Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава II. Санитарное описание жилищ, дворов и условия водоснабжения

Избы. — Печи. — Освещение. — Личная гигиена. — Паразиты. — Водоснабжение

Жилые строения Н.-Животинного и Моховатки расположены весьма тесно, избы и дворы непосредственно соединяются друг с другом и с соседними постройками, составляя почти непрерывную цепь строений. Это объясняется крайним малоземельем, что заставляет дорожить каждым аршином земли.

Ширина всей [крестьянской] усадьбы лишь редко достигает 10–15 сажен[I] и, наоборот, наиболее часты усадьбы в 6–7 сажен, а есть усадьбы даже 4–5 сажен ширины. Половина этого пространства занята избой, а остальное приходится на плохенький и тесный дворишко. Ни садов, ни рощи не имеется в обоих селениях ни у одного домохозяина, и только изредка у некоторых дворов посажено немного ветёлок[II], оживляющих мертвящее и убогое однообразие деревенской улицы. Есть немного вётел и по ручью посредине Н.-Животинного. В одном дворе здесь есть и несколько плодовых деревьев. Само жильё и двор обоих селений весьма типичны для всей северной полосы Воронежской губернии, выделяясь разве лишь убожеством построек. План избы и двора среднего достатка в этих селениях в общем таков.

Изба почти квадратная с сенями с правой или левой стороны, часто без клети[III] (если есть клеть — она помещается по другую сторону сеней), расположена фасадом на улицу и имеет по этой стороне два окна. Из сеней вход и на двор и на улицу. Перед избой, на улице, небольшой земляной, или выложенный камнем погреб. Двор огорожен обычно плетнёвым забором: этот же забор составляет и стены идущих кругом двора навесов и помещений для скотины; против избы, а иногда на одной из боковых сторон двора помещается небольшой амбарчик или поветка[IV]. Свободная площадь двора не больше 20–40 квадратных саженей.

В избу вход из сеней, прямо против входа помещается русская печь, занимающая значительную часть помещения, кругом стен идут лавки, в правом, а иногда в левом углу от входа стоит один обеденный стол, в углу против отверстия печи небольшой поставец или полки для посуды. От печи к противоположной стене фасада идут под потолком полати, встречающиеся, впрочем, далеко не во всякой избе. Таково несложное внутреннее устройство жилья, почти лишённое всякой мебели за исключением 1–2 деревянных скамеек, без намёка на какое-либо убранство или украшение, кроме образов в углу над столом. Даже лубочные картинки здесь большая редкость, а какие-либо оконные занавески, фотографии или комнатные цветы, нередко выглядывающие [из окон] в деревнях фабричных районов, — в Н.-Животинном совершенно отсутствуют. Немного домашней посуды, кое-какая одежда, зимою прялка или ткацкий станок дополняют убогую картину крестьянского жилья.

Материал, из которого построены избы Н.-Животинного и Моховатки, преимущественно кирпич и дерево; известняк употребляется лишь для фундамента, или при кладке кирпичных изб на постройку сеней, клетей и проч. В очень немногих избах он вместе с кирпичом входит как строительный материал в стены самой избы. Есть, впрочем, избы, выстроенные целиком из известняка1.

[Таблица 2]

ИЗБЫ

СЕЛЕНИЯ

Деревянные

Каменные

Кирпичные

Всего

Н.-Животинное 40 3 54 97
Моховатка 23 47 70
Итого 63 3 101 167

Самыми частыми являются кирпичные избы, составляющие 60% всех построек, затем деревянные, дающие 37,7% всех и, наконец, очень редки каменные — именно всего 1,9 %.

Значительное количество кирпичных изб объясняется главным образом тем фактом, что ещё во время крепостной зависимости бывшими владельцами села были выстроены для крестьян большие, на несколько семейств, кирпичные избы. Уже после освобождения крестьяне сами перестроили эти длинные сараи-избы на свои обычные 7–8 аршинные. Особенно много таких перестроек было после одного большого пожара, когда значительная часть дворов Н.-Животинного выгорела, лет 17–20 тому назад. Таким образом, большинство кирпичных изб, как бы не гармонирующих с общей бедностью жителей, выстроились лишь благодаря остаткам прежних материалов. Этого материала уже не хватило на постройку сеней и они чаще или рубленые из тонкого леса, или сложенные из известняка, или просто плетнёвые; кирпичные сени не часты; иногда стены сеней сделаны из смешанного материла, частью каменные, частью плетнёвые, обмазанные глиною, или вовсе немазаные. Есть немного изб вовсе без сеней.

[Таблица 2а]

[Сени в избах]

Материал

Рублен. деревян.

Камен.

Плетнёв.

Кирпичн.

Смешан.

Отсутств.

Н.-Животинное 28 33 19 10 2 2
Моховатка 31 24 6 7 2

% ко всем

постройкам
36 34,7 15,2 10,4 2,4 1,4

Почти одинаково часты рубленные и каменные сени, составляющие 36 и 34,7%, плетнёвые вдвое реже — только 15,2%, кирпичные встречаются лишь в 1/10 всех построек (10,4%), а смешанный материал найден лишь в 2,4%. Сени отсутствовали в двух жилых избах.

Крыша жилых строений не отличается по своему материалу от всех надворных построек — она всё та же солома, играющая в обиходе местной крестьянской жизни поистине универсальную роль. Это — и кормовое средство, и подстилка для скота, и постель для самого хозяина, это и топливо, это и строительный материал. После ржаного хлеба солома — главный продукт сельского хозяйства, и отсутствие её — своего рода особенное бедствие; но главное её достоинство — дешевизна — не часто бывало явлено в Н.-Животинном и Моховатке. Своей соломы почти нет, экономическая[V] — дорога́. Вот почему даже самая дешёвая хорошая соломенная крыша имеется далеко не во всех дворах. На многих избах крыша очень ветха, местами уже прогнила и образовала ямы. Ни железных, ни тесовых, черепитчатых или каких-либо иных крыш здесь не было в 1900 г. ни у одной крестьянской избы. Все они были крыты соломой внатруску под ногу, а чтобы ветер не раскрывал, солома притянута сделанными из неё же жгутами, или придавлена положенными [сверху] деревянными жердями. Только 4 избы (всего 2,4 % всех) — 3 в Моховатке и 1 в Животинном — покрыты более совершенным способом, соломой под глину, при котором крыша составлена из скрученных соломенных пучков, смоченных в жидкой глине.

Такая крыша значительно прочнее обычной соломенной, дольше не гниёт, а главное –огнеупорнее. Однако она и дороже — требуется мастеров нанять, ибо под глину крыть умеют далеко не все, нужны стропила на избу более прочные, из более толстого леса, потому что крыша тяжела, наконец, и соломы нужно больше. Всё это в здешних условиях мало доступно.

Размеры самих изб довольно разнообразны и варьируют[ся] приблизительно от 16 до 81 кв. аршин площади пола. В общем форма избы почти точно квадратная, однако во многих избах внутри ширина меньше длины. Приводимые данные представляют измерения стен внутри жилого помещения. Снаружи цифры изменяются в зависимости от толщины стен.

Как видно из цифр, самый частый тип изб имеет длину в 7 или 7,5 аршин, а ширину в 6 и 6,5 аршин и таким образом в значительной части изб ширина жилья внутри меньше длины на 1 аршин. — Избы свыше 7,5 аршин длины встречаются редко, наоборот — меньше 6 аршин длины довольно часты. Есть даже избы в 5, 4,5 и 4 аршина длины! Эти последние представляются уже крайним minimum’ом, до которого может дойти жилищная нужда. В такой избе, где печь отнимает ¼ — 1/5 всего объёма воздуха, с трудом можно передвигаться между лавками, печью и столом.

[Таблица 3]

[Размеры изб]

Размеры (арш.)

Длина изб

Ширина изб

% к общему кол-ву

Н.-Животинное Моховатка Н.-Животинное Моховатка
4 - 2 - 2

23,3

(малый размер)
4,5 1 - 2 -
5 - 1 4 1
5,5 1 - 3 2
5 ¾ 4 - 4 -
6 11 5 23 28
6 ¼ 9 4 5 1
6,5 11 8 27 18

69,3

(средний размер)
6 ¾ 1 - 7 -
7 22 29 14 12
7 ¼ 9 1 2 -
7,5 19 13 2 4
8 2 5 1 1

7,4

(большой размер)
8,5 - 2 1 1
9 2 - - -
10 - - - -
11 1 - - -


93 70 93 70


Если все избы распределить на три группы по их размерам: до 6,5 арш. длины — малого размера, до 7,5 арш. — среднего размера и свыше 7,5 арш. длины — большого размера, то средняя группа изб составит 69,3% всех помещений, избы меньшего размера — 23,3%, а избы большей величины только 7,1%; иначе говоря, избы меньших размеров [встречаются] в три раза чаще, чем избы большие. Для сравнения приведу немногие, имеющиеся в моём распоряжении данные. В следующей табличке сопоставлены размеры изб исследуемых селений с размерами изб Подольского уезда Московской губернии и близкого к описываемому району Козловского уезда Тамбовской губернии2.

[Таблица 3а]

Размеры изб по длине (арш.)

