Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава V. Движение населения. Состав его. Брачность.
Рождаемость и смертность

1. Движение и состав населения. По официальным данным переписи 1897 г.[1], в Н.-Животинном значится 96 дворов с населением 281 чел. мужского пола и 359 чел. женского, в Моховатке — 165 чел. мужчин и 234 чел. женщин на 65 дворов. С цифрами переписи, произведённой при настоящем исследовании, данные эти разнятся в некоторых пунктах. Несколько дворов Н.-Животинного, не принадлежащих собственно к крестьянам, живущих при экономии, нами не были включены в общую группу, а потому в Н.-Животинном у нас значится 92 крестьянских двора (вместо 96 дворов переписи 1897 г.) с населением 307 чел. мужчин и 324 женщины, а всего 631 чел. В Моховатке вместо 65 дворов 1897 г., наша перепись дала 70 дворов, мужчин 246 и 274 женщины, а всего 520 чел. жителей. В 1897 г. цифра мужского населения по Моховатке почему-то поразительно мала — по-видимому много живущих на стороне членов семьи не попали в перепись, по крайней мере такая цифра мужского населения в Моховатке была ещё по X ревизии [податного населения] 1858 г. Кроме переписи 1897 г. и нашей (1901 г.) есть данные о населении обоих селений по X ревизии и по земской переписи 1884 г.[2] По всем этим данным население в исследуемой местности представлялось по годам в таком виде:

[Таблица 31]

Год Н.-Животинное Моховтка Всего
муж. жен. муж. жен.
По Х ревизии в 1858 г. 227 252 167 182 828
По земской переписи в 1884 г. 249 267 198 206 920
По всеобщей переписи 1897 г. 281 359 165 234 1039
По данным настоящего иссл. 1901 г. 307 324 246 274 1151

Все данные являются более или мене согласными, постепенно увеличиваясь. Только цифра мужского населения Моховатки в 1897 г. несомненно ошибочна. Вообще перепись 1897 г. наименее сравнима [с другими] по своим особенностям. По остальным трём переписям оказываются болee сравнимые данные. Перепись 1884 г. была произведена в наиболее однородных условиях с нашей, десятая ревизия давала цифры всех крестьян, приписанных к данному селению, а отхожие промыслы в то время в данном районе тогда не существовали. Со времени освобождения крестьян в Н.-Животинном и Моховатке не было каких-либо крупных выселений или прихода со стороны. Только из Моховатки ушло 4–5 семей в Ставропольскую губернию, да из Животинного разбрелись 2 семьи. Более точных данных об ушедших собрать не удалось. Кроме того 2 человека из Н.-Животинного находятся в безвестной отлучке — «ушёл на Амур пахать новые места, да и пропал».

По отдельным дворам население распределяется не равномерно.

[Таблица 32]

Живущих в одном дворе 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 22 Всего
Число дворов 1 7 13 12 24 20 20 15 21 60 7 7 5 1 2 1 1 162
Всего живущих 1 14 39 48 120 120 140 120 189 60 77 84 65 14 30 16 22 1158
В т. ч. посторонних 1 1 1 3 2 7

Наибольшее число дворов имеет по 5 чел. живущих, а наибольшее число жителей приходится на дворы с 9 чел. обитателей. Большие семьи, свыше 12 чел., не часты — их всего 10, т.е. 6,1% всех, но есть одна семья в 22 чел. Семей маленьких, с 2 и 3 членами, вдвое больше, чем крупных — их 20, т.е. 12,3% всех; в среднем на каждый двор приходится в Н.-Животинном 6,8, чел., в Моховатке — 7,4, впрочем, если счесть только наличное население, без уходящих на сторону, то тогда придётся в Н.-Животинном на 1 двор 6,2, в Моховатке 7 [чел.] живущих дома. Средняя семья Н.-Животинного и Моховатки довольно близко подходить к данным всей Воронежской губ. и соседних уездов, например, Землянского, Задонского, близко стоит и со средними цифрами по 50 губ. России, но значительно отличается от многих её губерний в ту и другую сторону. Для полноты сравнения привожу ряд параллельных цифр, между прочим и для Западной Европы[3].

В Н.-Животинном живут немного просторнее, чем в Моховатке, но, в общем, несколько теснее средне-русской семьи, теснее чем в Землянском и Задонском уездах Воронежской губернии и т.д.

[Таблица 33]

Страна Число лиц в семье
Во Франции 3,6
В Швейцарии 4,5
В Ирландии 5,2
Средняя по 50 губ. России 6,6
Курляндская губ. 13
Астраханская губ. 12,2
С.-Петербургская губ. 10,4
Московская губ. 8,4
Псковская губ. 5,4
Смоленская губ. 5,4
Тверская губ. 4,7
Землянский и Задонский уезды Воронежской губ. 6,7
Село Н.-Животинное 6,9
Деревня Моховатка 7,4
Село Столбище Казанского уезда Казанской губ.[4] 5,7

Величина семьи очень связана в исследуемых селениях с размером душевого надела земли, хотя и распределённого ещё по ревизским душам (т.е. по данным последней Х-й ревизии). При повышении душевого надела увеличивается и состав семьи. Выше уже были приведены такие данные:

[Таблица 33а]

Размер семьи
В Н.-Животинном В Моховатке
У безземельных 4,1 5
С наделом на 1 душу 5,6 5,5
на 2 души 7 7
на 3 души 8 11,8
на 4 души 9,3 12
на 5 душ 14

Рост величины семьи параллельно увеличению земельного надела идёт непрерывно в обоих селениях и в Моховатке резче, чем в Н.-Животинном.

Состав населения по полу представляется довольно обычным для русской деревни. Так приходится:

[Таблица 34]

В Н.-Животинном на 100 мужчин В Моховатке на 100 мужчин
Женщин… 105,6 111,4
По обоим селениям на 100 мужчин в среднем 108,1
То же по Воронежскому уезду 104,1
Среднее по центрально-земледельческой полосе России 105,5
Среднее для 50 губ. Европейской России[5] 103,1
По всей Европе 102,4[6]

В обоих селениях женщин больше, чем мужчин; это преобладание особенно значительно в Моховатке. Перевес женщин по средним данным обоих селений выше, чем во всём Воронежском уезде, выше, чем в средней полосе России. Значительное уменьшение перевеса женщин в Н.-Животинном сравнительно с Моховаткой стоит, может быть, в зависимости от экономической необеспеченности [жителей] Н.-Животинного[7]. Уменьшение [количества] женщин в Н.-Животинном шло постепенно. Так:

[Таблица 34а]

По Х-й ревизии в 1858 г. здесь было на 100 мужчин 111 женщин
По земской переписи 1884 г. на 100 мужчин 107,1 женщин
В 1901 г. по переписи на 100 мужчин 105,5 женщин

Впрочем, уменьшение [числа] женщин во всём населении не только России, но и Европы считается статистиками несомненным фактом[8], так что возможно и здесь допустить влияние этого общего явления. Рождаемость женского пола в Моховатке значительно выше, чем в Н.-Животинном, отчего и получается больший процент женщин в населении для Моховатки.

Что касается до распределения возрастного состава населения, то по нашим селениям оно представляется в таком виде. Возрастные группы мною взяты по образцу возрастных групп, принятых в распределении заболеваемости.

[См. Таблицу II в приложении]

Колебания по полам в возрастных группах в обоих селениях разнообразны и по малочисленности едва ли могут дать какие-либо правильные указания. Относительно вообще распределения по возрастам разница между селениями не очень значительна: в старческой группе замечается в Моховатке значительно больше лиц, чем в Н.-Животинном; также группа работников от 20–39 лет в Моховатке многочисленнее; больше в Моховатке же и детей от 5–9 лет. Наоборот, в Н.-Животинном больше детей 1–4 лет, больше подростков от 10–14 лет и от 15–19 лет.

Относительная численность возрастных групп обоих селений по сравнению с данными других местностей является довольно близкою к ним. К сожалению, по Воронежскому уезду и губернии параллельных сведений нет, приходится довольствоваться тем немногим, что имеется в моём распоряжении[9].

[Таблица 35]

Население по возрастам и полам в процентном отношении

Возрастные группы Православное нас. России по Бессеру в 1891 г. Нас. с. Столбищ Казанского у. и губ. в 1894 г. (Малеев) В 1901 г. Н.-Животинное В 1901 г. Моховатка
м. ж. м. ж. м. ж. м. ж.
0–5 16,28 16,15 17,82 14,59 20,84 16,97 16,27 19,34
5–10 12,34 12,06 11,41 10,16 9,45 12,37 19,8 13,48
10–15 10,49 10,52 8,82 10,82 8,98 6,78 4,47 6,19
15–20 9,74 9,69 9,34 9,01 9,03 13,27 8,94 9,92
20–30 29 29,16 28,36 31,30 28,99 26,23 33,33 27,73
30–40
40–50 16,36 16,95 15,90 16,86 17,6 18,52 16,66 17,1
50–60
Свыше 60 5,59 5,47 8,29 7,38 5,21 5,86 8,53 6,19

Глубокая закономерность в распределении населения по возрастным группам, по-видимому, так правильно проявляется даже в единичных селениях, что иногда даёт почти одни и те же величины для относительных цифр (%) отдельных групп. Таково совпадение отношений в старческой группе в Н.-Животинном с общероссийскими данными, то же самое в детской группе до 5 лет в Моховатке для мальчиков, и в Животинном — для девочек и т.д. Различные уклонения от средней [величины] всецело могут зависеть от временных, случайных причин, от небольшого количества населения, с которым приходится оперировать, но могут быть обусловлены и постоянными местными факторами в жизни населения.

Наиболее обращают на себя внимание три обстоятельства: первое — значительное уменьшение детской группы в возрасте от 10–15 лет мальчиков и девочек по обоим селениям, второе — также общее обоим селениям уменьшение [числа] женщин рабочего возраста от 20–40 лет и третье — указанное повышение [доли] старческой группы в Моховатке. Первое обстоятельство является, по-моему, следствием указанной бывшей в 1893 году обширной эпидемии дифтерита, захватившей много жертв в обоих селениях из детей, имевших тогда от 2–7 лет.

Уменьшение женщин рабочего возраста от 20–40 лет стоит, по-видимому, в зависимости вообще от тяжёлых житейских условий, которые особенно резко сказываются для женщин в период усиленного рождения и кормления детей. Уменьшение этой группы населения замечается и во многих других местностях и другими исследователями[10]. Один из них, И.В. Веретенников, констатировав подобное явление для соседних нашему району Землянского и Задонского уездов Воронежской губернии, даёт ему аналогичное объяснение. «Среди условий, окружающих женщину, как мать и как рабочую силу в крестьянской семье», — говорит он, — «следует искать тех неблагоприятных элементов для нормального развития этой части населения, которые приводят к большому падению численного состава женщин»[11]. Что касается избытка стариков в Моховатке, то едва ли теперь может быть объяснено удовлетворительно, зависит ли он от временных причин, или является постоянной особенностью этой деревни.

Быть может более благоприятные экономические условия сравнительно с Н.-Животинным дают возможность старикам в Моховатке существовать в большем количестве: заболеваемость их там, по крайней мере, меньше, чем в Животинном, как это было выше указано. Что касается бытовых влияний, которые особенно сказываются в старческой группе, то и здесь нельзя указать более или менее резких особенностей Моховатки. Правда, в отхожих промыслах в ней старики-мужчины участвуют более, чем в Н.-Животинном: лица этой категории живут в Воронеже, занимая более или менее хорошие места, с порядочным вознаграждением. В Животинном старики все дома и на сторону не ходят для заработков.

Возрастной состав населения имеет большое экономическое значение. На одно и то же количество работоспособных лиц зрелого возраста могут приходиться разные величины нерабочих групп детского возраста и полурабочих подростков и стариков. Пропорциональное распределение непроизводительных групп населения и групп производительных весьма важно, поэтому, в его характеристике. Для всей России, как общее правило, установлено большее количество детей и меньшее число взрослых и стариков, чем в Западной Европе. При повышенной рождаемости с одной стороны и повышенной же смертности, с другой поколения сменяются с большей быстротой и число детей всегда велико, наоборот, взрослых меньше, чем при ином порядке вещей. Это явление, характерное для сельского населения, экономически отсталого, живущего в более нездоровых условиях тяжёлой работы и недостаточного питания, имеет крупный демографический интерес, указывая сразу и на санитарное неблагополучие местности. Если население разделить на три группы: производительную в возрасте от 20–60 лет, полупроизводительную от 15–20 и от 60–70 лет и непроизводительную от 0–15 лет, то сообразно этому для Н.-Животинного и Моховатки получим следующие данные. Вместе с ними приведены параллельные цифры других местностей.

