Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 7. Девиация и социальный контроль

ДЕВИАЦИЯ И СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ

5 ноября 1986 г. двое заключенных совершили дерзкий побег из федеральной тюрьмы в Плезантоне (штат Калифорния). Речь идет о 42-летнем Рональде Макинтоше, осужденном за мошенничество, и 37-летней Саманте Лопес, виновной в ограблении банка. Они были возлюбленными, их немедленно окрестили "неразлучниками", как только сообщение о побеге появилось в прессе.

Вот как это произошло. Макинтош ухитрился угнать вертолет. Бывший военный летчик, он смело ринулся вниз на тюремный двор, совершил посадку, схватил в объятия Лопес и вертолет умчался. Охранники не решились стрелять в вертолет, он мог рухнуть во двор и погубить много людей. Возлюбленные скрывались от полиции 10 дней. Но в конце концов их задержали при попытке получить деньги по чеку на территории торгового центра в пригороде Сакраменто. Они направлялись к яхте, стоявшей на якоре у берега в штате Вашингтон; вероятно, хотели бежать в Канаду.

Очевидно, что описанный случай - яркий пример девиации: двое преступников, которых суд признал виновными, совершают побег из тюрьмы.

Сообщения об этом поистине драматическом событии произвели сенсацию в прессе Калифорнии и всей страны. Но когда репортеры взяли интервью у служащих тюрьмы, экспертов по преступности и прохожих, были высказаны совершенно различные мнения об этом "девиантном" поступке.

Некоторые сочли беглецов людьми коварными, умными, которым удалось перехитрить закон. Один не назвавший себя сказал, что охотно поступил бы так же, а другой выразил надежду, что возлюбленных никогда не поймают. Некоторые даже восприняли их как своего рода народных героев. Иные комментаторы критиковали федеральную тюрьму Плезантона за небрежную охрану и мягкое обращение с заключенными; они сравнивали тюрьму с "загородным клубом", даже в какой-то мере полагали, что люди правильно делают, совершая оттуда побеги.

Один из адвокатов, защищавший преступников после того, как их задержали вблизи Сакраменто, заявил судье, что побег был "оправдан".

Кем же были эти беглецы - девиантами или героями, или, как Робин Гуд, и теми и другими? /197/

ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ДЕВИАЦИЯ?

Случай, происшедший с Макинтошем и Лопес, свидетельствует о том, как трудно оценивать поступки, которые могут быть названы проявлениями девиантного поведения. А был ли побег этих двух людей примером девиантного поведения? Скорее всего, да, поскольку существует закон, запрещающий побег из тюрьмы, и их поступок был нарушением закона. Однако некоторые наблюдатели, видимо, считали, что он заслуживает одобрения и вовсе не является девиантным. Наши оценки зависят от того, чего мы ожидаем - соблюдения правовых норм или героизма? Короче говоря, девиантность определяется соответствием или несоответствием поступков социальным ожиданиям. Следует ли считать служащих "загородного клуба" в Плезантоне девиантами за то, что они проявили излишнюю мягкость? Мы не можем ответить на этот вопрос, так как существует неопределенность относительно того, насколько жесткими или снисходительными должны быть методы охраны тюрем. Было ли ограбление банка, совершенное Лопес в прошлом, девиантным поступком? Большинство из нас ответили бы на этот вопрос утвердительно, так как поступок Лопес является нарушением уголовного права, и существует всеобщее согласие в целесообразности и необходимости такого права. В связи с этими трудностями вполне вероятно, что один и тот же поступок может считаться одновременно девиантным и недевиантным; более того, один и тот же поступок (например, вызов, брошенный Жанной д'Арк католической церкви) мог рассматриваться как серьезное преступление в эпоху, когда он был совершен, и как великий подвиг, вызывающий всеобщее восхищение последующих поколений.

ДЕВИАЦИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ ОЖИДАНИЯ

Поскольку критерии определения девиантного поведения неоднозначны и часто вызывают разногласия, трудно точно установить, какие типы поведения следует считать девиантными в нашем обществе. Наиболее яркими примерами девиации, по всей видимости, могли бы служить бесчеловечные поступки, которые почти всегда вызывают осуждение - например, изнасилование и убийство. Но на этой основе еще труднее дать точное определение девиации. Даже убийство при определенных условиях оправданно: оно не только разрешается, но и вознаграждается во время войны. /198/

Таблица 7-1. Различие в отношении к абортам (в %)

Респонденты

Оценка

Законны при любых обстоя-
тельствах
Законны при определенных обстоятельствах Незаконны при всех обстоятельствах Мнение не высказано
В целом

23

52

21

4

Пол

Мужчины

22

54

19

5

Женщины

23

50

24

3

Раса

Белые

24

53

20

3

Небелые

18

47

29

6

Образование

Колледж

35

50

14

1

Средняя школа

19

55

22

4

Начальная школа

12

42

37

9

Место жительства

Восток

29

53

14

4

Средний Восток

16

57

23

4

Юг

20

48

28

4

Запад

30

49

19

2

Возраст

13-24

20

59

18

3

25-29

30

52

16

2

30-49

28

49

20

3

50+

17

51

26

6

Политические убеждения

Республиканцы

24

55

19

2

Демократы

21

49

25

5

Независимые

26

52

19

3

Источник: Gallup, 1981.

Если даже убийство нельзя считать девиацией в абсолютном смысле, еще труднее решить, являются ли девиантными другие типы поведения. Например, в небольшом городе Канзасе проституция считается нелегальной и девиантной, в Рено она узаконена, но не вызывает одобрения, в Париже - легальна и не вызывает осуждения. С помощью табл. 7-1 мы можем убедиться в том, насколько по-разному люди относятся к абортам. (Следует учитывать, что девиацию нельзя отождествлять с преступностью, хотя анализ девиантности часто фокусируется на криминальном поведении. Преступность, или поведение, запрещенное уголовным законодательством, является одной из форм девиации.)

Более того, ожидания, определяющие девиантное поведение, со временем меняются. Об этом свидетельствуют данные, касающиеся курения. В период гражданской войны сигареты были включены в обычный паек, выдававшийся солдатам. Но в начале XX в. противодействие курению, вызванное нравственными и религиозными мотивами, было настолько сильным, что 14 штатов приняли законы, запрещавшие курение. После второй мировой войны курение не только получило распространение, но и снискало социальное одобрение. Однако к 1957 г., после того как ученые доказали, что курение является причиной множества заболеваний, включая рак легких, возникла новая волна противодействия этой привычке (Ньюэринг, Маркл, 1974). С тех пор руководители здравоохранения, активисты движения по защите окружающей среды и правительственные организации обрушились с резкой критикой на табачную промышленность, и курильщики стали объектами растущего всеобщего осуждения. Фактически в настоящее время курение начали считать девиантным поведением. Курильщиков стали отождествлять с "наркоманами, невротиками, а также загрязнителями воздуха и виновниками пожаров" (Маркл, Троер, 1979. С.622) - так что многие курящие сами считают себя девиантами. Поэтому вместо: "Не желаете ли сигарету?" - теперь спрашивают: "Вы не возражаете, если я закурю?" - а в ответ часто звучит: "Нет, я решительно возражаю!" (Калифано, 1978).

НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

Вторая проблема, с которой мы сталкиваемся, пытаясь дать определение девиации, связана с неопределенностью поведенческих ожиданий. Иногда правила не совсем ясны. Можно ли считать переход через дорогу в неположенном месте девиацией? Мы не уверены в этом. Это запрещено законом, /200/ но широко распространено и считается полулегальным до тех пор, пока не нарушается работа транспорта и никому не причиняется вред. Та же самая неопределенность наблюдается, если вы поставите машину во второй ряд, не нарушая движения, или проедете на велосипеде по тротуару.

ПРОБЛЕМА СОГЛАСИЯ

Наконец, даже если ожидания, правила или нормы поведения ясно сформулированы, среди населения могут возникнуть разногласия относительно их законности и правильности. Например, в период с 1919 по 1933 г., когда в Америке была запрещена продажа алкогольных напитков, среди американцев не было единодушия относительно того, насколько это законно. Такие же разногласия существуют в настоящее время по поводу употребления марихуаны. Это подчеркивает важность решения третьей проблемы, с которой мы сталкиваемся, пытаясь дать определение девиации: в плюралистическом обществе, наподобие нашего, девиантное поведение одного человека другим человеком может считаться нормальным (Матца, 1969).