На каждые 100 изб приходится

Подольский уезд Козловский уезд

Н.-Животинное и

Моховатка
6 и менее 9,5 25,1 15,3
7 35 35,2 51,5
8 31,8 28,2 30,1
9 6,6 6,9 2,5
Более 9 17 4,6 0,6

В промышленном районе (Подольский уезд) оказывается почти в три раза меньший процент жилищ самого малого размера и, наоборот, во столько же раз больше просторных жилищ, чем в чернозёмном Козловском уезде. Исследуемые селения по своим жилищам ближе подходят к данным Козловского уезда, но и от них отличаются довольно значительно. У нас немного меньше самых тесных жилищ (в полтора раза), но зато почти не встречаются и просторные избы. Наиболее частыми оказываются избы немного менее среднего — таких здесь половина всех строений. Нивелирующая нужда как бы отразилась и на жилищных условиях, вызвав здесь своеобразное равенство бедных. — Интересно отметить, что во всех трёх районах процент изб 8-ми аршинных почти одинаков, равняясь 1/3 всех жилищ. Изменяются лишь крайние типы жилищ: в промышленном районе в них больше простора, в чернозёмном — тесноты.

Высота жилых помещений внутри изменяется весьма незначительно и колеблется, главным образом, около 3-х аршин; избы ниже 3-х аршин редки; избы выше 3¾ — не встречаются. Таким образом, расстояния от пола до потолка в избах оказываются таких размеров:

[Таблица 3б]

[Высота жилых помещений в избах]

Размер

(арш.)

Селения

Н.-Животинное Моховатка
2,5 1 -
2 ¾ 2 1
3 26 37
3 ⅛ 12 -
3 ¼ 43 21
3,5 8 11
3 ¾ 1 1

Наибольшее число изб имеют внутри 3¼ арш. или 3 арш. вышины; меньше 3-х арш. вышина только в 4-х избах, больше 3½ арш. только в двух.

Количество воздуха в избах, обусловленное приведёнными выше размерами, весьма невелико, а за вычетом объёма печи и того меньше.

Сначала несколько слов о печах. Печи во всех избах русские, т.е. простого, всем известного устройства, с широким отверстием — устьем, большим центральным вместилищем, с гладким полом (подом[VI]) и цилиндрически вогнутым сводом; перед устьем небольшая площадка — загнетка, над которой поднимается единственная дымоходная труба. — Топливо кладётся в центральное помещение, а дым, выходя из устья, идёт в трубу; труба — либо так называемая пролётная, т.е. идёт от устья прямо вертикально кверху через крышу (и таких труб меньшинство), либо проводная, т.е., такая, которая, поднимаясь от устья до потолка избы, здесь делает почти прямой угол и идёт под потолком до стены, выходящей в сени; проходит сквозь стену и оканчивается в сенях простым отверстием. По бокам и в переднем фасаде в печи сделаны небольшие углубления — печурки для разных мелких предметов хозяйственного и кухонного обихода. Под печью большею частью устроено подпечное пространство (такие печи делаются на особом примосте) вышиной от 6–8 вершков. Здесь лежат рогачи, ухваты, катки для чугунов, здесь же живут зимою и куры. Над сводом печи небольшая выстилка кирпича отграничивает снизу надпечное пространство вышиной от 10 вершков до 1 арш. Здесь спят старые и малые члены семьи, а то и вся небольшая семья, лежат постельные принадлежности, сушится одежда, хлеб зерновой и пр.

Во многих избах зимой это единственно тёплое место, где отогреваются обитатели.

Такая примитивная «русская» печь призвана отправлять, и отправляет с грехом пополам, многоразличные функции в домашнем обиходе. В ней варят пищу, пекут хлебы, греют воду для стирки белья. Зимой она согревает помещение, на ней спят, сушат промокшую одежду, сбрую, в ней же, наконец, и... парятся изредка, как в бане, за неимением ничего другого. Занимая много места в избе и отнимая значительный объём воздуха, она уже одними своими размерами указывает на величину возложенной на неё миссии. Размеры её обыкновенно таковы:

[Таблица 3в]

Длина (арш.)

2

2,5

2 ¾

3

Ширина 1,5 2 2 ¼ 2,5
Высота (от пола) 2 2 ⅛ 2 ¼ 2,5

Соответственно этому объёмы печей колеблются от 10 до 25 куб. аршин.

[Таблица 3г]

Объёмы печей

(куб. арш.)

Число изб в:

Н.-Животинном Моховатке
8-10 3 6
10-12 17 9
12-15 53 42
Свыше 15 20 13

Наибольшее количество печей имеет от 12 до 15 куб. аршин объёма. — Печи варьируют[ся] значительно меньше по своей величине, чем сами избы, почему и получается такое явление, что чем меньше размер самой избы, тем большую часть её занимает печь. Так в избах среднего размера печь занимает 8–10% внутреннего объёма, в избах больших только 6–8%, а в маленьких избах печь занимает 15 и даже 20% (!) всего объёма воздуха, превышая эту долю в больших избах в три раза. Это происходит от того, что величина печи, в силу предъявляемых к ней требований, не может быть ниже определённой величины, тогда как величина самой избы падает до размеров чуть не ящика в 4 арш. длины, той же ширины и до 2,5 арш. вышины. В этих избах, где и без того воздуха очень немного, всесильная и много требующая печь отнимает ⅛ всего ничтожного пространства. Здесь потребность в воздухе ограничивается в большей мере, чуть не до крайнего предела, уступая необходимости в приготовлении пищи, в тепле и просто даже хозяйственным нуждам.

Размеры изб, а следовательно и объём воздуха в них не соответствуют числу живущих в них людей, и как общее правило наблюдается уменьшение количества воздуха на 1 человека при уменьшении размеров избы. Вот эти отношения для обоих селений:

[Таблица 4]

[Объёмы воздуха в избах]

Объёмы изб (куб. арш.)

Число изб

Ср. объём жилого помещения (куб. арш.)

То же без печи куб. арш.)

Число обитателей

Ср. объём воздуха на 1 чел. (куб. арш.)3

Ср. число обитателей 1 избы

40-80 4 54,2 49,9 15 12,7 3,7
81-99 6 87,5 73,3 30 14,8 5
100-120 23 112,4 100,9 147 15,7 6,4
121-150 77 135,3 120,9 529 17,2 6,8
151-180 37 162 147,4 294 17 7,9
181-200 7 187,5 168,5 52 23,1 7,4
201-220 6 210 193,1 60 22,3 10
220 и свыше 2 248,4 230 27 17 13

Из таблицы прежде всего видно, что объёмы жилых помещений колеблются от 40 до 240 куб. аршин и большие избы в шесть раз больше самых маленьких. Почти половина всех изб имеет 121–150 куб. аршин объёма, около ¼ изб — объёмом 151–180 куб. аршин. Последняя графа таблицы указывает, что в избах меньшего размера приходится на одного обывателя и меньше воздуха. Так, в самых маленьких избах на одного человека приходится воздуха 12,7 куб. арш., т.е. много менее того, что нужно по гигиене, в избах следующей группы 14,8 куб. арш., далее 15,7 куб. арш., в двух последующих группах приблизительно поровну по 17 куб. арш., в дальнейшей 23,1 куб. арш., т.е. почти вдвое больше, чем в маленьких избах. На этом движение вверх однако и ограничивается и в двух последних группах, в избах самых больших, снова на одного обывателя воздуха становится меньше. Здесь увеличивающийся размер семьи опережает увеличение постройки, которая не идёт далее определённых размеров и жилищная потребность уступает другой — сельскохозяйственной.

Что в средних цифрах выражено постепенно, то в единичных случаях проявляется особенно резко. Так например, самая большая изба в д. Моховатке, имеющая 229,2 (209,5 без печи) куб. арш. воздуха внутри и принадлежащая зажиточному крестьянину — вмещает в то же время 22 человека семьи, так что на каждого приходится лишь 9,5 куб. арш., т.е. чуть не «гробовое» количество воздуха, меньшее, чем в самой маленькой 4-х аршинной хатенке той же Моховатки — (11,7 куб. арш.) и в 6 почти раз меньше, чем полагается по гигиене!4

Таким образом, в общем, увеличение избы идёт параллельно с увеличением числа живущих в ней (это с поразительной правильностью отмечает последняя графа таблицы), но это увеличение не происходит в той же пропорции, почему в начале объём избы опережает рост числа живущих, обусловливая большее, в среднем, количество воздуха, в конце же рост жилого помещения идёт далеко не так энергично, как увеличение семьи, последняя обгоняет, и иногда живущие в больших избах получают такой minimum воздуха, которого не встретишь даже в самых убогих избах.

Но если вообще количество воздуха в избах недостаточно, а иногда и крайне недостаточно для живущих там людей, то к этому присоединяется ещё почти полное отсутствие искусственной вентиляции, так что зимой воздух избы вентилируется лишь естественным путём, т.е. через стены, потолок и прочее, или в те только моменты, когда топится печь или отворяется дверь. А между тем именно зимой в избе находятся налицо, помимо людей, ещё всякие домашние животные: телята, овцы с ягнятами, поросята, куры. В иных случаях даже коров загоняют в избу телиться. Животные не только потребляют кислород воздуха, но и отправляют свои естественные потребности здесь же, окончательно портя воздух. В больших избах, где со значительным численным составом семьи живёт обыкновенно и больше скотины, порча воздуха достигает крайних пределов. — Если при этом добавить, что больные, старые хилые и малолетние члены семьи также отправляют свои нужды в избе, иногда прямо на пол, что в этой же избе «мычут намыки», т.е. треплют мятые стебли конопли, чтобы отделить волокна от мелкой кострики, что здесь же стряпают, сушат одежду, обувь и сбрую, курят махорку, то станет вполне понятным качество воздуха зимой в избе. Когда дверь долго не отворялась, а печка ещё не топлена, т.е. рано утром после ночи, воздух во многих избах бывает так плох, так зловонен и переполнен всевозможными испарениями людей, животных, земляного пола и грязной одежды, что у вошедшего с улицы непривычного человека захватывает дух, начинает кружиться голова и теснит в груди чуть не до обморока. Это и есть, по всей вероятности, тот сказочный «русский дух», который везде различишь, и в котором, по народной поговорке, «хоть топор вешай». [курсив комм.]