[Таблица 36]

Население по работоспособности

Группы возрастов Среднее по России Село Столбище Н.-Животинное Моховатка
Непроизводительные группы (0-15 лет, старше 70 лет) 40,68 (38,95+1,78) 39,5 (36,8+2,7) 40,06 (37,59+2,47) 39,01 (37,55+3,24)
Полупроизводительные группы (15–20 лет, 60–70 лет) 13,46 (9,73+3,73) 14,3 (9,1+5,1) 14,37 (11,20+3,17) 13,56 (9,43+4,12)
Производительные группы (20–60 лет) 45,86 46,2 45,57 47,43

Группировка по таким общим рубрикам даёт во всех приведённых случаях весьма близкие цифры с очень небольшими колебаниями. Так, на непроизводительную группу населения приходится около 40%, при чём в Н.-Животинном эта группа почти равна с данными всей Poccии, а по Моховатке она на 1,5% меньше, чем средне-русская. Группа полупроизводительная колеблется около 13,5–14%. В Н.-Животинном она выше средне-русских данных почти на 1%, а в Моховатке почти равна средне русской. Производительная группа даёт около 45–47% населения. В Животинном она весьма близка к общероссийским данным, а в Моховатке она выше этих данных на 1,5%. При сравнении обоих селений, таким образом, оказывается, что в Н.-Животинном рабочая группа населения меньше, а нерабочая больше, чем в Моховатке, почему рабочая группа и является боле обременённой непроизводительной частью населения. Так, в Н.-Животинном на одного работника приходится 0,81 лиц нерабочего возраста, а в Моховатке — 0,76. В общем же в обоих селениях, как и вообще в России, на долю рабочей группы приходится меньше половины всего населения.

Что касается до среднего возраста населения исследуемой местности, то вычисление его даёт следующие величины: для мужчин 25,5 года, для женщин 25,9 года.

Переходя собственно к движению населения, я остановлюсь вначале на общих данных всего прихода с. Н-Животинного; эти данные и заставили В.П. Успенского[12] выдвинуть приход как неблагополучный, из ряда других приходов Воронежской губернии. Общие цифры рождений, смертей и браков, по метрическим книгам церкви Н.-Животинного за последние 25 лет, представляются в следующем виде.

[Таблица 37]

В приводимой таблице отмечены крестом годы, в которые смертность превышает рождаемость. За 25-летний период времени оказывается таких годов 9 — 1878, 1880, 1886, 1890, 1892, 1893 и 1895 гг. По некоторым из них превышение смертности над рождаемостью невелико, в других же, наоборот, замечается громадный перевес умерших над родившимися: таков 1892 и особенно 1893 год, когда умерших, оказывается, было почти вдвое больше, чем родившихся. Уже этот беглый взгляд на таблицу открывает, таким образом, перспективы весьма незавидной характеристики движения населения, в которой больше чем в 1/3 годов смертность превалирует над рождаемостью. Общий итог рождений за 25 лет — 3 124, а смертей 3 005, т.е. меньше всего на 119 чел. Это и есть весь прирост населения за указанный период, — а в приходе более полутора тысяч душ обоего пола (по переписи 1897 г. — 1 580 чел.). Если принять, что вообще в России население удваивается в 70 лет[13], то для Животинского прихода этот срок должен быть неизмеримо больше, и если для всей России в период времени с 1876 г. — 1890 г. прирост населения на 1000 жителей был 13,4 — 13,7 — 15,1 чел. в год, [то] в нашем районе он еле достигает 3‰. Такое резкое падение прироста населения уже указывает на глубокое санитарное неблагополучие местности.

Для подробного анализа мною взяты цифры лишь за последние 10 лет, отчасти потому, что последнее десятилетие было особенно неблагополучным для населения, а главным образом потому, что только за этот период времени можно было распределить родившихся и умерших по семьям в Н.-Животинном и Моховатке. Очень много помогавший такому распределению метрических данных местный священник о. Николай (Скрябин) мог давать указания только за время своего служения в приходе, т.е. с 1891 г.

Распределением умерших по отдельным семьям мне хотелось ближе подойти к выяснению причин усиленной смертности, разобрать наблюдаемое явление в его, так сказать, первоисточнике.

Как было уже указано в начале, в приходе церкви с. Н.-Животинного разработаны метрические данные только по селу Н.-Животинному и деревне Моховатке, данные по Ольховатке, Кулешовке, а равно и по экономии выделены, поэтому, из общих цифр рождаемости, брачности и смертности. Отделены, конечно, и все случаи крещения и погребения лиц из других соседних приходов или [лиц,] бывших в данном селе случайно.

2. Рождаемость по исследуемому приходу за период с 1891–1900 г. по отдельным селениям распределялась так:

[Таблица 38]

Рождения в приходе с. Н.-Животинного[14].

Годы Н.-Животинное Моховатка Экономия Ольховатка Кулешовка Лица из др. приходов Всего
1891 40 19 2 42 1 7 111
1892 29 25 4 31 1 2 92
1893 30 21 2 36 1 10 100
1894 30 31 3 41 2 11 118
1895 26 24 3 28 3 9 93
1896 29 29 2 47 4 4 115
1897 31 34 2 39 3 16 125
1898 44 36 1 44 4 8 137
1899 28 24 42 2 18 114
1900 35 30 2 30 4 8 109
Итого 322 273 21 380 25 93 1 114

На долю Н.-Животинного приходится 322 чел. родившихся, т.е. [по] 32 чел. в год, на Моховатку — 273 чел. или [по] 27,3 в среднем в год.

В Н.-Животинном всего было 318 родов, из которых 6 двойнями, т.е. на 100 нормальных родов приходится 1,88 двоен; в Моховатке было 266 родов и в них 7 двойнями, т.е. на 100 родов двоен 2,63. Такое количество многоплодных родов по сравнению с другими местностями является весьма повышенным.

[Таблица 38а]

Многоплодные роды

Местность Время наблюдений На 100 родов приходится двоен
Моховатка 1891-1900 2,63
Н.-Животинное 1891-1900 1,81
Землянский и Задонский уезды Воронеж. губ. 1886 1,56
Европейская Россия 1885-1887 1,32
Пруссия 1874-1888 1,22
Австрия 1874-1883 1,17
Франция 1874-1881 0,98

Табличка укалывает, что нигде в обширных районах не наблюдается такого обилия многоплодных родов, как в исследуемых селениях. К данным по Н.-Животинному довольно близко подходят цифры по соседним Землянскому и Задонскому уездам, что же касается до Моховатки, то в ней процент многоплодных родов, можно сказать, необычайно высок. Принято думать, что повышение многоплодных родов вообще стоит в зависимости от повышенной рождаемости, и там, где рождаемость высока, как, например, в России, — количество многоплодных родов выше. В небольших же социальных единицах, в тесно замкнутом, так сказать, кругу нескольких семейств, каковыми в сущности являются наши оба селения, увеличенная сравнительно с ближайшими местностями частота многоплодных родов может быть, по-моему, просто результатом наследственной особенности жителей, ибо, как известно, наклонность к многоплодью часто передаётся по наследству. По крайней мере, рождаемость в обоих селениях, хотя и повышена вообще, довольно близка к данным соседних уездов. Так в Н.-Животинном средняя рождаемость[15] на 100 чел. населения равна 5,37 в год, в Моховатке — 5,72 в год. Сравнение этих цифр по другим местностям представлено в следующей табличке:

[Таблица 39]

Высота [Уровень] рождаемости

Местность Время наблюдений Родившихся на 100 чел. населения за 1 год
Н.-Животинное 1891-1900 5,37
Моховатка 1891-1900 5,72
Воронежский уезд 1876-1895 5,84
Землянский и Задонский уезды Воронеж. губ. 1886-? 5,75
Воронежская губерния 1888-1897 5,56
Европейская Россия 1891-1894 4,66
Германия 1891-1894 3,68
Франция 1891-1894 2,25

Оба селения по рождаемости стоят, как оказывается, немного ниже Воронежского уезда и соседних с ним Землянского и Задонского уездов Воронежской губернии. Меньше всего, по сравнению с этими районами, рождаемость по Н.-Животинному, в Моховатке она близко подходит к ним, превышая рождаемость в Животинном на 0,35%. Средняя рождаемость по Воронежской губернии лежит между данными того и другого селения. Сравнительно же с цифрами Европейской России, оба селения имеют повышенную рождаемость, не говоря уже о Западно-Европейских странах, где рождаемость меньше в 1,5–2 раза.

Собственно плодовитость женщин, т.е. среднее количество рождений на 100 женщин возраста 15–50 лет, обычно всегда следует за общей рождаемостью, повышаясь там же, где высока и рождаемость. В наших местностях плодовитость женщин, к сожалению, не вычислена мною точно[16]: приблизительно она равняется 21,0 рождений на 100 женщин. Данные Землянского–Задонского уездов Воронеж. губ. дают (1886 г.) 24,4, а Европейской России (1891–1894 гг.) — 19. В 1900 г. плодовитость для Животинного выразилась цифрой 22,13, для Моховатки — 22,06.

Рождаемость по полам [новорождённых] совсем необычна в исследуемых селениях: она даёт значительный перевес мальчиков над девочками для Н.-Животинного и, наоборот, перевес девочек в Моховатке.

[Таблица 40]

Рождаемость по полам

Селения Общее число родившихся за 10 лет Всего детей % мальчиков Мальчиков на 100 девочек
мальчики девочки
Н.-Животинное 173 149 322 54 117
Моховатка 128 145 273 46,9 88,2
Всего 301 294 595 50,7 103

Избыток рождающихся мальчиков над девочками принадлежит к одним из самых постоянных демографических явлений во всех странах, где применялась точная статистика. Мало того, даже самый размер этого избытка колеблется и по времени, и по пространству в весьма тесных пределах около 5 чел. мальчиков на 100 девочек, редко опускаясь ниже 3 и поднимаясь выше 7.

Для России этот избыток равен 6, для соседних с нашими селениями Землянского и Задонского уездов — 5,8. Почему в исследуемой местности наблюдаются такие резкие уклонения от этих постоянных отношений и уклонения диаметрально противоположные для каждого из обоих селений — сказать весьма трудно. Остаётся совершенно непонятным [тот] факт, почему в Н.-Животинном так необычно велик перевес мальчиков, с другой стороны ещё более удивителен резкий перевес рождающихся девочек в Moxoватке. Точно какая-то случайность изменила здесь самое устойчивое [со]отношение во всех [статистических] данных движения населения. Объяснение становится ещё более затруднительным оттого, что вообще перевес рождений мальчиков, — явление статистически давно изученное и установленное, до сих пор совершенно мало объяснимо. Указывают на некоторые факторы, как, например, возраст родителей, особенно матери, степень зажиточности, жизнь городскую или деревенскую, крупные общественные события, войны и пр., влияющие на [со]отношение рождающихся мальчиков к девочкам, но все эти факторы[17] далеко не объясняют явления целиком, во-первых, а во-вторых, и не вызывают очень резких колебаний постоянного отношения. Например, нельзя же объяснить большее количество рождающихся девочек в Моховатке большею зажиточностью населения. Если бы это и сказалось на распределении рождаемости по полам, то уже никак не разницею в 29 на 100[I]. Правда, абсолютные цифры невелики, а потому и трудно на их основании делать какие-либо заключения. Может быть и здесь влияет семейная наследственность.

Распределение рождаемости по временам года, имеющее такое значение в смысле группировки детей раннего возраста к лету[II], влияющее на жизнеспособность новорождённых[18], стоит в несомненной зависимости от бытовых условий жизни населения, отхожих промыслов и проч., изменяющих распределение зачатий. В наших селениях maximum рождений падает на осень, a minimum — на весну.