Мы уже отмечали, что различные слои населения могут выражать разные точки зрения по поводу девиантности некоторых типов поведения. Кроме того, непременно придерживаются разного мнения те, чье поведение является сомнительным, и те, кто заинтересован в контроле за поведением, и осуществляет его. Следует ли считать девиацией вождение автомобиля со скоростью 62 мили в час, когда предельная скорость составляет 55 миль? С точки зрения закона это считается девиацией. Но водитель может думать иначе. Некоторые полицейские, регулирующие движение на дорогах, считают, что любое превышение скорости является девиантным и наказуемым, в то время как другие готовы идти на некоторые уступки водителям - например, разрешают им ехать со скоростью до 65 миль в час, - но дальнейшее превышение скорости даже они считают "действительно" девиантным. Иные автомобилисты не придают значения увеличению скорости до тех пор, пока она не представляет для них опасности. Таким образом, всегда важно выяснить реакцию так называемой "публики" на различные виды поведения - речь идет о людях, которые определяют, что является, а что не является девиантным. Понятие "публика" включает широкие слои общества, которым свойственны общепринятые непрямые реакции. Также имеются в виду люди, с которыми тот или иной человек ежедневно общается - они непосредственно оценивают /201/ его поведение. Кроме того, подразумеваются организации или органы власти, призванные контролировать поведение (Шур, 1971).

Все эти факторы (релятивная природа девиации, неопределенность ожиданий, разногласие по вопросу о правилах) свидетельствуют о том, что недопустимо навешивать ярлык девиантности на некий вид поведения, при всех обстоятельствах. Однако, как уже сказано, некоторые виды поведения почти всегда считаются девиантными. Например, почти во всех обществах человек, который отказывается разговаривать с другими людьми в течение длительного времени (если это не связано с религиозным ритуалом), обычно считается девиантом. При исследовании стандартов сексуального поведения было установлено, что в 110 обществах кровосмешение, а также похищение или изнасилование замужней женщины почти в любом случае оценивались как проявления девиантного поведения (Браун, 1952).

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДЕВИАЦИИ

Как правило, социологи стараются выработать беспристрастное отношение к тому, что они исследуют. Нейтральная позиция (избегающая морализирования) особенно важна при изучении девиации. Поскольку девиантное поведение стало ассоциироваться со многими негативными проявлениями (оно является олицетворением "зла" в религиозном мировоззрении, симптомом "болезни" с точки зрения медицины, в частности, психиатрии, и "незаконным", в соответствии с правовыми нормами), возникла тенденция считать его "ненормальным". В действительности же, наверное, более разумно считать девиацию такой же "естественной", или "нормальной" формой поведения, как, например, конформизм. Тот факт, что общество создает стандарты (ожидания) поведения, подразумевает, что оно не всегда им соответствует. Если бы никто не употреблял кокаин и не торговал им, не было бы необходимости в законе, запрещающем это. Даже если бы существовало нечто похожее на идеальное общество, оно не могло бы долго оставаться совершенным. Эмиль Дюркгейм, (1938) один из основоположников социологии, выразил эту мысль следующим образом: "Представьте себе общество святых, напоминающее образцовый монастырь, где живут идеальные люди. В нем и понятия не имеют о том, что мы называем преступлением, но проступки, которые кажутся незначительными рядовому мирянину, могут произвести среди них /202/ такой скандал, какой обычно вызывает преступление среди ординарных людей (с.38).

Таким образом, девиация может создать проблемы для некоторых групп общества или даже всего общества в целом, но она так же естественна, как и ее противоположность - конформизм. Чтобы глубже понять сущность девиации, мы должны попытаться дать ей какое-то определение, даже если оно нуждается в оговорках. Попробуем определить девиацию как отклонение от групповой нормы, которое влечет за собой изоляцию, лечение, тюремное заключение или другое наказание нарушителя (в несколько ином варианте эта мысль представлена в работе: Шур, 1971).

На основе данного определения мы можем выделить три основных компонента девиации: человек, которому свойственно определенное поведение; ожидание, или норма, которая является критерием оценки девиантного поведения, и некий другой человек, группа или организация, реагирующая на поведение. В начале этой главы говорилось, что Макинтош и Лопес были арестованы за попытку побега из тюрьмы. В соответствии с законами и институтами, созданными обществом, к которому они принадлежали, было решено, что их поведение неприемлемо. Значит, сотрудники правоохранительных органов имеют право преследовать, арестовывать и наказывать преступников. В результате сочетания многих факторов, а не только самих поступков, поведение этой пары оказалось девиантным.

КАКОВЫ ПРИЧИНЫ ДЕВИАЦИИ?

Если девиация и конформизм - две стороны одной медали, почему первой уделяется больше внимания? Вероятно, она особо привлекательна и, в то же время является источником повышенного беспокойства для окружающих. В прошлом веке социальные исследователи предложили множество объяснений девиации; в данном разделе мы рассмотрим основные теории, объясняющие девиацию. Неудивительно, что в них придается особое значение одному из трех выше упомянутых факторов: человеку, норме и группе (табл. 7-2 на стр. 215, в которой кратко изложены теории девиации).

БИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

В конце XIX в. итальянский врач Чезаре Ломброзо обнаружил связь между криминальным поведением и определенными физическими чертами. Он считал, что люди предрасположены /203/ к определенным типам поведения по своему биологическому складу. Он утверждал, что "криминальный тип" есть результат деградации к более ранним стадиям человеческой эволюции. Этот тип можно определить по таким характерным чертам, как выступающая нижняя челюсть, реденькая бородка и пониженная чувствительность к боли. Теория Ломброзо получила широкое распространение, и некоторые мыслители стали его последователями - они тоже устанавливали связь между девиантным поведением и определенными физическими чертами людей.

Уильям X. Шелдон (1940), известный американский психолог и врач, подчеркивал важность строения тела. Он считал, что у собак некоторых пород имеется склонность следовать определенным образцам поведения. Также и у людей определенное строение тела означает присутствие характерных личностных черт. Эндоморфу (человеку умеренной полноты с мягким и несколько округлым телом) свойственны общительность, умение ладить с людьми и потворство своим желаниям. Мезоморф (чье тело отличается силой и стройностью) проявляет склонность к беспокойству, он активен и не слишком чувствителен. И наконец, эктоморф, отличающийся тонкостью и хрупкостью тела, склонен к самоанализу, наделен повышенной чувствительностью и нервозностью.

Опираясь на исследование поведения двухсот юношей в центре реабилитации, Шелдон сделал вывод, что наиболее склонны к девиации мезоморфы, хотя они отнюдь не всегда становятся преступниками.

Хотя подобные биологические концепции были популярны в начале XX в., другие концепции их постепенно вытеснили. Были получены данные о том, что некоторые умственные расстройства, особенно шизофрения, могут быть обусловлены генетической предрасположенностью. Кроме того, некоторые биологические особенности могут оказывать влияние на психику личности. Например, если мальчика дразнят за маленький рост, его ответная реакция может быть направлена против общества и выразится в девиантном поведении. Но в таких случаях биологические факторы лишь косвенно способствуют девиации, сочетаясь с социальными или психологическими. Поэтому при любом биологическом анализе девиации необходимо учитывать сложную совокупность многих факторов.

В последнее время биологическое объяснение фокусируется на аномалиях половых хромосом (XY) девианта. В соответствии с нормой женщина обладает двумя хромосомами типа X, в то время как для мужчины характерно наличие одной /204/ хромосомы типа X и одной хромосомы типа Y. Но иногда у отдельных людей имеются дополнительные хромосомы типов X или Y (XXY, XYY или, что встречается очень редко, XXXY, XXYY и т.д.). На основе изучения поведения пациентов мужского пола в специализированной психиатрической больнице в Шотландии Прайс и его коллеги (1966, 1967) установили, что наличие дополнительной хромосомы типа Y было свойственно мужчинам выше среднего роста, которые оказались тяжелыми психопатами. В дальнейшем на материале исследования датской преступности Уиткин и его коллеги (1976) обнаружили, что среди мужчин с составом хромосом ХYY наблюдался более высокий уровень правонарушений, чем среди людей, входивших в контрольную группу и не обладавших дополнительными хромосомами. Однако мужчины, имевшие состав хромосом типа XYY, не были выше среднего роста. Кроме того, это исследование подтвердило данные, что среди мужчин с составом хромосом типа XYY, больше осужденных не за убийства, а за преступления, связанные с присвоением чужой собственности. На основе этих данных исследователи выразили сомнение по поводу того, что генетическая предрасположенность к агрессии способствует преступности мужчин с хромосомами типа XYY. Вместе с тем, они обладают значительно более низким интеллектуальным потенциалом (что подтвердили тесты оценки уровня интеллекта).

