Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Падение «знаменосцев» образования

Дайан Равич (Diane Ravitch) - профессор-исследователь Нью-Йоркского университета; специализируется на вопросах образования. С 1997 по 2004 год она была членом Руководящего совета по анализу состояния системы образования (National Assessment Governing Board), а с 1991 по 1993 год занимала пост заместителя министра образования США. Ее последняя книга (2003) называется «Лингвистическая полиция: как лоббисты ограничивают программы обучения» (The Language Police: How Pressure Groups Restrict What Students Learn).

Чуть больше ста лет назад руководство американских средних школ и вузов пришло к выводу о необходимости единых стандартов для поступающих в колледжи. Школьные преподаватели приходили в отчаянье от того, что у каждого колледжа были собственные критерии; порой им приходилось готовить 16 учеников по 16 разным программам - для каждого колледжа по-своему. Некоторые директора школ с полным основанием называли эту ситуацию «анархией в образовании».

У руководства колледжей были свои причины для недовольства: очень многие студенты прибывали к ним совершенно неподготовленные к обучению в вузе и зачастую при колледжах приходилось открывать специальные кафедры для устранения этих недочетов. Некоторые колледжи вводили собственную систему вступительных экзаменов, другие принимали студентов только из «проверенных» школ[1], третьи направляли в школы преподавателей для оценки качества обучения. Как и директоров школ, глав колледжей не устраивал разнобой в процедуре перехода от среднего образования к высшему.

Президент Колумбийского университета Николас Мюррей Батлер (Nicholas Murray Butler) и президент Гарвардского университета Чарльз Элиот (Charles Eliot) убедили коллег по образовательному цеху в необходимости специальной организации, которая займется разработкой единых стандартов для учебных программ и единой системы экзаменов. Плодом их усилий стало создание в 1900 году Совета по вступительным экзаменам в вузы (College Entrance Examination Board).

Новая организация разработала самые качественные, согласованные и распространенные стандарты в истории американской системы образования. Деятельность Совета, как его в просторечье называли, оказала мощное позитивное влияние на среднее образование в стране. Даже несмотря на то, что в 1900 году лишь один из двадцати семнадцатилетних американцев заканчивал среднюю школу, да и из них далеко не все поступали в колледжи, каждый старшеклассник в те годы обучался по программе, которую позднее назвали «дорогой в вуз». Не важно, были школьники детьми врачей, фермеров или рабочих: все они в обязательном порядке изучали математику, естественные науки, англоязычную литературу, навыки составления письменных текстов, историю и какой-нибудь иностранный язык - как правило, латынь.

Совет был негосударственной организацией, и соблюдение его стандартов было делом добровольным - их при желании брали на вооружение колледжи, решившие войти в его состав. Вновь созданная организация решала, по каким предметам проводить экзамены и как их оценивать. Школьные и вузовские преподаватели совместно разрабатывали экзаменационные билеты и критерии выставления баллов, а также периодически пересматривали школьные программы для предметов, по которым принимались вступительные экзамены.

Надо сказать, что не все отнеслись к этой новой идее с энтузиазмом. Президента Принстонского университета тревожило, что это может привести к возникновению системы государственных экзаменов. Элиот заверил его, что это полностью исключается. Президент Лафайет-колледжа (Lafayette College) посетовал, что предлагаемая система может помешать его вузу принимать детей богатых меценатов и преподавателей. Батлер на это заметил, что «Лафайет», если захочет, может принимать «только тех студентов, что неспособны сдать эти экзамены».

Впервые разработанные Советом тесты были предложены в июне 1901 года 978 абитуриентам Колумбийского и Нью-йоркского университетов, а также Барнард-колледжа (Barnard College). С каждым годом, осознав ценность нововведения, экзамены по этой системе вводили все новые вузы.