[Таблица 40а]

Н.-Животинное Моховатка
Зимой 20,5% рождений 21,6%
Весной 18,9% 18,4%
Летом 30,1% 27,1%
Осенью 30,5% 32,9%

В частности, по месяцам рождения (т.е. и зачатия) распределялись таким образом:

[Таблица 40б]

Рождаемость по месяцам

Исследуемые селения Месяцы рождений
янв. февр. март апр. май июнь июль авг. сент. окт. нояб. дек.
Месяцы зачатий
апр. май июнь июль авг. сент. окт. нояб. дек. янв. февр. март
Н.-Животинное 29 16 20 17 24 29 26 42 37 28 33 21
Моховатка 19 25 14 14 22 25 25 28 29 33 28 15

Для Н.-Жнвотинного maximum зачатий падает на ноябрь (рождений — на август), что совпадает с временем возвращения домой к престольному празднику всех уходящих на заработки. На это же время приходятся почти исключительно и браки. Оба эти условия и дают повышение числа зачатий в ноябре.

В Моховатке не наблюдается такой правильности, и maximum зачатий падает на январь, хотя вообще ноябрь, декабрь и январь дают повышенное число зачатий.

Минимальное количество зачатий падает в Н.-Животинном на май, июнь, июль (каменщики села уходят в конце апреля), а в Моховатке на июнь и июль. Словом, в общих чертах, в обоих селениях наибольшее количество зачатий падает на конец осени и зиму (рождения — на конец лета и начало осени), а наименьшее — на лето (рождения весной). Это распределение зачатий, вообще свойственное русскому земледельческому населению, наблюдается и в тех местностях, где к земледелию присоединяется весенний и летний отходы промышленников на сторону. В соседних местностях, Землянском и Задонском уездах Воронежской губернии, maximum зачатий падает на октябрь и ноябрь, вообще в 50 губерниях Европейской России — тоже на октябрь и ноябрь[19]. В Старицком yезде Тверской губернии[20] с развитым весенним и летним отходом (каменщики, плотники и пр.) maximum зачатий [регистрируется] в ноябре и т.д.

Такое распределение зачатий и рождений вообще считается довольно благоприятным для населения. Так, полагают, что здесь можно отметить несколько важных последствий. Во-первых, зачатия происходят в период отдыха населения от летних работ, в период наибольшего материального довольства, когда ещё много собранного хлеба. Это, конечно, должно сказываться на физическом состоянии родителей в момент зачатия, т.е. и на здоровье будущих детей. Во-вторых, к наиболее опасному для детей периоду года — летним жарам в июне и июле — дети будут большею частью в возрасте 6–12 мес., т.е. уже более стойкими, менее предрасположенными к острым губительным гастроэнтеритам летнего времени, чем дети от 0–6 мес. В третьих, роды происходят после рабочего времени и т.д. Впрочем, эти благоприятные условия в нашей местности должны быть весьма ослаблены общими экономическими условиями, если совсем не сведены ими к нулю. Смертность грудных детей летом здесь очень высока и, вообще, детская смертность повышена, как увидим ниже.

Что касается до изменения рождаемости по годам, т.е. распределения рождений по большему периоду времени, то в обоих селениях колебания оказываются довольно значительными в пределах от 3,98 до 7,27 в год на 100 чел. населения. Эти данные, вычисленные к населению каждого года, имеют следующий вид:

[Таблица 40в]

Рождаемость по годам

Годы На 100 чел. населения приходится родившихся
В Н.-Животинном В Моховатке
1891 6,32 3,98
1892 4,56 4,79
1893 5,16 4,85
1894 5,17 6,85
1895 4,55 5,29
1896 4,97 6,44
1897 5,36 7,07
1898 7,27 7,20
1899 4,56 4,28
1900 5,54 5,77
Среднее за 10 лет 5,37 5,72

Сказать определённо, почему в иные годы рождаемость сильно повышается, а в другие падает; почему эти колебания в двух соседних, наблюдаемых нами селениях, не совпадают по многим годам — решительно нельзя. Если принять влияние общих условий — неурожаев, дороговизны хлеба и пр., то ведь они должны быть, казалось бы, общими для обоих селений. Сопоставление рождаемости по годам со смертностью детей до 1 года, которая могла бы, например, влиять на рождаемость, делая матерей, потерявших ребёнка, более способными к новому зачатию, не даёт определённых указаний и после годов с высокой смертностью грудных детей, например, 1892-го, приходится minimum рождаемости в следующий 1893 год; а, например, при очень низкой смертности грудных детей в 1898 г., в 1899 году получилась низкая рождаемость. Впрочем, абсолютные цифры малы для точных выводов. Что же касается до урожайности годов, которая может влиять на количество рождений, то за неимением определённых данных для наших селений в этом отношении — я не могу сказать ничего положительного. Отмечу лишь два года, особенно выдающееся в этом отношении — 1892 год следовал после 1891 года, резко неурожайного в данном районе — и в обоих селениях получилось заметное падение рождаемости[21]. Наоборот, 1898 год был годом большого урожая, после недорода 1897 года — и в обоих селениях рождаемость достигла своего maximum’а. Есть ли это указание на зависимость рождаемости от урожайности года, или тут играют роль какие-либо иные причины — остаётся мне неизвестным.

Распределение по годам брачности также может отчасти влиять на рождаемость другого года (почти все браки в конце года), но и здесь соответствия в наших данных весьма мало: годы, отмеченные высоким количеством браков, не вызывали заметного повышения рождаемости следующего года, и наоборот. Словом, изменение рождаемости по годам не может быть связано в данной местности ни с каким определённым фактором, её причины остаются неизвестными, да и сами абсолютные цифры малы для выводов.

Среди общего числа рождений, за [последнее] десятилетие незаконных рождений весьма немного. В Н.-Животинном на 318 родов было 2 незаконных, т.е. 0,63%, а в Моховатке на 266 родов 1 незаконные, т.е. 0,37%. Небольшое количество незаконных рождений в обоих селениях не очень резко отличается от соседних Землянского и Задонского уездов, где количество внебрачных рождений было 0,54%. Параллельные данные, вообще, представляются в следующем виде.

[Таблица 40г]

Местность Кол-во внебрачных рождений на 100 рождений
Европейская Россия на 1894 г. 2,68
То же в сельском населении на 1894 г. 1,84
Землянский и Задонский уезд Воронежской губ. (в сёлах) на 1886 г. 0,54
Н.-Животинное на 1891-1901 гг. 0,63
Моховатка 0,37
г. Воронеж 17,9

Сравнительно с данными по всей России (для сельского населения) процент внебрачных рождений в Н.-Животинном и Моховатке значительно ниже. Возможно, впрочем, что некоторые случаи таких родов из обоих селений были и в г. Воронеже, где в акушерском отделении губернской больницы, соседней с земским приютом для питомцев, всегда можно найти себе должную помощь и уход, а затем сбыть и ребёнка в приют (конечно, не непосредственно отдавши его туда). С приютом же животинцы знакомы хорошо, потому что берут оттуда питомцев, многие бабы живали там и в кормилицах[22]. Впрочем, большое повышение процента внебрачных рождений едва ли можно допустить, потому что женские отхожие промыслы весьма мало развиты в обоих селениях, a все случаи незаконных родов в Н.-Животинном и Моховатке относятся к лицам, жившим в г. Воронеже в качестве прислуги. Резкое же повышение незаконных рождений в городах сравнительно с селениями наблюдается, конечно, и в г. Воронеже, как показывает табличка.

3. Смертность в исследуемой местности по отдельным селениям прихода была распределена в течение десятилетия таким образом:

[Таблица 41]

Смертность крестьянского населения отделена от смертности взятых из земского приюта питомцев. Как видно из таблицы, для Н.-Животинного эта последняя составляет 1/7 всех смертных случаев; в Моховатке их немного, причём один ребёнок [был] взят на воспитание не из приюта. Общее распределение смертности в приходе, а равно и в двух исследуемых селениях, по годам происходит весьма неравномерно, и смертность в иные неблагополучные годы раза в три превышает смертность годов, благоприятных для населения.

Такие резкие колебания смертности весьма затрудняют, конечно, выведение средней смертности особенно потому, что общее число случаев по каждому из селений весьма невелико, и необходимая поправка на среднюю могущую быть погрешность довольно значительна[23], почему данное деление [и] может дать выводы, отличающиеся от большого периода времени. Это необходимо не упускать из вида при анализе дальнейших данных по смертности. Заключения, на них построенные, могут быть приняты лишь как вероятные, но никак не точно определённые. Впрочем, сведения и за большой период времени по Животинскому приходу, как, например, вышеприведённый за 25 лет, где цифра наблюдений свыше 3000 случаев, все же сохраняют общую тенденцию высокой смертности, дают года с убылью населения. Кроме того, хотя цифры данного десятилетия и могут быть сочтены для вывода общих средних [цифр] недостаточными, не определяющими, так сказать, закономерности явления на будущее время, но всё же для характеристики именно этого минувшего периода времени они вполне точны и могут быть приняты, как таковые. Общая средняя смертность, вычисленная к среднему населению, даёт за указанный период времени для Н.-Животинного 5,07 на 100 жителей, а для Моховатки — 4,74. Как велики эти цифры, указывают следующие данные[24].

[Таблица 41а]

Местность Время наблюдений Смертность на 100 чел. населения за 1 год
Н.-Животинное 1891-1900 5,07
Моховатка 4,74
Воронежский уезд 1876-1895 4,64
Землянский и Задонский уезды Воронеж. губ. 1886-? 3,72
Воронежская губерния 1882-1886 3,13
Россия 1891-1894 3,48
Германия 2,43
Франция 2,24
Англия 1,89

Не говоря уже про Западно-Европейские страны, где смертность в два-три раза ниже, но и средние цифры по всей России и Воронежской губернии ниже, чем в обоих наших селениях. Соседние Задонский и Землянский узды имеют тоже более благоприятные показатели смертности, чем Н.-Животинное и Моховатка. Даже высокая смертность Воронежского узда, занимающего в России одно из первых мест[25], уступает смертности в исследуемой местности. Она особенно высока в Н.-Животинном, превышая смертность Моховатки на 0,33%. Дальнейший анализ укажет, в чём лежит это различие [показателей] смертности соседних селений. Что касается изменений этой смертности по годам, то в отношениях на 100 чел. жителей они таковы, вычисленные к цифре населения каждого года.

[Таблица 41б]

Смертность по годам

Годы На 100 чел. населения приходится умерших
В Н.-Животинном В Моховатке
1891 3,16 2,35
1892 7,98 4,8
1893 10,84 15,7
1894 5,35 2,42
1895 5,57 3,47
1896 3,43 5,15
1897 6,23 3,95
1898 2,97 3,04
1899 2,93 4,38
1900 3 2,31
Среднее за 10 лет 5,07 4,74

Колебания процентных отношений весьма велики, и в Моховатке, например, доходят до 13% разницы!

Наиболее благополучными годами для населения были 1891 г., 1894 (только для Моховатки) и затем три последних года 1898, 1899 и 1900 гг. для Н.-Животинного, и для Моховатки 1895, 1897, 1898 и 1900 гг. Неблагополучными годами, в которых смертность превышала среднюю за десять лет, оказываются для Животинного 1892, 1898 и 1897 гг.; для Моховатки — 1893 и 1896 гг. Особенно выдаётся по своей необычайной смертности для обоих селений 1893 г., когда в Животинном умерло больше десяти процентов всего населения, а в Моховатке даже больше — 15%. Как увидим ниже — и как уже упоминалось в разборе заболеваемости населения — это была ужасная эпидемия дифтерита, выморившая во многих семьях всех детей поголовно. Этот же год был годом наивысшего развития в обоих селениях брюшного тифа и дизентерии. Повышению смертности в Н.-Животинном в 1897 г. соответствует, по врачебным данным, бывшая здесь эпидемия кори. Что касается до значительного подъёма смертности в Животинном в 1892 году, то врачебные данные показывают здесь лишь небольшую эпидемию брюшного тифа. Однако, врачебные данные о заразных болезнях за минувший период времени не отличаются полнотой до 1898 г., пока участковая врачебная амбулатория была далеко. Этот пробел отчасти могут восполнить метрические указания причин смертности[III]. Ценность их в отношении некоторых заразных болезней, особенно дифтерита, довольно прочно установлена в земско-медицинской литературе[26], и здесь не место, конечно, вдаваться в обсуждение этого вопроса. Простота диагноза, например, эпидемии оспы, скарлатины и кори, коклюша и дизентерии, заболевания которыми распознаются и самими крестьянами, дают и этим отметкам в метриках значительную степень вероятности. Да если бы и были смешения отдельных случаев скарлатины и дифтерита в наименовании «глоточные», кори и скарлатины и прочее, то это большой важности не имеет. Не обосновывая точных диагностических указаний о смертности, метрические выписи всё же могут дать ясную картину бывшей эпидемии, числа её жертв, их возраста и т.д. В результате можно сказать, что в данное время повышение смертности зависело от развития в населении эпидемических заболеваний. Сопоставленные же с врачебными указаниями, метрические отметки получают весьма высокую степень достоверности.