Хотя эти данные внушают доверие, возникают некоторые трудности, когда мы делаем вывод, что мужчинам, обладающим набором хромосом типа XYY, в большей мере свойственна биологически предопределенная тенденция к криминальному поведению, чем имеющим набор хромосом типа XY. Возможно, иногда необычная, даже пугающая внешность таких мужчин в какой-то мере способствует тому, что их арестовывают и признают виновными чаще, чем людей с заурядной внешностью (Тэйлор, Уолтон и Янг, 1973). Если в самом деле учитывать уровень развития их интеллекта, можно предположить, что обладающих хромосомами XYY легче поймать на месте преступления, но это не означает, что они чаще других совершают преступления.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

Психологический подход, так же как и биологические теории, рассмотренные выше, часто применяется к анализу криминального поведения. Мыслители прошлого, которые стремились к психологическому объяснению девиации, подчеркивали важность так называемых общих состояний: "умственных /205/ дефектов", "дегенеративности", "слабоумия" и "психопатии". Криминологи старались с помощью научных методов установить связь между названными состояниями и криминальным поведением. Психоаналитики предложили теорию, которая связывала девиантные поступки с психическими отклонениями. Например, Фрейд ввел понятие - "преступники с чувством вины" - речь идет о людях, которые желают, чтобы их поймали и наказали потому, что они чувствуют себя виноватыми из-за своего "влечения к разрушению", они уверены, что тюремное заключение в какой-то мере помогло бы им преодолеть это влечение. (Фрейд, 1916-1957). Что касается сексуальной девиации, то некоторые психологи полагали, что эксгибиционизм, половые извращения и фетишизм обусловлены непреодоленным страхом кастрации. Например, демонстрируя свой половой орган, эксгибиционист, возможно, тем самым убеждался в его сохранности.

Тщательные исследования показали, что сущность девиации нельзя объяснить только лишь на основе анализа психологических факторов. В 1950 г. Шуэсслер и Кресси проделали критический обзор многих научных работ, авторы которых пытались доказать, что правонарушителям и преступникам свойственны некоторые психологические особенности, не характерные для законопослушных граждан. Однако не было выявлено ни одной психологической черты, например, эмоциональная незрелость, психическая неустойчивость или обеспокоенность, которые могли бы быть наблюдаемы у всех преступников (Шуэсслер, Кресси, 1950). В настоящее время большинство психологов и социологов признают, что особенности личности и мотивы ее поступков, наверное, оказывают важное влияние на все виды девиантного поведения. Но, по-видимому, с помощью анализа какой-то одной психологической черты, конфликта или "комплекса" нельзя объяснить сущность преступности или любого другого типа девиации. Более вероятно, что девиация возникает в результате сочетания многих социальных и психологических факторов.

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

Биологическое и психологическое объяснения девиации связаны главным образом с анализом природы девиантной личности. Социологическое объяснение учитывает социальные и культурные факторы, на основе которых людей считают девиантами. /206/

Теория аномии

Впервые социологическое объяснение девиации было предложено в теории аномии, разработанной Эмилем Дюркгеймом. Дюркгейм использовал эту теорию в своем классическом исследовании сущности самоубийства. Он считал одной из причин самоубийства явление, названное аномией (буквально "разрегулированность"). Объясняя это явление, он подчеркивал, что социальные правила играют важную роль в регуляции жизни людей. Нормы управляют их поведением, они знают, чего следует ожидать от других и что ждут от них. Жизненный опыт людей (т.е. их удовольствия и разочарования) более или менее соответствует ожиданиям, которые обусловлены социальными нормами. Однако во время кризисов или радикальных социальных перемен, например в связи со спадом деловой активности и безудержной инфляцией, жизненный опыт перестает соответствовать идеалам, воплощенным в социальных нормах. В результате люди испытывают состояние запутанности и дезориентации. Чтобы продемонстрировать воздействие аномии на поведение людей, Дюркгейм показал, что во время неожиданных экономических спадов и подъемов уровень самоубийств, как правило, становится выше обычного. Он считал, что неожиданные упадок и процветание связаны с "нарушениями коллективного порядка". Социальные нормы разрушаются, люди теряют ориентацию и - все это способствует девиантному поведению (Дюркгейм, 1897).

Хотя теория Дюркгейма подверглась критике, основная мысль о том, что социальная дезорганизация является причиной девиантного поведения, и в наши дни считается общепризнанной. Термин "социальная дезорганизация" обозначает состояние общества, когда культурные ценности, нормы и социальные взаимосвязи отсутствуют, ослабевают или противоречат друг другу. Это может быть, например, результатом смешения религиозных, этнических и расовых групп, имеющих различные верования, проявляющих верность различным идеалам, в частности, по-разному относящихся к азартным играм, употреблению спиртных напитков и другим типам поведения. Это может наблюдаться при высоком уровне миграции членов поселенческих общностей, что также приводит к неоднородности и неустойчивости социальных связей. В своем классическом исследовании Шоу и Маккэй (1942) установили, что официальный уровень правонарушений среди подростков особенно высок в городских районах, где проживают люди различного происхождения и наблюдается высокая степень текучести населения. Для жизни таких /207/ районов характерен не только конфликт между культурными ценностями (что приводит к отсутствию единой совокупности ожиданий), но возникают трудности в связи с контролем за соблюдением любых стандартов, и должностные лица даже не пытаются его осуществлять (Коэн, Шорт, 1961). Противоречивые критерии оценки поведения людей и слабый контроль со стороны властей в значительной мере способствуют росту правонарушений.

Сравнительно недавно теория аномии нашла новое выражение в понятии "социальных обручей", введенном Трэвисом Хирши (1969). Хирши утверждает, что, чем больше люди верят в ценности, принятые обществом (например, в правильность законов), чем активнее они стремятся к успешной учебе, участию в социально одобряемой деятельности (например, во внешкольных занятиях) и чем глубже их привязанность к родителям, школе и сверстникам, тем меньше вероятность, что они совершат девиантные поступки. Исследование 1300 юношей с белым цветом кожи (в возрасте от 12 до 18 лет) в некоторой степени подтвердило точку зрения Хирши. Например, среди подростков, которые стремились "быть полностью похожими на своих отцов" (измерение степени привязанности к родителям), 64 процента имеют низкий уровень правонарушений; среди тех, кто не проявили желания быть похожими на отцов, этот показатель составил 41 процент. Однако этот вывод не подтвердило исследование, проведенное Хинделангом (1973), который обнаружил, что слишком глубокая привязанность к сверстникам способствует правонарушениям. Это означает, что группы сверстников действительно регулируют поведение своих членов, но они же могут поощрять преступное поведение.

Теория аномии Мертона

Роберт К. Мертон (1938) внес некоторые изменения в концепцию аномии, предложенную Дюркгеймом. Он считает, что причиной девиации является разрыв между культурными целями общества и социально одобряемыми средствами их достижения. В качестве примера можно привести противоречивое отношение американцев к проблеме богатства. Они с восхищением относятся к финансовому успеху, достижение богатства является общепринятой в американской культуре целью. Социально одобряемые или институционализированные средства достижения этой цели подразумевают такие традиционные методы, как получение хорошего образования и устройство на работу в торговую или юридическую фирму. /208/ Но когда мы сталкиваемся с реальным положением дел в американском обществе, становится ясно, что эти социально одобряемые средства недоступны для большинства населения. Многие люди не могут платить за хорошее образование, а лучшие предприятия принимают на работу лишь ограниченное количество специалистов. Согласно Мертону, когда люди стремятся к финансовому успеху, но убеждаются в том, что его нельзя достичь с помощью социально одобряемых средств, они могут прибегнуть к незаконным способам, например, рэкету, спекуляции на скачках или торговле наркотиками. Мы вернемся к обсуждению взглядов Мертона на последствия аномии в следующих разделах.

МЕТОДЫ И ИЗМЕРЕНИЯ

Исследование преступности путем изучения жертв преступлений

Наверное, каждому из нас известно, что уровень преступности нынче повысился. Но каков этот уровень преступности в современной Америке? Как ни странно, никто не может точно ответить на этот вопрос. Статистические данные, которыми располагает полиция, являются главным источником информации о преступности. Но о чем в действительности свидетельствуют эти данные? Когда полицейское управление сообщает о росте преступности, граждане, проживающие в данной местности, часто испытывают страх и тревогу. Такие сообщения могут не отражать реального положения с преступностью. Возможно, в них находит отражение тот факт, что задержано больше преступников, или это свидетельствует о том, что улучшилась информация о преступлениях.

В настоящее время мы не располагаем достоверными сведениями о криминальной активности. Статистические данные, имеющиеся в распоряжении полиции, основаны на "сообщениях" о преступлениях и арестах, но эти показатели не надежны. К тому же о многих преступлениях нигде не сообщается - например, жертвы изнасилований часто избегают обращаться в полицию.

Статистика не отражает нераскрытые преступления, например, подкуп таможенных чиновников. Она также не учитывает, что полиция ссылается на действия других учреждений, например, больниц и организаций системы социального обеспечения. И поскольку многие преступления никогда не раскрываются, по количеству арестов нельзя судить об общем уровне преступности. Данные об убийствах и жестоких изнасилованиях обычно не предаются огласке при задержании подозреваемых. Однако что касается многих других видов преступлений, арест далеко не всегда влечет за собой осуждение. Например, в случае задержания подозреваемых "раскрывается" лишь четверть всех ограблений и угонов автомобилей. По-видимому, официальные данные не учитывают множество нераскрытых, засекреченных и незарегистрированных преступлений.