Методика проведения экзаменов по химии, английскому, французскому, немецкому, греческому, истории, латыни, математике и физике основывалась не на системе вопросов с несколькими вариантами ответов, из которых абитуриент должен был выбрать нужный. От них требовалось продемонстрировать свои знания в объемистой письменной работе или предложить решение конкретной проблемы. Для экзамена по английскому языку студентам заранее предлагалось прочесть десять литературных произведений - в том числе «Венецианского купца», «Уэйкфилдского викария», «Последнего из могикан», «Сайласа Марнера» и «Повесть старого морехода». Студентам объясняли, что оцениваться будет не столько знакомство с этими произведениями во всех деталях, сколько умение четко изложить свои мысли, но тем не менее они должны внимательно изучить перечисленные книги и быть готовы ответить на конкретные вопросы по ним. Каждые два-три года стандарты оценки и списки литературы пересматривались, и школьным учителям заранее сообщалось, по каким произведениям будут приниматься экзамены.

С годами учителя и профессора, разрабатывавшие методику вступительных экзаменов, создали не только единые стандарты: у них возникло чувство локтя и коллективизма, ощущение общей ответственности за то, как ученики будут подготовлены к поступлению в колледж. Возможно, именно этот дух профессиональной солидарности, объединивший школы и вузы, и стал важнейшим результатом деятельности Совета.

Поскольку эта организация пользовалась огромным уважением, созданные ею экзаменационные методики много лет способствовали повышению стандартов преподавания и подготовки школьников, независимо от того, собирались последние поступать в колледж или нет. Да и сам Совет считал своей главной задачей повышение уровня школьного образования в стране.

Увы, со временем ситуация стала меняться. К тому моменту, когда Совет завоевал высочайшую репутацию в глазах профессионалов и общественности, специалисты педагогической науки уже разрабатывали новые категории тестов. Опробовав новую методику на системе экзаменов в армии, введенных в годы Первой мировой войны, психологи образования начали всячески рекламировать достоинства группового тестирования умственных способностей. Психологи вроде Карла С. Бригхэма (Carl C. Brigham), Льюиса Термэна (Lewis Terman), Эдварда Л. Торндайка (Edward L. Thorndike) и Роберта Йеркса (Robert Yerkes) утверждали, что с помощью новых тестов можно быстро составить точный прогноз способностей будущего студента.

Целью традиционных экзаменов, вроде тех, что проводились по методике Совета, была оценка уже полученных студентами знаний. Разработчики новой системы тестирования обещали сэкономить время и деньги, устанавливая не объем уже имеющихся знаний, а способность студента приобретать новые.

Столкнувшись с утверждениями, что его экзамены «устарели» и, в отличие от новых тестов, носят «ненаучный» характер, Совет привлек группу психологов для разработки «современной» методики. Созданная для этой цели комиссия, в которую вошли Бригхэм и Йеркс, разработала тест на способность к обучению (SAT - Scholastic Aptitude Test), который впервые был введен в практику в 1926 году.

В 1930 году Бригхэм перешел на работу в Совет, где занимался дальнейшим совершенствованием SAT. Будучи одним из главных разработчиков, пропагандистов и популяризаторов группового тестирования умственных способностей, он не только утверждал, что эти тесты позволяют измерить уровень интеллекта (который он считал врожденным и неизменным), но и полагал, что на этот врожденный уровень интеллекта влияет расовое и этническое происхождение.

К концу 1930-х годов Бригхэм и другие специалисты в области тестирования уже играли в Совете первую скрипку. Они уже давно сетовали на то, что существующая система экзаменов, основанная на письменных работах, чересчур субъективна, что методика их оценки слишком сложна, что ей не хватает точности и объективности, свойственной техническим методам. Несмотря на уважение, которым пользовалась эта система у учителей по всей стране, специалисты по тестированию заявляли, что с «психометрической» точки зрения она куда менее надежна, чем новые тесты, основанные на вопросах с несколькими вариантами ответов.

Седьмое декабря 1941 года изменило не только ход Второй мировой войны. В этот день президенты Гарварда, Принстона и Йейла собрались на заседание, чтобы обсудить текущие вопросы деятельности Совета. Узнав о нападении на Пирл-Харбор, они поняли, что скоро начнется массовый призыв молодых людей на военную службу; времени на проведение традиционных письменных экзаменов для тех, кто хотел бы поступить в колледж, просто не будет. Поэтому они решили отказаться от письменных экзаменов по методике Совета и ввести вместо них SAT и тесты для проверки уровня знаний на основе выбора вариантов ответа.

