Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Платформа «Скепсиса»

Мир расколот на страны капиталистического центра и страны зависимой и независимой периферии. Государства капиталистического центра эксплуатируют страны периферии как экономическими методами*, так и с помощью прямого военного насилия**. Независимая периферия, однако, сама расколота и представляет собой пока в лучшем случае региональные блоки стран, выступающих против господства капиталистического центра.

* Когда США «строили демократическое государство» в Ираке, первым делом они ввели законы, снижавшие налоги с корпораций с 45% до 15% и позволявшие им вывозить 100% прибыли из страны, не платя за это налогов. В России правительство отдало почти полный контроль над ценнейшим месторождением платины на Кольском полуострове — Фёдоровой тундрой — иностранной корпорации.

** Десять с лишним лет назад французские войска вошли в бывшую колонию Франции — Кот-д’Ивуар — под предлогом восстановления гражданского мира, однако на самом деле для того, чтобы обеспечить сохранность собственности: 33% иностранного капитала, вложенного в страну, принадлежит французским компаниям, на них приходится 30% её ВВП.

Ноам Хомский «Гуманитарный империализм»
Александр Тарасов «Аргентина — ещё одна жертва МВФ»
Борис Кагарлицкий «Мы слишком много знаем»
Дмитрий Колесник «Кровь в мобильном»


Неолиберальная глобализация, помимо роста неравенства внутри всех стран, охваченных этим процессом, привела к резкому росту неравенства между самими этими странами, между странами центра и периферии. Неолиберальная глобализация подразумевает избавление рыночной экономики от любых ограничений, как следствие — развитие финансовых спекуляций, сокращение социальных расходов государства, борьбу с профсоюзами, использование самой дешёвой рабочей силы как внутри стран, так и за их пределами, перераспределение налогового бремени с капитала на население, с богатых на бедных.

Децильный коэффициент — отношение доходов 10 % самых богатых и 10 % самых бедных. В СССР в 1991 году этот коэффициент был равен 4,5, а в России в 2005 году его значение составляло 17,7, причём настоящая цифра, скорее всего, выше не менее чем на четверть — из-за погрешностей официальной статистики. (Социальное неравенство и публичная политика. — М.: Культурная Революция, 2007. С. 36). Средний годовой ВВП на душу населения в 48 наименее развитых странах мира (12% мирового населения) — порядка 500 долларов. Тогда как для стран Организации экономического сотрудничества и развития (17,6%) ВВП равен 31 000 долларов. Фактически же более половины населения Земли живёт не просто за чертой бедности, а в крайней нищете: на 2 и менее доллара в день существуют 55% людей (http://www.mgimo.ru/news/experts/document233496.phtml).

Сергей Соловьёв «Антикапиталистический ликбез»
Наоми Кляйн «Шоковая доктрина»
Фрей Бетто «Неолиберализм: новая фаза капитализма»
Теотониу Дус Сантус «Структура зависимости»


Капитализм с момента начала демонтажа «государства благосостояния» (с рубежа 1970-х — 1980-х годов) является тормозом для развития человечества, свободы человека, его культуры. Вернуть «социальное государство», которое существовало только в странах капиталистического центра, невозможно. Эти надежды тщетны, так как отсутствуют те уникальные исторические условия, в которых эта система зародилась. Эти условия — противостояние двух систем, СССР и США, угроза революции. Может ли капитализм вновь найти новую форму существования, как это произошло в начале второй трети XX века, — остаётся пока открытым вопросом.

Маркс цитировал работу Trade’s Unions and Strikes профсоюзного деятеля и публициста T. Дж. Даннинга: «Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы» (Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. М., Госполитиздат, 1960. Т. 23, с. 770). Это напрямую относится к сегодняшней ситуации в России и мире.

Иштван Месарош «Необходимость радикальной альтернативы»


Для социализма в начале XX века в мире не было материальных, социально-экономических оснований, развитие производительных сил не достигло того уровня, при котором можно было перейти к бесклассовому обществу. Воссоздание классового общества в странах так называемого «социализма» было неизбежным. Мировая революция оставалась угрозой капитализму, но он ещё не исчерпал всех возможностей своего развития. В ответ на революции и мировые кризисы в 1920-е — 1930-е годы возникло три варианта развития: страны «социалистической» ориентации; так называемое «государство благосостояния» («социальное государство»); наконец, фашистские режимы, пришедшие к власти в странах с наиболее организованной и сращенной с госаппаратами национальной буржуазией.

