Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава IV. Заболеваемость населения и организация медицинской помощи

Уровень заболеваемости. — Эпидемические болезни. — Другие заразные болезни. — Сифилис. — Обеспеченность врачебной помощью. — Народная медицина

Определение собственно заболеваемости населения не могло быть точно выполнено в пределах настоящего исследования, одномоментного для обоих селений, и данные, характеризующие эту заболеваемость, могут быть приведены лишь из других источников. Таковы сведения, рисующие обращаемость населения за врачебной помощью, и классификация болезненных форм, зарегистрированных во врачебных амбулаториях; таковы результаты поголовного медицинского осмотра, произведённого во время переписи [населения 1897 г.], и, наконец, сведения об эпидемических заболеваниях по прежним врачебным отчётам. Совокупность этих данных может достаточно полно характеризовать как болезненность, так и заболеваемость населения. При этом количество наиболее важных заразных болезней, хронически подрывающих здоровье населения, и острозаразных форм было определено с достаточной степенью точности. Равным образом, распределение этих заболеваний в течение ряда лет, может указать на тот или иной ход их развития в населении.

В земско-медицинской организации Воронежского уезда оба селения, Н.-Животинное и Моховатка, издавна относились к городскому врачебному участку, амбулаторией которого, отстоящей от них на 25 вёрст, жители и могли пользоваться по временам, приезжая на базар в Воронеж[1]. Врачебной помощью оба селения пользовались и в амбулатории Рамонской лечебницы, где приём больных производился уже издавна (более 20 лет) два раза в неделю. Амбулатория эта отстоит от Н.-Животинного на 12-13 вёрст. Ближайший фельдшерский пункт, куда также немало обращалось больных из обоих селений, помещается в 17-18 верстах от них, в волостном селе Подгорном[I]. Больничную помощь получали в губернской земской больнице г. Воронежа, во-первых, а во-вторых, [в] Рамонской лечебнице. К 1895 году в д. Гнездиловой в 5-и верстах от Н.-Животинного, по другую сторону р. Дона в имении М.А. Веневитинова был открыт Землянским земством фельдшерский пункт, причём жертвователем было поставлено одним из условий его помощи земству обязательство лечить крестьян с. Н.-Животинного и д. Моховатки Воронежского уезда. С этого времени население стало обращаться за медицинской помощью в д. Гнездилову, в которой начала свою деятельность и приобрела большую популярность получившая заграничное медицинское образование О.А. Веселова; её приёмы больных и обстановка − мало чем отличались от обычной врачебной земской амбулатории[2]. С 1897 г. в Гнездилове, по постановлению Землянского земского собрания, открылся постоянный врачебный пункт, в котором по-прежнему принимались больные Н.-Животинного и Моховатки, а в 1898 г. М.А. Веневитиновым была передана в дар Землянскому земству выстроенная в его имении подле д. Гнездиловой больничка на 6 кроватей с амбулаторией и квартирами для персонала. Это пожертвование, по соглашению с его автором, перешло в ведение Воронежского губернского земства, и с 1899 г. здесь организован межуездный участок[II], в состав которого вошли оба исследуемых селения. Пользуясь посемейными поселёнными списками Гнездиловской амбулатории и индивидуальными постоянными картами больных[III], я был в состоянии восстановить данные об амбулаторном лечении жителей Н.-Животинного и Моховатки за последние три года. Как много и с какими формами лечились больные из этих селений в Воронежской уездной амбулатории, в Рамонской лечебнице и в губернской больнице − осталось, к сожалению, неизвестными. Несомненно однако, что Рамонская лечебница, пользующаяся давно установившеюся среди населения блестящей репутацией, оказала помощь значительному количеству больных из того и другого селения.

В Гнездиловской амбулатории за 1898-1899 и 1900 г. было зарегистрировано врачами у жителей Н.-Животинного и Моховатки 1355 [случаев] различных заболеваний, которые распределялись так: в Животинном 890 случаев, в среднем в 1 год − 296,6 случаев, процент к населению − 47%; в Моховатке 465 случаев, в среднем в 1 год − 155 случаев, процент к населению − 30,4%. Отношение пользованных случаев к населению, так называемый коэффициент обнаруженной заболеваемости, для Н.-Животинного значительно выше, чем для Моховатки. По данным [Н.И.] Тезякова, относящимся лишь к одному 1898 г., этот коэффициент для всей Воронежской губернии равен 24,3%, а для Воронежского уезда 32,4%. Таким образом, обнаруженная заболеваемость [для] Моховатки довольно близка к средней по уезду, заболеваемость же Н.-Животинного выше этой средней в полтора раза. Это увеличение обнаруженной заболеваемости Животинного лишь до некоторой степени может быть объяснено тем обстоятельством, что оно лежит к Гнездиловской амбулатории на полторы версты ближе, чем Моховатка (до Моховатки из Гнездиловой 6,5 вёрст). Однако, незначительная разница в расстоянии не может вызвать такого резкого колебания в обращаемости; к тому же, в Моховатке в пять раз меньше безлошадных дворов; по-видимому, насколько позволяют об этом судить другие факты болезненности населения, бо́льшая обращаемость за врачебной помощью новоживотинцев должна зависеть непосредственно от действительно повышенной их заболеваемости. Такое объяснение вполне соответствует и другим данным настоящего исследования − более плохому экономическому положению Н.-Животинного, развитию в нём питомнического промысла, большей заражённости сифилисом, даже большей смертности и меньшему приросту населения, как увидим ниже.

По годам обращаемость из обоих селений шла, постепенно увеличиваясь.

[Таблица 26]

Н.-Животинное Моховатка
Больных Посещений Мужчин Женщин Больных Посещений Мужчин Женщин
1898 105 174 45 60 60 90 20 40
1899 205 354 83 122 113 190 24 89
1900 295 504 122 173 181 318 71 110

Так, за 1900 г. сравнительно с 1898 г. число больных утроилось, причём на одного больного в 1898 г. приходилось, например, в Н.-Животинном 1,6 посещений, а в 1900 г. немного больше 1,7. Иначе говоря, сильно возросла обращаемость больных и немного увеличилось среднее число посещений на каждого больного.

Цифры той же таблицы указывают, что больных женщин лечилось больше, чем мужчин, и на каждые 100 больных мужчин приходится 141 женщина. Из приведённых выше обнаруженных 1 355 случаев заболеваний в обоих селениях на долю мужчин приходится 552 случая, на долю женщин 803 случая. Эти величины в среднем на 1 год, дадут [средний показатель] для мужчин 33,3% на 100 мужчин в населении и 44,8% − для женщин. Бо́льшая обращаемость женщин − факт давно установленный в земских амбулаториях. То же явление отмечено и во всей Воронежской губернии, где однако эти [со]отношения значительно менее резки; так на 100 мужчин приходится 109,1 женщин, и к населению обращаемость мужчин даёт 23,4%, а женщин − 25,2%. В Воронежском уезде заболеваемость женщин выше средне-губернской: на 100 больных мужчин приходится 121,2 женщины, отношение больных мужчин к населённо равно 29,8%, а женщин 34,8%. Словом, приходится заключить, что обнаруженная заболеваемость женщин в обоих селениях значительно выше, чем среднее не только по губернии, но и по уезду. Объяснением этому может служить отчасти развитие отхожих промыслов, главным образом среди мужской части населения, при чём уходящие работники лечатся на стороне. Однако, если взять процентное отношение больных не ко всем мужчинам, а только к остающимся дома, то и тогда вывод мало изменится: так отношение больных мужчин ко всем мужчинам, остающимся дома, даёт 38,9%, a то же отношение для женщин 49,7%, т.е. почти та же разница в 11%, которая была и при первом вычислении, когда уходившие на заработки не принимались во внимание. Приходится поэтому признать, что действительная заболеваемость женщин в исследуемой местности значительно повышена, сравнительно с мужчинами, и это преобладание женской заболеваемости выше, чем вообще в губернии и Воронежском уезде. Для Н.-Животинного и Моховики в отдельности отношения почти одинаковы. Заболеваемость (обнаруженная) по возрастам распределяется довольно неравномерно.