Стены изб внутри либо побелены, в кирпичных и каменных избах, либо обмазаны глиной и затем побелены извёсткой — в деревянных; не обмазанные деревянные стены редко встречаются; стен, оклеенных обоями, нет ни в одной избе. В кирпичных избах изредка стены вместо одной побелки оштукатурены. Снаружи в деревянных избах стены почти всегда обмазаны глиной. Так из 63 деревянных изб Н.-Животинного и Моховатки не обмазано снаружи только три избы. В холодных избах стены снаружи кутаются навозом или редко соломой. Из 163 всего жилых изб обоих селений в 18 избах стены зимою обваливались навозом, а в одной избе кутались соломой. Это обыкновенно делается, когда избы деревянные, с тонкими стенками.

Пол чаще деревянный, т.е. из осиновых, вербовых, редко дубовых досок, лежащих прямо на земле или на переводинах[VII], но без всякого подпольного пространства, или глиняный, т.е. из привезённой, плотно убитой глины, или просто земляной. По материалу, из которого сделан пол, избы распределялись так:

[Таблица 4а]

Пол

Н.-Животинное

Моховатка

% к общему числу

(число изб)
Деревянный 32 50 50,3
Глиняный 24 5 17,8
Земляной 37 15 39,9

Цифры показывают, что в половине случаев пол в избах деревянный, а в остальной половине глиняный или земляной, что в сущности почти одно и то же. Однако, если взять Н.-Животинное и Моховатку отдельно, то оказывается, что в Моховатке деревянные полы находятся больше чем в ⅔ изб, тогда как в Животинном они только в ⅓ всех изб, т.е. в нём деревянные полы вдвое реже, чем в Моховатке, и ⅔ всех случаев составляют полы глиняные и земляные.

Этот факт стоит в полном соответствии, как будет видно из дальнейшего, с другими экономическими признаками обоих селений, по которым Моховатка значительно выше Н.-Животинного. Деревянный пол требует всё же некоторых лишних затрат, которые могут произвести далеко не все домохозяева.

Про качество и санитарное значение земляных полов распространяться нечего — оно стало общеизвестным, да и a priori уже можно сказать, что это благодатная почва для развития всевозможнейших низших животных и растительных, болезнетворных и сапрофитных форм, удобрение которой человеческими и животными экскрементами, вместе с отбросами стряпни — домашнего хозяйства, при постоянной влажности, темноте и тепле идёт в течение нескольких десятков лет... Правда, — щелистые, неровные, лежание прямо на земле, без подпольного пространства, часто полусгнившие, — деревянные полы не далеко ушли от земляных по загрязнению почвенного пространства и немного стоят выше в санитарном отношении, но всё же при них хотя на некоторое время возможна [не]большая чистка, т.е. и чистота помещения.

Потолок во всех избах деревянный, смазанный глиной, сверху на нём насыпается сухой навоз, торф или листья для большей теплонепроницаемости. Тепло, впрочем, встречается далеко не во всех избах, и промерзаемость стен отмечена для 49 изб; совсем в холодных избах встречается промерзаемость и пола — в 3-х избах.

[Таблица 4б]


Промерзаемость

Стен Пола
Н.-Животинное 28 3
Моховатка 21 -
% ко всем постройкам 30,1 1,8

Хотя кирпичные стены и толсты (до 12 вершк. толщины), хотя деревянные постройки и обмазаны снаружи и внутри глиной, а всё-таки почти ⅓ всех построек недостаточно держит тепло. В деревянных постройках, иногда срубленных из очень тонкого леса, между брёвнами кладётся для законопачивания щелей пакля, мох, сено. Наиболее частый материал для этого, в 90% всех деревянных изб, — мох, т.е. верхний высушенный слой почвы из болота, полный волокнистых остатков мхов, стеблей растений, корней и пр. (нечто вроде начальной стадии образования торфа). Этот материал, однако, значительно хуже пакли (хотя несравненно дешевле её) ибо легко загнивает, особенно в сыром месте. Сырость же вовсе не редкость в избе. Так зимою сырость стен отмечена в 114 избах, т.е. в 70% их.

Правда, что сырость в кирпичных избах, где меньше естественная вентиляция и больше теплопроводность, встречается несколько чаше, чем в деревянных (почти в 80% всех изб), но и в деревянных она находится больше, чем в половине помещений. Да и было бы удивительно, если бы в избах не было сырости. Там, где пол почти всегда сырой, где стирают бельё, стряпают пищу, кипятят воду, где живёт много (сравнительно с объёмом воздуха) людей и животных, выделяющих значительное количество водяных паров, где вентиляция почти отсутствует, а топка крайне примитивна, — там скорее можно удивляться, как это значительное количество изб ещё остаются сухими.

При крайней недостаче главного горючего материала — соломы — топить приходится как можно меньше и как можно скорее закрывать печь, не упуская дорогого тепла. Освежать в избе воздух, нарочно открывать дверь, или сделать в окне форточку не придёт в голову ни одному даже более или менее культурному домохозяину деревни. В его глазах это значило бы упускать из избы тепло, т.е. совершать непростительную глупость. Пускай в избе душно и сыро, зато тепло, то и хорошо: «пар костей не ломит» — по сложившейся народной поговорке. — Таким образом, никаких приспособлений для вентиляции в избах нет, и только в 1 избе из 163 встретилась небольшая отодвижная часть рамы — вроде форточки, да и этой форткой хозяева не пользовались зимой и она представляла из себя лишь пережиток прежних лет, когда все рамы окон делались не створчатыми, а с небольшой, отодвигающейся по горизонтальному направлению форточкой, которая открывалась лишь с наступлением тёплого времени. Русская печь нагревает помещение исключительно своей поверхностью. Никаких воздушных оборотов, в которых бы согревался воздух, как это имеет место в печах голландских и циркуляционных, здесь нет. Это обстоятельство и было причиной способа прокладки печной трубы не прямо через потолок кверху и через крышу, а под потолком в противоположную стену, с отверстием в этой стене, выходящим прямо в сени. Такого устройства так называемая проводная труба, [которая] является лишнею нагревательною поверхностью, имеющую значительную площадь. Таким образом, утилизируется для согревания помещения часть теплоты, уносимой дымом и газами, при обычной вертикальной «пролётной» трубе, наружу. Кроме того, при таком положении трубы и тяга в ней не так сильна, почему печь при одинаковом затворе, медленнее остывает. Эти причины и служат по-видимому, главным основанием для частого устройства проводных труб. Во всех избах трубы устроены так:

[Таблица 4в]


Трубы

Пролётные Проводные
Н.-Животинное 20 72
Моховатка 6 62
% ко всем постройкам 14,2 85,8

Следовательно 6/7 всех печей с проводными трубами и только в 1/7 трубы пролётные.

Курные избы, т.е. избы, где печи совсем без труб (иначе называемые избы с топкой по чёрному), в настоящее время уже исчезли в окружающей местности. В них дым из устья печи направлялся прямо в избу и через раскрытую дверь выходил в сени. Во время топки из открытой настежь двери шёл морозный воздух по полу избы, а вверху продохнуть нельзя было от дыму. Подобное устройство печи пришлось мне видеть в Н.-Животинном только в одной бане, о которой два слова ниже.

При проводной трубе дым выходит непосредственно над дверью в сени и затем через всю крышу кверху, так что вся крыша дымится и снаружи кажется, что изба загорелась.

Необходимость сберечь тепло особенно сильна при топке соломой, которая быстро прогорает и почти не оставляет после себя жару. А между тем, солома чуть не единственное топливо в Н.-Животинном; в Моховатке у иных домохозяев есть и мелкие дрова, хворост, который они покупают в экономическом лесу5.

По качеству топлива домохозяева распределялись так:

[Таблица 4г]


Топливо

Соломой Дровами То и др.


Число домохозяев
Н.-Животинное 86 2 4
Моховатка 52 7 11

Навоз и кизяки, как топливо, вовсе не употребляются, ибо и скотины в сёлах очень мало. Полное отсутствие дров в топливе нередко делает очень большие неудобства хозяйкам; так например, печь хлебы без дров очень трудно. Впрочем, официальные ответы на неимение в качестве топлива дров едва ли заслуживают большого доверия — очень близко [стоящий] к обоим селениям обширный экономический лес несомненно является большим для них подспорьем; приобретаемый в случае нужды из него мелкий хворост, сучья и пр. лесной материал встречается в избах Н.-Животинного и Моховатки вовсе нередко, и ни для кого не секрет (да этого не скрывают и сами крестьяне), что он приобретается вовсе не легальными путями. — «Нужно испечь хлебы — ну и пойдёшь к барину в лес, шутливо говорят хозяйки, всё равно хворост-то в нём так гниёт».