Александр Тарасов «Фашизмов много»
Лекция Сергея Соловьёва «Фашизм и мифы о нём»


Революционный опыт крайне ценен и важен, так как позволил вытащить из беспросветной отсталости миллионы людей, стимулировав деколонизацию, социальные реформы во всех странах мира, в том числе странах Запада, освободительное движение на Востоке. Радикальная попытка преобразований без учёта опыта СССР и русской революции невозможна. Но в СССР — против воли его создателей — не было построено бесклассовое общество, не была ликвидирована эксплуатация человека человеком. Более того, в ходе формирования новой социальной системы была уничтожена — физически либо морально — большая часть самих революционеров — как большевиков, так и других представителей революционной демократии и интеллигенции. Однако до тех пор, пока революционный импульс ещё ощущался в советском обществе — в идеологии, морали, социальной структуре, — в СССР проходили прогрессивные реформы, направленные на преодоление отсталости. Само существование СССР создало возможности некапиталистической альтернативы для освобождающихся от колониального гнёта стран. И лишь тогда, когда бюрократические тенденции окончательно преодолели в СССР революционную энергию, СССР оказался обречён на крах. Партийная и комсомольская номенклатура перевела государственную собственность в частную, буржуазную, сохранив при этом власть в «новой России» после 1991 года.

Илья Смирнов «Пророчество Троцкого»
Фёдор Раскольников «Открытое письмо Сталину»
Мартемьян Рютин «Сталин и кризис пролетарской диктатуры»


Массовые репрессии в СССР при Сталине с конца 1920-х годов — террор, затронувший все слои населения, и специально направленный против целого ряда социальных групп: несогласного с коллективизацией крестьянства, военных, духовенства, радикальной интеллигенции, большевиков, сохранивших верность социалистическим идеалам, — привели к уничтожению реальной оппозиции. С помощью пропаганды и террора в СССР была создана система социального обмана: провозглашаемые на словах марксистские принципы опровергались практикой господства номенклатуры. В результате ценности социализма оказались дискредитированы практикой сталинизма.

Юрий Семёнов «Россия: что с ней случилось в XX веке»
Варлам Шаламов «Как это началось», «Надгробное слово»


Современный российский капитализм — периферийный, паразитирующий на советском наследии, не имеющий, в отличие от дореволюционного, никаких прогрессивных черт именно из-за своего периферийного характера. 20 лет его существования привели к разрушению производственного комплекса страны и гибели целых отраслей отечественной промышленности (в частности, авиастроения, станкостроения), а также к позорной сдаче ряда ключевых предприятий иностранному капиталу. За эти годы Россия из современной индустриальной державы (пусть и отстававшей по целому ряду параметров от ведущих мировых держав) превратилась в источник сырья для стран капиталистического центра.

Александр Тарасов «Второе издание капитализма в России»
Иван Лещинский «Российская промышленность: окончательный диагноз», «Время деиндустриализации»


Господствующий класс современной России — бюрократ-буржуазия. Провести границу между средним и высшим чиновничеством, крупным бизнесом и организованной преступностью — невозможно. Этот класс возник на развалинах СССР в результате захвата частью бывшей правящей советской номенклатуры государственной собственности, превращения её в собственность частную и сращивания этой обуржуазившейся номенклатуры с «новой буржуазией», поднявшейся в момент развала страны и представившихся возможностей тотального грабежа. Одна из его черт — вывоз из страны награбленных капиталов. Таким образом, интересы российской бюрократ-буржуазии теснейшим образом связаны с интересами транснационального капитала, следовательно, противоречат интересам российского народа. Существующие в России транснациональные корпорации (главным образом нефтегазовые и металлургические) встроены в неоколониальную логику. Высокая прибыльность российских ТНК (в том числе от зарубежной торговли) никак не улучшает экономическую ситуацию в стране. Интересы бюрократ-буржуазии — это интересы временщиков, для которых Россия — только источник дохода, но никак не место жизни, долгосрочных планов и т.д. Все надежды, что при этом режиме возможно хоть какое-то прогрессивное развитие страны, — худший вид маниловщины.

Владислав Клочков «Чем плоха сырьевая экономика?»
Александр Тарасов «Бюрократия как социальный паразит»


Российское правительство защищает интересы бюрократ-буржуазии и само состоит из представителей этого класса. Её интересы в основном совпадают с интересами правящих классов стран «первого мира». Вопреки патриотической риторике, оно методично и целенаправленно проводит политику, ведущую к деградации населения, снижению его культурного уровня, никак не препятствуя, наоборот, способствуя вымиранию. Стремительное уничтожение систем образования и здравоохранения, коммерциализация школ, вузов и медицинских учреждений — неотъемлемая часть этой паразитической политики. Она лишает жизненных шансов миллионы людей.