[Таблица 27]

Заболеваемость по возрастным группам

Возрастные группы 0-1 1-4 5-9 10-14 Всего детей 15-19 20-39 40-59 Свыше 60
Абс. цифры за 3 года в исследуемой местности 162 157 73 64 456 127 429 236 107
Среднее за 1 год в % к величине к данной группе в населении 123,7 31,1 17,1 2,9 36 34,1 43,1 38,7 48,8
% ко всем больным 11,9 11,6 5,4 4,7 33,7 9,4 31,6 17,5 7,9
То же среднее по Воронеж. у. (Тезяков) 5,7 12,4 6,7 7,7 32,5 61,6 4,5

Прежде всего бросается в глаза громадная заболеваемость детей до одного года; оказывается, что каждый ребёнок этого возраста побывал в амбулатории и даже не один раз, почему отношение обнаруженных в этом возрасте заболеваний к числу детей до 1 года выше 100. Ничего подобного не наблюдается в других возрастных группах.

Так, уже в следующей детской группе от 1 года до 4 лет заболеваемость составляет только 31,1%, от 5−9 лет 17,1%, от 10−14 даже 2,9%. Становится очевидным, что заболеваемость детей грудного возраста в исследуемых селениях чрезвычайно высока по сравнению с другими группами детей.

К сожалению, для сравнения со всеми уездами и губернией нет соответствующих данных, потому что возрастной состав населения, опубликованный по данным переписи 1897 г., содержит иные возрастные группы, чем данные заболеваемости. Можно сравнить лишь группу детей до 1 года и от 1−10 лет. По данным 1898 г. детей до 1 года по Воронежскому уезду лечилось 47% к числу их в населении, т.е. почти в три раза меньше, чем в исследуемой местности. Процент лечившихся от 1–10 лет равен 30% к населению, т.е. немного меньше, чем в описываемых селениях, где он не превышает 25,5%. По среднегубернским данным за период с 1898−1902 гг. грудных детей до 1 года лечилось 32,4%, детей 1−10 лет — 22,7%[3]. Во всём уезде и губернии, следовательно, заболеваемость отдельных детских групп более равномерна и такой исключительно высокой заболеваемости грудных детей, как в Н.-Животинном и Моховатке, не замечается.

В частности для каждого из этих селений результаты далеко не одинаковы. Из 162 случаев заболеваний грудных детей на долю Н.-Животинного приходится 111 чел., а Моховатки − 51. В годовых процентных отношениях к численности этой группы в том и другом селе получим:

[Таблица 27а]


Число детей до 1 года Среднее число заболевших детей за 1 год %
В Н.-Животинном 25 37 148
В Моховатке 19 17 89,5

Оказывается, громадная заболеваемость грудных детей особенно резко выражена в Н.-Животинном, где на каждого ребёнка приходится в год около 1,5 случаев заболеваний, тогда как в Моховатке на 1 ребёнка зарегистрировано в среднем за 1 год 0,89 заболеваний. Этот факт составляет, конечно, часть общей повышенной заболеваемости Н.-Животинного, которая, как только что было указано, в полтора раза выше, чем в Моховатке. Здесь, однако, отношение ещё больше и заболеваемость грудных детей в Животинном больше в 1,7 раза.

В обоих селениях различаются по заболеваемости все возрастные группы, как это явствует из таблицы.

[Таблица 27б]

Заболеваемость по возрастам, процент его к населению

Возрастные группы 0-1 1-4 5-9 10-14 Всего детей 15-19 20-39 40-59 Свыше 60
Н.-Животинное 148 42,5 20,6 30,6 45,5 33,7 54 43,5 92
Моховатка 89,5 16,2 15,1 21,4 24,6 36,7 31 33 34,2

Ещё более резко превышает в Н.-Животинном заболеваемость детей до 5-илетнего возраста, которая не в полтора, а почти в три раза больше, чем в Моховатке. Также резка разница и для старческого возраста, заболеваемость которого в Н.-Животинном очень повышена сравнительно с Моховаткой − тоже почти в три раза. Старческая заболеваемость по Воронежскому уезду составляет (как видно из предыдущей таблицы) 4,5% всей заболеваемости, − в обоих исследуемых селениях она 7,9% (для Животинного — 7,7%, для Моховатки — 8%), т.е. является значительно большей долей, чем во всём уезде.

Эта коренная особенность заболеваемости исследуемой местности может быть найдёт своё вероятное объяснение в том факте, что питание жителей здесь, как мы установили, недостаточное, а это и сказывается прежде всего на более слабых элементам населения − детях и стариках.

В частности в Н.-Животинном, где это выражено наиболее резко, общеэкономические признаки значительно ниже, больше развит питомнический промысел, значительно больше семейств, не имеющих молока и т.д. В результате заболеваемость всей детской группы почти в два раза, а старческой − в три раза, выше, чем в Моховатке, хотя общая заболеваемость Животинного больше Моховатки только в полтора раза.

Обращаемость больных по временам года распределена довольно равномерно.

[Таблица 27в]

Всего случаев % ко всем больным Те же данные по Воронеж. у. в 1898-1902 гг.
Зимой 352 25,9 25,3
Весной 377 27,9 25,5
Летом 339 25 26,9
Осенью 287 21,2 22,3

Наибольшая обращаемость весной, затем зимой, потом летом, наименьшая осенью. Этим оба селения отличаются от уездных данных, где maximum обращаемости падает на лето, затем уже идёт зима и весна, а осень также стоит на последнем месте[4]. Обращаемость до известной степени является показателем заболеваемости, почему указанное различие должно находить себе объяснение в ином распределении действительной заболеваемости населения Н.-Животинного и Моховатки за указанные три года, чем это имело место в Воронежском уезде за 1898−1902 гг., или же в каких-либо специальных особенностях местности. Например, погоде, состоянии переправы через реку и прочее.

Обращаясь к распределению отдельных болезненных форм по месяцам (см. таблицу «Заболеваемость по группам болезней» в приложении), − можно найти, что болотная лихорадка[IV], дающая максимальное число заболеваний в мае, а затем болезни пищеварительных органов (кроме острого желудочно-кишечного катарра[V]) и общие расстройства питания стоят очень высоко в марте (Великий пост). Быть может это и объясняет отчасти уклонение в распределении общей заболеваемости в обоих селениях сравнительно с общеуездными данными, где, например, общие расстройства питания выражены значительно меньше, чем в исследуемой местности. Как бы то ни было, обращаемость весной для Н.-Животинного и Моховатки наивысшая. Распределение обращаемости по отдельным месяцам неравномерно [в процентах].

[Таблица 27г]

I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII
Исследуемые селения 9,4 8,3 12,3 3,7 11,9 8,5 8,5 8 7,8 9,2 4,1 8,2
Воронежский уезд (1898 г.) 10,5 5,3 8,6 6,3 9,7 10,1 9 6,8 7,9 6,3 7 9,6

В обоих селениях наивысшая обращаемость в марте и мае, наименьшая в ноябре и апреле. Это последнее обстоятельство объясняется половодьем для апреля и распутицей для ноября.