Как только печь истопилась и кончена стряпня, так зимой сейчас же стараются «закутать», закрыть трубу, чтобы не упустить тепла. Слишком большая бережливость в этом отношении является главной причиной угара. От времени до времени угорают хозяева почти во всех избах, но в иных избах, где печь плохо устроена и происходит недостаточное сгорание и проникновение продуктов такого сгорания в избу, или приток свежего воздуха через сырые стены, особенно кирпичные, затруднён, является недостаток кислорода для полного окисления горючего материала, и угар становится частым явлением; угорают несколько раз в неделю, чуть не каждый день. Таких особенно угарных изб больше в Н.-Животинном — 24 избы, в Моховатке — их только 9, но в общем всё-таки 33 избы, т.е. 20,3% всех жилых помещений угарны.

Освещаются избы обыкновенно тремя окнами: два выходят на улицу, а одно во двор; в иных случаях окна расположены наоборот и на улицу выходит одно окно, а во двор два. Меньшее и большее число окон встречается редко.

[Таблица 4д]

[Окна в избах]

Число изб

Н.-Животинное

Моховатка6

% к общему числу изб

С 1 окном 2
2-мя 8 2
3-мя 83 68 91,5
4-мя 1
5-ю 1

Таким образом, с тремя окнами 91,5% всех изб. Оконные рамы в большинстве изб всегда одинарные, двойные рамы в Н.-Животинном только в 15 избах (да и то не во всех окнах) а в Моховатке в 7 избах, т.е. только в 13,5% всех жилых помещений. Это обстоятельство, с одной стороны, довольно выгодно отражается на естественной вентиляции избы и отчасти на её освещении, с другой же — служит одним из источников, вечной сырости стен. Холодная поверхность стёкол постоянно осаждает на себе в зимнее время водяные пары из воздуха жилого помещения. Они намерзают на стёклах и даже подоконниках толстыми слоями льда, который при повышении температуры внутри, при топке печи, или подогреваемый солнцем снаружи, растаивает и течёт с подоконника по стенам под лавки на пол. При весьма высокой влажности воздуха внутри избы, льда намерзает на окнах в сильные морозы очень много, а при оттаивании его поддерживается сырость стен на значительном протяжении. От окон с одинарными рамами всегда сильно дует зимой. Но двойные рамы дороги, далеко не все могут их купить, затем они значительно затрудняют естественную вентиляцию, и сами крестьяне указывают, что в избе с двойными рамами большой семье жить нельзя: очень тяжкий воздух.

Рама оконная обыкновенно имеет форму прямоугольника, разделённого переплётом на шесть равных квадратов для стёкол. Такие рамы с шестью стекольными кружками самые частые и встречаются в 141 избе, только в 10 избах рамы имеют по 4 стекла и в 13 избах в рамах по 5 стёкол, в двух избах рамы с 8-ю стёклами. — Размеры окон, а отсюда рам и стёкол, не равны, хотя колебания происходят в небольших размерах. Обычная вышина оконной рамы между 16–20 вершками, ширина [–] между 8–12–14 вершками, так что в самом распространённом типе рама имеет вышину в 1 аршин и ширину в ¾ аршина. По размерам своих окон избы распределяются следующим образом7:

[Таблица 4е]

Размеры (верш.)

Высота окна


6 8 10 12 14 16 18 20 22

Ширина окна


1 1 5 21 12 50 32 23 10

Число изб


6 35 22 54 25 13

При этих условиях величина каждого стекла в шестистекольной раме обычно бывает троякая:

  1. ширина — 6 верш., высота — 8 верш., площадь — 48 кв. верш.

  2. ширина — 6 верш., высота — 7 верш., площадь — 42 кв. верш.

  3. ширина — 6 верш., высота — 6 верш., площадь — 36 кв. верш.

Соответственно этому окна имеют световую площадь в 288 кв. верш., 252 кв. верш., и 216 кв. верш., т.е. вообще около 1 квадратного аршина. В избе, поэтому, должно иметься около 3-х кв. аршин световой площади. Однако, это далеко не везде [так]. Я не говорю уже про те полутёмные избы-конуры, где одно маленькое окошечко в 16 кв. вершков площадью является единственным источником дневного света (таковы две 4-х аршинных избы в Моховатке), где царствуют вечные потёмки, но даже в обычных избах с тремя шестистекольными окнами световая площадь очень часто значительно меньше, чем она могла бы быть. Крепкие стёкла, вставленные во все рамы, суть достояние, по-видимому, только новых построек. В других же избах одно, два, три и больше стёкол либо вовсе отсутствуют, либо, будучи разбиты, заклеиваются бумагой, заставляются досками или просто дыры затыкаются тряпками, старой одеждой и пр. Зимой свободных стёкол остаётся и того меньше. Стёкла все обледеневают и плохо пропускают свет, да, кроме того, в иных избах тепла ради, чтобы окна не выстуживали избу, они снаружи заваливаются соломой или навозом почти на половину. Так в одной избе с тремя окнами оказались свободными только 6 оконных стёкол из 18-ти.

Впрочем, кутаются окна в Н.-Животинном и Моховатке довольно редко; это отмечено только для 3-х изб. Значительное же уменьшение световой площади в силу отсутствия многих стёкол и замены их вовсе непрозрачными материалами очень часто, и это приходится иметь в виду при указаниях световой площади в избах. В средних цифрах эта световая площадь редко падает ниже 200 кв. верш. (хотя в 3-х избах она равна только 48 кв. верш.) и редко превышает 800 (только в одной избе 900 кв. верш.). По отношению к площади пола световая поверхность обычно составляет 1/18 — 1/20 часть. По мере увеличения избы увеличивается и световая поверхность, составляя довольно постоянно 1/20 часть площади пола, но на известной ступени световая площадь уже не следует за размерами изб и даже отстаёт от них –это наблюдается в избах больше среднего размера. Следующая табличка поясняет эти отношения. Данные сгруппированы по Моховатке и Н.-Животинному вместе.

[Таблица 5]

Число помещений

Ср. объём (куб. арш.)

Ср. площадь пола (кв. арш.)

Ср. световая поверхность (кв. арш.)

Отношение световой поверхности к пл. пола

4 40-80 18 0,9

1/20

6 81-99 29,2 1,5

1/19

23 100-120 36,5 1,7

1/21

77 121-150 44,1 2,5

1/18

37 151-180 53,2 2,8

1/19

7 181-200 61,5 2,1

1/29

6 201-220 68 2,7

1/25

2 220 и выше 82,3 ? ?

Чаще всего в избах среднего размера (т.е. больше чем в половине всех построек) отношение световой площади к площади пола равно 1/18, в избах свыше 180 куб. арш. объёма световая площадь сильно отстаёт, составляя лишь ½9, площади пола, да и в абсолютной величине она меньше, чем в избах меньшего размера.

Здесь повторяется снова то же явление, что и в среднем количестве воздуха жилого помещения — в самых больших избах условия освещения (также как и объём воздуха на 1 человека) значительно хуже, чем в избах средних и даже малых. Но и в общем 1/18, часть площади пола — это освещение далеко недостаточное8. Снаружи зимою окна закрываются изредка деревянными ставнями или — что значительно чаще — соломенными циновками, а иногда просто завешиваются дерюгою, но в общем более половины всех домохозяев не закрывают окон. Так из всех жилых строений:

в 87 не закрывают окна снаружи,

в 65 были соломенные циновки,

в 6 — деревянные рамы,

в 5 — дерюжные завесы.

Понятно, что при плохих оконных рамах и разбитых стёклах закрывать окна на ночь зимою во многих избах является настоятельной необходимостью, чтобы сберечь тепло. Эта необходимость удовлетворяется, как видно из приведённых цифр, почти исключительно циновками, приготовленными из ржаной соломы, тонкие пучки которой связываются бечёвкой в двух местах. Хорошо приготовленные соломенные циновки (вроде мата) защищают окно от ветра, снега и пр., и делаются обыкновенно шире и длиннее оконной рамы.

Общее состояние жилья в обоих селениях, благодаря преобладанию кирпичных построек, довольно удовлетворительное; большинство кирпичных изб, выстроенных лет 15–20 тому назад, были отмечены как новые или находящиеся в довольно хорошем состоянии. Наоборот, деревянные постройки во многих случаях были гнилы и ветхи. В Н.-Животинном ветхих изб отмечено 20, т.е. 21,6% всех жилых строений, а в Моховатке — 16, т.е. 22,9%. В частности, гнилость стен отмечена в 37 избах, пола — в 16 избах, и ветхость потолка также в 16 избах, — иначе говоря, больше чем одна пятая часть всех строений ветхи и гнилы, почти не пригодны для жилья, грозя разрушением.

Таковы, в общих чертах, жилые помещения в исследуемых селениях. Они тесно расположены, малы по объёму воздуха, угарны и в то же время недостаточно теплы, плохо освещены, совершенно лишены вентиляции и во многих случаях ветхи.

Внутреннее убранство жилья вполне соответствует их общему состоянию. Здесь не найдёшь ничего, что указывало бы на какое-либо стремление к комфорту, на какую-либо потребность в украшении, и если бы судить только по этому одному, — можно было бы предположить, что такие стремления как бы отсутствуют у жителей, или заглохли, задавлены суровыми житейскими невзгодами. Голые стены, лавки, стол, полати, поставцы с кухонной утварью, немного одежды и кое-какие предметы домашнего обихода — вот и всё, что есть в избе.