Дмитрий Пономаренко «Жить как все. Об истории Конго и будущем России»


Идеология современной России включает в себя как элементы неолиберализма, так и знаменитую уваровскую формулу XIX века «православие, самодержавие, народность». РПЦ стала идеологическим аппаратом государства. Передача РПЦ памятников культуры — это плата государства за выполнение церковью идеологического заказа и манипулирование исторической памятью народа. С помощью РПЦ ведется игра на понижение интеллектуального уровня населения (в том числе за счет клерикализации образования), насаждаются псевдоисторические мифы о благоденствии в дореволюционной России, отрицаются достижения современной науки. В этой ситуации антиклерикальное и атеистическое просвещение крайне необходимо. Это не исключает сотрудничества с теми верующими, кто готов бороться против идеологического аппарата РПЦ.

Сергей Соловьёв «Очередь в никуда, или Чудо православного бадминтона»
Левон Нерсесян «Иметь или быть?»


Национализм — составная часть господствующей идеологии. Презрение и ненависть к трудовым мигрантам становится нормой. Власти косвенно или прямо поощряют националистические и фашистские группировки. Это традиционный способ раскалывать общество, отвлекать людей от понимания их истинных проблем. Верный ответ на эту политику — последовательный интернационализм, антифашистская пропаганда и скрупулёзное исследование межнациональных отношений с целью выработки конкретных решений конфликтных ситуаций. Любое же сотрудничество с националистами и фашистами полностью подрывает все ценности и цели социалистического движения и потому — недопустимо. Трудовая миграция — неотъемлемая часть современной капиталистической системы, обрекающей миллиарды людей на нищету.

Лера Агапова «Нацстройщики»
Игорь Кон «Психология предрассудка»
Виктор Шнирельман «Чистильщики московских улиц: скинхеды, СМИ и общественное мнение»


«Болотные» протесты 2011 — 2012 годов ещё раз показали: между Москвой и провинцией лежит пропасть. С конца XIX века не было такой разницы между столицами и провинцией; так называемый «средний класс» в России незначителен и в основном сосредоточен в крупнейших городах. В Москву стягиваются капиталы со всей страны, затем переправляющиеся за рубеж. Поэтому перспективы социального протеста в столице — минимальны, власти подкармливают её жителей за счёт чудовищных прибылей. Социальный подъём начинается именно из провинции.

Редакция «Скепсиса» «Не наступать на грабли», «Молчащие миллионы»


Интеллектуалы в России оторваны от народа, от защиты интересов масс. Большая часть интеллектуалов предпочла служение власти и личный успех. Принципы Просвещения обесценены, распространяется идеология постмодернизма, в соответствии с которой объективная истина отсутствует и в науке, и в искусстве, и в литературе, и в политике. Возвращение к рационализму, преодоление постмодернизма, с одной стороны, и клерикализма, с другой, — насущная необходимость. Интеллигенция должна снова — как с декабристских времён и до конца 20-х годов прошлого века — стать подлинно демократической, ставить во главу угла интересы народа.

Михаил Лифшиц «Либерализм и демократия»
Александр Тарасов «Десятилетие позора»
Пол Баран «Ответственность интеллектуала»
Антонио Грамши «Ненавижу равнодушных»


Несмотря на неудачу социалистической попытки в СССР, коммунистический социальный идеал остаётся единственным шансом человечества на достижение социальной справедливости, свободы и, в конечном итоге, на выживание. «Социализм или варварство», повторяют сегодня тезис Розы Люксембург те, кто верно оценивает расстановку сил. Социализм или ядерная война, социализм или глобальная экологическая катастрофа, социализм или полное одичание большинства людей. Создание новой социалистической программы, нового социалистического идеала с учетом опыта XX века — это главная задача.

Терри Иглтон «Убежище в буре истории»


Марксизм в социальных науках не потерял своей актуальности. Напротив, исторический материализм и его важнейшая составляющая — классовый подход — остаются единственным адекватным методом познания социальной действительности. Это подразумевает необходимость марксистского синтеза всего жизнеспособного, созданного в социальных науках за пределами марксизма. Сохраняя всё актуальное в марксизме, необходимо без сожаления расстаться не только с тем, что заведомо устарело, но и с тем, что безнадёжно извращено сталинистской идеологией. Официозный марксизм в СССР не имел практически ничего общего с методом Маркса. Фактически он превратился в квазирелигиозную систему, а истинно научные работы в нём появлялись в основном не столько благодаря, сколько вопреки официальной идеологии. В этой связи особенно важно, что первые, а также все наиболее успешные попытки анализа сталинизма были сделаны именно в рамках марксистской методологии.

Юрий Семёнов «История марксистской философии в СССР весьма печальна…»
Иштван Месарош «Структурный кризис системы»


Общественное движение в России с начала 90-х годов до сих пор находится в состоянии спада. Самоорганизация рабочих, работников бюджетной сферы, молодёжи только сейчас начинает преодолевать докружковый уровень. Радикальная традиция сопротивления (революционная традиция) оказалась прервана сталинскими репрессиями и вызванной ими моральной деградацией интеллигенции. Восстановление этой в полном смысле слова демократической традиции — одно из главных условий самой возможности успешного социального протеста в России.