Формы заболеваний, обнаруженные в Гнездиловской амбулатории за последнее три года, распределяются довольно согласно с общеуездными и только некоторые группы заболеваний в исследуемых селениях выражены резче, чем в уезде; например, туберкулёз, болезни конституциональные, острый желудочно-кишечный катарр, болезни кожи, глазные заболевания и нервные; наоборот, инфекционные заболевания, болотная лихорадка, сифилис, болезни органов пищеварения и двигательного аппарата встречаются реже, чем в уезде.

Обращает на себя внимание наиболее резкая разница в группе болезней конституциональных (общих расстройств питания), где процент по Н.-Животинному и Моховатке почти в два с половиною раза выше, чем по всему Воронежскому уезду. Это отличие является, по-видимому, характерным для заболеваемости населения исследуемой местности. Весьма неутешительными также являются вдвое большая цифра туберкулёзных больных и в полтора раза большее количество нервных заболеваний. Все эти признаки говорят о вырождении населения. В приводимой таблице заболевания распределены по группам, месяцам, возрасту, полу и местности.

[Табл. «Заболеваемость по группам болезней и т.п.» — см. в приложениях: Таблица I (1 и 2).]

Руководствуясь подробными указаниями этой таблицы, можно характеризовать заболеваемость населения каждой отдельной группой болезней и некоторыми наиболее важными болезненными формами.

Болезни эпидемические были обнаруживаемы главным образом в январе и декабре, более всего было больных в возрасте от 1 года до 4-х, в Н.-Животинном больных наблюдалось больше, чем в Моховатке; причём заболеваемость во всей группе ниже общеуездной.

Главными болезненными формами за время 1898−1900 гг. были среди заразных дифтерия и инфлюэнца[VI], дающие больше половины всех эпидемических заболеваний. Максимум заболеваний дифтерией, как обычно, приходился на ноябрь и возраст от 1−4 лет, а инфлюэнца − на декабрь и январь, при чём больше всего больных было взрослых. Дифтерия немного сильнее была выражена в Н.-Животинном, хотя меньше, чем по всему уезду, а инфлюэнца в Моховатке. Заболевания другими же формами были спорадические, как и в остальном уезде.

В группе других заразных заболеваний первое место принадлежит болотной лихорадке, являющейся самой распространённой болезнью в данной местности, хотя в этом отношении во всём уезде наблюдался ещё боле высокий процент её. Максимум малярийных заболеваний был обычный − майский, большинство больных было в цветущем рабочем возрасте от 20−39 лет, женщин больше, чем мужчин. В Моховатке болели лихорадкой больше, чем в Н.-Животинном (гнилой пруд?). Туберкулёз встречается чаще, чем в уезде, и особенно часто в Животинном, где его обнаружено в три раза больше, чем в Моховатке, и в два раза больше общеуездных данных. Быть может, и это обстоятельство стоит в соответствии с более плохими экономическими условиями животинцев. Крупозная пневмония наблюдалась значительно чаще, чем вообще в уезде, а в обоих селениях была распределена почти равномерно. Заболевания ею были зимой и в начале весны.

Сифилис встречался реже, чем в уезде (но в Н.-Животинном несколько чаще, чем в Моховатке), главным образом среди детей раннего возраста и у женщин чаще чем у мужчин, maximum обращаемости с ним был зимой и в начале лета (подробнее вопрос о сифилисе рассматривается ниже).

Венерических заболеваний обнаружено очень мало, только в одной Моховатке.

Паразитические болезни [распространены] немного выше, чем в уезде, их особенно много в Моховатке, где они [встречаются] почти в 6 раз чаще, чем в Н.-Животинном, являясь характерными заболеваниями для жителей. Одна из доминирующих болезненных форм этой группы, почти составляющая её целиком − чесотка, откуда-то занесена в Моховатку и здесь заболело несколько семейств. В Животинном пока наблюдались лишь отдельные заболевания ею.

Очень резкие отличия от данных всего Воронежского уезда оказываются в группе расстройств общего питания. Здесь заболеваемость превышает по обоим селениям обще-уездную в два с половиной раза, почему и может быть названа характерной особенностью данной местности; в обоих селениях она выражена одинаково. Наибольшее число заболеваний этой группы приходится на весну − март и апрель, при чём страдают, главным образом, дети до 1 года и взрослые с 20−60 лет. Огромное большинство больных − женщины. Рахит и истощение у детей, малокровие у женщин являются здесь главными слагающими болезнями. С этим совпадает и максимальная обращаемость в этой группе, упадающая на март и май. Весной рахитом всегда болеют больше, на весну же приходится и Великий пост, ухудшающий питание взрослых, особенно женщин.

Обширная группа местных болезней выражена почти так же, как во всём уезде, немного выше его средней [цифры] и в Н.-Животинном несколько больше, чем в Моховатке. Главным составляющим фактором этой группы являются болезни пищеварительного аппарата, которые, впрочем, в средних цифрах по уезду стоят немного выше. Они в Животинном встречаются чаще. Наиболее интересной болезненной формой с санитарной точки зрения является в них острый желудочно-кишечный катарр, составляющий 21%; две трети заболеваний им приходится на долю грудных детей до 1 года (64%). Такое количество желудочно-кишечных заболеваний у грудных детей по сравнению с обще-уездными данными весьма велико.

В уезде за 1898 г. эти заболевания для детей до 1 года дают лишь 33,6% всего их количества[5], т.е. почти вдвое меньше. Высокая общая заболеваемость грудных детей, отмеченная выше, являющаяся одним из характерных фактов в болезненности населения данной местности обязана, таким образом, своим происхождением большому количеству желудочно-кишечных страданий (одинаково распространённых в обоих селениях). Это до известной степени делает понятным установленный В.П. Успенским[6] факт высокой смертности грудных детей в Н.-Животинском приходе. По этой смертности Н.-Животинский приход занимает первое место во всём Воронежском уезде.

Болезни мочевых органов встречались мало, меньше, чем по уезду, а болезни мужских половых органов больше, причём почти 80% их падает на детский возраст (Paraphymosis[VII] − наиболее частое заболевание); впрочем, общее их количество ничтожно.

Женские болезни, несколько более частые в Н.-Животинном, сравнительно с Моховаткой, по своему распространению почти тожественны с данными всего уезда, половина их падает на возраст от 20−39 лет, совпадая с наибольшим развитием половой жизни женщины.

Глазные болезни встречаются в данной местности значительно чаще, чем в уезде, особенно они часты в Н.-Животинном: раза в полтора выше общеуездных цифр. Трахомы здесь почти нет (мне известны только два больных ею), и повышение [количества] глазных заболеваний отчасти вызвано значительным количеством острых конъюнктивитов. Очень интересно, между прочим, что в Н.-Животинном наблюдается довольно много катаракт. При но-головном осмотре это положительно бросается в глаза: у редкого старика за 60 лет не имеется зрелых или начинающих образовываться катаракт. Некоторые из них уже были оперированы в Воронеже и Гнездиловской больнице. В Моховатке катаракт значительно меньше. К сожалению, данных для сравнения отношения количества катаракт ко всей группе стариков свыше 60-летнего возраста в нашей местности с другими [местностями] − не имеется, и сказать с уверенностью, что число катарактальных больных повышено, нельзя. Ничего нет невероятного, что такое повышение и существует на самом деле, являясь результатом недостаточного питания.

Несколько выше среднеуздных данных выражены в обоих селениях и заболевания слуховых органов; наоборот, болезни двигательного аппарата встречаются реже чем в уезде; их особенно мало в Н.-Животинном и несколько больше в Моховатке.