Принимая во внимание эти проблемы, президентская комиссия по охране правопорядка и управлению выбрала другой подход. Было решено сосредоточить внимание на опросе жертв преступлений. В 1966 г. уполномоченный /209/ этой комиссии поручил Центру исследования общественного мнения при Чикагском университете провести обследование 10 000 семей и выяснить, были ли они когда-либо жертвами преступлений. Комиссия провела также весьма интенсивное изучение криминогенных зон во многих городах.

Результаты оказались потрясающими. Было установлено, что пострадавших от преступлений оказалось вдвое больше, чем сообщало ФБР. В действительности произошло в 3,5 раза больше изнасилований и в три раза больше ограблений. В некоторых криминогенных районах выявили в 3-10 раз больше преступлений, по сравнению с данными, представленными полицией. Исследование также установило, что в криминогенных районах ежегодно совершается от 10 000 до 24 000 преступлений на 100 000 жителей. Это означает, что даже при самом заниженном подсчете каждый десятый человек ежегодно становится жертвой преступления - эта цифра на 400 процентов превышает данные, представленные полицией.

Хотя эти данные полны драматизма, они, по-видимому, тоже занижены. Результаты исследования не учитывают преступления, совершенные против торговых фирм и организаций. Возможно, занижено число преступлений против детей. А человеческая память слишком ненадежна. Люди могут забыть далее о серьезных преступлениях, которые произошли давно; тем более они не помнят о незначительных проступках. В связи с этим возникают новые проблемы, но постепенно они решаются. Изучение жертв преступлений полезно и в теоретическом, и в практическом отношении. С теоретической точки зрения усовершенствование методов исследования означает включение в анализ как социологических (доход, образование и расовая принадлежность), так и психологических факторов (страх перед преступниками и отношение к правоохранительным органам) для выявления характерных черт жертвы преступления. Возможно, это поможет выяснить, почему одни люди становятся жертвами преступлений чаще других.

С практической точки зрения это исследование должно дать нам более точные сведения об уровнях преступности - такая информация играет важную роль в планировании деятельности полиции и формировании общественной политики в отношении борьбы с преступностью. Когда сообщается о росте преступности, рядовой гражданин обычно приходит к заключению, что полиция не справляется со своей работой. Но на самом деле чаще бывает наоборот. Низкий уровень преступности может свидетельствовать о том, что полиция смотрит сквозь пальцы на деятельность многих преступных элементов. Изучение жертв преступлений могло бы представить общественности более правдивую картину усилий полиции. Более того, вторичный анализ статистических данных мог бы служить в качестве своего рода контроля. В настоящее время правоохранительные органы обладают монополией на сведения о преступности, а это означает, что они могут подтасовывать статистические данные в своих интересах. Если общественность получит доступ к другим источникам информации, вероятность такой фальсификации уменьшится.

Культурологические объяснения

Концепции социальной дезорганизации рассматривают социальные силы, которые "толкают" человека на путь девиации. Так называемые культурные теории девиации по сути похожи на вышеупомянутые, но делают акцент на анализе культурных ценностей, благоприятствующих девиации, другими /210/ словами, сил, "побуждающих" людей к девиантному поведению.

Селлин (1938) подчеркивал, что девиация возникает в результате конфликтов между нормами культуры. Он занимался изучением поведения отдельных групп, нормы которых отличаются от норм остального общества. Это обусловлено тем, что интересы группы не соответствуют нормам большинства. Например, в таких субкультурах, как уличные банды или группы заключенных полиция скорее ассоциируется с карательной или продажной организацией, чем со службой по охране порядка и защите частной собственности. Член такой группы усваивает ее нормы и, таким образом, становится нонконформистом с точки зрения широких слоев общества.

Миллер (1958) углубил идею Селлина о взаимосвязи между культурой и девиантным поведением. Он утверждал, что существует ярко выраженная субкультура низшего слоя общества, одним из проявлений которой является групповая преступность. Эта субкультура придает огромное значение таким качествам, как готовность к риску, выносливость, стремление к острым ощущениям и "везение". Поскольку члены банды руководствуются этими ценностями в своей жизни, другие люди, и в первую очередь представители средних слоев, начинают относиться к ним как к девиантам.

Селлин и Миллер считают, что девиация имеет место, когда индивид идентифицирует себя с субкультурой, нормы которой противоречат нормам доминирующей культуры. Но почему лишь некоторые люди усваивают ценности "девиантной" субкультуры, в то время как другие отвергают ее? Эдвин Сатерленд (1939) пытался объяснить это на основе понятий дифференцированной ассоциации. Он утверждал, что преступности (форма девиации, которая интересовала его в первую очередь) обучаются. Люди воспринимают ценности, способствующие девиации, в ходе общения с носителями этих ценностей. Если большинство друзей и родственников того или иного человека занимаются преступной деятельностью, существует вероятность, что он тоже станет преступником.

Теория Сатерленда значительно точнее и глубже, чем подсказанная здравым смыслом уверенность в том, что девиация - это результат того, что человек связался с плохой компанией. Криминальная девиация является результатом преимущественного общения с носителями преступных норм. Более того, Сатерленд тщательно описал факторы, сочетания которых способствуют криминальному поведению. Он подчеркнул, что важную роль в этом играют не контакты с безличными организациями или институтами (например, с законодательными /211/ органами или церковью), а повседневное общение в школе, дома или на месте постоянных "уличных тусовок". Юноши из городского гетто, которые общаются с представителями уличных банд, торговцами наркотиками и проститутками более часто, чем со своими законопослушными родителями и молодыми людьми, стремящимися получить хорошее образование, в большей мере склонны одобрять преступное поведение. Частота контактов с девиантами, а также их количество и продолжительность оказывают влияние на интенсивность усвоения человеком девиантных ценностей. Важную роль играет и возраст. Чем человек моложе, тем с большей готовностью он усваивает образцы поведения, навязываемые другими.

Клауорд и Оулин (Клауорд, 1959; Клауорд, Оулин, 1960) так же, как Сатерленд, считают, что причины правонарушения не только, в социальной дезорганизации и крушении идеалов. Они указывают на благоприятные возможности, которые открывает девиантное поведение, особенно если оно сулит реальные блага. В некоторых сферах деятельности юноши усваивают ролевые модели преуспевающих девиантов - речь идет о людях, участвующих в организованной или профессиональной преступности; они завоевали влияние, престиж и высокое положение в обществе. Часто такие люди занимаются организованной торговлей наркотиками и другими видами преступной деятельности, вовлекая в нее молодежь. Возможности процветания соблазняют людей, имеющих ограниченный доступ к законным способам достижения успеха.

Теория стигматизации (наклеивания ярлыков или клеймения)

Теории, рассмотренные до сих пор, основаны главным образом на анализе личностных особенностей девианта, а также социальных и культурных факторов, способствующих девиации. Однако за последние 20 лет сформировалось несколько новых подходов к девиации, которые основное внимание обращают на тех, кто оценивает человека с точки зрения девиации, а также на то, как обращаются с индивидом, которому приклеен ярлык "девианта".

Говард Беккер предложил концепцию, противоположную обсуждавшимся выше. В своей книге "Аутсайдеры" (1963) он отверг многие психологические и социологические объяснения девиации, потому что они основаны на "медицинской модели", согласно которой человек, проявляющий девиантное поведение, считается в некотором смысле "больным". Такие /212/ подходы не учитывают политического аспекта девиации. Беккер считал, что девиация на деле обусловлена способностью влиятельных групп общества (имеются в виду законодатели, судьи, врачи и пр.) навязывать другим определенные стандарты поведения. "Социальные группы создают девиацию, - писал он, - поскольку они следуют правилам, нарушение которых считается девиацией; кроме того, они навязывают эти правила определенным людям, которым "наклеиваются ярлыки" аутсайдеров. С этой точки зрения девиация не качество поступка, который совершает человек, а скорее следствие применения другими людьми правил и санкций против "нарушителя" (с.9).

Концепция Беккера и подобные ей названы теорией стигматизации (наклеивания ярлыков), т.к. они объясняют девиантное поведение способностью влиятельных групп ставить клеймо "девиантов" членам менее влиятельных групп. С человеком могут обращаться так, словно он или она нарушили правило (даже если это и не соответствует действительности), только потому, что другие люди утверждают, что это правило нарушено. Именно так поступали с неграми в Америке. Они подвергались преследованию и иногда линчеванию по ложным обвинениям в изнасиловании белых женщин. Короче говоря, Беккер высказал мысль, что "суждение о том, является ли тот или иной поступок девиантным, обусловлено его характером (речь идет о том, связан ли он с нарушением какого-то правила), а также тем, как его оценивают другие люди" (с. 14).