Сведения о смертности от заразных болезней в наших селениях по метрическим книгам имеют такой характер по годам последнего десятилетия.

[Таблица 41в]

Метрические данные совпадают с врачебными сведениями об эпидемиях в значительном числе годов для дифтерита, кори, коклюша и отчасти тифов (горячки). Они дополняют врачебные сведения, что было указано в [сведениях о] заболеваемости, данными об оспе в 1891 г., кори и скарлатине в 1895 г. и в 1896 г. — Повышение смертности в 1899 г. в Моховатке по метрикам приходится на коклюш, а в 1897 г. — для Животинного, кроме кори, тоже на коклюш и т.д.

Если присоединить к эпидемическим болезням и острые детские летние поносы, то по метрическим данным оказывается, что смертность от заразных болезней в иные годы составляет 70 и даже 80% обшей смертности населения. Так, в 1891 г., в 1893 и в 1897 гг. для Н.-Животинного она дала больше 70% общей смертности, а в Моховатке в 1893 г. даже 80%. В 1892 г., 1898 и 1900 гг. в Животинном была наименьшая смертность от заразных болезней. Для Моховатки благополучными в этом отношении годами были 1895, 1896 и 1900 годы. Всего смертных случаев от заразных болезней в Животинном за этот период было 174 случая, т.е. 48,9% всей смертности, а в Моховатке — 128 случаев, т.е. 54,8% общей смертности[27].

Те же цифры без детских поносов будут для Н.-Животинного 39,3%, для Моховатки — 47,2%. Эти цифры сравнительно весьма высоки. Так для двух уездов Воронежской губернии (по Успенскому) мы имели [следующие показатели смертности]:

[Таблица 41г]

Общая смертность к населению в % смертности от заразных болезней к общей смертности
Богучарский уезд 46,4 1876-1895 гг. 33,3
Воронежский уезд 46,3 17,8
Н.-Животинное 50,7 1891-1900 гг. 39,3
Моховатка 47,4 47,2

Оказывается, что по смертности от заразных болезней оба селения резко отличаются от данных всего Воронежского уезда, превышая их в два и почти в три раза, и ближе подходят к Богучарскому уезду, превалируя, однако, и над высокой смертностью от заразных болезней в этом уезде[28]. Таким образом, повышенная смертность от заразных болезней в наших селениях служит главным слагающим фактором в общей смертности, почему и является одною из основных причин изменения этой общей смертности по отдельным годам.

Что касается собственно участия в этой смертности отдельных эпидемических болезненных форм, то в наших селениях оно таково:

[Таблица 41д]

Смертность от заразных болезней в % к общей

Болезни Воронежский у. Богучарский у. Н.-Животинное Моховатка
1876-1895 гг. 1891-1900 гг.
Дифтерит 3,3 15,8 18,5 25,7
Скарлатина 4,3 8 2,8 6,8
Корь 6,2 3,7 8,4 5,1
Оспа 2,9 2,3 2 2,2
Коклюш 1 3,5 3,6 5,6
Тиф (горячки) ? ? 2,2 1,6
Дизентерия ? ? 1,1
Детские поносы ? ? 9,3 7,7

По сравнению со своим [Воронежским] уездом наши селения очень сильно отличаются по смертности от дифтерита: в них эта смертность превышает общеуездную в 6 и даже 8 раз. Смертность от дифтерита составляет почти 1/5 — ¼ смертности в обоих селениях, занимая в этом отношении первое место. На втором месте в них стоит смертность от детских поносов, третье и четвёртое занимают скарлатина и коклюш, на пятом месте стоит смертность от оспы, почти такая же, как и в обоих уездах Воронежской губернии. Последние места по смертности принадлежат тифу и дизентерии. Сравнительные данные, по которым оба селения ближе стоят к Богучарскому уезду, чем к Воронежскому (кроме смертности от кори), конечно имеют лишь относительное значение, хотя и захватывают довольно близкие периоды времени, в силу большого колебания в ходе и развитии эпидемических болезней, закономерность в течении которых ещё далеко не выяснена. Очень возможно, что в иные периоды, сравнительно небольшие, как, например, десятилетие, мы получили бы и для наших селений иные данные, иное распределение смертности от заразных болезней. Можно, поэтому, лишь с такой оговоркой принимать в расчёт параллельные цифры других местностей. За указанный период в обоих селениях смертность от заразных болезней была весьма высока, как это уже было указано. Насколько эта смертность по отдельным формам эпидемических болезней резко разнилась от данных обширной территории Европейской России указывают следующее ряды цифр, в которых эта смертность выражена отношением к 1000 чел. населения[29].

[Таблица 41е]

Особенно выделяется в обоих селениях смертность от дифтерита, которая выше почти в 10 раз данных Европейской России; но значительное повышение смертности наблюдается и для остальных болезненных форм, в силу чего общая смертность от заразных болезней в наших селениях в 4 раза выше, чем во всей Европейской России. Резкое повышение смертности от заразных болезней, обусловленное, как сказано, повышением её во всех главнейших группах, обязано главным образом дифтериту, который доминирует, так сказать, в этой смертности над всеми остальными формами. Так смертность от заразных болезней в процентном отношении распределялась между отдельными формами болезней таким образом:

[Таблица 42]

Дифтерит Скарлатина Корь Оспа Тиф (горячка) Детские поносы
Н.-Животинное 37,9 5,7 17,2 4 4,6 18,9
Моховатка 45,3 12,5 9,3 3,9 3,1 14,6

Дифтерит берёт себе львиную долю, и особенно она велика в Моховатке, где чуть не половина всех смертных случаев от заразных болезней приходится ставить ему в вину. Второе место и здесь занимают детские поносы, которые сильнее развиты в Н.-Животинном.

Смертность по полам имеет обычное распределение, наблюдаемое почти везде, т.е. мужская смертность превышает женскую. Так смертность обоих полов в исследуемых селениях представляется таким образом:

[Таблица 43]

% к общей смертности % смертности к населению Абсолютное число смертных случаев
муж. жен. муж. жен. муж. жен.
Н.-Животинное 51,3 48,7 53,4 48,2 156 148
Моховатка 52 48 52 42,2 118 108

Мужская смертность занимает бо́льшую долю в общей смертности Моховатки, чем в Н.-Животинном. Это объясняется тем, что женская смертность в Моховатке значительно ниже, чем в Животинном. Так, в то время как мужская смертность на 1000 чел. мужчин в населении даёт в том и в другом селении одинаковые почти величины, женская смертность в Моховатке (на 1000 чел. женщин в населении) ниже мужской на 6%. Если припомнить, что рождаемость в Моховатке совершенно необычно даёт перевес девочек над мальчиками, тогда станет понятным факт, отмеченный ранее, почему в составе населения Моховатки женщин значительно больше, чем мужчин. (В Н.-Животинном на 100 мужчин 106,5 женщин, в Моховатке на 100 мужчин 111,4 женщины). При весьма повышенной рождаемости именно для женского пола и при меньшей смертности женщин число их в населении конечно должно быть выше, чем в том случае, где рождаемость даёт нормальный перевес мальчиков, а смертность женщин не очень резко отличается от мужской.

Повышение женской смертности для Н.-Животинного вполне возможно поставить в связь с более плохим экономическим положением селения. Женщины, как более слабые, больше и гибнут. Интересно, конечно, проследить тот именно момент, тот возраст женской жизни, когда эта гибель сказывается особенно заметно. Перехожу поэтому прямо к распределению смертности по возрасту. К сожалению, дробность групп при относительно малом числе случаев в значительной степени лишает закономерности получаемые сочетания.

Для Моховатки самое резкое преобладание мужской смертности над женской замечается в раннем детском возрасте до 1 года, от 1 года до двух лет, от 10 до 14 лет и отчасти старше 60 лет. Женская смертность выше от 2–4 лет, от 5–9 лет и от 15–60 лет. В Н.-Животинном смертность мальчиков до 1 года даёт половину всей мужской смертности, тогда как для девочек только ¼ часть женской смертности. Благодаря такому чрезвычайно резкому преобладанию мужской смертности в этом возрасте, во всех остальных возрастах женская смертность превышает мужскую. Такое пропорциональное распределение смертности по полам в возрастных группах находится в известном соответствии со смертностью в каждой группе населения.

[Таблица 44]

Смертность по возрастам и полам

Возрасты Н.-Животинное Моховатка
Число смертных случаев Приходится на 100 чел. умерших Число смертных случаев Приходится на 100 чел. умерших
муж. жен. муж. жен. муж. жен. муж. жен.
0–1 78 37 50 25,5 46 37 39 34,3
1–2 10 14 6,4 9,4 16 13 13,5 12
2–4 25 26 16 17,5 16 19 13,5 17,6
5–9 7 21 4,5 14,1 10 11 8,5 10,2
10–14 1 6 0,6 3,9 5 3 4,3 2,8
15–60 16 21 10,3 14,1 11 13 9,3 12
свыше 60 19 23 12,2 15,5 4 12 11,9 11,1
Всего 156 148 100% 100% 118 108 100% 100%

Вычисление средней смертности в каждой группе в значительной степени затрудняется вычислением средней величины возрастной группы в населении. Мною была вычислена только средняя цифра [для] всего населения, которая приводится ниже. Отношение же смертности группы и её численности взято по имеющимся данным до начала 1901 года. Происходящие при этом ошибки не должны быть значительны. Резкие колебания в смертности возрастных групп при развитии эпидемии в 1893 г. в настоящее время успели значительно сгладить разницу [, имевшуюся] в численности групп в населении, благодаря нескольким благополучным последним годам. Можно ждать наибольшей ошибки при этом способе только в группе от 10–15 лет, которая, как мы видели, в населении уменьшена сравнительно с данными других местностей, что и является отражением бывшей эпидемии дифтерита в 1893 г. Приняв во внимание эту оговорку, можно получить для смертности каждой возрастной группы в населении следующие цифры[30].

[Таблица 44а]

Смертность по возрастам и полам на 1000 чел. населения

Селения 0–1 1–4 5–9 10–14 15–60 Свыше 60
м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж. м. ж.
Н.-Животинное 709 264,3 66 97,5 25,5 53,8 3,7 27,2 9,3 11,1 118,7 121
Моховатка 418,2 462,5 100,3 71,1 34,5 29,7 45,4 17,6 7,6 8,6 66,6 70,6

В Н.-Животинном и Моховатке смертность, как и обычно, оказывается очень велика в раннем детском возрасте до 1 года, при чём в Животинном мальчиков умирает значительно больше, чем девочек. Разница обратна в Моховатке. В следующем возрасте [возрастной группе] смертность уже много ниже, при чём в Животинном она выше для девочек, а в Моховатке — для мальчиков. И следующей возрастной группе 5–9 лет смертность ещё понижается, сохраняя в обоих селениях те же противоположные [со]отношения для полов. В возрасте от 10–14 лет в Животинном смертность мальчиков очень невелика, а смертность девочек во много раз больше, в Моховатке — обратные отношения, при чём смертность не ниже мальчиков по сравнению с предыдущей группой, а даже выше. Смертность в рабочем возрасте с 15–19 лет в обоих селениях даёт бо́льшие величины для женщин, при чём в Моховатке она вообще ниже, чем в Н.-Животинном. Смертность в старческой группе в Животинном значительно выше Моховатки, при чём в обоих селениях женщины в старческом возрасте умирают в большей пропорции. Не останавливаясь на этом более детально в виду больших колебаний в возрастных группах, можно отметить только, что большая смертность детей раннего возраста и стариков для Н.-Животинного вполне находится в соответствии как с данными заболеваемости, так и с предположением о влиянии плохих экономических условий на наиболее слабые элементы населения.

