Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Весна в Севастополе

Помнится, когда я в первый раз увидел это название, «севастопольская весна», то скривился: опять с этой «весной» лезут. А потом увидел кипящий в белом цвету миндаль и понял — да, действительно весна пришла.

Мои записки про Севастополь уже припоздали, в сети появилось так много информации о происходящем. Правдивой или ложной? но очень много. Каждый уже успел сформировать свою позицию по отношению к происходящему, и теперь любые тексты про Севастополь и Крым воспринимаются через призму этого отношения.

Крым

Хочу сразу предупредить, что текст ниже — нечто вроде попытки «обобщения» мнений в первую очередь жителей Севастополя, а также Крыма, со всем присущим такой попытке субъективизмом. Я не претендую на статистическую точность и выверенность формулировок.

Начну я с описания некоторых, скажем так, городских особенностей.

Не думаю, что открою Америку, сказав, что большинство севастопольцев и жителей Крыма не воспринимает Украину как свою Родину. Можно к этому относиться положительно или отрицательно, однако таково положение дел. Для местных Родина — это Севастополь или Крым соответственно. Особенно это касается Севастополя: ещё в 2004 году заезжие социологи отмечали аномально высокий уровень городского патриотизма.

Такое отношение подкреплялось и действиями киевских властей. По вполне определённым причинам политического толка в Севастополе с самого начала независимости Украины отсутствует выбираемый горожанами мэр или городской голова. Связано это с отсутствием закона о Севастополе. Вариантов этого закона подготовлено было в достатке, но каждый раз на какой-либо стадии эти законопроекты снимались с рассмотрения. Причём народные депутаты однозначно называли причину: Севастополь изберёт себе пророссийски настроенного мэра.

Вместо своего головы из Киева присылались назначенцы, которые местными воспринимались как варяги, да и вели себя соответственно. Особенно ситуация начала напрягать после 2004 года, когда первый Майдан вызвал резкую политизацию городской общины. Правление Сергея Куницына, назначенного главой СГГА в середине 2006 года, запомнилось особо вопиющими земельными махинациями и взяточничеством.

Город стал ареной безудержной «уплотнительной» застройки, в которой местный недоолигарх Лебедев и залётные киевские олигархи наперегонки соревновались в том, кто круче испоганит городской вид. В центре города на костях исторических зданий выросли уродливые высотки. Именно в борьбе с этими незаконными застройками выдвинулись Иван Комелов, Борис Колесников, активисты, находящиеся сейчас в городском руководстве.

Захваты земель на Южном берегу Крыма идут с начала «нулевых».

Ещё одним аргументом «против» является деградация экономики Крыма и Севастополя после развала СССР. К 1991 году Крым был не только «всесоюзной здравницей», но и обладал промышленностью и развитым сельским хозяйством, в частности процветало садоводство и виноградарство. Керчь и Севастополь были центрами рыболовецкой отрасли. В Севастополе же, «закрытом» в то время городе, подавляющая часть предприятий работала на флот и ВПК СССР. За годы независимости Украины экономика края претерпела катастрофические изменения. Система мелиорации в Северном Крыму была по большей части порезана на металлолом. Сады были заброшены, а виноградники под Севастополем выкорчёвывались для строительства коттеджей (что происходит и по сей день). Рыболовецкий флот быстренько приватизировали в начале 90-х при участии Кравчука, после чего из местной рыбы в Севастополе осталась одна килька и бычок.

Да и статус здравницы тоже испытал немалые изменения. Пансионаты и базы отдыха в массовом порядке были приватизированы, однако это никак не повлияло на качество оказываемых ими услуг. Более того, новые владельцы, скупившие их за бесценок, не вкладывали в своё имущество ни копейки. Инфраструктура обветшала настолько, что порой диву даёшься, почему инциденты, подобные обрушению балкона в пансионате в Симеизе, не становятся ежедневными.