Почти единственная мебель — обеденный стол — служит в то же время для стряпни; на нём же производятся разные домашние работы, чинится сбруя, шьётся верхняя одежда и бельё. Он почти никогда не покрывается скатертью в будни. Скатерть на столе во время обеда только по праздникам. Кроме того, стол покрывается скатертью и на ночь под праздники, на стол ставят кусок хлеба и солонку с солью. По словам крестьян, это делается «для святых», т.к. святые угодники и Божья Матерь ходят по избам ночью, почему им следует ставить хлеб и соль. Впрочем, кое-кто из хозяек вскользь упоминали, что под праздник стелется скатерть и ставится хлеб с солью, чтобы не рассердить домового. — Скатерть, однако, в Н.-Животинном имеется далеко не у всех, и в 23 избах её не оказалось, т.е. 25% всех домохозяев обходится без скатерти и не могут постилать её даже «для святых»; в Моховатке только в одном дворе не было скатерти. Обеденный стол около 3-х четвертей ширины и 1,5 аршина длины стоит всегда в углу перед образами, около стенных лавок. Далеко не во всех избах есть ещё скамейки или табуретки. Если семья невелика, то за обедом все члены её сидят за столом на лавках или скамейках. В больших семьях, где все не могут поместиться, за столом сидят только взрослые мужчины и старухи; бабы и девки обедают стоя и берут ложками еду из общей миски через головы сидящих; маленькие ребятишки помещаются по лавкам поодаль от стола. Летом в избах спят только малые, старые и больные — все остальные уходят спать на двор, в сени, в риги, в клети и т.д. Зимой, конечно, спят все в избе. Лишь в двух-трёх семьях отмечено, что некоторые члены семьи (новобрачные, например) спят и зимой в холодных клетях. В одной семье всю зиму спал в сенях сам домохозяин с сыном: «сторожили, чтобы не украли лошадей». Самым излюбленным местом для спанья в избах служат печи. На печи теплее всего и потому сюда укладываются дети, старики и больные. В 141 избе, т.е. в 83,8% всех изб, печь отмечена как место для спанья. Все остальные члены семьи, которые не помещаются на печи (а бывает не редко так, что вся семья спит на ней), спят на лавке, идущей от печи по глухой стене против входной двери, — на так называемом примосте. Эта лавка, примост, — шире всех остальных, и в 138 избах, т.е. в 82% их, играет роль кровати. Собственно кроватей в избах почти нигде нет, и только у двух домохозяев Н.-Животинного (один плотник, другой каменщик) имеются деревянные кровати. Во многих избах спят ещё и на полатях (нарах). Это отмечено в 80 случаях, т.е. почти в половине всех строений. Постельными принадлежностями обычно служат дерюжка, верхняя одежда, солома. Одеял нет совсем, а подушки из перьев имеются в незначительном количестве, далеко не во всех семьях и не для всех членов семьи. Наиболее распространённою подстилкой является солома, покрышкою — дерюга, а изголовьем либо верхнее платье, либо подушки. Так, по имеющимся семейным карточкам, оказалось:

[Таблица 6]

[Постельные принадлежности]

Служат постельными принадлежностями

В скольких семьях

% ко всем

Н.-Животинное

Моховатка

Подушки 56 41 59,8
Одеяло 1 0,6
Одежда 45 25 43,2
Войлок 1 2 1,8
Дерюжка 88 68 96,3
Солома 80 66 90,1
Перина 1 0,6

Обычные в зажиточных крестьянских семьях подушки из перьев здесь имеются немногим более, чем у половины всех хозяев; прочный и тёплый войлок дорог, а потому почти везде заменён конопляною грубою дерюгою, составляющею, вместе с соломой, почти исключительно все постельные принадлежности. Это та именно постель, которую ещё 50 лет назад описывал поэт местного края И.С. Никитин:

«Невестка за свежей соломой сходила,

На нарах в сторонке её постлала, –

К стене в изголовье зипун положила...»[VIII]

В больших семьях при незначительной, в общем, площади печи и лавок, при неимении полатей, спать всем приходится вместе — взрослым и малым, мужчинам и женщинам, очень стесняя друг друга.

Чистота помещения в условиях великорусской крестьянской жизни явление вообще мало встречающееся, а при незначительных размерах изб, большом количестве земляных полов и пр., она ещё более редкая случайность. Этому способствует и недостаточное количество в домашнем обиходе посуды и кухонных принадлежностей. Умываются прямо над полом, если нет лохани; кое-какие отбросы стряпни попадают тоже на пол. Питьевая вода не всегда находится в достаточно крепкой и закрытой посуде.

Так, металлическая посуда (вёдра, чугуны) встречаются только у 42% всех домохозяев, в 40,1% [случаев] — посуда деревянная, а в 15,4% — глиняная (горшки, корчажки, кувшины). Ковши, которыми берут воду, отсутствуют в 6 избах; вода не закрывается в 23-х избах. У 3-х домохозяев Н.-Животинного отмечено отсутствие помойницы, во всех остальных случаях она имеется и стоит весь день в избе, на ночь выносится в сени. Умываются или над нею, или имеется особая подставка для умыванья — она указана в 89 избах (64 избы Н.-Животинного, 25 Моховатки). — Грязное бельё почти исключительно стирается в избе, и только в одном случае хозяйка сказала, что постоянно стирает бельё вне избы. Но даже и в этом случае, трудно допустить, чтобы зимой можно было стирать бельё где-нибудь снаружи. Вымытое бельё несут полоскать на реку. — В большинстве изб, где, зимует скотина, а таких изб 87% в Животинном и 98% в Моховатке, на пол стелют солому. — Больные, хилые и малолетние члены семьи отправляют свои естественные нужды именно на эту солому, которую убирают и заменяют свежей по мере загрязнения.

Особая посуда для человеческих экскрементов (горшок, старый битый чугун и пр.) встречается в иных избах; так в Н.-Животинном это отмечено для 36 изб, [т.е.] в 39,1% [случаев], а в Моховатке только в 6 избах, т.е. в 8,5%.

Таким образом, обильное количество влаги, отбросов, человеческих и животных экскрементов зимою сильно загрязняет помещение. К этому ещё прибавляется большое количество грязи, вносимой в сырое время года снаружи на обуви. А в результате — пол зимой в избе, если он деревянный, всегда покрыт значительным слоем жидкой и вонючей грязи; если он земляной, его поверхность — вязкая, липкая и ещё более зловонная грязь.

Кроме, всего этого, в избе всегда много пыли. Она образуется из старой одежды, от соломы, употребляемой на топку, и, наконец, от трепания намык и пряжи. Солома, которою топят новоживотинцы, это жнивьё, собранное ими с владельческого поля. Пшеницу, а часто и рожь в соседней экономии большею частью жнут, а не косят, почему и остаётся на поле довольно высокое жнивьё. Это жнивьё крестьяне покупают9, выдёргивают с корнем, обтряхивают от земли и возят или носят домой. Однако значительная часть земли всё же пристаёт к корням соломы и сильно пылит воздух избы во время топки. — В Моховатке снимают жнивьё очень немногие, в Н.-Животинном — больше половины домохозяев. — Трепанье намык, как одна из стадий обработки волокон конопли, перед тем как сделать их годными для пряжи, имеет целью освободить от кострики смятые и вымолоченные волокна. Для этого намыки сильно встряхивают, бьют об палку и потом расчёсывают. Когда «намыки мычут», то в избе продохнуть нельзя от удушливой пыли, и с трудом можно различить даже днём очертания предметов. Многие грудные и сердечные больные не могут дышать в такой атмосфере и уходят или в сини, или к соседям, где намык не мычут. — Впрочем, безземелье и бедность животинцев не способствует разведению конопли (сами они её почти не сеют), а потому во многих семьях не имеется этой пыльной и вредной работы.

[Таблица 6а]


В Н.-Животинном

В Моховатке

Треплют намыки зимой Число изб % Число изб %
44 47,8 58 80,3

Зато в более зажиточной Моховатке, где больше сеют конопли, больше занимаются и трепаньем намык: оно встречается в 80,3% всех жилых изб.

При сушке грязной одежды, сбруи также много органической пыли попадает в воздух, особенно при чистке и починке овчинных старых полушубков и тулупов.

Куренье табаку и табачный дым портит воздух во многих избах. В Н.-Животинном курят табак в 59 избах, в Моховатке в 46, всего в 105 избах, т.е. в 64,3% всех обитаемых строений.

Несмотря на весьма многочисленные источники загрязнения избы, общая чистка её производится весьма редко. — Наиболее часто моется или чистится (скоблится ножом) обеденный стол; обычно он моется после каждого обеда или самое большее через день. — Пол зимой подметается каждый день, а в грязное время и два раза в день, но моется пол не больше 2–3 раз в год, там где он деревянный, или мажется новой глиной 1–2 раза в год, где он земляной. Вообще генеральная чистка помещения, когда мажутся или белятся стены, печь, вымываются лавки, двери, окна и пол, мажутся или белятся стены снаружи, — обычно происходит два раза в год: осенью под престольный праздник 8 ноября (так называемый Михайлов день[IX]) и весной под Пасху или под Св. Троицу. Чаще, чем два раза в год, чистка бывает в очень немногих избах, и например, для Н.-Животинного отмечена только у 4-х домохозяев.