Для сравнения данных наших селений по смертности возрастных групп с другими местностями наиболее интересно взять две первые детские группы: до 1 года и от 1–5 лет, в которых смертность вместе взятая составляет больше половины всей смертности. Удобнее всего взять отношения умерших в этих группах к 1000 родившихся. Для всего прихода с. Н.-Животинного В.П. Успенский даёт цифру умерших до 1 года на 1000 родившихся в 445. В обоих наших селениях это отношение заметно меньше, но в Животинном оно выше средней по уезду. Вот параллельные данные:

[Таблица 44б]

Местности На 1000 родившихся умирает до 1 года На 1000 родившихся умирает до 5 лет
Европейская Россия 271 426
Воронежская губ. 1876-1895 280 ?
Воронежский уезд 324 505
Н.-Животинное 1891-1900 357,1 590,1
Моховатка 304 501,8

Воронежской уезд занимает одно из первых мест [в Европейской России] по смертности до 1 года, но и в этом уезде Н.-Животинное стоит выше. Тоже и по смертности детей до 5 лет. Моховатка даёт цифры немного ниже среднеуездных, но оба селения стоят значительно выше общегубернской [цифры], в обоих из них из 1000 родившихся детей третья часть умирает до 1 года и больше половины не доживает [до] пяти лет! Как ни велика эта смертность, но для всего Животинского прихода она, по данным В.П. Успенского, значится ещё выше. Помимо разницы периодов времени, в которые произведено исчисление у него и в настоящем исследовании, здесь ещё играет значительную роль и смертность питомцев в Н.-Животинном, которые при детальном анализе у меня исключены из общего числа умерших и не входят в возрастные таблицы. Если бы принять их во внимание, то для Животинного цифра умерших до 1 года на 1000 родившихся (в родившихся тоже были бы включены взятые за определённый период питомцы) дала бы 441,1, т.е. почти тожественную величину, что и у Успенского. Однако, значительная разница в условиях рождения, кормления и ухода заставляет меня смертность питомцев поставить особняком, выделивши её от общей смертности населения. Это особенно имеет значение для детей до 1 года. Несмотря на всё несовершенство метрических отметок о причинах смертей, при известной группировке они дают весьма интересные указания. Так уже были соединены в общую группу отметки о смертности от всех заразных болезней. Затем такие отметки причин смерти, как «младенческая», «врождённая слабость», «сухота», «колика», «понос» и «натурально» соединены мною в общую группу расстройств питания.

Данные метрик, скомбинированные в процентные отношения дают следующую картину.

[Таблица 45]

Причины смертности по возрастам (на 100 умерших приходится смертей)

Возрасты От «расстройства питания» От «заразных болезней» От прочих причин
Н.-Животинное Моховатка Н.-Животинное Моховатка Н.-Животинное Моховатка
0–1 75,7 62,7 23,5 32,5 0,8 4,8
1–2 45,8 34,5 50 58,6 4,2 6,9
2–4 13,7 5,7 86,3 94,3
5–14 2,8 6,9 88,7 86,2 6,5 6,9
15–60 10,8 25 13,5 16,6 75,7 58,4
свыше 60 78,5 76,9 4,8 3,9 16,7 19,2

Цифры таблицы располагаются в поразительном соответствии в обоих селениях и, несмотря на кажущуюся искусственность соединения метрических диагнозов в группы, дают весьма ясную картину, характеризующую причины смертей в каждой возрастной группе. Так, смертность от «общих расстройств питания» чрезвычайно велика в детской группе до 1 года, затем резко падает в следующих двух группах от 1–2 лет и 2–4 лет, достигает своего минимума в группе от 5–15 лет, снова поднимается для возраста от 16–60 лет и достигает второго такого же высокого maximum’а, как и для грудных детей, в старческой группе. Смертность от заразных болезней не очень высока у грудных детей до 1 года, резко поднимается у детей от 1–2 лет, достигает maximum’a в обоих следующих группах от 2–5 лет и 5–15 лет, очень резко падает в возрасте от 15–60 лет и достигает minimum’а в старческой группе. «Прочие» причины смертей везде дают небольшие числа, кроме группы от 15–60 лет, где на их долю приходится больше половины всех смертных случаев. В этих «причинах» солидное место занимает «чахотка»[31], и здесь же между прочим встречается несколько смертей, указывающих отчасти на отсутствие рациональной врачебной помощи. Таковы 3 смерти от родов (1 в Моховатке и 2 в Н.-Животинном), таковы же, может быть, смертные случаи (их 4 всего) от «грыжи», от «боли грыжи».

Оба селения различаются между собою в отношении причин смертности по возрастным группам лишь тем, что в Н.-Животинном почти во всех группах значительно преобладают смерти от расстройств питания, а в Моховатке, наоборот, почти во всех группах выше смертность от заразных болезней.

Распределение смертности по временам года в наших селениях таково (на 100 смертных случаев в год приходится):

[Таблица 45а]

Местности Зимой Весной Летом Осенью
Н.-Животинное 25,7 21,4 27,6 25,3
Моховатка 23 17,3 39,4 20,3
Воронежский уезд 24,6 21,5 32,6 21,8

Максимум смертности приходится на лето, только в Моховатке этот максимум значительно выше, минимум смертности падает на весну. Зимой и осенью смертность в Н.-Животинном почти одинакова, а в Моховатке зимой она выше. Сравнительно с Воронежским уездом, смертность в Животинном больше зимою и осенью, в Моховатке — летом; в Животинном меньше смертность летняя, в Моховатке — зимняя, весенняя и осенняя. Такое различие для обоих селений обусловлено до известной степени случайными обстоятельствами, как это показывает дальнейший анализ данных смертности по месяцам, возрастам и причинам смертей. В частности по месяцам смертность распределяется до известной степени одинаково в обоих селениях, только летние месяцы в Моховатке дают более высокие проценты, чем это наблюдается в Н.-Животинном; наоборот, и весенние месяцы в Моховатке значительно более благополучны, чем в Животинном. Данные по обоим селениям таковы:

[Таблица 46]

В Н.-Животинном максимум смертности падает на июль, почти также высоко стоит смертность и в октябре, минимум смертности в мае и сентябре. В Моховатке максимум также в июле, но октябрьского подъёма нет, минимум — в апреле и сентябре.

Если обратить внимание на распределение смертности возрастных групп по месяцам, то становится до известной степени понятным отличие селений друг от друга. Так смертность грудных детей до 1 года и в Н.-Животинном и в Моховатке имеет свой максимум в июле, выраженный в обоих селениях весьма резко. Смертность в группе детей от 1–2 лет довольно неправильно распределяется по месяцам и в Н.-Животинном даёт небольшое повышение в апреле, а в Моховатке — в июне и октябре. Смертность для детей от 2–4 лет в Животинном очень высока в октябре, а в Моховатке — в июне. Смертность детей 5–14 лет в Животинном имеет максимум опять-таки в октябре, а в Моховатке опять в июне. Таким образом, в Моховатке смертность грудных детей и смертность детей старших возрастов дают подъёмы в июне и июле, почему летний подъём общей смертности здесь получается очень резкий; в Животинном смертность летняя высока только у грудных детей, а в остальных детских группах повышение падает на октябрь, почему в общей смертности появляются два максимума — один июньский, соответствующий группе грудных детей, и другой октябрьский, соответственно группам детей старших возрастов. Это последнее распределение гораздо более обычно, чем один летний максимум для Моховатки.

Чтобы ещё ближе подойти к рассмотрению этого вопроса, в следующих таблицах смертность в каждой возрастной группе детей распределена по месяцам и причинам смерти.

[Таблица 47]

[Таблица 47а]

[Таблица 47б]

[Таблица 47в]

Данными таблицы для грудных детей до 1 года смертность их характеризуется достаточно ясно. Наибольшее число смертей происходит от общих расстройств питания, причём максимум здесь падает на июль, как в Моховатке, так и в Н.-Животинном. Из болезней этой группы обращают на себя внимание «поносы», которые обусловливают смертность почти исключительно в июне, июле и августе. Что касается заразных болезней, то в этом возрасте дифтеритных смертей немного, ещё меньше скарлатинных, несколько более оспенных, и наибольшее количество смертей падает на долю кори и особенно коклюша, этого бича преимущественно грудных детей. Смертность от коклюша расположена большею частью в зимних месяцах и в начале весны. Смертные случаи от оспы падают главным образом на этот возраст и на летние месяцы. Оба селения весьма мало отличаются по распределению смертности в этой группе.

Таблица для детей возраста 1-2 лет показывает, как резко изменилась смертность сравнительно с предыдущим возрастом. Общие расстройства питания уступили место заразным болезням, но ещё держатся на некоторой высоте в летнее время. В заразных болезнях смертность от коклюша, превалировавшая у грудных детей, здесь почти исчезла, первое место заняла корь, а за нею выступил на видное место дифтерит, который несколько выше стоит в октябре; смертность от кори падает на зимние и осенние месяцы главным образом. Соответственно этому в ходе общей смертности этой группы виден летний подъём от «поносов» и осенний, частью зимний, от «заразных болезней». Это как бы переходная стадия к следующей возрастной группе. В Н.-Животинном выше в этой группе смертность от кори, в Моховатке от дифтерита.

Смертность детей от 2–4 лет уже имеет вполне выраженный характер в смертности от заразных болезней, которые её наполняют почти целиком. На первом месте здесь фигурирует дифтерит. Распределение его по месяцам и объясняет ту разницу в распределении общей смертности, которая была отмечена для Н.-Животинного и Моховатки. В первом селении дифтерит вполне обычно дал очень большой подъём в смертности за октябрь, во втором, почему-то эпидемия дифтерита разразилась в летние месяцы, июнь и июль, и значительное повышение общей смертности в данной группе приходится как раз на эти месяцы. Это обстоятельство и создало тот факт, что в общей смертности Животинного наблюдается два максимума — июльский и октябрьский, в Моховатке же только один очень большой — июльский. Необычное появление летней эпидемии дифтерита и послужило причиной в изменении распределения смертности для обоих селений. После дифтерита в группе заразных болезней стоит смертность от скарлатины и кори, при чём корь больше причинила ущерба в Живо-тинном, а скарлатина в Моховатке. Коревые смерти были в конце осени и зимой. Скарлатина давала смертные случаи преимущественно зимой и весной, хотя было несколько случаев и летом, в июне, августе. «Общие расстройства питания» почти совсем исчезли из причин смертности и отмечены лишь одинокие случаи неопределённых «младенческих» и «натуральных» смертей.

Смертность в последней детской группе 5–14 лет включительно весьма близка к предыдущей. Точно также здесь главенство принадлежит заразным болезням, а в них дифтериту, который также в Н.-Животинном падает на осень, а в Моховатке на лето, что только увеличивает разницу в течение общей смертности в обоих селениях. Значительное число смертей всё ещё даёт скарлатина. Корь и коклюш исчезли. Исчезла и вся группа смертей от общих расстройств питания, и только увеличились смерти от «прочих» причин.

Таковы краткие характеристики смертностей возрастных групп, как по распределению смертей но месяцам, так и по причинам смертей в каждой группе. Подтверждая прежде описанную общую картину смертности в обоих селениях, они дают ей большую полноту и ясность.

Как было уже сказано, смертность питомцев мною выделена особо. Условия рождения, наследственности, условия вскармливания у этих несчастных детей, конечно, иные, чем в самом населении хотя бы Н.-Животинного, почему смертность их только затемняла бы течение общей смертности населения, и это особенно резко сказалось бы, как указано выше, в смертности группы грудных детей до 1 года.

Всего за десятилетий период с 1891–1900 г. умерло питомцев [в] исследуемой местности 58 чел., из них 52 в Н.-Животинном, а 6 — в Моховатке. Как было упомянуто, в книгах больничного стола губернской управы значится с 1891–1900 г. отданных в Животинное 61 чел. питомцев, а в Моховатку — 9 чел. Таким образом, в Н.-Животинном за 10 лет смертность питомцев составила 85%, в Моховатке 66,6% всех отданных на воспитание. Иначе говоря, после 10-летнего периода в Моховатке осталась одна треть питомцев, а в Животинном лишь 1/6. И это при условии продолжения выдачи их из приюта, хотя и ограниченной в последние годы. По докладу С.С. Жолковой [опубликованном в кн.: Труды VI губернского съезда земских врачей и председателей земских управ Воронежской губернии. Т. 2. Воронеж, 1898] можно получить приблизительную смертность питомцев за два десятка лет с 1873–93 г.; она оказывается 53,3% для всей массы отданных питомцев по губернии. По возрастам и причинам смерти наши случаи распределялись таким образом.