Болезни кожи и подкожной клетчатки чаще, чем в уезде; и в Н.-Животинном их особенно много; это зависит, быть может, от того, что население здесь почти не моется в банях. Опухоли, доброкачественные и злокачественные дают незначительное количество заболеваний, немного меньшее, чем вообще в уезде. Процент травматических повреждений в среднем меньше, чем в уезде, но по отдельным селениям весьма разнится, и в Моховатке почему-то травмы вдвое чаще, чем в Н.-Животинном.

Значительно выше средних уездных цифр болезни беременных.

Такова, вкратце, картина частной заболеваемости населения Н.-Животинного и Моховатки. Выведенная из трёхлетних данных, она, конечно, далека от точности абсолютной, но всё же значительно приближается к действительности. По крайней мере, осмотр населения не прибавил почти ничего в тому материалу, который имелся в посемейных списках. Было зарегистрировано вновь несколько хроников, два-три случая острых заболеваний, и только один случай давнишнего третичного сифилиса, не значившийся в посемейных записях, был единственным приобретением для характеристики болезненности населения. Трёхлетние данные, однако, не могут дать полной характеристики заболеваемости в силу своей кратковременности. Так, они не дают картины распространения и частоты эпидемических заболеваний, которые иногда в течение нескольких лет не наблюдаются в какой-либо местности; не указывают они и на постепенное развитие и распространение в населении сифилиса. А между тем, оба эти вопроса являются весьма важными для санитарной характеристики исследуемых селений. Для полноты сведений об эпидемиях, за последние десять лет наблюдавшихся в Н.-Животинном и Моховатке, взяты мною из годовых отчётов врача городского участка, напечатанных в журнале Воронежских уездных земских собраний; только в 1895 г. никаких указаний на эпидемические заболевания не имеется. С 1897 г. эпидемические заболевания по обоим селениям выписаны из Воронежской врачебно-санитарной хроники[VIII]. В результате могла быть получена следующая таблица:

[Таблица 28]

Из неё видно, что лишь последнее пятилетие прошло для селений благополучно в смысле эпидемий, и ни одна эпидемическая форма не дала в эти годы большой вспышки; были лишь спорадические случаи кори, скарлатины, брюшного тифа, дизентерии, заушницы и коклюша. Инфлюэнца в 1900 г. вызвала довольно много заболеваний, да дифтерит из года в год давал некоторое число случаев, особенно участившись за последние два года. — Первое пятилетие [1890-х гг.], наоборот, было очень тяжёлым для населения. Брюшной тиф, появившись в 1892 г. в Н.-Животинном после голодного 1891 г., развился в 1893 году в большую эпидемию, а в Моховатке дал резкую вспышку, поразив почти 1/6 всего населения. Для Моховатки за все десятилетие это самая крупная эпидемия, и никакая другая болезненная форма не достигла за это время такого развития. — Дифтерит, появившись также в 1892 году, разразился со страшной силой в 1893 г., перебрав чуть не поголовно всё детское население и выморив (как об этом свидетельствуют метрические записи) добрую его треть.

В Н.-Животинном он дал сразу около сотни случаев. Заболевания дифтеритом были довольно значительны и в 1894 году, тянутся с тех пор непрерывно, и каждый год встречается несколько случаев. В тот же злополучный 1893 год развилась и довольно значительная дизентерия, как в Животинном, так и в Моховатке. А в результате — в этот несчастный год, как указывают метрические книги, смертность превысила рождаемость в Животинском приходе почти вдвое, а в самом Н.-Животинном втрое с лишком. Население, переживши тяжёлые голодные 1891 и 1892 годы, обессиленное, вымерло от занесённых Бог знает откуда, заразных болезней, вымерло в необычайной пропорции, и смертность в этом году дала в Н.-Животинном 108‰, а в Моховатке 157‰, т.е. вымерло в первом селении десятая часть всех жителей, а во втором почти одна седьмая!

Вообще метрические данные (приводимые мною ниже в главе о движении населения) служат хорошим дополнением к сведениям о заболеваемости. В частности, в данном случае они содержат указания на неполноту приведённых цифр эпидемических заболеваний по прежним врачебным отчётам. При удалённости обоих селений от тогдашнего врачебного пункта, при громадной величине в то время городского участка нисколько не удивительна неполнота регистрации эпидемических заболеваний. Эта неполнота по иным годам довольно существенна. Так в 1891 г. не значится заразных болезней, а, между тем, отмечены в метриках случаи смерти от оспы, кори, брюшного тифа. В 1896 г. — несколько смертей от скарлатины в Н.-Животинном, когда заболеваний скарлатиной не отмечено. Относительно 1895 года, для которого не имеется врачебных данных, метрики дают случаи смерти от кори, скарлатины, дифтерита в Н.-Животинном и от брюшного тифа в Моховатке.

Судя по врачебным данным, за истёкшее десятилетие дифтерия и брюшной тиф являлись доминирующими формами среди заразных болезней, характерными для заболеваемости населения. По своей распространённости все заразные болезни за этот период располагались следующим образом:

[Таблица 28а]

Болезни % ко всем эпидемическим заболеваниям Год наибольшего распространения
Дифтерит 35,1 1893
Брюшной тиф 28,1 1893
Дизентерия 12,8 1893
Корь 9,8 1897
Инфлюэнца 7,4 1900
Коклюш 2,7 1899 (1897)
Скарлатина 1,2 1899
Оспа врачебной регистрации не было 1891 (по метрике)

Итак, сравнительное благополучие в смысле эпидемических заболеваний, как это следовало по данным заболеваемости за последнее трёхлетие, оказывается совершенно не имело места несколько лет тому назад, когда население сильно страдало от заразных заболеваний, из которых главными должны быть признаны дифтерит и брюшной тиф.

Что касается до сведений о развитии в исследуемой местности сифилиса, то в этом отношении солидная работа врача рамонской лечебницы П.П. Хижина[7] даёт ценные указания, позволяющая отчасти осветить важный вопрос с исторической, так сказать, точки зрения, так как даёт возможность сравнить данные за 1889–93 годы с настоящим положением дела.

По данным рамонской лечебницы сифилиса за указанное пятилетие в Н.-Животинном было зарегистрировано 44 случая, а в Моховатке 10 случаев. Распределение их было таково:

[Таблица 29]

Приведённые цифры устанавливают очень существенное различие по отношению к сифилису для обоих селений. В Н.-Животинном сифилис оказывается значительно развитым, в Моховатке — он почти втрое меньше. Заразные формы сифилиса в Животинном в два с лишком раза преобладают над третичными, а в Моховатке они составляют лишь 1/9 часть незаразных форм. В Н.-Животинном процент детей до 15 лет среди сифилитиков весьма высок, почти 40%. В Моховатке вовсе не наблюдалось сифилиса у детей. Больные сифилисом дети Н.-Животинного почти исключительно страдали заразными формами. Таким образом, резкое различие между исследуемыми селениями выражено по этим данным с чрезвычайной ясностью, и в то время как Н.-Животинное должно быть признано значительно поражённым заразным сифилисом, — в Моховатке сифилис почти исключительно третичный, давнего происхождения (только один больной отмечен с заразной формой сифилиса). Что касается до поступательного развития сифилиса в обоих селениях в течение пятилетия 1889-1893 гг., то П.П. Хижин даёт в этом отношении такие указания:

[Таблица 29а]

Селения Развитие сифилиса по годам в абсолютных числах
1889 1890 1891 1892 1893 Итого
Н.-Животинное Заразные 2 7 6 3 12 30
Гуммозные 7 2 3 1 1 14
Моховатка Заразные 1 1
Гуммозные 2 6 1 9