Благодаря грязному содержанию жилища и редкой очистке его, избы кишат насекомыми. Обыкновенный рыжий и восточный чёрный тараканы встречаются почти везде и отмечены для 90,7% всех жилых строений; клопы, наоборот, довольно редки и значатся лишь в 15,5% всех изб. — Как это ни странно на первый взгляд, но присутствие тех или иных насекомых в избе является до известной степени показателем (хотя грубым, конечно) экономического благосостояния её обывателей. Так, если взять те семьи, где есть клопы, то оказывается, что это большею частью зажиточные хозяева. Это курьёзно, но это так, и факт находит своё объяснение.

Более удобным и, как будет ниже указано, наиболее устойчивым признаком экономического благосостояния может служить количество надельной земли. Так, наиболее бедные семьи это те, которые не имеют вовсе земли, несколько обеспеченнее — имеющие наделы на одну душу, более обеспечены имеющие [надел] на две души и т.д. Клопы встречались преимущественно в более зажиточных семьях, где было больше постоянных постельных принадлежностей, подушек и пр., тараканы — почти во всех избах.

[Таблица 6б]

Избы с клопами

Н А Д Е Л Ы

Безнадельные На 1 душу На 2 души На 3 души На 4 души
Избы с клопами % к др. избам гр. Избы с клопами % к др. избам гр. Избы с клопами % к др. избам гр. Избы с клопами % к др. избам гр. Избы с клопами % к др. избам гр.
0 4 9 9 12,1 6 27,2 2 20

Если расположить по этому признаку домохозяев, в избах которых встречаются клопы, то окажется, что процент изб с клопами у домохозяев зажиточных с трёх и четырёх душевыми наделами больше в два и даже три раза, чем у менее состоятельных с наделом на одну и на две души, а в избах безнадельных крестьян клопов вовсе не встречается. Таким образом, клоп до известной степени — аристократ и требует для себя больше комфорта, чем это могут дать ему деревенские бедняки, и присутствие его отчасти указывает уже на некоторую зажиточность. [курсив комм.] Возможно, что большее количество подушек и постельных принадлежностей играет тут главную роль. Не менее любопытно распределение тараканов. Они, как было только что указано, встречаются в 90,7% всех изб и пользуются, таким образом огромным распространением, требуя для себя, по-видимому, значительно меньше удобств, чем клоп, и довольствуясь более скромными условиями, но в 9,3% всех помещений нет всё-таки и тараканов. — Если сгруппировать хозяев этих помещений по вышеописанному способу, то получатся такие данные:

[Таблица 6в]

[Избы без тараканов]

Н А Д Е Л Ы

Безнадельные На 1 душу На 2 души На 3 души
Число изб % к др. избам гр. Число изб % к др. избам гр. Число изб % к др. избам гр. Число изб % к др. избам гр.
3 33,3 5 11,1 2 2,7 1 4,5

Здесь процент изб без тараканов падает очень резко по мере увеличения экономической обеспеченности. Он максимальный в группе безнадельных, составляя ¼ их всех, затем он втрое меньше у имеющих надел за 1 душу и в 12 раз меньше у имеющих [надел] на две души. Среди имеющих трёхдушевой надел отсутствие тараканов встретилось только в одной избе, что, впрочем, даёт высший процент, чем в группе с наделом на две души. Но и это как бы исключение лишь подтверждает правило. Это было в зажиточной семье, где только что поморили тараканов мышьяком, раньше их было очень много; кроме того, в этой же избе есть и клопы. Очевидно, и таракан не со всякими условиями может мириться и с трудом уживается с крайней бедностью. Любопытно, что местная народная наблюдательность отметила это явление: нередко можно услыхать из уст крестьян характеристику бедного житья семьи какого-либо их односельчанина: «уж так-то бедно они живут, что и тараканов нет, кормить нечем!» — говорят в этих случаях. Возможно, что недостаток пищи и, главным образом, чёрного хлеба в этих семьях настолько велик, что отбросов почти не остаётся, а ими и питаются тараканы, очень лакомые до хлеба; быть может и жилища бедняков наиболее холодны, а холод тараканы выносят очень плохо. Как бы то ни было, но отсутствие тараканов в крестьянской избе служит уже намёком на большую бедность хозяев.

Паразиты, живущие собственно на человеке, вши и блохи, встречаются, конечно, во всех избах без исключения, находя везде на человеческом теле и пищу и тепло. Недостаток смен белья, которое носят подолгу, не снимая, а особенно редкое омовение тела и грязь служат достаточными тому причинами. Моются животинские и моховатские обыватели весьма редко и даже летом далеко не каждую неделю и не все купаются в Дону. Зимой моются и того реже. Баня большая редкость. В Моховатке их всего две и в них моются обитатели 36 дворов, а [крестьяне] из остальных 34-х дворов в бане вовсе не моются. В Н.-Животинном тоже две бани, но одна из них уже почти развалилась, её никак не поправят и в ней почти не моются, другая баня весьма своеобразна и заслуживаете более подробного описания. Это баня-землянка. Её крыша, соломенная с землёй, возвышается над уровнем почвы на ½ — ¾ аршина, образуя еле заметный бугорок. Вниз сбоку ведёт вырытый в земле ход внутрь самой землянки. Само помещение, выстланное внутри известняком, имеет 3 арш. 5 верш. ширины, 3,5 — длины и 2,5 арш. вышины, пол земляной, с положенным на него двумя дощечками. В правом углу землянки, против входа, русская печь без трубы, топящаяся по-чёрному (с открытой настежь дверью землянки), в левом — крохотный полок для мытья. Стены, потолок и полок всё покрыто слоем осевшей во время топки сажи. В углу против печи стоит кадушка с водой. Всё помещение так мало, что на полок «двоим за нужду влезть и то ни стать, ни сесть»... Топить приходится, сидя на корточках, иначе дым лезет в глаза и точит в горле10. Это — как бы уцелевшая от прежних годов курная изба в миниатюре, в земле. Легко себе представить, как можно мыться в такой бане. Сами хозяева её говорят, что в ней «не столько вымоешься, сколько вымажешься в сапуху[X]». Однако в ней моются более 10 семейств соседей. Огромное большинство же жителей села в бане не моются вовсе, или попадают в баню в несколько лет раз, будучи в Воронеже.

Мыться приходится большею частью в избе, в лотке, или просто на соломе, на полу. Взрослые и здоровые члены семьи иногда моются зимой прямо на дворе под навесом. «Только уже это не мытьё», — характеризуют они его сами, — «плеснёшь водой раза три-четыре, да и бежишь с мороза в избу греться». Распространённый прежде обычай мыться в печах в названных селениях почти не встречается и может быть назван вымирающим. По крайней мере его почти все отрицают и считают даже нехорошим, смущаясь когда про него расспрашивают. Лишь в одной избе старик добродушно рассказывал, что иногда моются и в печке, и что однажды его жена обожгла себе спину, залезая мыться в горячую печь. Его старуха была возмущена таким рассказом и очень неодобрительно качала головой, приговаривая: «Ах ты, старый, что тебе всё нужно болтать, что не след»! — В Моховатке мытьё в печке отмечено в трёх избах со слов самих хозяев. Впрочем, здесь в бане моется почти половина всех жителей и бани топятся раза два, а то и три в месяц. Эти бани — обычные крестьянские деревянные избушки, очень небольшие, 4–5 арш. длины и ширины с русскою печью и плетнёвым предбанником — сенями. Мытьё в избе у всех остальных жителей совершается не чаще, чем раз в месяц, а то и через два месяца раз. Бабы моют себе головы чаще, обычно каждую субботу под праздник, мужчины значительно реже. — Маленьких ребятишек купают раза два в неделю, или раз в неделю на лавке, подстеливши соломы. Мыло ни в бане, ни при мытье в избе почти не употребляется (оно мало идёт и на стирку белья) и вообще расход мыла — ничтожный.

К сожалению, годовое количество купленного мыла отмечено только в 123-х дворах, а в 39 дворах отметок нет, и это лишает возможности точно сказать, какое количество семейств вовсе не покупает мыла. В 123-х дворах за год было куплено 1493 ф. мыла, т.е. 12,1 ф. на 1 двор. Как будет ниже указано, среднюю семью в обоих поселениях можно считать равной 7 человекам; поэтому ежегодный расход мыла на одного человека выразится ничтожной величиной 1,7 фунта. Едва ли можно при таком количестве часто мыться с мылом в бане и стирать мылом грязное бельё. Об ежедневном употреблении мыла при умывании рук и лица, конечно здесь не может быть и речи. Есть семьи, где ежегодный расход мыла на 1 человека достигает 3-5 фунтов, но зато есть и такие семьи, где всего в год куплено 1-3-5 фунтов мыла, и на каждого человека приходятся лишь незначительные доли фунта. Словом сказать, многие жители обходятся совсем без мыла или употребляют его в редких случаях. Оно оказывается слишком дорогим продуктом для крестьянского обихода обоих селений.