[Таблица 48]

Цифры таблицы весьма ясно характеризуют смертность детей, которые попадают из приюта в население. Не имея возможности вычислить средний возраст детей, отданных на воспитание, нельзя сказать, сколько приблизительно времени живёт в среднем в деревне погибающий питомец. Эта величина, во всяком случае, не очень значительна. Из всех 58 смертей 36 приходится на долю детей до 1 года, что даёт 62%. Итак значительно более половины и почти 2/3 смертей питомцев падает на долю детей, не доживших года. Из родившихся в самом Н.-Животинном детей умирает до 1 года, как было раньше приведено, только 37% [от] общей смертности, так что питомцы гибнут почти в два раза скорее, чем дети самого населения.

Мало того, половина всех смертей питомцев до 1 года падает на долю детей, не доживающих и полугода (11,1% для детей до двух месяцев и 38,9% от 2-х до 6 мес. в группе смертей до 1 года), которые в общей смертности составляют 1/3[32]. До 5-ти лет погибает такое количество питомцев, что на их долю приходится 94,8% всех смертных случаев, тогда как в населении Н.-Животинного на смертность до 5-тилетнего возраста приходится лишь 62,5% обшей смертности. Если обратить внимание на причины смертности, то здесь на первом месте стоят «расстройства питания», которые причинили 31 случай смерти питомцев, т.е. 53,4% всех случаев. На долю заразных болезней, среди которых самое видное место занимает дифтерит, приходится 39,5% всех смертей (в частности на дифтерит — 17,2%).

Смертность питомцев по месяцам не представляет такого интереса как смертность детей самого населения, потому что отдача детей на воспитание из приюта вовсе не распределяется так, как рождаемость. Весьма возможно, что в период усиленной выдачи детей в какое-либо время года получится для этого времени большая и смертность их в деревне, потому что, судя по возрасту их [на момент] смерти, около 1/3 питомцев погибает в первые 1–2 мес. своего пребывания в деревне.

Случаи смертей питомцев в обоих селениях по месяцам располагались так:

[Таблица 48а]

Смертность питомцев по возрастам и месяцам

Возрасты янв. февр. март апр. май июнь июль авг. сент. окт. ноябрь дек. всего
До 1 мес. 1 1 1 3
До 2 мес. 1 1
2–6 мес. 1 1 2 1 2 2 1 3 1 14
6–12 мес. 5 1 2 4 2 3 1 18
Всего до 1 года 1 1 7 1 3 6 2 1 6 5 1 36
1–2 года 1 1 2 2 1 1 1 2 10
2–4 года 1 1 1 2 1 2 1 2 10
5–14 лет 1 1 2
15 и старше 1 1
Итого 3 3 4 9 3 7 6 3 1 9 8 3 59

Распределение смертности их совсем не имеет характера той закономерности, как в населении. Подъёмы для детской смертности до 1 года в апреле, июле, октябре, а общей смертности – в апреле и октябре, соответствуют данным в населении только октябрьской смертности, и то не для группы грудных детей. Апрельский максимум, быть может, и стоит в соответствии с усиленной отдачей питомцев из приюта в зимнее время и в начале весны, почему главный этап[IV] этих детей и умирает в апреле.

Интересно отметить число семейств, в которых умирали питомцы. В Моховатке в 6 семьях, занимавшихся питомническим промыслом, умирало по 1 ребёнку; в Н.-Животинном 52 смерти питомцев приходятся на 27 семейств, причём:

[Таблица 48б]

по 1 питомцу умирало в 16 семействах
по 2 в 8
по 5 в 1
по 6 в 1
по 9 в 1

Если смертность по 1–2 ребёнка, взятых на воспитание, можно счесть явлением обычным, то остальные три семьи, похоронившие 5, 6 и даже 9 чел. питомцев, уже должны быть признаны той формой эксплуатирующих питомнический промысел семейств, которая близко подходит к фабрикам ангелов. В силу ли плохой организации дела, отсутствия надзора за отданными в деревню детьми, или благодаря обману со стороны воспитательниц, получилась возможность таких явлений — это [спорный] вопрос, но весьма вероятно, что у таких воспитательниц дети жили лишь постольку, поскольку хватало в организме сил, пока хроническая голодовка и отсутствие ухода [не] приводило смерть-избавительницу. Так у одной из таких «воспитательниц» из 9 умерших детей 1 умер 3-х недель, 3 умерли до 3-х месяцев, 4 — до полугода и 1–7-и месяцев — т.е. ни один ребёнок не дожил года. В 1892 г. она ухитрилась схоронить 4 детей (1-го — 3-х недель, 2-х — 3-х мес. и 1-го — 5 мес.; одного в феврале, другого в июле, третьего в октябре и четвёртого в ноябре). Один ребёнок у неё умер в 1893 г., один в 1894 г., 2 в 1895 г. и 1 в 1896 г. — Три ребёнка у неё умерли от «младенческой» [слабости], три от «поноса», 1 от «колики», 1 «натурально» и только 1 (6 мес.) от скарлатины. Из всего этого с почти несомненною ясностью следует, как и отчего гибли дети, которых брала она на воспитание и которых считала «штуками»[33].

По отдельным годам питомцы умирали неравномерно. Особенно много умерло их в 1893 г., когда в населении разразилась эпидемия дифтерита. В последние годы питомцев в Н.-Животинное почти не отдают, почему и смертность их с 1898 г. мала.

[Таблица 48в]

Годы Умерло питомцев Годы Умерло питомцев
1891 1896 5
1892 9 1897 5
1893 17 1898 1
1894 8 1898 2
1895 9 1900 2

4. Брачность населения исследуемой местности является довольно изменчивой величиной. Всего в новоживотинном приходе за 10-летний период было 205 браков, которые по селениям распределялись следующим образом.

[Таблица 49]

Брачность в приходе с. Н.-Животинного

Годы Н.-Животинное Моховатка Ольховатка Экономия Кулешовка (Донская Айдарова) Лица из др. приходов Всего
1891 8 4 5 1 2 20
1892 2 12 13 27
1893 10 5 6 21
1894 3 7 9 1 1 21
1895 5 2 7 1 16
1896 6 9 10 1 2 28
1897 8 2 8 2 1 1 22
1898 3 4 6 1 14
1899 6 7 2 2 17
1900 8 6 4 1 19
Итого 59 58 70 4 5 9 205

Средняя брачность населения, т.е. отношение среднего числа браков к среднему населению Н.-Животинного равна 10‰, а для Моховатки — 12‰. Эти отношения указывают на высокий коэффициент брачности, наблюдаемый вообще в земледельческих губерниях Европейской России. Относительные величины этих цифр яснее при сравнении с другими местностями.

[Таблица 49а]

Местность[34] Время наблюдений Приходится браков на 1000 жителей
Н.-Животинное 1891-1900 10
Моховатка 12,2
Землянский и Задонский уезды Воронеж. губ. 1886 8,6
Воронежская губ. 1891-1894 10,1
Европейская Россия 8,6
Австрия 7,8
Англия 7,6
Франция 7,5

Наши селения по своей брачности стоят выше данных Европейской России, причём Н.-Животинное имеет брачность почти такую же, как вся Воронежская губерния, а Моховатка значительно выше. Соседние Землянский и Задонский уезды губернии дают низшую брачность, равную средней для Европейской России. Повышенная брачность обоих исследуемых селений превосходит весьма значительно брачность Западно-Европейских стран. Несколько более высокая брачность в Моховатке зависит, вероятно, от многих причин, например, большей обеспеченности населения, и кроме того, быть может, и от относительно большей величины группы лип, имеющих возможность вступать в брак. Так, в населении Н.-Животинного мужчины от 20–60 лет дают 47,22% всего мужского населения, а в Моховатке — 49,99%; женщины в возрасте 20–39 лет в Животинном дают 26,23% всех женщин в населении, а в Моховатке — 27,73%.

По отдельным годам брачность изменяется в обоих селениях очень резко.

[Таблица 49б]

Брачность по годам

Годы Приходится браков на 1000 чел. населения
Н.-Животинное Моховатка
1891 12,6 8,5
1892 3,2 24,9
1893 17,2 11,5
1894 5,2 15,4
1895 8,7 14,3
1896 10,3 19,3
1897 13,8 4,2
1898 5 8
1899 9,7 13,9
1900 12,7 11,5

В табличке, где брачность вычислена к цифре населения каждого года, колебания коэффициента брачности очень велики и, например, maximum брачности в Н.-Животинном в 5 с лишним раз выше minimum’a, а в Моховатке maximum даже в 6 раз превышает minimum. Отчего зависят такие колебания брачности — сказать весьма трудно. Быть может, значительную долю участия здесь принимает изменение по годам в составе населения лиц, могущих вступать в брак, что, в свою очередь, для мелких территориальных единиц, каковы наши селения, может случиться в силу, например, какой-либо очень сильной эпидемии в предшествующие годы. Так, например, дифтеритная эпидемия 1893 г. сильно сократила численность населения в детской группе от 2–10 лет. Через 10–18 лет в селениях будет меньше лиц брачного возраста, почему брачность понизится на некоторое время. Насколько вероятно такое предположение, по данным настоящего исследования сказать, однако, нельзя за неимением соответствующих данных многих предшествующих лет. Довольно сильным тормозом брачности, как известно, является упадок экономического благосостояния населения и дороговизна съестных припасов, например, в годы неурожая. В эти годы обыкновенно замечается понижение брачности и, наоборот, для урожайных годов — её повышение.

Весьма возможно, что в наших селениях сильные колебания брачности зависят от повышения и понижения урожая или, во всяком случае, отчасти зависят от него. Колебания, однако, почти не совпадают по обоим селениям, и в годы такой [определённого уровня] брачности [как] в Н.-Животинном [так] и в Моховатке оказывается брачность повышенной и наоборот[V]. Впрочем, насколько я могу судить по личным впечатлениям минувшего голодного 1891 г., реакция населения на неурожай далеко не везде одинакова, и рядом со значительным уменьшением брачности замечается в иных селениях её увеличение. Так, например, в 1891 г., когда неурожай был выражен очень сильно, до степени голодовки населения, в исследуемых селениях и была как раз такая разница в реакции — в Животинном брачность повысилась сравнительно со средней, в Moxoватке она упала. Объяснение такой противоположности заключается, по-моему, во-первых, в том, что в голодный год сильно падает в цене скот и дешевизна на рынке мяса достигает поразительной степени (например, в Воронеже масса крестьянского битого скота оценивалась в 1 руб. 20 коп. — 1 руб. 80 коп. за пуд — против обычной 3–4 руб. за пуд); во-вторых, в разной экономической обеспеченности обоих селений. Моховатка, как более зажиточная, предпочла в плохой неурожайный год не тратить своих средств на устройство свадеб, желая побольше сохранить свой скот. Наоборот, в Животинном население, не имея возможности прокормить скотину, принуждено было бы сбывать её за бесценок, и оно предпочло лучше порезать своих коров и телят для свадеб[35], число браков таким образом увеличилось. «И не играть бы свадьбу в таком году, — говорил мне один знакомый крестьянин в голодный год, — да деваться со скотиненкой некуда: продать — всё равно не выручишь ничего». Результат голодного года сказался в обоих селениях и в следующий 1892 год различным способом: в Н.-Животинном после повышенной брачности предыдущей осени, брачность упала до minimum’a, наоборот — в Моховатке задержка браков в 1891 г. обусловила maxim’альный подъём их в 1892 г. Возможность таких объяснений и для следующих годов, конечно, существует, но соответствующих данных у меня нет. Впрочем, абсолютные цифры браков очень невелики.

Распределение браков по месяцам в обоих селениях вполне одинаково и весьма просто.

[Таблица 49в]

Почти все браки совершаются в ноябре, приурочиваясь к престольному празднику (8 ноября). В Н.-Животинном в это время совершается 91,5% всех свадеб, а в Моховатке 98,3%. Свадьбы в другое время здесь, можно сказать, случайны, и в большинство годов все свадьбы происходят в 2–3 дня первых чисел ноября (8–10-го числа).

