Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Восстание на «Антолине»

Противостояние накаляется. С одной стороны выстроились объявившие забастовку профсоюзные активисты. Цепью, взявшись за руки, в глухой обороне. Их не так много, но они возле ворот. Отгрузка продукции остановлена. Против них администрация тевтонской свиньей выставляет местных штрейкбрехеров — тех, кто забастовку не принял. Дело едва не доходит до рукопашной. Ругань, угрозы, взаимные оскорбления. А после руководители завода вызывают полицию. Прибывает солидное подкрепление: полицейские легковушки, «газели» и тяжелая кавалерия — пара КамАЗов с ОМОНом.

Сначала полицейские теснят протестующих, а потом сами, будто заправские заводские рабочие, начинают отгрузку. К недовольным же, особо не церемонясь, применяют силу.

— Вы понимаете, что это скандал? — пытается втолковать прибывшему полицейскому начальнику Константин Ведерников, лидер заводской профячейки.

— Смелый, да? Такие долго не живут! — офицер явно нетрезв. После он добавляет: — Хочешь, я тебе с локтя «заряжу» прямо тут?

Обеды с плесенью

Конфликт на российско-испанском производстве, как гнойный пузырь, вызревал давно. Серьезнейшие претензии предъявлялись к условиям труда. Летом температура в цехах поднималась до плюс 35, а зимой падала до десяти градусов. Притом что значительная часть рабочих — женщины. Слушая их рассказы, трудно не вспомнить восстание на броненосце «Потемкин», которое, согласно канонической версии из фильма Эйзенштейна, началось с червивого мяса, предложенного матросам.

— Открываешь коробочку с едой, а там все зеленое, плесень, — рассказывает работница завода Лариса Гончарова. — Такое ощущение, что нам привозили что-то просроченное, что в другом месте уже хотели выкидывать.

Наконец, за четыре года существования завода «Антолин» зарплату ни разу не индексировали. Хотя у рабочих она едва превышает 20 тысяч рублей.

Обиды копились, и прошлой весной на предприятии была создана первичка Межрегионального профсоюза работников автопрома, или МПРА, по-своему легендарной организации, которую возглавляет Алексей Этманов. Несколько лет назад он организовал несколько резонансных акций на заводе Ford в том же Всеволожске. Считается, что с него во многом началось независимое профсоюзное движение в современной России.

Предварительные маневры

На забастовку на «Антолине» решились в середине октября. Продлилась она три дня и закончилась подписанием рамочного соглашения с работодателем. Тот, во-первых, пообещал не применять санкций к бастовавшим. Во-вторых, провести выборы в «единый представительный орган» работников предприятия. В-третьих, обязался рассмотреть вопрос о повышении зарплаты.

По всем трем пунктам тут же начались проблемы. Забастовщиков стали буквально преследовать.

— Я поранила лицо дверцей шкафчика, — приводит пример Лариса Гончарова, — и тут же написала заявление, что мне надо в медпункт. Заявление приняли, подписали. А когда вернулась, мне говорят, что я отсутствовала по «неуважительным причинам». Хотя есть подписанная бумага.

Результаты выборов не признали, а зарплату пообещали повысить… на 3%.

— По сути, нас обманули, — рассказывает Константин Ведерников. — Если эти три процента пересчитать, то выйдет 600–700 рублей в месяц.

Со своей стороны администрация в лице бывшего и. о. гендиректора, а ныне главного бухгалтера завода Юрия Федоркина в публичных и приватных разговорах убеждала рабочих, что пойти на большее она физически не может. Это уменьшит доходность и поставит «Антолин» под угрозу закрытия.

Часть работников согласилась на предложенные условия, получив единовременную премию в размере полутора тысяч рублей. Наши собеседники уверяют, что условием был выход из профсоюза МПРА, обещание туда не вступать или как минимум не участвовать в акциях протеста.

Штраф — три тысячи

Повторная забастовка стартовала в начале ноября. Ответные действия на нее администрации стали для России чем-то новым и удивили не только профсоюзников, но и вполне лояльную трудовую инспекцию, местного уполномоченного по правам человека и даже городского прокурора Всеволожска.

Первым делом бастующих просто-напросто уволили. Это называется «локаут» и прямо запрещено трудовым законодательством. Вернее, так: запрещено увольнять работника конкретно из-за того, что он бастует. Формально было заявлено, что уволены все «по собственному желанию», хотя никто этого желания не высказывал.

— Такой топорной работы я не припомню. Сами прекрасно понимали, что это незаконно. Хотели запугать, — говорит юрист МПРА Ульяна Солнцева. — Только что мы узнали реакцию трудинспекции: уволенные будут восстановлены.

— Еще одно нарушение — применение силы против бастующих, — продолжает региональный омбудсмен Сергей Шабанов.

В забастовочный процесс решительно вмешались корейцы из российского филиала концерна «Хендай», для которых «Антолин» тоже производил детали. Узнав о проблемах подрядчика, они приехали «делиться опытом» и, уверены профсоюзники, побудили администрацию спровоцировать конфликт бастующих и штрейкбрехеров.

— «Хендай» известен жесточайшей антипрофсоюзной политикой, — утверждает международный секретарь МПРА Наталья Никулова. — Мы пытались там создать профсоюз. Набрали актив. А потом через пару дней люди, после визитов в высокие кабинеты все как один написали отказ. Его написали даже те, кто не вступил в профсоюз. В «Хендай» мастер может поднять руку на рабочего, а когда рабочий видит руководителя, он должен сделать поклон.

Вслед за корейцами руководство предприятия вызвало полицейских, которые и прорвали «баррикады». Однако по настоянию всеволожского прокурора Игоря Чернова, который в экстренном порядке явился на предприятие, переговоры все-таки были возобновлены.

Помимо российского топ-менеджмента принять участие в диалоге изъявили желание испанские собственники завода, чьи представители специально прилетели в Россию. Однако все закончилось, толком не начавшись. Профактивисты требовали начать с восстановления всех уволенных, а испанцы в ответ долго и подробно рассказывали о своем предприятии, его международном развитии и бизнес-эффективности.

Профсоюз полон решимости продолжить борьбу. Меры принимает и прокуратура, которая успела провести проверку по фактам нарушения трудового законодательства, выявила таковые в части обеспечения безопасности труда и даже наложила на «Антолин» штрафы. В размере 3 и 15 тысяч рублей.

Статья была опубликована в журнале «Русский репортер» №45 (323) 13 ноября 2013 г. [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?