Как видно из таблички, заразные формы сифилиса в Н.-Животинном, отменные с 1889 г., постепенно развивались, давая в каждом году новые заболевания. Особенно много новых заболеваний было в 1890 и 1893 годах. Последний год сразу дал 40% всех больных в кондиломатозном периоде. Гуммозные формы обнаружены в 1889 году в числе 7 случаев, следующие годы давали всё меньшее и меньшее число больных. В Моховатке по отдельным годам вовсе не было больных сифилисом (в 1891–1892 г.); единственный больной с заразной формой, обнаруженный в 1889 году, по-видимому, не причинил новых заболеваний. Гуммозные формы сифилиса были зарегистрированы главным образом в 1890 г. Данные ещё яснее подчёркивают поступательное, агрессивное развитие сифилиса в Н.-Животинном и, наоборот, безобидность его в Моховатке. Распространение сифилиса в Н.-Животинном оказалось так значительно, что в группе 11-ти селений, отстоящих от Рамонской лечебницы на 10–15 вёрст расстояния, автор отводит Н.-Животинному 9-е место по абсолютному числу сифилитиков (всего им указано 11 селений, где сифилитиков более 40 чел.), но среди приведённых им селений по проценту сифилитиков к населению занимает уже второе место, а по отношению заразных форм к гуммозным имеет несчастную привилегию быть первым, далеко оставляя позади себя все остальные селения, в которых заразный сифилис не достигает такой напряжённости.

В более поздней работе почтенного товарища, составленной по карточному материалу всех амбулаторий губернии за 1898 год, Н.-Животинное не выделено из селений Подгоренской волости, в которой автор отмечает «довольно равномерное распространение сифилиса». В Подгоренской волости им указано 4,0 всех сифилитиков на 1000 жителей, и 1,7 сифилитиков в заразной форме, тогда как по всему уезду 8,5 сифилитиков на 1000 жителей и 3,8 чел. — в заразной форме[8]. По неизданным поселенным материалам этого доклада, хранящимся в санитарном отделении губернской управы, в Н.-Животинном за 1898 г. значится 6 сифилитиков кондиломатозного рецидивного периода и 4 гуммозного. В Моховатке 1 сифилитик кондиломатозного рецидивного периода и 2 гуммозного.

По данным настоящего исследования, положение сифилиса в обоих селениях представляется в таком виде:

[Таблица 29б]

[Заболеваемость сифилисом]

В Н.-Животинном 18 семейств сифилитиков 20% от всех
из них с заразным сифилисом 4 семьи 4,4% от всех
из них с незаразным сифилисом 14 семей 15,6% от всех
обнаружен всего 41 случай сифилиса 6,5% к населению
из них заразных 7 случаев 1,1% к населению
В Моховатке 11 семейств сифилитиков 15,7% от всех
из них с заразным сифилисом 1 семья 1,4% от всех
обнаружен всего 20 случаев сифилиса 3,7% к населению
из них заразных 3 случая 0,47% к населению

Все эти данные указывают[9], что в течение пятилетнего промежутка со времени последнего [всплеска заболеваемости] 1893 г., отмеченного в работе П.П. Хижина, в распространении сифилиса в обоих селениях произошли довольно существенные изменения. В Н.-Животинном он как бы затих, — прежнее обилие заразных форм исчезло, — они или перешли в тот скрытый период заболевания, когда диагностировать сифилис весьма затруднительно по причине отсутствия проявлений, или уже выразились гуммозными формами. По крайней мере отношение гуммозных форм к заразным [теперь] почти обратное наблюдавшемуся 7 лет тому назад. Тогда 30 заразных случаев сифилиса приходилось на 14 гуммозных, теперь 7 заразных приходится на 30 гуммозных. — К сожалению, отсутствие точных отметок за 1898 г. не даёт возможности распределить ещё 4 случая сифилиса, но и приведённые [со]отношения вполне характеризуют наступившую остановку в развитии сифилиса в селе; прежние очаги заразы как будто обезопасились, перейдя в незаразные стадии, новых появилось немного. Эти новые заболевания заключаются в одном случае первичной твёрдой язвы мягкого нёба и левой миндалины, в одном случай первичной высыпи и в пяти случаях папулезного вторичного (рецидивного) сифилиса. Выяснить точно способы заражения, время и место его — не удалось ни в одном из этих новых случаев сифилиса, и можно лишь строить более или менее вероятные предположения. Первичная язва наблюдалась[10] у женщины 24 лет, жившей в Воронеже в кухарках. Локализация поражения позволяет допустить внеполовой характер заражения, и произошло оно, по-видимому, во время службы в Воронеже, являясь, так сказать, полученным на стороне во время отхожего промысла. — Пока в той семье, куда приходила больная, новых заболеваний нет.

Более точное распределение больных по формам сделано в следующей табличке.

[Таблица 29в]

Сифилис с 1898 по 1900 гг. (Гнездиловская амбулатория)

Форма сифилиса Н.-Животинное Моховатка Мужчин Женщин В том числе детей до 15 лет Итого
Первичный 1 1 1
Вторичный recens 1 1 1 1
recidiva 5 3 2 6 5 8
Третичный 30 14 18 26 7 34
Не обозначено 4 3 2 5 7
Всего 41 20 23 38 13 61

Дети, больные вторичными формами сифилиса, заразились им вероятно у себя в селе и, конечно, внеполовым путём. Один ребёнок с явлениями наследственного сифилиса (но в заразной форме) был питомец, но к счастью попал в семью, члены которой страдают третичным сифилисом, почему тоже новых заражений от него пока не обнаружено.

В Моховатке сифилис сравнительно с прошлым увеличился, при чём увеличились и заразные формы, и третичные. Заразные формы (в виде рецидивных слизистых бляшек во рту, кондилом и т.д.) обнаружены исключительно у маленьких детей, что опять таки указывает на внеполовой способ заражения.

Преобладание внеполового заражения, заражения, так сказать бытовым путём, отмечаемое всеми исследователями сельского сифилиса, между прочим, и доктором Хижиным, данные которого были только что приведены, имеет место, по всей вероятности и в обоих селениях нашего района. Подтверждением тому служить, помимо большого количества детей с заразными формами, ещё и преобладание, среди больных сифилисом, женщин. Так, в обоих селениях на 23 человека мужчин сифилитиков обнаружено 38 больных сифилисом женщин.

Для мужчин это составит 4,1% к населению, а для женщин 6,4%. Приходя в более тесное соприкосновение с больными детьми, женщины легче и заражаются от них сифилисом[11].

Упомянутые случаи в Н.-Животинном (первичная язва у прислуги, жившей в Воронеже, и случай наследственного сифилиса в заразной форме у питомца) дают как бы указания на некоторые из тех путей, которыми сифилис проникает в население наследуемой местности. Действительно, и отхожие промыслы и питомнический промысел издавна приобрели себе прочную репутацию в этом отношении. Оба эти явления развиты в данном районе довольно значительно, поэтому предположение об их активной роли в деле передачи сифилитической заразы из города в деревню невольным образом приходит в голову. Ради некоторого освещения фактической стороны дела можно обратиться к данным нашего карточного подворного исследования. Мною были выделены семьи без отхожих промыслов и семьи, где работники уходят на сторону; в той и другой группе были отделены семьи, имеющие на своём попечении питомцев, или имеющие в своём составе бывших питомцев. Во всех группах отобраны семьи сифилитиков. Прилагаемая табличка даёт итоги такой выборки.

[Таблица 29г]

Сифилис, отхожие и питомнический промыслы

Характер семей Семьи без питомнического промысла Семьи с питомцами или бывшими питомцами
Всего с сифилисом % Всего с сифилисом %
Семьи без отхожих промыслов 73 7 9,6 21 6 28,3
Семьи, члены которых уходят на заработки 53 12 22,6 15 3 20

Цифры весьма красноречиво говорят, что априорное предположение о влиянии отхожих промыслов и питомничества справедливо, и что оба явления не проходят бесследно для здоровья населения.