Такое распределение браков в зависимости от времени престольных праздников обычно в крестьянском земледельческом населении, а т.к. и большинство престольных праздников в приходах обыкновенно приспособляется ко времени окончания полевых работ — осени и зиме, то и огромное большинство браков совершается в эти времена года. Так для соседних с нашими селениями Задонского и Землянского уездов Воронежской губернии, на октябрь, ноябрь, январь и февраль падает 81,7% всего годового количества браков, время совершения которых в крестьянстве зависит почти исключительно от хозяйственно-бытовых условий. Время вступления в брак, т.е. возраст брачующихся заключается в довольно тесных пределах 18–30 лет. Браки старше 30 летнего возраста редки. Но даже и в этих границах половина всех браков совершается в 18–20 летний возраст.

[Таблица 49г]

Брачность по возрастам и полам

Возраст Н.-Животинное Моховатка Всего На 100 браков приходится
муж. жен. муж. жен. муж. жен. муж. жен.
Моложе 18 лет 10 2 9 2 19 1,7 16,2
18–20 34 29 40 29 74 58 63,2 50
20–25 14 18 14 18 28 36 23,9 30,8
25–30 4 1 1 5 1 4,2 0,8
старше 30 7 2 1 1 8 3 7 2,2

Как показывает таблица, главная масса брачующихся находится в возрасте 18–20 лет — для женщин это как раз половина всех выходящих замуж, для мужчин — даже 63,2%. Для соседних Землянского и Задонского уездов данные весьма близки: лица до 20-летнего возраста дают 55,2% всех брачующихся. Раньше этого возраста женщины вступают в брак в 16,2% всех случаев, для мужчин это начальный возраст по закону, почему исключения редки (всего 2 случая в Моховатке). На возраст 20–25 лет мужчин вступающих в брак находится 23,9% женщин — 30,8%. Позднее 25 лет — от 25 до 30 — процент брачующихся мужчин 4,2%, для женщин — всего 0,8%. Старше 30 лет мужчины встречаются ещё среди брачующихся в 7%, женщины в 2,2% [случаев]. В общем, следовательно, женщины выходят раньше мужчин замуж, но частота их замужеств позднее 25-летнего возраста значительно меньше, чем [у] мужчин. Что касается разницы между обоими селениями, то в Моховатке браки заключаются несколько раньше, так, что количество браков в 18–20 лет относительно больше, чем в Н.-Животинном (в Моховатке — 68,9%, в Животинном — 57%); наоборот поздних браков после 25 лет больше в Животинном, а в Миховатке они встречаются лишь как исключения — в Животинном их 11,6% в Моховатке — 3,4.

Поздние браки в Н.-Животинном приходятся главным образом на долю мужчин. В этом различии распределения браков по возрасту играют, вероятно, главную, если не единственную, роль экономические условия обоих селений. В Моховатке больший достаток позволяет заключить браки, как только это возможно [по внеэкономическим обстоятельствам], а более развитые сельскохозяйственные занятия жителей заставляют заключать их возможно раньше из желания получить в семью лишнюю работницу. В Животинном затрата на свадьбу для многих семейств очень затруднительна, и многие мужчины откладывают его до более позднего возраста, ожидая благоприятных экономических обстоятельств, к тому же при отсутствии во многих семьях земледельческих занятий — новый член семьи уже является не столько лишней работницей, сколько лишним ртом, требующим прокормления. Соответственный этому средний возраст брачующегося мужчины в Моховатке — 20,3 [лет], а в Н.-Животинном — 23; для женщин: в Моховатке — 19,6, а в Животинном — 20,1. Для соседних уездов, Землянского и Задонского те же цифры для мужчин — 21,9, для женщин — 19,3.

Пo семейному состоянию [положению] брачующихся, как и везде, большинство принадлежит лицам, ещё не бывшим в браке — холостым мужчинам и девицам, затем идут браки между вдовцами и девицами. Затем между вдовыми мужчинами и вдовами-женщинами. Браков между холостыми мужчинами и вдовами не встречается. Такое распределение выражается следующими цифрами.

[Таблица 50]

Браки по семейному состоянию брачующихся

Селения Между холостыми мужчинами и девицами Между вдовыми мужчинами и девицами Между холостыми мужчинами и вдовыми женщинами Между вдовыми мужчинами и вдовыми женщинами
Всего % Всего % Всего %
Н.-Животинное 51 86,4 6 10,2 2 3,4
Моховатка 55 94,8 2 3,4 1 1,8
Итого в среднем 106 90,6 8 6,8 3 2,6

Браки между холостыми и девицами в Н.-Животинном дают 86,4% всех случаев, а в Моховатке 94,8%. — Браки вдовцов поэтому, соответственно, в Животинном чаще значительно; так в группе браков между вдовцами и девицами они чаще в три раза, а в группе браков между вдовцами и вдовами в два раза. — Возможно, что это происходит оттого, что в Животинном чаще бывают случаи вдовства, т.е. чаще гибнут замужние женщины, чем в Моховатке; чаще встречаются и браки вдовых мужчин. Действительно, смертность женщин от 15–60-летнего возраста (меньше [данного] возрастного деления нет в моих таблицах) в Н.-Животинном 11,1‰, а в Моховатке только 8,6‰. Трудно допустить, что в Моховатке больше остаётся вдовых мужчин в населении, не вступающих в новый брак. Повышенная брачность этой деревни, больший избыток в ней женщин и большее экономическое благосостояние противоречили бы такому заключению. К сожалению, в исследование состава населения не были включены признаки семейного состояния, почему и нельзя с положительностью решить этот вопрос. Что касается до различия в браках между вдовцами-мужчинами и вдовами-женщинами, то оно в наших селениях, как и вообще в крестьянском населении, выражено обычным образом: во вторичных браках вдовцы мужчины в 72% берут себе в жёны девиц и только меньше трети всех случаев вторых браков идёт на долю вдов-женщин. Таким образом, в условиях крестьянской жизни вдова имеет значительно меньше шансов устроить новую семью сравнительно с вдовцом-мужчиной. Вот почему гибель мужа здесь может быть началом неминуемого разорения семьи, тогда как гибель жены — лишь временная утрата, легко возмещаемая (в смысле экономическом, конечно). В среднем же по обоим селениям процент вторых браков меньше, чем в соседних уездах Воронежской губернии, Землянском и Задонском, где на долю браков между холостыми и девицами приходится 85,3% всех браков, а в нашей местности 90,6%. — Объясняется ли это большей смертностью семейных лиц брачного возраста (главным образом женщин) в названных уездах, или в нашем селении большее количество лиц остаётся на вдовствующем положении — решить, в силу отсутствия данных, нельзя.

5. Общий итог всего движения населения, складывающийся из всех выше рассмотренных факторов: брачности, рождаемости и смертности, сводится в конечном результате к изменению его [населения] состава, в частности к его увеличению, — приросту.

Прирост населения, поэтому, должен представляться наиболее интересным явлением и в то же время наиболее сложным с санитарно-статистической точки зрения. Являющийся суммою и комбинацией различных процессов в жизни населения, он служит ясным выразителем санитарного состояния данной группы населения, кратким показателем её жизненного благополучия или упадка. Конечно, один и тот же прирост населения может получиться в итоге различных слагающих [причин], и можно себе представить население с невысокой рождаемостью и малой смертностью, стоящее по своему приросту наравне с другим, где высока рождаемость и высока смертность. Оба одинаковых результата в этих случаях будут достигнуты не равною ценой; в первом случае — малой затратой сил на воспроизведение потомства, бо́льшим санитарным благополучием для жизни населения, выразившимся в малой смертности; в другом — тот же результат получится большой тратой [сил] на увеличение потомства, идущей вместе с плохими условиями жизни, причиняющими большую смертность. Несомненно, что первый случай при том же приросте [населения] будет случаем благоденствующего населения, второй — населения с большими санитарно-биологическими недочётами. Вот почему прирост населения может быть рассматриваем лишь параллельно с данными о рождаемости и смертности населения, являясь тогда более понятным, потому что известна, так сказать, «цена» его, величина тех жертв, которыми он куплен этим населением.

Наши селения по всему предыдущему [изложению] должны быть отнесены именно ко второму случаю. Выше были указаны и повышенная рождаемость в них, и усиленная смертность. В прилагаемой таблице приведены по годам абсолютные цифры изменения в росте населения в обоих селениях. Вместе с ним и сообразно ему указана численность населения каждого года в его конце. Эти данные позволяют вычислить среднее население и средний прирост его за всё десятилетие с 1891–1900 год. Они таковы[36]:

[Таблица 51]

[Прирост населения в 1890-1900 гг.]

Годы Ново-Животинное Моховатка
Население к нач. след. года Величина прироста Население к нач. след. года Величина прироста
Абсолютные числа % к населению Абсолютные числа % к населению
1890 618 473
1891 633 +20 +32,6 478 +5 +10,5
1892 614 –19 –30 480 +2 +4,2
1893 581 –33 –53,7 433 –47 –97,9
1894 580 –1 –1,7 453 +20 +46,2
1895 574 –6 –10,3 461 +8 +17,7
1896 583 +9 +15,7 466 +5 +10,8
1897 578 –5 –8,5 481 +15 +32,2
1898 605 +27 +46,7 500 +19 +39,5
1899 615 +10 +16,5 502 +2 +4,6
1900 631 +16 +26,6 520 +18 +35,8
Итого среднее за 10 лет 599,4 +18 +3,03 477,4 +47 +9,8

Прирост населения соответственно смертности и рождаемости идёт чрезвычайно неравномерно, колеблясь в сторону плюса и минуса до 50 и даже до 100 случаев на 1000 жителей. В Н.-Животинном за указанный период оказывается пять годов с убылью населения, в Моховатке — только один год, но обусловивший огромную убыль — это 1893 г. В итоге прирост в Животинном только 3,03 на 1000 жителей, а в Моховатке 9,81‰, т.е. в три раза больше.

Таким глубоким различием сказались все прочие различные условия жизни населения. В Моховатке, где, при большей экономической обеспеченности, рождаемость выше, а смертность ниже, чем в Животинном, население за 10 лет прибавлялось в промильном отношении[VI], почти на 10 человек в год в среднем. В Животинном, при несколько меньшей (хотя всё же высокой) рождаемости и повышенной смертности прирост населения ничтожен — 3 человека в год. Как мала эта величина показывают следующие сравнительные данные[37].

[Таблица 51а]

Местность Прирост населения на 1000 чел. жителей
Воронежская губерния 19,8
Воронежский уезд 12
Европейская Россия 12,4
Н.-Животинное 3,03
Моховатка 9,81
Германия 10,7
Бельгия 9,3
Ирландия 5,1
Франция 0,4

Прирост населения в обоих селениях ниже, чем средняя для России, для Воронежской губернии и того же уезда, но при этом прирост населения в Моховатке меньше средне-уездного на 1,19‰, а прирост Н.-Животинного на 8,97‰, т.е. недостаток прироста в Жи-вотинном в четыре слишком раза больше. Сравнительно со всей Воронежской губернией в Моховатке прирост меньше в два раза, а в Животинном — в шесть слишком раз. Даже небольшой, сравнительно, прирост некоторых Западно-Европейских стран не даёт таких малых цифр, как в Н.-Животинном, и только одна Франция, с её почти вымирающим населением[VII] даёт меньший прирост. К вымиранию очевидно близко население и Н.-Животинного. Там, где из десяти лет в пяти годах смертность превышает рождаемость, где в среднем в год прирастает только 3 на 1000 чел. живущих, там до вымирания один шаг. К тому же экономические условия селения несомненно обнаруживают тенденцию к понижению, как это было раньше указано. Если же присоединить к смертности коренного населения Животинного ещё смертность питомцев, живших в нём за указанное десятилетие, то получится уже вместо ничтожного прироста убыль населения в размере 5,6 на 1000 жителей.

Таковы итоги общих санитарно-экономических условий: в Moxoватке — они понизили жизненность населения, уменьшили его прирост, в Н.-Животинном — они доводят его почти до гибели, до вымирания. Недаром Н.-Животинский приход занимает далеко не почётное, первое место в Воронежском уезде (а легко может быть и в губернии) по наименьшему приросту населения. В табличке Успенского он — первый в уезде по величине детской смертности до 1 года, первый по смертности от детских заразных болезней и к тому же первый по наименьшему приросту населения.