Летом, когда все работы вне избы и крестьяне рано ложатся спать, — в избах почти не требуется искусственного освещения и немногие хозяева зажигают [керосиновые] лампочки. Зимой, наоборот, смеркается очень рано, много приходится сидеть при огне; особенно поздно засиживаются бабы за пряжей и тканьём конопляных холстов. — Для искусственного освещения везде исключительно употребляется керосин, окончательно вытеснивший традиционную «лучину». Крестьянские лампочки ценою в 20–40 коп., обыкновенно висячие, со стеклянным резервуаром и жестяным или железным, выкрашенным в белую краску, рефлектором сверху. — С плохими горелками и плохо обрезанными фитилями они дают скудное освещение лишь вблизи лампы, углы избы остаются в потёмках. Пламя лампы очень невелико, всегда коптит и наполняет воздух дурно-пахучими продуктами неполного сгорания керосина, а тут ещё заботливая экономия хозяев всегда стремится к тому, чтобы не пускать слишком большого пламени, вдвигая фитиль возможно ниже, так что пламя лампочки еле мерцает. Порча воздуха и большая трудность для глаз работать при скудном освещении — не останавливают от этого: важнее сберечь керосин, который дорог, особенно в последнее время[XI], — иначе и вовсе не на что будет его купить и придётся сидеть в потёмках. Сообразно этому потребление керосина весьма невелико: на 157 домохозяев было куплено в год 231 пуд керосина, т.е. около 1,5 пуда на 1 двор. Если принять, что в среднем в крестьянской лампе сгорит в вечер 0,5 фунта керосина, то и тогда годовое количество его хватит только на 120 дней, или же трата его за один день должна быть менее полуфунта. Из этого же количества часть керосина должна пойти на работы в каменоломнях[XII], где зимой весь день приходится работать с керосиновой лампочкой. — Весьма небольшое, в среднем, количество керосина, потребляемое одним хозяйством в год, в иных дворах падает до крайнего минимума 15–10, даже 6 фунтов в год. Трудно представить себе, как освещать избу в течение года 6 фунтами керосина, а между тем дворов с таким потреблением в Н.-Животинном и Моховатке оказалось 6. Здесь в избах уже не обычные висячие лампочки со стеклянным резервуаром, рефлектором и стеклом, а простые ночники — «гасники» из жести с тонким круглым фитильком без стекла. Еле мерцающее пламя ночника берёт очень немного керосина, но зато и света получается мало, настолько мало, что в избе с ночником еле различишь очертания предметов. Как можно работать при таком освещении, например, ткать, шить или вышивать — остаётся совершенно непонятным.

Только в 13-ти избах (8%) оказалось по две лампочки (3 в Н.-Животинном и 10 изб в Моховатке). Здесь кроме обычной висячей лампы, над столом, есть ещё небольшие стенные жестяные лампочки около печи или сбоку ткацкого станка. Годовое количество керосина в этих случаях доходит до 2-х–4-х пудов в год. — Это хозяйства, мало стесняющиеся затратами на керосин.

Дворы, окружающие избы, как было уже упомянуто, благодаря малоземелью, весьма невелики. Максимальный размер двора в 150 кв. саженей встретился только у двух домохозяев, в Н.-Животинном. Наибольшее количество дворов имеет от 50 до 100 квадратных саженей; таких дворов в Н.-Животинном 79 и в Моховатке 55, т.е. 82% всех домохозяев, дворов меньше 50 кв. саженей в Н.-Животинном — 7, в Моховатке — 14, всего — 13%. Совершенно нет при избе двора у 4-х домохозяев Н.-Животинного и у 1-го в Моховатке — в 3,1% [случаев].

Огорожа вокруг двора плетнёвая в 148 дворах, каменная в двух дворах, навозная в одном, и совершенно отсутствуете в шести дворах. Кроме того и в пяти дворах с плетнёвой огорожей — она очень ветха, почти сгнила и остался только один частокол. Клети, в которых хранится крестьянское добро, — принадлежность далеко не всех дворов, больше одной клети во дворе встречается редко.

[Таблица 6г]

Число клетей

Н.-Животинное

Моховатка

Число домохозяев
По 1 на хозяйство 34 49
По 2 1 1
По 3 1
Без клетей 46 19
Нет данных 10 1

В Н.-Животинном, как показывает табличка, клети отсутствуют в 46 избах, т.е. у 50% всех домохозяев, в Моховатке — у 19-и, т.е. в 27,4% [случаев]. Половина хозяев Н.-Животинного и ¼ часть в Моховатке не имеют клетей, т.е. не могут их выстроить или вовсе не нуждаются в них, т.к. «и прятать в них нечего». Закрытые надворные строения, амбарчики, хлевы для скотины обыкновенно встречаются по нескольку во многих дворах. Если и нет амбарчика, который помещается иногда не во дворе, а на улице против избы, то всё же есть клетушки для овец, хлев для коровы или помещения для лошади. Это обычные плетнёвые постройки, редко каменные, обмазанные глиной или вовсе немазаные, плохо крытые соломой.

В Н.-Животинном и Моховатке не редкость увидать и вовсе почти непокрытые дворы. Недостаток топлива или отсутствие корма для скота заставляют брать полусгнившую солому с крыши двора. По числу надворных закрытых строений дворы располагаются так:

[Таблица 7]

[Надворные закрытые строения]

Строения

В Н.-Животинном (дворов)

В Моховатке (дворов)

% ко всем дворам

По 1 строению 16 8 15,3
По 2 23 20 27,4
По 3 8 21 18,5
По 4 9 9 11,5
По 5 4 4 5,1
Свыше 5 3 1 2,6
Без закрытых надворных построек 25 6 19,6
Итого 88 69 100

Наибольшее число дворов имеет по два строения, далее следуют дворы с тремя строениями, потом уже с одним строением, затем с четырьмя и т.д. Однако 19,6% дворов, т.е. одна пятая их, вовсе не имеют закрытых надворных строений. Особенно много таких дворов в Н.-Животинном, где они составляют 28,2%. Эти дворы имеют довольно жалкий вид. Обнесённые плетнём, с еле покрытыми соломой навесами, они всегда принадлежат самым бедным домохозяевам, не имеющим лошади или коровы, представляя из себя почти пустопорожнее место. Даже открытые для непогоды навесы в этих дворах редкость, и в 29 дворах, из 31-го не имеющих закрытых строений, их [навесов] вовсе нет. В остальных дворах навесы идут большею частью кругом двора, соединяя закрытые строения друг с другом. Так, в Моховатке навесы с двух сторон встречаются в 32 дворах, с одной стороны — в 18 дворах, с трёх сторон — в 8-ми. В Н.-Животинном навесы большею частью с одной стороны или с одного угла и таких дворов 56, навесы с двух сторон только в 13-ти дворах, лишь в трёх дворах имеются по три навеса.

Ледника нет ни у одного домохозяина обоих селений, но у большинства их есть погреба, вырытые в земле; они почти всегда помещаются на улице против дома и очень редко во дворе. В Н.-Животинном нет погребов у 21 домохозяина, а в Моховатке у 15, т.е. в общем 22,2% всех домохозяев не имеют погребов.

Количество скота, как будет указано ниже, в селениях не очень велико, а потому и навозу собирается за год очень немного. Дворы чистятся обыкновенно один, много два раза в год, и навоз идёт на удобрение либо своего огорода и небольшой пашни, либо вывозится на владельческое поле в виде арендной платы11.

Особых отхожих мест для людей во дворах почти нигде не устраивается: в Моховатке их нет ни в одном дворе, в Н.-Животинном только в 8-ми дворах устроено что-то вроде небольших закоулков, оплетённых плетнём. В большинстве же случаев человеческие экскременты рассеяны под навесами, на дворах или на задворках и пожираются свиньями, собаками и курами, являющимися в роли ассенизаторов.

Как было выше указано, в Н.-Животинном в двух дворах есть мелочные лавочки, в Моховатке − только в одном. Их обороты торговли и размеры помещений очень ничтожны. В качестве иных промышленных заведений в Н.-Животинном могут фигурировать три ветряных мельницы и три кузницы, в Моховатке − только одна ветряная мельница. Как ветряные мельницы, так и кузницы служат почти исключительно местным потребностям, не выделяясь своими размерами и деятельностью.

Пчеловодство и пчельники совершенно отсутствуют в обоих селениях за неимением у крестьян каких-либо рощ или садов при их дворах.

Водоснабжение в обоих селениях находится в более или менее удовлетворительном состоянии в смысле количества воды. Жители пьют исключительно колодезную воду. В Н.-Животинном, расположенном как раз по берегу р. Дона, речною водою поится скот в летнее время, зимою скот поится у колодезей. В Дону купаются, здесь же и поласкают вымытое бельё. В Моховатке устраивается по течению небольшого ручейка пруд, мелкий и не очень обширный по площади. Материалом для запруды служит исключительно навоз, который каждую весну свозится всеми домохозяевами на устраиваемую после полой воды плотину. Прудовой водой поится скот. В пруду же прополаскивается бельё и купаются детишки. В средине лета вода в пруду становится грязной, вонючей, с массою водорослей и других водяных растений. Близость берегов Дона и стоячий, грязный пруд создают благоприятную почву для развития малярийных заболеваний, которые часты в обоих селениях. Колодцев, вода которых употребляется для питья и приготовления пищи, в Н.-Животинном 5 и в Моховатке 3, кроме того в Н.-Животинном есть один колодезь с плохою на вкус водою, служащей для водопоя скота. Из этих 9-ти колодцев 5 расположено на скате небольших ручьёв, хотя довольно высоко над их дном, 4 колодца − на ровном месте против дворов. Срубы, одевающие стены колодца изнутри, в 7-ми из них — деревянные, рубленые, в 1-м — каменный сруб, а в одном смешанный − внизу каменный, а вверху деревянный. Над землёю срубы возвышаются в двух колодцах на ¾ аршина, в 4 колодцах на 1 аршин, в l-м колодце на 1 ¼ аршин и в 1-м колодце на 2 аршина. Один колодезь вовсе лишён надземной части сруба и закрывается крышкой, во всех остальных колодцах крышки не имеется. Вода во всех колодцах достаётся вёдрами, приносимыми каждым хозяином из своего двора. Общественных бадей нет.

