыты факты, свидетельствующие в пользу предположения о том, что соединения американских войск были подготовлены к вмешательству в случае, если бы переворот развивался неблагоприятно. Имеются веские основания предполагать, что Соединенные Штаты были заранее информированы о дате государственного переворота. Судя по сообщениям из различных источников, для инструктажа чилийских летчиков в Чили незадолго до переворота были направлены эксперты американских военно-воздушных сил. Ряд американских военных летчиков, чьи имена и воинские звания известны, совершили, как сообщается, полеты над Чили для установления дальней связи и содействия в координации операций по организации переворота.

Переворот совпал с маневрами и передвижениями кораблей американского военного флота вдоль чилийского побережья; некоторые из них проводились совместно с чилийским флотом. Так, за два дня до переворота пять крейсеров и эсминцев чилийского военно-морского флота вышли в море на соединение с частями американского флота для маневров. Однако позже их курс был изменен по приказу восставшей хунты. Сообщается, что в то же время другая эскадра американского военного флота курсировала вдоль берегов Чили. Американские линкоры, которые должны были выйти в море для маневров за несколько дней до переворота, продолжали стоять на якоре в порту Вальпараисо. Задержка в порту была объяснена неисправностью двигателей. Сотрудники американского посольства в Чили и их семьи были отправлены на родину за неделю до переворота. За сутки до переворота, судя по некоторым источникам, состоялась «чрезвычайная встреча» представителей правительства США, ЦРУ и «ИТТ» для обсуждения положения в Чили. Посол Дэвис, который, по тем же источникам, принимал участие во встрече, возвратился в Сантьяго непосредственно перед переворотом, как полагают, с конкретными инструкциями для членов политической оппозиции и офицеров-заговорщиков.

Таким образом, целый ряд обстоятельств указывает с достаточной убедительностью на причастность или даже соучастие США в захвате власти в Чили военным путем. Это заведомое вмешательство во внутренние дела Чили, несомненно, будет расценено как нарушение политической независимости и суверенитета страны, которое не может быть оправдано никакими мотивировками. Подобная политика находится в полном противоречии с общепринятыми нормами международного права, она на деле означает грубое нарушение Соединенными Штатами обязательств, зафиксированных в Уставе ООН, который требует уважения политической независимости всех стран и запрещает применение силы или угрозы применения силы в международных отношениях.

В связи с террором и преследованиями, учиненными хунтой в результате переворота, возникает ряд вопросов правопорядка, относящихся к международным конвенциям и обязательствам о защите гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав отдельных лиц, а также групп лиц в любом обществе, предусматривающем законное судопроизводство. Ни один объективный наблюдатель не станет отрицать, что при правительстве президента Альенде права человека в Чили были расширены в том смысле, что большее количество людей получило возможность воздействовать на свое будущее и свои условия жизни. В то же время экономически и социально-привилегированные группы, которые чувствовали, что их позиции находятся в опасности, пытались задержать и даже помешать этому развитию событий.

Сразу же после переворота некоторые посольства с готовностью предложили дипломатическое убежище большому числу чилийцев и иностранцев. Но иностранцы и преследуемые чилийцы столкнулись со значительными трудностями, когда пытались добраться до территории посольств сразу после переворота, поскольку эти посольства были окружены охраной. Однако одной из главных проблем стало получение от хунты охранных грамот для всех тех лиц, которым посольства предоставили убежище. Например, профсоюзному лидеру Луису Фигероа, который был принят шведским посольством и которому было обещано политическое убежище в Швеции, хунта отказала в выдаче охранной грамоты для выезда из Чили и назначила цену за его голову.

Те государства, которые проявили полную готовность в предоставлении убежища, как дипломатического, так и территориального, в ряде случаев подверглись нажиму со стороны военной хунты, прибегнувшей к разного рода оскорбительным действиям в отношении их посольств в Чили. Солдаты хунты не только угрожали работникам посольств, они стреляли в людей, находящихся под защитой дипломатических представительств.

Дипломатический персонал представительств, включая послов, подвергался непозволительному произволу в нарушение положений Венской конвенции 1961 года, в которых говорится, что принимающая страна обязана обращаться с дипломатическим представителем «с должным уважением и принять все необходимые меры к предотвращению любых посягательств на его особу, права или достоинство».

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
За живой и мёртвой водой
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?