Прирост, совершающийся в целом населении, слагается из колебаний прироста в отдельных семействах. Интересно поэтому проследить его именно в семьях с целью выяснения его связи с начальными факторами экономическими, санитарными и т.д. Некоторый анализ этих данных будет приведён в следующей главе, здесь же вполне уместно указать лишь на общие колебания прироста в самом населении. В нём должны оказаться, как семьи успевающие с приростом их членов, так и семьи регрессирующие, с убылью. Итоговые данные по 92 семьям Н.-Животинного и 70 семьям Моховатки таковы:

[Таблица 52]

Селения Семьи с приростом Семьи без изменения численности Семейства с убылью Ср. прирост на семью Ср. убыль Всего прибыло в абс. числе
Число % Число % Число %
Н.-Животинное 45 48,9 22 24 25 27 1,95 1,88 39
Моховатка 32 45,7 21 30 17 24,3 2,25 1,47 47

В Моховатке все случаи смертей и рождений распределились по семьям, в настоящее время живущим в ней. В Н.-Животинном 3 случая рождения и 24 смерти не принадлежат к семьям, исследованным в настоящее время; из смертных случаев 8 относятся к одной вымершей семье, 5 случаев смерти безродных, одиноких лиц, а остальные 11 принадлежат двум семьям ушедшим из села. В Животинном больше семейств с убылью и больше с приростом, чем в Моховатке; группа семейств, не изменивших свою численность — меньше. Средняя убыль на неблагополучную семью для Животинного выше, чем для Моховатки, а данные, находящиеся в соответствии с полученными нами при простом анализе, указывают, что в самом населении устанавливаются группы благополучных и неблагополучных семейств, в зависимости от различных условий, причём благополучие сильнее выражено в Моховатке, а неблагополучие в Н.-Животинном.

Дальнейшему разбору условий семейной санитарной статистики, в её главнейших чертах, отведена следующая глава.


Примечания

1. Первая всеобщая перепись населения Российской империи. IX. Воронежская губерния. [Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. / Под ред. Н.А. Тройницкого. СПб., 1899-1905. Т. 9: Воронежская губерния. Тетрадь 1-2. СПб., 1901-1905.] По Моховатке см.: Список населенных мест Воронеж. губ., стр. 42. [Населённые места Воронежской губернии. Справочная книга. Воронеж, 1900. С. 42]

2. Сборник статистических сведений по Воронеж. губ. Т. I, Воронеж. уезд — таблицы. [Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. 1: Воронежский уезд. Воронеж, 1884]

3. Цифры заимствованы из соч. Е. Lovasseur, т. I., стр. 330. Цитирую по Веретенникову: «Брачность, рождаемость и смертность среди крестьянского населения Землянского и Задонского уездов Воронежской губ.». 1898 г. [Веретенников И.В. Брачность, рождаемость и смертность среди крестьянского населения: По данным для Землянского и Задонского уездов Воронежской губернии. Тифлис, 1898.] Данные по губерниям России — из Словаря Брокгауза, т. 54 [27а], стр. 85.

4. Санитарно-статистический характер одного из селений Казанского уезда, с. Столбища, 1883–1893 г. В.П. Малеева. «Вест. Общ. гиг. и практ. мед.». Ноябрь 1900 г., стр. 1709. [Малеев В.П. Санитарно-статистический характер одного из селений Казанского уезда, с. Столбища в 1883–1893 гг. // Вестник общественной гигиены и практической медицины. 1900. № 11]

5. Энцикл. словарь Брокгауза. т. 54 [27а], «Россия», стр. 90.

6. Майер Г. Статистика и обществоведение. [СПб., 1899.] Т. 2. Вып. 1. С. 98.

7. Проф. Янсон полагает (Сравнит. статист., насел. 1892 г., стр. 79–81. [Янсон Ю.Э. Сравнительная статистика населения: (Состав населения, брачность, рождаемость, смертность, механическое движение населения). СПб., 1892]), что неурожаи и хозяйственные кризисы поражают преимущественно женское население.

8. Янсон. СПб., 1892. L.c., стр. 81–84. [Янсон Ю.Э. Сравнительная статистика населения... СПб., 1892.]]

9. Данные Бессера и Баллода взяты мною из Энциклопедии Брок­гауза. L.с. [Т. 54, ст. «Россия»], стр. 91; село Столбище — по работе Малеева. L.с. [Малеев В.П. Санитарно-статистический характер одного из селений Казанского уезда...] стр. 1710. Выделенные по 5-тилетиям группы мною соединены сообразно общей группировке в исследуемых селениях. В официальных данных переписи 1897 г. возрастные группы иные (по 10-тилетиям). Они не соответствуют нашим данным. Грудных детей по Н.-Животинному не 25 чел., как обнаружено в 1901 г., а 35 и т.д. (по Моховатке возрастной состав совсем не опубликован), данные переписи очевидно не точны в этом отношении.

10. См. обзор данных по этому [вопросу] в моей статье: «Положение жен­щины в крестьянской среде» [//] Медицинская беседа. 1899 г. [Шингарёв А.И. Положение женщины в крестьянской среде // Медицинская бе­седа. 1899. № 19] Выходы замуж девушек из Н.-Животинного и Моховатки на сторону, что могло бы уменьшить численность данной группы, почти не наблю­даются. Такие браки очень редки.

11. Веретенников И.В. Брачность, рождаемость и смертность среди крестьянского населения 1898 г. [Веретенников И.В. Брачность, рождаемость и смертность среди крестьянского населения: По данным для Землянского и Задонского уездов Воронежской губернии. Тифлис, 1898.] Стр. 32.

12. Успенский В.П. L.c. [Успенский В.П. Некоторые данные о движении населения в Воронежском и Богучарском уездах ...]

13. Словарь Брокгауза, т. 54 [27а], статья «Россия», стр. 92-93.

14. Мертворождённые, как не отмечаемые в метрических книгах не могли быть сосчитаны. Родов на стороне, т.е. незаписанных в местных метрических книгах в обоих селениях, при расспросах [установлено] не было, хотя возможно предположить, что несколько случаев, незаконнорожденных, или как теперь странно говорят «внебрачных», детей могло быть окрещено вне села, например, в Воронеже, где часть женщин живет прислугою.

15. Средняя рождаемость, есть отношение среднего числа родившихся к среднему населению за определённый период времени.

16. Законченная группировка смертности по возрастам, полам и годам не дала возможности вычислить постепенный прирост в группе женщин 15–50 лет, почему и нельзя было вывести среднего­довую цифру женщин плодородного [детородного] возраста.

17. Некоторые биологические причины перевеса новорождённых мужского пола разработаны еще Ч. Дарвином.

18. Уваров М.С. L. c. [Уваров М.С. О влиянии отхожего промысла на санитарное положение России...]

19. Веретенников. L. c. [Веретенников И.В. Брачность, рождаемость и смертность...] стр. 66; Брокгауз. L. c. [Т. 54 [27а], ст. «Россия»], стр. 624.

20. Уваров М.С. L. c., стр. 8. Отдельный оттиск. [Уваров М.С. О влиянии отхожего промысла на санитарное положение России. СПб., 1896. Оттиск из журн. «Вестник общественной гигиены, судебной и практической медицины». (1896. Т. 31)]

21. Такое же понижение рождаемости было наблюдаемо в 1892 г. после обширного недорода 1891 г., в 50 губ. Европейской России. Наоборот, в годы, следовавшие за урожайными, рождаемость, например, в Самарской губ. повышалась (Словарь Брокгауз. L.с. [Т. 54 [27а], ст. «Россия»] Стр. 624). Влияние урожайности хлебов на рождаемость констатировано по Во­ронежской губернии в позднейшей работе К.И. Ионова (Врачебно-санитарная хроника Воронеж. губ. 1906 г. № 8 [Ионов К.И. Некоторые данные о движении населения в Воронежской губернии за 1897-1905 гг. // Врачебно-санитарная хроника Воронежской губернии. 1906. № 8]); в ней отмечено значение для высоты рождаемости урожая предшествующего года.

22. Случаи [рождения] незаконных детей, принадлежащих женщинам [из] Моховатки и Н.-Животинного, встречаются в книгах по приюту в больничном столе [губернской земской] управы.

23. При вычислении средней погрешности в нашем случае для обоих селений вместе взятых, она должна дать не менее 4,5% всех случаев, так как квадратный корень общей цифры смертности в селениях (530 случаев) равен 22,7, т.е. около 4,5% всех случаев.

24. Брокгауз. Энциклопедический словарь. Т. 40. «Население», стр. 624; Успенский В.П. L. c. [Успенский В.П. Некоторые данные о движении населения...]

25. Успенский В.П. L. c. [Успенский В.П. Некоторые данные о движении населения...]

26. См., например, работу Корчак-Чепурковского по дифтериту в Херсонской губернии. [Корчак-Чепурковский А.В. Материалы для изучения эпидемии дифтерии (эпидемиологии) в России. Херсон, 1898. Вып. 1: Исследование особенностей в развитии дифтерии сельского населения на основании изучения эпидемий в Херсонском уезде с 1870 по 1889 год, и связи их с ходом эпидемий детского возраста и общим санитарным состоянием уезда.]

27. В общую смертность крестьянского населения включены при этом и цифры смертности питомцев, смертность которых от заразных болезней входить в предыдущую таблицу метрических данных.

28. У Успенского не включены в % смертности от заразных болезней данные о тифах и дизентерии, но проценты их в наших селениях [составляют] только 6,3% всех заразных и [вызывают] только 3% общей смертности.

29. Словарь Брокгауза, т. 54 [27а], стр. 224, ст. «Россия». Взяты цифры общей смертности от заразных болезней, кроме поименованных, только еще от брюшного тифа. Смертность от остальных заразных болезней не включена в таблицу. По метрикам отделять брюшной тиф от других «горячек» невозможно.

30. Смертность детей до 1 года вычислена не к числу их в населении, а [по отношению] к средней рождаемости мальчиков и девочек.

31. Как было указано выше, заболевания жителей туберкулезом [наблюдаются] вдвое чаще, чем в остальном yезде.

32. Почти такая же смертность наблюдается вообще среди питомцев Воронежского приюта, отданных в деревни. По докладу С.С. Жолковой даже 86% смертей питомцев происходит до 1 года. (См.: VI съезд врачей Воронеж. губ. Т. 2. стр. 96 [Труды VI губернского съезда земских врачей и председателей земских управ Воронежской губернии. Т. 2. Воронеж, 1898])

33. Эта «воспитательница», по сведениям Жолковой, до 1897 г. похоронила 12 чел. питомцев. По доктору Беляеву, с 1886 по 1896 гг. — только 10 (VI съезд врачей Воронеж. губ., т. 2, стр. 88; VII совещание врачей Воронеж. губ., т. 2, стр. 391 [Труды VII губернского съезда земских врачей и председателей земских управ Воронежской губернии. Воронеж, 1900. Т. 2]).

34. Словарь Брокгауза. Т. 40 [20а] «Население», стр. 620. Веретенников. L. c. [Веретенников И.В. Брачность, рождаемость и смертность...] стр. 37.

35. Мясо составляет один из главных расходов в крестьян­ской свадьбе нашей местности. Повышение брачности в голодный 1891 г. отмечает и д-р Малеев для с. Столбищ, Казанского уезда, L. с., стр. 1722. [Малеев В.П. Санитарно-статистический характер одного из селений Казанского уезда...].

36. Вычисление прироста к 1000 чел. населения сделано в каждом году к цифре населения в конце предыдущего года, к которому и должны относиться прирост или убыль за следующий год.

37. Взято у Успенского. L. c. [Успенский В.П. Некоторые данные о движении населения...], стр. 4–5. Данные приведены им по [данным, опубликованным в журнале] «Русской земской медицине» за 1868-1870 и 1882-1886 гг.


Примечания редактора

I. То есть девочек рождается на 29 больше чем мальчиков на каждую сотню новорождённых.

II. То есть относительно лета каждого года, в каком возрасте ребёнок переживает первое в своей жизни лето в условиях крестьянской жизни.

III. Церковные приходские метрические книги с данными о рождении, крещении, смерти (и её причинах) местных жителей.

IV. То есть основная доля.

V. Явно искажённая при печати или редактуре фраза. Смысл её, скорее всего, в том, что периоды повышенной брачности не синхронны в обоих деревнях и в прямой зависимости от общих неурожаев не стоят.

VI. То есть на тысячу жителей.

VII. Как ни странно, население Франции так и не вымерло за последующие 100 лет, несмотря на две мировые войны!

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
«Валерий Легасов: Высвечено Чернобылем. История Чернобыльской катастрофы в записях академика Легасова и современной интерпретации» (М.: АСТ, 2020)
Александр Воронский
«За живой и мёртвой водой»
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?