Действительно, в семьях, не занимающихся отхожими промыслами и не берущих питомцев, сифилис встречается лишь в 9,7% их; в тех же семьях, где развит питомнический промысел или заработки на стороне[12], сифилисом поражено свыше 22% семейств. Единственное, что немного как бы не подтверждает [данного] вывода, это группа семейств, занимающихся и отхожими промыслами и питомничеством, в которой оба влияния должны были бы сказаться ещё более высоким процентом заражённых сифилисом, и которая даёт равно 20% сифилитических семейств, т.е. несколько меньше группы только с отхожими промыслами и только с питомничеством. Но эта разница, в сущности, не очень велика, быть может она объясняется и незначительным количеством семейств в этой группе. Как бы то ни было, сравнительно с первой группой семейств, где оба явления не имеют места, разница весьма резкая и здесь.

Я весьма далёк от мысли считать эти данные окончательными, позволяющими сделать точные выводы; самого факта передачи заразы наблюдено не было, но их убедительность, их совпадение с двумя случаями обнаруженного заноса сифилиса из города, дают большое основание сказать, что питомничество и отхожие промыслы, весьма вероятно, служат одною из основных причин заражения сифилисом населения обоих селений, из которых Н.-Животинное, как занимающееся питомническим промыслом издавна и в значительной степени резче поражено сифилисом, чем Моховатка. Вероятность такого предположения увеличивается ещё и тем, что оно не раз находило себе место в работах других исследователей по другим районам. Таково например, хотя бы повышение процента сифилитиков в районах питомнического промысла по данным санитарной статистки Московской губернии и др.

Приват-доцент П.П. Грацианский в своём докладе Съезду по обсуждению мер против сифилиса в России вторым положением в своих выводах говорит следующее: «Воспитательные дома, приюты для кормилиц, приюты для призрения младенцев и тому подобные учреждения, при существующих в оных порядках вскармливания приносимых туда младенцев грудью наёмных кормилиц всегда были и будут источниками распространения сифилиса»...[13]

Оканчивая характеристику заболеваемости населения я лишь вкратце приведу данные обнаруженной заболеваемости школьников в Н.-Животинном. Большого интереса они не представляют, являясь характеристикой очень небольшой группы местного населения. Несколько детей, обучающихся в новоживотинской школе и не принадлежащих собственно к жителям села, не представили какого-либо заболевания, которое могло бы иметь значение в смысле заражения для товарищей по школе. Последний осмотр школьников был произведён мною 29 января 1901 года.

Из 33 человек только 5 человек оказались здоровыми, т.е. 15,1%, остальные 28 человек зарегистрированы больными, при чём у них отмечено 39 болезненных форм.

[Таблица 30]

[Заболеваемость школьников]

Заболевания Всего В % отношении
Костоеда зубов[X] 12 случаев 30,8% всех
Неправильное положение плеч 9 23,1 54,1
Искривление позвоночника 2 5,2
Малокровие[XI] 6 15,4
Головная боль 4 10,4
Порок сердца 1 2,5
Хронический катар кишок 1 2,5
Хроническая болотная лихорадка 1 2,5
Хронический блефарит 1 2,5
Косоглазие 1 2,5
Jchtyosis[XII] 1 2,5
Всего 39 100

Чаще всего встречалась у школьников костоеда зубов, которой страдает почти третья часть их. Затем идут так называемые школьные заболевания — неправильное положение плеч и искривления позвоночника, малокровие, головные боли. Эти заболевания составляют больше половины всех случаев — 54,1%. Остальные болезни встретились как единичные.

Обеспеченность медицинской врачебной помощи населению в данном районе, при расстоянии в 5 вёрст от Гнездиловской межуездной амбулатории и больницы[XIII] (за рекой Доном) и 12-ивёрстном расстоянии до Рамонской лечебницы, должна быть сочтена удовлетворительной в настоящее время, в смысле близости этой помощи и возможности получить её во всякое время. Лишь около месяца в году, во время весеннего половодья, Н.-Животинное и Моховатка являются отрезанными от своей участковой Гнездиловской амбулатории, но и в это время сообщение на лодках почти не прекращается, да кроме того, в экстренных случаях жители всегда могут найти помощь в Рамони. Лечебная сторона медицинской организации может считаться, поэтому, почти достаточной, и только можно отметить отсутствие в Гнездиловской больнице отделения для сифилитиков, которые могут пользоваться сифилитическим бараком только в Рамонской лечебнице, где, в силу большого наплыва больных сифилисом из громадного района действия лечебницы, сплошь и рядом не имеется свободных кроватей. Устройство сифилитического отделения в Гнездиловском участке является назревшей потребностью, между прочим, и для Н.-Животинного, не говоря о прочих сёлах участка. Помимо лечебной медицины, за последние три года в Н.-Животинном предприняты попытки и санитарно-общественных мероприятий. На первом месте здесь должно поставить организацию яслей-приютов, устраиваемых каждое лето на рабочую пору с 1899 года.

Организованные мною по предложению Воронежского отдела Русского Общества охранения народного здравия[14] в 1899 году ясли в Н.-Животинном нашли себе, по-видимому, благоприятную почву. В первое же лето ясли, помещавшиеся к школьном здании, привлекли к себе значительное количество детей — 167 человек, проведших в них 3 114 дней. Принимались дети и грудные, которых было 13 чел. (до 1 года). В среднем, каждый день обедало в яслях 73 чел.: minimum — 44 и maximum — 113. На долю детей Н.-Животинного приходилось 2 714 дней, а Моховатки всего 370 дней. Расстояние в 0,5 версты лишает Моховатских детей возможности пользоваться яслями. В среднем каждый ребёнок провёл в яслях 21,1 день. Результаты деятельности яслей выразились в значительном количестве [проценте] выздоровления детей, бывших больными. Общее питание детей улучшалась весьма значительно, и каждый ребёнок за время пребывания в яслях прибавился [в весе] в среднем на 2 фунта; наблюдались огромные прибавки в весе до 13,5 фунтов.[XIV]

Продовольствие каждого ребёнка обошлось [в] 7 коп. в день. Между прочим за время устройства яслей в июне и июле в Н.-Животинном умер один только грудной ребёнок, тогда как в среднем за предыдущее десятилетие за июнь и июль в Животинном умирало 5,1 чел. детей до 1 года и 1,2 чел. детей до 5 лет. В 1900 г. ясли прошли в общем почти так же. Всего было 149 чел. детей (моховатские совсем почти перестали ходить), которые провели в яслях 3 066 дней, на каждого ребёнка 20,6 дня. Грудных детей было 14 чел. до 1 года. Наиболее важным изменением в яслях за этот год была организация в них, под надзором особой заведующей, отделения для детей сифилитиков на средства Воронежского отделения Общества борьбы с заразными болезнями. Было отделено 10 чел. детей, из которых двое страдали заразными формами сифилиса. Как и в предыдущем году, дети поздоровели и прибавились в весе, в среднем на 33/4 фунта. Наибольшую процентную прибыль в весе дали группы детей от 9 месяцев до 1 года и от 1 года до 2-х лет.

Летняя смертность грудных детей до 1 года осталась, как и в предыдущем году, значительно меньше средней прошлого десятилетия: также умер 1 ребёнок. В 1901 г. ясли в Н.-Животинном прошли обычно. Так же было устроено отделение для сифилитиков, и те же ободряющие результаты дало взвешивание детей. Так повторялось из года в год.