Большинство людей нарушают некоторые социальные правила. Подросток может покуривать сигареты с марихуаной. Администратор делает приписки к счету, кто-то пытается заниматься гомосексуализмом. Окружающие вначале смотрят на эти поступки сквозь пальцы, а человек, нарушающий правила, скорее всего, не считает себя девиантом. Лемерт (1951) называет этот тип поведения первичной девиацией. Но что произойдет, если друг, член семьи, коллега или служащий правоохранительных органов узнают о таких поступках и расскажут другим? Часто это приводит к тому, что называется вторичной девиацией: на человека ставят клеймо девианта; окружающие начинают обращаться с ним как с девиантом, постепенно и он сам привыкает считать себя таковым и вести себя в соответствии с этой ролью.

Кем же являются те, кто может заставить других подчиняться своим правилам? Беккер утверждает, что это зависит от распределения политической и экономической власти. Например, психиатры устанавливают правила, в соответствии с /213/ которыми людей считают психически неполноценными. Беккер также подчеркивает роль так называемых "борцов за нравственность", организующих "крестовые походы". И если они побеждают, создается новая система правил (и появляются новые девианты). Восемнадцатая поправка к Конституции США, на основе которой был принят закон о запрете продажи спиртных напитков, возникла в результате такого "крестового похода" (Беккер, 1963).

В отличие от концепций, обращающих основное внимание на особенности индивидов, способствующие девиации, теория стигматизации объясняет, каким образом формируется отношение к людям, как девиантам.

Эта теория подвергается критике. Гоув и другие исследователи считают, что ее сторонники "стоят на стороне обездоленных", которые оказались на дне общества и не могут оказать сопротивление тем, кто навешивает на них ярлыки девиантов. Сравнительно недавно Пивен (1981) отметила, что сторонники этой концепции в какой-то мере преувеличивают пассивность девиантов и их неспособность бороться с правящими классами. Она утверждает, что в действительности известно много людей, оказывающих сопротивление, иногда успешное, попыткам властей унизить их и поставить на колени. Она приводит пример борьбы негров юга Америки, которые отвергают нормы, навязываемые им окружающим обществом, и организуют бойкоты, сидячие забастовки и марши протеста. Согласно точке зрения Пивен, девиация подразумевает конфликт в большей мере, чем предполагают сторонники теории наклеивания ярлыков.

Конфликтологический подход

Еще более ярко выраженный политический подход к девиации выбран группой социологов, которые называют себя "радикальными криминологами". Они отвергают все теории преступности, трактующие ее как нарушение общепринятых законов; утверждают, что такие концепции характеризуют общество как абсолютно единое целое. Согласно их точке зрения, создание законов и подчинение им является частью конфликта, происходящего в обществе между различными группами. Чтобы пояснить суть этой концепции, Остин Турк (1969) привел следующий довод: когда возникает конфликт между властями и некоторыми категориями граждан, власти обычно избирают вариант принудительных мер. Например, сотрудники полиции с большей готовностью применяют законы, соответствующие их собственной субкультуре (скажем, /214/ запрещающие гомосексуализм), чем те, которые противоречат ей (например, защищающие гражданские права). Кроме того, полиция в первую очередь применяет законы, направленные против бедняков и не причастных к власти, тех, кого можно подавлять, не встречая сопротивления.

Квинни (1977) рассматривает данную проблему с марксистской точки зрения. Он утверждает, что законы и деятельность правоохранительных органов - это орудие, которые правящие классы (владеющие средствами производства) используют против тех, кто лишен власти. Например, в XII в. были приняты законы, запрещающие бродяжничество, что было обусловлено стремлением землевладельцев, заставить бедняков работать, ибо в то время каждый десятый работник погибал от чумы или его забирали в отряды крестоносцев (Чемблисс, 1964). Далее Квинни подчеркивает, что даже законы, якобы противоречащие интересам правящих классов (например, принятое в 30-е и 40-е г. XX в. законодательство, поддержавшее требование профсоюзов), в действительности служат этим интересам. Ведь если бы такое законодательство не было принято, мог произойти революционный взрыв, что привело бы к коренным изменениям социального строя.

Таким образом, "радикальная криминология" не интересуется, почему люди нарушают законы, а занимается анализом сущности самой законодательной системы. Более того, сторонники этой теории рассматривают "девиантов" не как нарушителей общепринятых правил, а скорее как бунтарей, выступающих против капиталистического общества, которое стремится "изолировать и поместить в психиатрические больницы, тюрьмы и колонии для несовершеннолетних множество своих членов, якобы нуждающихся в контроле" (Тэйлор и др., 1973.С.269).

Мы убедились в том, что существуют глубокие различия между различными биологическими, психологическими и социологическими объяснениями девиации. (См. табл. 7-2). Но для всех этих теорий характерна общая тенденция, которую мы рассмотрим подробнее в 10-й и 18-й главах. В последнее время стали придавать меньше значения биологическим или психологическим факторам, "толкающим" людей к девиантному поведению. Новейшие теории, особенно "новая криминология", делают акцент на характере общества и стремятся выявить, в какой мере оно заинтересовано в создании и сохранении девиации.

Новейшие теории намного более критичны к существующему социальному устройству, они доказывают необходимость исправления не отдельных людей, а всего общества в целом. /215/

Таблица 7-2. Теории девиации

Тип объяснения

Теория

Автор

Основная идея

Биологическое

Физические черты связаны с преступными наклонностями.

Определенное строение тела, наиболее часто встречающееся среди девиантов

Ломброзо

Шелдон

Физические особенности являются причиной девиации

Психологическое

Психоаналитическая теория

Фрейд

Конфликты, свойственные личности, вызывают девиацию

Социологическое

Аномия

Социальная дезорганизация

Аномия

Культурологические теории

Теория стигматизации (клеймения)

Радикальная криминология

Дюркгейм

Шоу и Маккей

Мертон

Селин, Миллер, Сутерленд,

Клауорд и Оулин

Беккер

Турк, Квинни, Тэйлор, Уолтон и Янг

Девиация, в частности самоубийства, происходит вследствие нарушения или отсутствия ясных социальных норм

Девиация многих видов возникают в тех случаях, когда культурные ценности, нормы и социальные связи разрушаются, ослабевают или становятся противоречивыми

Девиация нарастает, когда обнаруживается разрыв между одобряемыми в данной культуре ценностями и социальными способами их достижения

Причиной девиации являются конфликты между нормами субкультуры и господствующей культуры

Девиация – своего рода клеймо, которое группы, обладающие властью, ставят на поведение менее защищенных групп

Девиация является результатом противодействия нормам капиталистического общества

ТИПЫ ДЕВИАЦИЙ

Типологизация девиантного поведения связана с трудностями, поскольку любые его проявления - осуществление аборта, пристрастие к спиртным напиткам, употребление в пищу свинины и т.д. - можно считать как девиантными, так и недевиантными; все определяется нормативными требованиями, на основе которых они оцениваются. Поэтому, наверное, нет смысла пытаться составить точную классификацию типов абсолютно девиантного поведения, хотя некоторые из них, например изнасилование и кровосмешение, большинство людей (но не все) считают девиантными. Каким же образом типологизировать девиантное поведение?

По-видимому, классификация девиантных поступков, предложенная Мертоном, наиболее удачна из всех разработанных до сих пор. Мы уже знакомы с его концепцией - девиация возникает в результате аномии, разрыва между культурными целями и социально одобряемыми средствами их достижения. Исходя из этого Мертон строит типологию девиантных поступков. Она представлена в табл. 7-3.

В системе Мертона, тотальный конформизм предполагает согласие с целями общества и законными средствами их достижения. Молодой человек или девушка, которые получают хорошее образование, находят престижную работу и успешно продвигаются вверх по служебной лестнице, - олицетворение конформизма; они ставят перед собой цель (скажем, финансовый успех), и достигают ее законными средствами. Следует учитывать, что конформизм представляет собой единственный тип недевиантного поведения.

Вторая возможная реакция называется инновацией; она предполагает согласие с одобряемыми данной культурой целями, но отрицает социально одобряемые способы их достижения. "Инноватор" будет использовать новые, но незаконные средства достижения богатства - он занимается рэкетом, шантажом или совершает так называемые "преступления белых воротничков" (вроде растраты чужих денег).

Третья реакция, названная ритуализмом, предполагает отрицание целей данной культуры, но согласие (порой доведенное до абсурда) использовать социально одобряемые средства. Бюрократ, фанатически преданный своему делу, настаивает, чтобы каждый бланк был тщательно заполнен, дважды проверен и подшит в четырех экземплярах. В конце концов он становится жертвой жестокой бюрократической системы и спивается от отчаяния. Происходит это именно потому, что обнаруживается забвение цели деятельности - для чего все это делается. /217/

Четвертая реакция, названная бегством от действительности (ретреатизм), наблюдается в случае, когда человек одновременно отвергает и цели, и социально одобряемые средства их достижения. Наиболее ярким проявлением ретреатизма становятся маргиналы: бродяги, пропойцы, душевнобольные, наркоманы и т.п.