Известковые пласты, лежащие на глубине 8−10 аршин, придают воде почти во всех колодезях слегка жёстковатый характер[XIII], потому что водоносные горизонты лежат либо как раз над ними в песке, либо в самой толще мощных известняков, над глинистыми прослойками в них. В такой воде не очень хорошо размыливается мыло, плохо развариваются овощи и настаивается чай. Особенно жёсткая вода отмечена в одном колодце в Моховатке. − В одном колоде в Н.-Животинном, лежащем на скате к Дону, вода слащавая, жёсткая и не употребляется на питьё людям и здесь лишь поится скот в зимнее время; вода в нём загрязняется в половодье. Почти всегда в остальных колодцах вода чистая на взгляд и вкусная, хотя относительно 2 колодцев в Н.-Животинном крестьяне указывали, что в грязное время, когда поят скотину около срубов колодезей, грязь просачивается через плохие срубы в самый колодезь: вместе с грязью просачивается в одном колодезе и навозная жижа. То же отмечено и в одном колодезе в Моховатке. Помимо такого загрязнения, вода во всех колодцах грязнится, главным образом, приносимыми вёдрами, к дну которых пристаёт всякая грязь и сор из изб и попадает в колодезь при зачерпывании. − Белья у колодезей не моют, но скотину поят зимою и осенью, большей частью пригоняя к колодезю. От этого всегда тут растолчённая грязь и помёт животных.

Глубина воды в колодцах, расположенных на скатах, не больше 3-5 аршин, в колодцах, вырытых на ровном месте (на общественной площади − улице), − 8–12 аршин. Глубина собственно воды в колодце 1-2 аршина, и только в одном колодце она 4 аршина. Колебания подпочвенной воды, влияющие на изменения глубины воды в колодцах, почти во всех случаях отмечались крестьянами однообразно: осенью и зимой воды в колодцах меньше всего, − весной вода прибывает. В общем, размер этих колебаний невелик, воды в колодцах всегда достаточно, при вычёрпывании она скоро набирается вновь.

Чистятся колодцы в Н.-Животинном 1−2 раза в год, один колодезь чистится даже не каждый год, в Моховатке 1 колодезь чистят 4−5 раз в год (он загрязняется в половодье), остальные чистятся 1−2 раза в год. В общем, каждый колодезь служит на 10−20 дворов и, следовательно, с одной стороны, может давать значительное количество воды, а с другой, достаточно загрязняется. − Химических и бактериологических анализов воды колодцев произведено не было. − Надо полагать, что при этих исследованиях вода может оказаться вполне годной для питья по своему составу, но в ней вероятно встретятся сапрофитные, а может быть и болезнетворные формы бактерий. Heдаром же каждый день из 10−20 изб принесут и опустят в колодезь, и ещё не один раз, грязные вёдра. Кроме того, уличная пыль и грязь могут попадать в колодезь сверху просто уже потому, что крышек не устроено над срубами.

Кладбище находится вне села, на расстоянии 100 саженей от жилых строений, на экономической земле; размеры его невелики, около двух десятин. Оно всё сплошь заполнено и даже переполнено могилами, почему в последний год к нему присоединён небольшой участок земли в несколько сажен, где теперь и хоронят умерших.

Относительно трупов палых животных едва ли предпринимаются жителями какие-либо меры предосторожности. Трупы мелких животных: кошек, собак, кур, валяются по улицам и на задворках, пока не сгниют окончательно. Палых лошадей и коров вывозят в поле, где обдирают с них шкуры, а трупы бросают где-нибудь в овраг или просто у края дороги на произвол судьбы и бродячих собак. − Однако, так поступают не всегда, и много палых коров и лошадей зарыто прямо на дворах, там же, где были ободраны. Причиной этому − значительное количество безлошадных дворов и дворов с одною лошадью. Когда в таких дворах падёт корова или лошадь, вывозить труп в поле не на чем, соседи дают лошадей неохотно, а то я вовсе не дают, боясь заразы, и приходится зарывать скотину у себя же на дворе. Понятно, что может случиться, если скотина пала от какой-либо заразной болезни. Особенно поразительной, является история, рассказанная мне одним домохозяином Н.-Животинного, безлошадным. В течение 15 лет его хозяйствования (ему около 40 лет) у него пало 7 коров, одна за другой. Сдохнет корова, он её обдерёт и закопает у себя же на дворе (на глубине 1,5−2 аршин), потом кое-как соберётся с деньжонками, вновь купит корову (у него 3 маленьких детей), она через несколько месяцев падёт, новый труп закапывается опять таки на дворе и т.д. Все семь коров зарыты у него на дворишке в 50 кв. сажен! «Разве сам дотащишь дохлую корову в поле, а лошади никто не даёт», − говорит он в своё оправдание. − Весьма вероятно, что такое «кладбище» на дворах найдётся не только у него одного, но и у нескольких подобных ему горемык, даже не понимающих, какой экономический вред наносят они своему же хозяйству, если не говорить уже о санитарной стороне вопроса.


Примечания

1. В описание совершенно не входят экономические постройки, дома церковно- и священнослужителей, а равно и нескольких мещан-ремесленников, живущих в селе. Все сведения, как по описанию жилища, так и по движению населения, заболеваемости и проч. касаются только чисто крестьянских семейств.

2. Брокгауз и Ефрон, 54 полутом. Россия. С. 85. [Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. 27а]

3. Средний объём воздуха на 1 человека вычислен делением всего объёма воздуха каждой группы изб без объёма печей на число живущих в этой группе изб людей.

4. Считается на одного взрослого человека 1,5–2,5 куб. сажени [3–5,5 м3] воздуха, при условии хорошей вентиляции, т.е. обмена всего объёма воздуха 2-3 раза в час.

5. Собственно крестьянский лес очень невелик, большая часть его вытравлена скотом и представляет из себя жалкую поросль.

6. В счёт вошли и нежилые избы.

7. Данные собраны только для 155 жилых помещений, в карточках остальных 8 изб не имеется соответствующих отметок.

8. Например, по основным положениям, выработанным германским обществом охранения народного здравия, световая площадь должна быть в жилище не менее 1/12 части площади пола. (Eulenbourg. Т. 7. Жилище, С. 349 [Эйленбург А., Афанасьев М.И. Реальная энциклопедия медицинских наук: Медико-хирургический словарь. Т. 1-21. СПб., 1891-1901. Т. 7. С. 349])

9. С платой в 50 коп. за десятину.

10. Мне пришлось быть в землянке, когда топили в ней печку; пригибаясь до пола, я с трудом пробыл в ней 5 минут: она вся была наполнена едким дымом.

11. Снявший в экономии 1 дес. земли был обязан помимо платы за нее еще вывезти владельцу 20 возов навоза.


Примечания редактора

I. При стандартном размере сажени ширина двора равна примерно 25-45 м.

II. То есть ветла или белая ива (Salix alba). Нередко именно из её ветвей плели корзины.

III. Своего рода кладовая или сарай.

IV. Или поветь; по Далю — специальный крытый навес для скота или сенник.

V. То есть из экономии Веневитиновых.

VI. Под — нижняя поверхность чего-либо, в частности печи или избы.

VII. По словарю В.И. Даля — слега, перекладина, балка.

VIII. Цитата из стихотворения И.С. Никитина «Порча (Болесть)» (1850-е гг.). Более полная цитата:

«Ну, что же, голубушка, спать-то раненько,

Возьми-ка мне на ночь постель приготовь

Да сядь поработай за прялкой маленько», –

Невестке сквозь зубы сказала свекровь.

Невестка за свежей соломой сходила,

На нарах, в сторонке, её постлала,

К стене в изголовье зипун положила,

Присела на лавку и прясть начала.

В избе было тихо. Лучина пылала,

Старик беззаботно и сладко дремал,

Старуха чугун на полу вытирала,

И только под печью сверчок распевал

Да кот вкруг старухи ходил, увивался

И, щурясь, мурлыкал; но баба ногой

Толкнула его, проворчав: «Разгулялся!

Гляди, перед порчею, видно, какой».

IX. Старый стиль; в православном календаре это день «Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных».

X. Сапуха — по Далю: печная сажа.

XI. Имеется в виду 1900 г. и повышение цен на ряд продуктов широкого потребления в связи с повышением косвенных налогов.

XII. Об известняковых каменоломнях и труде в них местных крестьян см. ниже в Главе 3.

XIII. Повышенная жёсткость воды — известный признак пониженного качества воды большинства районов современной Воронежской области.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
«Валерий Легасов: Высвечено Чернобылем. История Чернобыльской катастрофы в записях академика Легасова и современной интерпретации» (М.: АСТ, 2020)
Александр Воронский
«За живой и мёртвой водой»
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?