Отношение к яслям населения перешло из недоверчивого и выжидательного к спокойному. Боязнь «побора», и слухи о нём, ходившие вначале, исчезли окончательно. Однако, до понимания населением цели и значения яслей ещё далеко. В яслях больше всего видят возможность хорошо покормить ребёнка, почему иногда дети приводятся только к обеду. Грудных детей носят не очень аккуратно и не все матери. На уговоры носить детей почаще, на указание большой опасности летней поры для самых маленьких, большую смертность их в это время — слышатся и до сих пор иронические ответы матерей: «Вот ещё, что выдумали! Да если бы дети не мёрли, что бы с ними и делать, и так самим есть нечего, скоро и избы новой негде будет поставить!» Этот, беспощадный вывод житейского реализма, указывал я в своём Отчёте за 1900 г., это суровое умозаключение полуголодной крестьянки могло иметь место только в некультурной среде безземельной деревни, очерствившей душу и озлобившей ум вечной погоней за куском хлеба. «Тут усиленная смертность детей не является нежелательным антисанитарным явлением, не признаётся за «народное бедствие», не требует борьбы. Смерть — желанная избавительница от лишнего рта для родителей, от бесконечной безысходной нужды для ребёнка»[15].

При некультурности нашего крестьянского населения трудно ждать от него правильной оценки санитарных мероприятий, но тем настойчивее они должны проводиться в жизнь, тем сильнее в них нужда. В частности, ясли могут служить весьма существенным подспорьем в борьбе с летней датской смертностью, уменьшая массовые заболевания грудных детей. Как велики эти заболевания в Н.-Животинном, было уже отмечено. Навстречу той же борьбе с датской смертностью идёт и попытка улучшить детское питание. По предложению Воронежского отдела Общества охранения народного здравия, с декабря 1900 г. организована в Н.-Животинном раздача молока детям до 3-х летнего возраста в тех семьях, где нет коров. Чисто благотворительная мера эта, получившая возможность осуществиться благодаря щедрому пожертвованию членов отдела С.Н. Коломенкина и А.Ф. Коломенкиной[XV], являлась в то же время мерой, имеющей огромное санитарное значение. Было указано выше, как недостаточно питания населения Н.-Животинного и как отражается это особенно на маленьких детях. В 1901 и 1902 гг. все бескоровные дворы Животинного получали на каждого ребёнка до 3-х лет три стакана молока в день.

Всех детей, которым выдавалось молоко, [насчитывалось] 22 человека, и ежедневный расход молока, приобретаемого в соседней экономии, был около 1 ведра. Снабжение молоком маленьких детей в течение круглого года, в семьях, лишённых молока, конечно, не могло не отразиться на здоровье детей и на их развитии. Как ни мала ежедневная порция, но всё же она даёт значительное количество питательных начал[16], весьма пополняющее недостаточное питание в семье.

В течение великого поста в новоживотинской школе на средства Воронежского уездного земства, так же как и в других школах уезда, был устроен для учеников горячий приварок. Несмотря на крайнюю скудость домашних продовольственных средств, родители учеников отнеслись к этому мероприятию с большим сочувствием, и каждый из учеников приносил в общую складчину немного продуктов — картофеля, хлеба, пшена. Часть пшена была пожертвована экономией. Улучшение питания школьников, позволяя иметь горячую пищу (многие школьники, возвращаясь домой после занятий, получают в семье лишь холодные остатки от обеда) в привычное время — среди занятий, должно, конечно, отразиться как на их здоровье, уничтоживши многие случаи малокровия, головных болей и пр., так и на успешности занятий, что отмечено многими учителями, в школах в которых были устроены горячие завтраки для учеников. Предпринятая систематическая организация Воронежским уездным земством горячих завтраков (приварков) повсеместно в уезде заслуживает поэтому не только полного внимания, но и всяческой поддержки со стороны учащего персонала, местных жителей, попечителей школ и родителей учеников.

Указанными мерами и ограничились санитарно-общественные предприятия в Н.-Животинном. Играя роль лучших помощников медицинской лечебной помощи, как средства предупреждающие появление заболеваний, они должны бы развиться в постоянную организацию, например, в местное санитарное попечительство, с тем, чтобы не погибнуть, как временные, случайные явления. Организация такого попечительства и является поэтому настоятельной, ближайшей санитарной потребностью исследуемого района[17].

Несмотря на значительное обеспечение населения врачебной помощью, несмотря на некоторые попытки профилактических мероприятий, — население обоих селений, как и почти всех селений Российской империи, имеет и свою собственную медицину, свой медицинский персонал и свои мероприятия. Там, где участковая медицина стоит недостаточно высоко, как, например, в организации акушерской помощи, или там, где она бессильна, например, в массе тяжёлых хронических заболеваний, — выступает на первый план собственная народная медицина и её представители. Чуть не каждая старая баба в Н.-Животинном и Мововатке — бабка-повитуха[18], оказывающая роженицам помощь, нисколько не задумываясь над собственным незнанием, и с крайней неохотой допускающая роженицу обратиться к врачебному персоналу. До какой последней степени оттягивают повитухи приглашение врача, может служить резким указанием один из несчастных случаев, имевший место в прошлом году в Моховатке. Приглашённый к роженице и немедленно выехав туда, я нашёл её уже мёртвою. Смерть произошла, по-видимому, от острой потери крови. У бабы была двойня. Одного из ребят собравшийся «консилиум» повитух решил вытащить насильно. Ребёнок не выжил после их манипуляций, а следом за ним быстро умерла и роженица, подплывшая кровью. Муж больной поехал за мной против воли бабок, уговаривавших его ещё повременить. Сообразно господству бабок родовспоможение обставлено необычайно примитивно, как и везде в русской деревне. Рожают бабы на лавке или па соломе на полу. Иные роженицы отправляются в баню. Роды в бане отмечены в 6 семьях Н.-Животинного и в 7 — Моховатки. Если припомнить курную баню-землянку Животинного, то можно себе представить, в каких условиях приходится рожать. В трудных случаях бабки мудрят и предпринимают целый ряд воздействий — рожениц пугают, долго водят по избе, подвешивают на полотенцах и встряхивают, спускают с печи вниз головой, ставят на колени и пр. Иногда бабки лезут руками в полость матки, пытаясь вытащить ребёнка. Смерть вышеупомянутой моховатской бабы является, по-видимому, следствием такого «оперативного воздействия». Применяются и безобидные средства — всякие «разрешительные» нашёптывания, которые, впрочем, совершаются лишь немногими знающими бабками; иногда идут к священнику и просят отворить в церкви царские врата и т.п.

Народная медицина в других областях, кроме акушерской, также распространена. Всё те же бабки, неизвестно как и откуда почерпывающие свои сведения, лечат травками и настоями, дают советы, пригрызают детям грызь, моют их с уголька, заговаривают «сибирку», рожу, зубную боль, отчитывают «порчу», правят вывихнутые и сломанные кости. Однако здесь уже сильно сказалось влияние и конкуренция научной медицины. Настоящие знахари и знахарки стали редкостью, вымирающим элементом. В Моховатке и Н.-Животинном нет ни одного такого лечителя, и приходится ездить к нему вёрст за 5 в деревню Медовку [Воронежского уезда]. Значение доморощенных врачевателей также весьма подорвано, и в амбулатории можно уже видеть сотни и тысячи случаев, не побывавших у бабок и знахарей, наряду с пациентами, подвергшимися их лечению. Это лечение большею частью имеет невинные формы всевозможных «пригрызаний», заговорённых ниток, умываний с уголька, но в иных случаях причиняет больному серьёзные расстройства, а то и непоправимый вред. Мне лично приходилось встречать случаи отравления сулемой после «декопа» (искажённое название декокта[XVI]), состоящего из раствора сулемы в водке[XVII], случай гангрены части бедра и бедренной кости после лубков, наложенных бабкой прямо на осложнённый перелом, случаи тяжёлого ожога острой водкой и т.д. Такие решительные «целители», однако всё же редки среди массы «бабушек», пригрызающих грызь...