Наконец, бунт, подобно бегству от действительности, тоже одновременно отрицает и культурные цели, и социально одобряемые средства их достижения. Но он приводит к замене старых целей и средств на новые: развивается новая идеология (она может быть революционной). К примеру, систему социалистической собственности, вытесняющую частную собственность, революционер считает более законной, чем существующую.

Концепция Мертона важна прежде всего потому, что она рассматривает конформизм и девиацию как две чаши одних весов, а не как отдельные категории. В ней также сделан упор на то, что девиация не является продуктом абсолютно негативного отношения к общепринятым стандартам, как часто предполагают многие люди. Вор не отвергает социально одобряемую цель достижения материального благополучия. Он может так же восторженно относиться к этой цели, как и молодой человек, успешно продвигающийся вверх по служебной лестнице. Бюрократ, олицетворяющий ритуализм, не отказывается от общепринятых правил работы, но исполняет их слишком буквально, чем доводит до абсурда. Однако оба эти человека проявляют девиантное поведение. /218/

Таблица 7-3. Типология девиации Мертона

Способ адаптации

Одобряемые обществом цели

Социально одобряемые средства

Конформизм

+

+

Инновация

+

-

Ритуализм

-

+

Ретреатизм (бегство от действительности)

-

-

Бунт

+

+

Примечание. Плюс обозначает согласие, а минус – отрицание. Например, конформное поведение характеризуется тем, что человек одновременно поддерживает и культурные цели, и социально одобряемые средства их достижения.

Источник: R.K. Merton. Social Theory and Social Structure. – N. Y., 1957, p. 140.

ДЕВИАЦИЯ КАК ПРОЦЕСС РАЗВИТИЯ

В каждой из рассмотренных нами теорий выделяются различные аспекты девиации, но при этом подвергаются критике все другие подходы. Упорядочить эти подходы возможно, если взглянуть на девиацию как на процесс развития. Таким образом можно определить ряд важных переходных моментов (или даже стадий) в развитии девиантного поведения. Мы рассмотрим восемь факторов в развитии девиантной "карьеры":

  1. создание норм;
  2. сущность норм;
  3. совершение девиантного поступка;
  4. признание поступка девиантным;
  5. признание человека девиантом;
  6. стигматизация (клеймение);
  7. следствия стигматизации;
  8. коллективные формы девиации.

СОЗДАНИЕ НОРМ

Мы уже отмечали, что правила часто создаются в результате своего рода нравственного "крестового похода". Именно так возникла концепция преступности несовершеннолетних. В то время традиционные ценности, укреплявшие домашние и семейные устои, оказались под угрозой в связи с индустриализацией и урбанизацией; отчасти этому способствовал приток большого числа иммигрантов. Женщины из средних слоев общества, вовлеченные в это движение, считали, что молодые люди нуждаются в строгом надзоре и защите не только от физической, но и моральной опасности. Их особенно волновала судьба детей рабочих; по мнению этих общественниц, детям жилось бы лучше вне "порочной" среды, в которой они росли, их могла бы "осчастливить", скажем, "реабилитация" в колониях для несовершеннолетних. Нет сомнения в том, что "благородное" стремление спасти американскую молодежь от дурного влияния открыло новые возможности для активности женщин, особенно в сфере общественной жизни. Еще важнее оказалось то, что, привлекая особое внимание к новым типам недостойного поведения, "борцы за спасение молодежи" фактически "выдумали" проблему преступности несовершеннолетних и "создали" новый тип девиации. Были приняты новые законы в целях решения этой "проблемы", что повлекло за собой создание судов по делам несовершеннолетних. /219/

СУЩНОСТЬ НОРМ

В обществе существуют различные нормы. Они отличаются по степени строгости, и их нарушение влечет за собой разные виды наказаний. Соблюдение некоторых норм контролируется группами, к которым принадлежит человек - имеются в виду друзья, семья и сослуживцы. Например, громкое рычание, вероятно, вызвало бы сердитое замечание друзей или члена семьи, а опоздание на работу могло бы привести к урезанию зарплаты. Соблюдение других норм контролируется государством - эту функцию осуществляют такие правоохранительные органы, как суды и тюрьмы. Автомобилисты не должны превышать предела допустимой скорости; за нарушение этой нормы их штрафуют (если превышение скорости будет обнаружено). Некоторые нормы являются вполне определенными. Так, профессор должен вовремя начать и закончить чтение лекции. Другие нормы отличаются неопределенностью. Считается, например, что многие профессора должны публиковать свои труды, но не существует четких правил, предписывающих, что и когда они должны публиковать. Обычно нарушение определенных норм влечет за собой более определенные санкции, чем нарушение неясных норм. Некоторые нормы предусматривают однозначное поведение, в то время как другие допускают возможность выбора. Отправляясь в фешенебельный ресторан, мужчины должны надевать костюм и галстук, тогда как на концерт можно ходить в чем угодно. Кроме того, некоторые нормы запрещают конкретные виды поведения - например, поджог или уклонение от уплаты налога. Основная часть нашего уголовного права относится к этой категории. Нормы, допускающие определенные виды поведения, в значительно меньшей мере связаны с принуждением, чем нормы, запрещающие некоторые поступки.

Наконец, одни нормы важнее, чем другие. Во всех штатах США имеются законы, запрещающие тяжкие преступления, например крупные кражи. В некоторых штатах существуют законы, наказывающие за "недонесение о тяжком преступлении", в соответствии с которыми вы обязаны сообщить властям, что вам было известно о готовящемся преступлении. Впрочем, последнее обстоятельство очень трудно доказать, поэтому законы о недонесении редко применяются.

Нормы-правила и нормы-ожидания

Между нормами-правилами и нормами-ожиданиями существует коренное различие.

Нормы-правила являются самыми важными нормами общества, они представляют собой основные механизмы, регулирующие /220/ общественную жизнь и скрепляющие единство общества. Нарушение норм-правил обычно влечет за собой суровое наказание. Нормы-правила включают законы, запрещающие такие поступки, как убийство и похищение людей. Менее важные нормы названы нормами-ожиданиями, их нарушение не приведет к суровому наказанию. Нарушение некоторых норм-ожиданий, например, употребление вилки вместо ложки или появление на улице в купальном костюме, не всегда вызывает даже замечание. Что касается сексуального поведения, то беспорядочные половые связи в большинстве обществ по-прежнему считаются нарушением нормы-ожидания. Изнасилование же влечет за собой суровое наказание, рассматривается как нарушение основных норм-правил.

Соблюдение норм-правил контролируется законом в большей мере, чем выполнение норм-ожиданий, но некоторые законы (например, те, которые связаны с вождением автомобиля и пьянством) созданы для контроля за соблюдением норм-ожиданий. Суровость наказания девиантного поступка определяется главным образом типом нормы, которая нарушена.

СОВЕРШЕНИЕ ДЕВИАНТНЫХ ПОСТУПКОВ

Девиация значительно более широко распространена, чем свидетельствуют официальные статистические данные. В полицию часто не сообщают о злоупотреблении наркотиками, уклонении от уплаты налогов и даже о крупных кражах. При обследовании жителей Нью-Йорка 99 процентов респондентов признались в том, что они совершили один или более незаконных поступков, например, занимались воровством в магазинах. Лишь очень немногие из этих правонарушений попали в поле зрения полиции или судов (Уоллерстайн, Уайл,1947).

Влияет ли принадлежность к определенному общественному классу на склонность к преступным действиям? Исследование почти 2000 человек свидетельствует о том, что существует лишь очень незначительная корреляция (если она вообще существует) между принадлежностью человека к какому-либо общественному классу (определяемому с точки зрения дохода, рода, занятий и образования) и вероятностью совершения им некоторых преступлений в течение последних пяти лет (Титтл, Виллемез, 1977) (табл. 7-4).

ПРИЗНАНИЕ ПОСТУПКА ДЕВИАНТНЫМ

Мы уже знаем, что не все девиантные поступки считаются девиантными. Это подтверждает мысль сторонников теории "наклеивания ярлыков" о том, что во многих случаях "девиантное /221/ поведение" не рассматривается как девиантное. Они также отмечают, что иногда людей арестовывают и даже наказывают за "девиантные" поступки, которых они не совершали. Пилявин и Бриар (1964) обследовали деятельность полиции в одном из городов Западной Америки. Было выявлено, что, даже имея дело с одинаковыми правонарушениями, сотрудники полиции чаще арестовывали людей, одежда, походка и манеры поведения которых вызывали у них раздражение.

Таблица 7-4. Преступность и общественный класс. Процентное соотношение белых мужчин, которые признают себя виновными в совершении преступлений в течение последних пяти лет (в %)

Преступление

Общественные классы

Высший слой общества (5)

Низший слой общества (1)

5

4

3

2

1

Кража (5 долл.)