И происходит это всё на фоне огромного роста числа отдыхающих в Крыму, которые создают огромные нагрузки на местную экосистему и коммунальные системы региона. К примеру, Севастополь — отнюдь не курортный город. Однако в летнее время его население увеличивается с 370 тыс. человек до 1 млн. При этом в городе так и не закончено стартовавшее ещё при Советском Союзе строительство Южных очистных, и нередки случаи сбросов канализационных вод прямо в море. Переполненный туристами Севастополь производит удручающее впечатление: везде горы мусора, забитый под завязку транспорт, высокие цены на продукты на рынках. Если вы думаете, что севастопольцам всё это нравится, то вы жестоко ошибаетесь. Ведь все сливки с приезжих достаются узкому кругу владельцев мини-гостиниц и пансионатов, а также тем, кто сдаёт квартиры.

На сказочном ЮБК жизнь тоже не сахар. По существу местные жители живут только четыре месяца в году, когда идёт туристический сезон. В это время они могут даже ночевать на раскладушках, выставленных в дворах домов — лишь бы заполучить вожделенного отдыхающего. В остальное же время года жизнь у моря словно впадает в спячку.

Скукоживание экономики до вялого подобия «курорта» привело к тому, что у многих людей на полуострове работа сезонная. Если тебя не устраивает мизерная зарплата бюджетника, то придётся ехать на заработки. Вот и уезжают крымчане кто куда: в Киев, в Москву, в Питер.

Россия и Севастополь… Говорить на эту тему очень сложно. Дело в том, что с одной стороны город, несомненно, тянется к России, причём эта тяга пригасает во времена благополучия и увеличивается перед лицом политических и экономических невзгод. Однако все предыдущие годы Россия никак не выражала своего отношения к Севастополю за исключением дежурных фраз. Это привело к тому, что для многих горожан Россия превратилась в своего рода недостижимую мечту, весьма похожую на роль ЕС для многих киевлян. Кричать «Россия! Россия!» готовы многие, но в дальнейшем разговоре признают, что Россия себе на уме, много раз кидала и крымчан, и севастопольцев, а значит надо рассчитывать на самих себя. Да, это парадоксально, но вот такое «островное» восприятия своего места на Земле.

Для многих смотрящих сейчас телевизор или мониторящих интернет уже стало само собой разумеющимся говорить о разгуле русского национализма в Крыму и Севастополе. Вон, один «Русский блок» или «Русское единство» Аксёнова чего стоят. Однако и в этом вопросе не всё так однозначно. О доверии к этим партиям и «Русскому единству» весьма красноречиво говорят итоги выборов 2010 года: «Русский блок» набрал в Севастополе всего 9%, а «Русское единство» и того меньше — 4%. Это и неудивительно в таком многонациональном регионе как Крым. Даже в Севастополе митинги «Русского блока» до недавнего времени собирали не больше сотни человек, и весь город считал их всего лишь группкой фриков. Фактор русского национализма не стоит недооценивать, но и переоценивать тоже не надо: местным «вождям» русского народа ещё весьма далеко до тех образцов жанра, каковые мы видали в Москве.

Однако все меняется, и после начала «Евромайдана» ситуация в городе, как и во времена первого Майдана стала накаляться. Совершенно очевидно, что к соглашению об ассоциации с ЕС Крым в большинстве отнёсся отрицательно. Потом было 30 ноября. Разгон «Беркутом» некоторые осуждали, некоторые относились нейтрально. После событий на Банковой подавляющее число горожан утвердилось во мнении, что на Майдане стоят экстремисты, а «Беркут» нас защищает. Севастопольский «Евромайдан» насчитывал не более нескольких десятков человек, которых постоянно «опекали» в несколько раз большее число их противников из «Русского блока», казаков и «городских сумасшедших». Но массовости не было — севастопольцы считали это пустой тратой времени, «работать надо, а не языками чесать». Правда, ожесточение росло пропорционально ожесточению схваток в Киеве.

Попытку окончательной зачистки Майдана подавляющее большинство восприняло как возможное избавление от затянувшегося кошмара. То, как развивались события после этого — подписание соглашения 21 февраля, бегство Януковича 22 февраля и развал системы управления — привели город в состояние ступора. Появился страх.