В 1901 г. в Н.-Животинном жертвой странствующего лекаря умерла одна баба. Она была беременнa, странник ей сказал, что у неё застуженные крови и обещал ей «открыть ручьи» снадобьем. Ручьи крови, при начавшемся выкидыше действительно открылись, a вместе с ними развилось гнилостное заражение, и несчастная доверчивая пациентка, промучившись недели две, отдала Богу душу.

Самые частые пациенты деревенских бабок — это грудные дети. Вечно больные от неразумного ухода и вскармливания, вечно страдающие диспепсическими коликами и хроническими страданиями кишок, маленькие крикливые дети почти обязательно доставляются их матерями к бабкам для заговоров, умываний и пр. Если такое лечение и не приносит вреда, то всё же оно отдаляет рациональную помощь, мешает молодым матерям усваивать иные взгляды на вскармливание детей, на вред грязной соски и пр., что обыкновенно слышат такие матери в амбулатории. Прочно сложившиеся традиции, подкреплённые авторитетными наблюдениями самих бабок, наоборот, уверяют, что без соски ребёнку голодно, что кричит ребёнок от «грызи», а «грызь» можно только заговаривать и пр. и пр.


Примечания

1. Отдельные больные, кроме того, пользовались амбулаторией Красного Креста и глазной лечебницей Общества попечения о слепых в г. Воронеже.

2. О.А. Веселова служила в земстве в качестве фельдшерицы-акушерки.

3. Шингарев А.И. Заболеваемость населения Воронежской губернии 1898-1902 гг. [Воронеж, 1906.] Т. 1. Стр. 57.

4. Общегубернские данные за 1898-1902 гг. наоборот весьма близко подходят к ним. Здесь для весны имеется maximum − 26,9%, затем для зимы — 25%, для лета — 25,5% и для осени — 21,8%. См.: Шингарев А.И. L.c. [Заболеваемость населения Воронежской губернии 1898-1902 гг. ...] c. 89.

5. Заболеваемость [населения] Воронежской губернии в 1898 г., стр. таблиц 33. [Заболеваемость населения Воронежской губернии 1898-1902 гг. Воронеж, 1906. Т. 1]. Общая сумма [случаев] гастроэнтерита — 3 837, у грудных детей до 1 года — 1 288 случаев, т.е. 33,6%.

6. Успенский В.П. Некоторые данные о движении населения в Воронежском и Богучарском уездах с 1876 по 1895 г. в связи со смертностью от детских заразных болезней. Стр. 34. [Успенский В.П. Некоторые данные о движении населения в Воронежском и Богучарском уездах с 1876 г. по 1895 г. в связи со смертностью от детских заразных болезней: Доклад Совещанию врачей и председателей земских управ. Воронеж, 1900. С. 34]

7. Хижин П. Сифилис среди сельского населения 1896 г., стр. 62–74. [Хижин П.П. Сифилис среди сельского населения: По данным индивидуальной карточной регистрации, практикуемой Рамонскою лечебницею. Воронеж, 1896.]

8. [Хижин П.П.] Сифилис среди сельского населения Воронежской губернии в 1898 г. Доклад совещанию врачей Воронеж. губ. Труды VII совещания. Т. 2. Стр. 152. [// Труды VII губернского съезда земских врачей и председателей земских управ Воронежской губернии. Воронеж, 1900. Т. 2.]

9. По количеству заразных форм результаты осмотра не резко отличаются от данных доклада доктора Хижина за 1898 г. Количество же гуммозных форм несравненно больше. Их в материалах за 1898 г. по Н.-Животинному показано лишь 4 человека.

10. Диагноз подтвердился последовавшими вторичными явлениями сифилиса.

11. По поселенным данным за 1898 г. доктора Хижина, из 6 человек сифилитиков в заразном периоде 5 было женского пола.

12. В 12 семьях с отхожими промыслами, где обнаружен сифилис, работавшие в г. Воронеже члены семейств имели следующие профессии: 3 каменщика, 3 дворника, 3 сторожа в училищах и правительственном учреждении, 1 половой в трактире, 1 истопник, 1 чернорабочий, 1 кухарка, 1 лесной караульщик.

13. Грацианский П.П. Питомнический промысел и влияние его на распространение сифилиса среди городского и сельского населения [//] Труды высочайше разрешённого съезда по обсуждению мер против сифилиса в России. Т. 1. 1897. [Труды Съезда по обсуждению мер против сифилиса в России, бывшего при Медицинском департаменте с 15 по 22 января 1897 года под председательством дир. Мед. деп. Л.Ф. Рагозина. СПб., 1897. Т. 1.]

14. Средства на устройство яслей отделом получались от Воронежского уездного земства, Общества борьбы с заразными болезнями, частных пожертвований и пр.; см. отчеты о яслях во «Врачебно-санитарной хронике Воронежской губ.» [за] 1899-1905 гг. Ясли, приобретшие здесь характер детской столовой, с тех пор устраивались ежегодно, продолжают устраиваться и в настоящее время [т.е. с 1899 по 1907 гг.].

15. Деревенские летние ясли-приюты в Воронежской губернии летом 1900 г. Изд. Воронеж. губ. Земства, стр. 5. [Деревенские летние ясли-приюты Воронежской губернии летом 1900 года. Воронеж, 1901. С. 5]

16. В 500 гр. молока (три стакана), получаемых в день каждым ребенком, содержится: 16 гр. белка, 17,85 гр. жира, 23,3 гр. углеводов.

17. К сожалению, и до сих пор [1907 г.] попечительство в участке не организовано, выдача молока детям давно прекратилась, и устраиваются лишь ежегодно на рабочую пору ясли.

18. На население в 600 душ в Н.-Животинном насчитывается 11 бабок-повитух.


Примечания редактора

I. То есть в центральном селе данной волости.

II. Участковым врачом здесь до 1903 г. был Шингарёв.

III. Данные списки и карты Шингарёв вёл фактически по собственной инициативе, а также активно участвовал в их разработке. См. например: Шингарёв А.И. Посемейно-поселенные записи амбулаторных больных // Врачебно-санитарная хроника Воронежской губернии. 1901. № 2. С. 65-71.

IV. То есть малярия.

V. То есть гастроэнтерит.

VI. То есть грипп.

VII. То есть парафимоз.

VIII. В журнале «Врачебно-санитарная хроника Воронежской губернии» существовал специальный раздел для повременной статистике эпидемических заболеваний, в работе над которым нередко участвовал и Шингарёв.

IX. То есть эпидемический паротит (в просторечии «свинка»).

X. То есть кариес.

XI. То есть анемия.

XII. То есть ихтиоз — заболевание кожи.

XIII. Именно там в 1899–1903 гг. и работал Шингарёв.

XIV. Крестьянские дети именно этих возрастов в 1917-18 гг. послужили послушным орудием ареста и убийства Шингарёва как «врага народа».

XV. Коломенкины Сергей Николаевич и Александра Фёдоровна, семья активных благотворителей Воронежа, обращавшая особое внимание на проблемы детского труда, лечения и обучения.

XVI. Декокт — устаревшее название лекарственного отвара, от лат. decoctum.

XVII. Сулема — хлорид ртути, сильный яд, используется для дезинфекции.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
«Валерий Легасов: Высвечено Чернобылем. История Чернобыльской катастрофы в записях академика Легасова и современной интерпретации» (М.: АСТ, 2020)
Александр Воронский
«За живой и мёртвой водой»
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?