19

36

29

31

25

Кража (50 долл.)

4

10

8

12

7

Азартные игры

38

54

50

48

36

Мошенничество с налогами

16

22

19

13

7

Разбойное нападение

14

17

17

12

14

Употребление марихуаны

16

25

19

13

24

Эти статистические данные свидетельствуют о том, что количество разбойных нападений и краж приблизительно равно среди представителей различных общественных классов. Азартные игры, мошенничество с налогами и употребление марихуаны в большей мере распространены среди высших слоев общества.

Источник : Ch.R.Tittle and W.J.Villemer. Social class and Criminality. – “Social Forces”, - № 56, 1977, р. 474 - 502.

ПРИЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА ДЕВИАНТОМ

Переход от оценки поступка как девиантного к "наклеиванию" ярлыка девианта на человека обычно осуществляется в результате своего рода обработки информации о его поведении. Как правило, эту "обработку" выполняет какое-либо учреждение. В психиатрических больницах диагнозы людям, страдающим умственными расстройствами, ставят с помощью некоторой диагностики, а суды выносят приговоры лицам, совершившим преступление. В обоих случаях наблюдается один и тот же результат: на человека "наклеивают ярлык" /222/ девианта, если он болен или ему предъявлено обвинение. В этих случаях следует учитывать также слабую связь между официальным определением индивидуума как девианта и реальным совершением девиантных поступков. Это проявляется особенно наглядно, когда людям навешиваются ярлыки психически больных. Поразительные результаты были получены в результате исследования, проведенного Л. Л. Розенхэном (1973). Он решил проследить, что же происходит, когда нормального человека помещают в психиатрическую лечебницу. Розенхэн и семь других псевдопациентов легли в разные психиатрические больницы с жалобами, что их "преследуют какие-то голоса". После того как они были помещены в клиники (под фальшивыми фамилиями), у них сразу же прекратились симптомы "ненормальности". Они стали убеждать медперсонал в том, что они нормальны. Большинству псевдопациентов был поставлен диагноз шизофрения. Они находились в больницах около 19 дней, и ни один из врачей не догадался об обмане. Его заподозрили лишь некоторые другие пациенты.

В течение первых трех дней пребывания в больнице 35 пациентов (всего в ней насчитывалось 118 пациентов) высказали свои подозрения, а некоторые были твердо убеждены в своей правоте. "Вы не психически больной человек. Вы журналист или профессор. (Псевдопациенты тратили много времени на запись своих наблюдений.) Вы контролируете деятельность врачей". Хотя псевдопациент настойчиво внушал другим больным, что он мучился до поступления в больницу, а теперь чувствует себя отлично, некоторые продолжали считать его абсолютно нормальным вплоть до выписки.

Но поскольку их признали шизофрениками, псевдопациенты никак не могли избавиться от этого ярлыка. (Вполне возможно, что некоторые из медицинского персонала понимали, что их обманули, но, стараясь не ударить в грязь лицом, не решались признать ошибочность первоначально поставленного диагноза.)

На втором этапе эксперимента сотрудникам больницы (психиатрам, медицинским сестрам и т.д.) сообщили, что в течение ближайших трех месяцев в больницу могут поступить псевдобольные. Всем сотрудникам было поручено тщательно обследовать каждого больного, помещенного в палату, и выявлять случаи обмана. Из 193 пациентов, поступивших для лечения психических заболеваний, 41 человек был признан нормальным по крайней мере одним врачом. Но в действительности на этот раз среди пациентов не было ни одного псевдобольного. Как заключает Розенхэн, "любая процедура /223/ установления диагноза, которая приводит к массовым ошибкам подобного рода, недопустима в медицине" (с.252).

Часто процесс признания человека девиантом продолжается довольно длительное время. Например, малолетние преступники могут быть выявлены в школе, затем ими занимается полиция, после этого против них возбуждаются дела в судах для несовершеннолетних, и, наконец, их направляют в исправительные колонии (Шур, 1971). Однако иногда этот процесс отличается меньшей формальностью. Для нас стало привычным стереотипом понятие о неком "безумном гении". Мысль о том, что творчество и психическая неустойчивость каким-то образом связаны между собой, возникла под влиянием романтической литературы XIX в., в которой прославлялось своенравное поведение, и "безумный гений" считался скорее положительным, чем отрицательным героем. Сами "безумные гении" часто использовали такое отношение к себе, создавая свой романтический образ (Беккер, 1978).

В настоящее время средства массовой информации играют основную роль в формировании критериев оценки девиантного поведения. Когда Патриция Херст была похищена в 1974 г., пресса была единственным источником информации в течение многих месяцев, предшествовавших ее обнаружению и аресту по обвинению в ограблении банка. Многие американцы были уверены в ее виновности задолго до того, как она предстала перед судом; в какой-то мере общественное мнение о ней сложилось под влиянием средств массовой информации, представивших ее как "избалованного ребенка из богатой семьи", и этот образ вызвал раздражение большинства населения.

СТИГМАТИЗАЦИЯ

Стигмой называется какой-либо порок, свойственный человеку или группе; люди, отмеченные этим пороком, подвергаются наказанию, изоляции или унижениям со стороны окружающих. Если человек считается девиантом, он в какой-то мере может быть наказан. Наказание может быть сравнительно мягким - порой люди просто проявляют холодное равнодушие по отношению к девианту; оно может быть и суровым: помещение в психиатрическую больницу или тюрьму. Другие виды стигмы относятся к людям с физическими дефектами. Например, слепые и калеки не подвергаются обычным видам наказания, но с ними обращаются не так, как с нормальными людьми. Девочка, лишенная одной ноги, вспоминает, что люди всегда бросались к ней на помощь, когда /224/ она падала, катаясь на роликовом коньке: "Они относились ко мне не так, как к обычным людям, падающим во время катания на роликовых коньках. Они были уверены в том, что я падаю только потому, что я беспомощная калека" (Гоффман, 1963, с. 16). Эта тенденция проявляется в том, что люди недооценивают или переоценивают возможности человека, отмеченного стигмой. Например, считается, что преступники читают только детективные романы в дешевой обложке. Если же они читают книги Симоны де Бовуар или Лоренса Дурреля, их считают необычными (Гоффман, 1963). Кроме того, следует отметить, что так называемые нормальные люди не церемонятся с личностью "клейменых".

СЛЕДСТВИЯ СТИГМАТИЗАЦИИ

Когда человека признают девиантом и обращаются с ним соответствующим образом, как он реагирует на это? Считает ли себя приговоренный к смертной казни в большей степени девиантом, чем тот, на кого навешен ярлык гомосексуалиста? Ответ на этот вопрос определяется тем, в какой мере человек согласен с мнением окружающих. Шур (1971) назвал процесс "вживания" в образ девианта ролевым поглощением. Согласно его точке зрения, ролевое поглощение является конечным этапом процесса развития девиантного поведения. Степень этого поглощения обусловлена главным образом отношением других людей к человеку, который считается девиантом.

Филлипс (1963) исследовал, как люди реагируют, когда узнают, что кто-то обратился за помощью к психиатру. Несколько сот взрослых людей получили карточки с описанием поведения пяти человек: параноидного шизофреника; обычного шизофреника; встревоженного и удрученного человека; пациента, которого мучили страхи, человека с нормальной психикой. Наряду с этим сообщалась информация о том, в какой помощи нуждался каждый из них,- лечении в психиатрической больнице, консультации психиатра, беседе со священником и т.п. Филлипс обнаружил, что люди предпочитали иметь дело с теми, кто не нуждался в психиатрической помощи, независимо от характера и степени заболевания человека. Здоровый человек, который лечился в психиатрической больнице, воспринимался более отрицательно, чем душевнобольной, который вообще не стремился к получению медицинской помощи.

Это исследование привлекает особое внимание к проблемам, с которыми, вероятно, сталкиваются люди, отмеченные клеймом девианта. Отношение к ним работодателей, членов /225/ семьи и друзей влияет на особенности ролевого поглощения. Однако иногда люди упорно отказываются считать себя девиантами или пытаются "нейтрализовать" наклеенный на них ярлык. При этом они признаются в совершении девиантного поступка, а затем каким-то образом оправдывают его (Матца, 1964). Например, молодой человек, обвиненный в краже дамской сумочки, мог бы сказать в свое оправдание: "Да, я украл ее. Но ведь все воруют. Мне просто не повезло, и меня поймали". Он поддерживает норму, запрещающую воровство, но стремится "нейтрализовать" свой поступок путем его деперсонализации. Согласие человека с девиантной идентичностью основывается на многих факторах - среди которых наиболее важно, насколько часто, как долго и с какой интенсивностью окружающие навязывали ему данную идентичность, а также его способность оказывать сопротивление процессу ролевого поглощения (Шур, 1971).