Затем события понеслись галопом. В целом, как мне кажется, можно говорить об умело проведённой операции по «отзеркаливанию» Майдана как по тактике, так и по стратегии. Многие жители города, с которыми я говорил, соглашаются с этим, но это их абсолютно устраивает.

23 февраля, в День защитника Отечества, один из очень почитаемых в Севастополе праздников, собрался самый многочисленный из виденных в городе митингов, собравший около 25 тыс. человек. На нём городским головой был выбран Алексей Чалый, руководитель одного из последних работающих здесь производственных предприятий «Таврида-Электрик» и создатель мемориала «35-я батарея». Выбрали практически единогласно. После чего начались захваты административных зданий: сперва «пала» Севастопольская горгосадминистрация, затем горсовет почти в присутствии манифестантов утвердил Чалого главой специального управления — так сделали потому, что закон о городском голове отсутствовал. Потом уже начали разворачиваться события в Симферополе, и они заслонили происходящее в Севастополе. Севастопольский «Беркут» с другими крымскими подразделениями перекрыл Перекоп и Чонгар.

Насколько я понимаю, военные РФ блокировали украинские воинские части, отдав остальное на откуп самообороне. Прошла череда демонстраций, захватов и переподчинений: местный главк МВД был преобразован в муниципальную милицию, управление СБУ — в Городскую службу безопасности, прокуратура — в городскую прокуратуру и так далее. Причём продолжается это всё до сих пор. Например, блокируется работа военной прокуратуры ВМСУ.

Вершиной этого стал референдум. Настроения горожан и крымчан делали референдум необходимой формальностью — в его итоге можно было не сомневаться. Хотя готовились к нему вполне серьёзно: город заполонила агитация, по сёлам Севастопольского района ездили агитбригады. На площади Нахимова продолжались регулярные митинги с участием артистов, знаменитостей из России, депутатов Государственной думы. Порой казалось, что в городе проводится выездное заседание российского парламента.

Представители украинских СМИ, приехавшие освещать события в городе, стали объектами откровенной неприязни горожан. Претензия одна — необъективность подачи информации. Дело доходит до того, что некоторые журналисты специально надевают «георгиевскую ленточку», чтобы нормально работать. Многие севастопольцы осуждают такие действия, хотя и относятся к ним с пониманием: слишком уж далека картинка, представляемая в украинских СМИ, от севастопольской реальности.

Было очень много слухов о возможных провокациях. К счастью, ничего серьёзного не произошло, кроме событий 9 марта, когда у памятника Т.Г. Шевченко проукраинские силы города при поддержке приехавших «гостей» попытались спровоцировать потасовку. Однако развития эти акции не получили.

С самого утра 16 марта в избирательных комиссиях города началось столпотворение: многие сотрудники этих комиссий, принимавшие участия во многих выборах, говорят, что такого наплыва желающих проголосовать они не видели за все годы независимости Украины. На многих участках уже к 12.00 проголосовала половина избирателей. Поэтому финальной цифре явки удивляться не стоит. Моя жена была секретарём избирательной комиссии. После подсчёта голосов на участке оказалось, что за первый пункт (вход в состав РФ) проголосовало 1918, а за второй пункт (автономия в составе Украины) — всего 25. Конечно, эти цифры не показательны, однако дают представление о господствующем взгляде на будущее Севастополя.

Что будет дальше? Этого не знает никто. До проведения референдума многие знакомые со страхом спрашивали: «А Россия нас не бросит?» В этом скрывается понимание, что Севастополь и Крым — лишь пешки в геополитических играх РФ, ЕС и США. Но нельзя не отметить, что политическая атмосфера в городе совершенно изменилась. Горожане стали смелее в отстаивании своих прав, а чиновники пока что опасаются им отказывать. Старая коррумпированная система, похоже, разрушена, однако известны случаи, когда к власти приходят «старые знакомые». Словом, ситуация и в этом напоминает постмайданную Украину. В любом случае, возврата к старому не будет.

Статья была опубликована на сайте commons.com.ua 17 марта 2014 г.
[Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?