После сорок одного года «беспорочной службы» в американской системе образования система письменных экзаменационных работ, проверяемых и оцениваемых преподавателями, ушла в прошлое. Наступила эпоха «объективного» тестирования, основанного на выборе вариантов ответа, «технически эффективного», «надежного», «психометрически точного», с автоматическим подсчетом результатов.

Некоторые педагоги надеялись, что речь идет о чрезвычайной мере, введенной только до окончания войны. Но получилось иначе. Те, кто восхищался разработками Совета, ценили в них ярко выраженную просветительскую направленность, акцент на умении абитуриентов четко излагать свои мысли в письменном виде и то, что они способствовали совершенствованию школьной программы. Сторонники прежней системы не верили, что простой выбор ответа на вопрос из нескольких вариантов может адекватно заменить письменную работу, в которой абитуриент должен был продемонстрировать знание предмета.

Однако после войны главная цель деятельности Совета изменилась. Из организации, устанавливавшей образовательные стандарты за счет координации сотрудничества школ и вузов, он превратился в «агентство по тестированию». В 1948 году Совет помог создать Службу образовательного тестирования (СОТ), взявшую на себя разработку программы тестов для поступления в вузы. Если основатели Совета подчеркивали, что их система экзаменов основывается на четких стандартах школьных программ, то теперь организация вместе с СОТ заявляла, что новые тесты не имеют никакого отношения ни к стандартам, ни к учебным планам. В 1940-х - 1950-х руководство Совета настаивало, что эта структура осознанно отказалась от роли разработчика критериев, и превратилось в беспристрастного «оценщика» способностей студентов.

SAT, почти повсеместно ставший основой процедуры приема в вузы, по идее совершенно не связан со школьной программой. Руководители Совета неоднократно подчеркивали, что этот тест не преследует цели повлиять на характер обучения в американских школах. С мечтой основателей Совета - Батлера и Элиота - было покончено.

Из-за отказа Совета от своей функции «законодателя» стандартов программ обучения в самой основе американской системы образования образовался вакуум. Правда, в последнее время федеральные власти и власти штатов начали принимать меры по его заполнению. В 1989 году президент Джордж Буш-старший организовал «национальный саммит», призванный способствовать разработке единой программы обучения в школах. Президент Билл Клинтон убедил конгресс принять закон под названием «Цель 2000», в соответствии с которым штатам выделялись деньги на разработку стандартов и методики экзаменов. Нынешний президент Буш провел через конгресс закон «Ни одного ребенка за бортом» (No Child Left Behind Act), требующий от штатов ввести обязательные ежегодные экзамены по чтению и математике для учеников третьих-восьмых классов (с 2007 года этот список пополнит естествознание).

В ее нынешнем виде эта система направлена на повышение оценок у отстающих учеников. Она отражает чисто утилитарный подход - попытку повысить средний уровень успеваемости за счет угрозы санкций со стороны федеральных властей. За бортом остаются такие предметы, как история, основы гражданственности и права, литература, искусство, иностранные языки, да и факультативные курсы углубленного обучения по всем предметам. В результате во многих штатах приняты заниженные методики оценки знаний.

Во времена Совета в его прежнем виде у американских школ были единые, предсказуемые, постоянно совершенствуемые стандарты; они составлялись и пересматривались педагогами-практиками. Сегодня ответственность за разработку образовательных стандартов в стране взяли на себя штаты и федеральные власти. Результаты на сегодняшний день не слишком впечатляют. Далеко не очевидно, что государственные чиновники, связанные политическими и бюрократическими ограничениями, способны добиться того, что в свое время удалось Совету, или хотя бы понимают, что для этого нужно делать.

Где вы, новые Батлеры и Элиоты? Вы нам так нужны!

Перевод Максима Коробочкина

Статья опубликована на сайте Русского журнала [Оригинал статьи]


1 В США аккредитация - система официального признания высокого уровня обучения в школах и вузах региональными ассоциациями или иными негосударственными аккредитационными органами. - Прим. перев.



По этой теме читайте также:



Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?