Александр Гарин «Классовая борьба в российской автомобильной промышленности: текущая обстановка и соотношение сил»
Валентин Урусов «Когда борьба дороже свободы»
Рустам Садыков «“Итальянская забастовка” в Ижевске. Минздрав против врачей»
Дмитрий Пономаренко «Кто делает нас больными и бедными? Социальный смысл уничтожения здравоохранения в России и мире»


В этой ситуации необходима напряженная теоретическая работа:

    1. Теоретический анализ марксистского наследия и разработка на его основе новых концепций, как описывающих современное состояние дел в России и мире, так и развивающих сам марксистский метод.

    2. Изучение функционирования современной экономики — как капиталистической, так и иных экономических форм, существующих на её периферии.

    3. Одна из важнейших проблем в этой связи — проблема субъекта социальных преобразований, так как просто повторять ортодоксальные марксистские представления о революционной роли пролетариата сейчас невозможно, необходимы новые научные исследования. Однако это не означает отмены необходимости тесного взаимодействия с вновь зарождающимся в России рабочим профсоюзным движением.

    4. Изучение опыта российского революционного движения, а также освободительных и революционных движений в других странах в XX веке, причём особое внимание следует уделять опыту борьбы в странах «третьего мира». Следует отметить, что механическое копирование чьего-либо опыта бесполезно, особенно — копирование западных движений, существовавших в принципиально иных социально-экономических условиях.

    5. Трудовая миграция и заёмный труд* во всероссийском, всемирном масштабе создают новую структуру экономических отношений. Это одна из главных особенностей современной классовой структуры. Трудовая миграция это не только, как считают многие, приезжие из Средней Азии и южных регионов России. Поэтому задача социальных наук — изучение классовой структуры, многообразия форм эксплуатации и форм политической борьбы угнетённого большинства. Эта сторона общественной жизни совершенно игнорируется официальными социологами и политологами. Между тем для теоретической работы требуется прежде всего фактический материал.

* «Нет “заёмному” рабству»
Пётр Бизюков, Елена Герасимова «Рабы напрокат»
Константин Русяев «Левые и вопрос трудовой миграции»


В условиях полной потери социалистами общественного влияния необходимо вновь завоевать поддержку — для начала среди той части интеллектуалов, которые не являются продажными циниками. Однако нужно понимать, что без непосредственных представителей эксплуатируемых слоёв населения и вовлечения независимых профсоюзов — прежде всего из российской провинции — любые попытки изменения ситуации в России обречены на крах. Необходимо разоблачение (нео)либеральных и националистических идеологических мифов для создания основ протестного сознания и формирования радикальной, подлинно контркультурной среды, а также поддержка низовых протестных инициатив, действий независимого профсоюзного и рабочего движения.

Константин Русяев «Быть, а не казаться»
Анри Барбюс «Обращение к студентам и интеллигентам молодого поколения»
Жан-Марк Руйян «Свобода существует только в борьбе»


Нас часто спрашивают, так что же делать, как именно жить и бороться? — Прежде всего жить в сознании: помнить, что классовые интересы и классовая борьба никуда не исчезли. Сопротивляться навязываемой неолиберальной идеологии, индивидуалистической психологии, заниматься самообразованием, агитацией и контрпропагандой.

Власти всевозможными способами насаждают в обществе идеологические мифы, распространение которых облегчает манипуляцию общественным мнением. Поэтому необходима сознательная борьба против национализма (в различных его проявлениях), фашизма, клерикализма и неолиберализма.

Необходимо изучать — теоретически и эмпирически — социальные отношения в современном российском обществе, а также в мире; без этого невозможно создание ни тактики, ни стратегии для социалистического движения.

Необходимо восстановление и сохранение памяти о революционно-демократической традиции в России и мире, чтобы учиться борьбе на конкретных исторических примерах — и учиться осознавать саму возможность альтернативы.

Необходимо поддерживать и посильно участвовать в формировании и работе независимых профсоюзов. Самоорганизовываться и участвовать в движениях, защищающих действительно общественно значимые интересы в противовес частнособственническим, пусть даже и массовым: например, бороться за сохранение и развитие общественного транспорта, а не защищать интересы частных автовладельцев, бороться за доступное качественное образование, а не за сохранение системы размножившихся псевдовузов, защищать науку, а не дискредитировавшие себя академические институции.

Мы считаем, что этот путь правилен, несмотря на то, что не сулит ни быстрых результатов, ни медийной раскрутки, ни политических карьер в существующей системе. Мы уверены, что иного пути нет.


Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?