КОЛЛЕКТИВНЫЕ ФОРМЫ ДЕВИАЦИИ

Как считает Дэвид Матца (1964), в большинстве случаев, когда девиация наблюдается в течение длительного времени, она выходит за рамки поведения отдельного индивида и становится коллективной: на основе единичных девиантных поступков формируется образец поведения, который усваивается многими людьми. Такой образец может привести к созданию новой субкультуры, основные принципы которой стимулируют "нарушение правил". При этом "субкультура преступного мира заимствует свои нормы из господствующей культуры, но "переворачивает их с ног на голову". Преступное поведение считается правильным в соответствии со стандартами этой субкультуры именно потому, что оно противоречит нормам господствующей культуры" (Коэн, 1955, р.28). Наиболее ярким проявлением этой тенденции является поведение преступных банд, а также "бунтовщиков" (согласно концепции Мертона). Ритуализм, о котором писал Мертон, может также стать коллективным. Чья-то индивидуальная привычка слишком буквально следовать правилам может стать "стилем работы" группы служащих, которые доводят до абсурда выполнение любого, даже самого незначительного, распоряжения, что приводит к замедлению работы. Достаточно представить себе работу авиадиспетчеров, чтобы понять, что такой вид девиации может парализовать деятельность всей организации.

Когда девиация становится коллективной, девиантная группа приобретает большее влияние в обществе, чем ее /226/ представители, действующие в одиночку. В связи с этим власти сталкиваются с новыми сложными проблемами. Во-первых, это может способствовать изменению отношения общества к поступкам всей группы. Поведение, которое считалось девиантным, может оцениваться теперь как "несколько отличающееся" или "слегка отклоняющееся" по мере того, как оно становится социально признанным.

СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ

Тот факт, что 99 процентов опрошенных (в исследовании, о котором мы уже упоминали) признались, что хотя бы раз в жизни нарушили закон, свидетельствует о значительной напряженности, вызванной конфликтом между желаниями людей и давлением на них со стороны общества, принуждающего соблюдать социальные нормы. Термин социальный контроль относится к совокупности норм и ценностей общества, а также к санкциям, применяемым для их осуществления. В исследованиях девиации, социальный контроль означает усилия окружающих, направленные на предотвращение девиантного поведения, наказание девиантов или их исправление.

Несмотря на то, что люди часто нарушают социальные стандарты, по большей части они конформны. Более того, все желают соблюдать нормы и считают это само собой разумеющимся. Это поразительное явление стало результатом социализации. Вероятно, вы помните, что основная цель социализации - способствовать стремлению человека к конформности. В большинстве случаев дети становятся благовоспитанными взрослыми, которые поступают в соответствии с общепринятыми стандартами без всякого принуждения. Однако, поскольку социализация никогда не бывает идеальной, социальный контроль также призван регулировать выполнение стандартов, сложившихся в обществе.

Парсонс (1951) проанализировал три метода социального контроля.

Изоляция применяется с целью отлучения девианта от других, она даже не предусматривает попытки реабилитации. Именно так в тюрьмах содержатся закоренелые преступники.

Обособление предусматривает ограничение контактов девианта с другими людьми, но не полную изоляцию от общества. Это позволяет девиантам вернуться в общество, когда они готовы выполнять его нормы. Речь идет о таких методах, когда, например, человека помещают в психиатрическую больницу на ограниченный срок. /227/

Наконец, благодаря реабилитации девианты могут подготовиться к возвращению к нормальной жизни и исполнению своих ролей в обществе. Во многих тюрьмах имеются программы реабилитации, а группы вроде "анонимных алкоголиков" осуществляют реабилитацию девиантов, которые не являются преступниками. Для того, чтобы помочь девиантам найти свое место в жизни и адаптироваться, применяется также психотерапия.

Существуют формальные и неформальные методы социального контроля. Неформальный контроль предполагает "неофициальность" и обычно применяется в небольших группах. Формальный контроль ассоциируется с "официальностью", обычно он осуществляется в крупных организациях, например полицейскими службами.

НЕФОРМАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ

Иногда санкции применяются неформально. Например, когда люди, находящиеся в тесном контакте с нарушителем, выражают ему свое неодобрение. Рассмотрим следующую ситуацию.

Сьюзан, студентка первого курса колледжа, проводит субботу в Бостоне. Когда вечером она приезжает на вокзал, чтобы отправиться обратно в колледж, оказывается, поезд уже ушел. В Бостоне Сьюзан знает только Сэма, приятеля ее соседки по общежитию. Она звонит Сэму, который приглашает ее переночевать у него. Сьюзан едет к нему домой, оттуда звонит подруге и сообщает, что не приедет ночевать, при этом она указывает фамилию и адрес Сэма. Сьюзан и Сэм некоторое время беседуют, а потом она ложится спать на кушетку. Утром по пути в колледж она думает о том, как Кэти, ее соседка по комнате, отнесется к тому, что произошло, но она уверена, что, услышав о случившемся, Кэти все правильно поймет. Но когда Сьюзан звонит ей и просит встретить ее на вокзале, оказывается, что та очень занята и не может этого сделать. Сьюзан приезжает в колледж на такси. Она входит в комнату и здоровается с подругой, но та проходит мимо, не обращая на нее внимания. Сьюзан не имеет возможности объяснить Кэти всю ситуацию, потому что подруга избегает ее. За обедом Сьюзан садится за свое обычное место, но окружающие продолжают беседовать, проявляя к ней полное безразличие.

Эта ситуация является примером неформального социального контроля или "неофициального" социального давления. Такой вид давления наиболее характерен для небольших /228/ групп. Сьюзан нарушила групповые нормы, оставшись на ночь в квартире Сэма. Вероятно, она не будет так поступать в дальнейшем, потому что не хочет подвергнуться остракизму со стороны друзей еще раз. Остракизм, критика и насмешка представляют собой как бы виды неформального контроля, препятствующие девиантному поведению.

Кросби (1975) выделил четыре основных типа неформального контроля.

Социальные вознаграждения, выражающиеся в улыбках, одобрительных кивках и более весомых проявлениях (например, повышении в должности), служат для поощрения конформности и косвенного осуждения девиации.

Наказание - недовольный взгляд, критические замечания и даже угроза физической расправы - непосредственно направлено против девиантных поступков и обусловлено желанием их предотвратить.

Убеждение - еще один способ воздействия на девиантов. Тренер может убедить игрока в бейсбол, пропускающего тренировки, в необходимости поддерживать свою спортивную форму.

Последним, более сложным типом социального контроля является переоценка норм - при этом поведение, которое считалось девиантным, оценивается как нормальное. Например, в прошлом, если муж оставался дома, выполнял домашнюю работу и присматривал за детьми, когда жена уходила на работу, такое поведение считалось необычным и даже девиантным. В настоящее время (главным образом в результате борьбы женщин за свои права) роли в семье постепенно перераспределяются, выполнение домашней работы перестало считаться предосудительным и позорным для мужчины.

ФОРМАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ

Утром женщина выезжает из дома, понимая, что опаздывает на работу, мчится на красный свет. Полицейский просит ее подъехать к краю тротуара и вручает квитанцию на уплату штрафа. Когда, наконец, она приходит на работу, ее начальник заявляет, что, если она еще раз опоздает, ее уволят с работы. Вечером она приходит домой и обнаруживает, что в квартире отключено электричество, поскольку она забыла оплатить счет.

Систему формального социального контроля осуществляют организации и правила, предназначенные для защиты порядка. Полиция и другие правоохранительные органы, а также суды, психиатрические больницы и пр. представляют собой /229/ организации подобного типа. Их сотрудники следят за соблюдением правил, предусмотренных законодательством, хотя многие другие правила связаны лишь с бюрократическими процедурами. В органах социального контроля имеется многочисленный аппарат сотрудников, включающий офицеров полиции, судей, юристов, служащих тюрем, сборщиков налогов и чиновников правительственных органов управления.

Уголовное право - это система формального социального контроля, в которой существует несколько определенных этапов, превращающих индивидуума в девианта. Прежде всего он подвергается аресту. На следующем этапе девиант предстает перед судом по уголовным делам, который выносит приговор, решающий его дальнейшую судьбу. Наконец, в зависимости от результата второго этапа, он может попасть в тюрьму или подвергнуться другому виду наказания (на схеме 7-1 представлены этапы, которые проходит преступник в системе формального социального контроля).

Схема 7-1. Этапы, через которые проходят уголовные преступники в системе формального социального контроля.

Полиция

На первом этапе этого процесса обычно происходит встреча представителя полиции с человеком, подозреваемым в нарушении закона. Полицейский может выследить автомобиль, петляющий по узким улицам, и заставить водителя остановиться у края тротуара. Сотрудник полиции имеет право обыскать подозреваемого, заставить его идти под конвоем или применить к нему другие меры пресечения противоправных действий. Подозреваемый, в свою очередь, может проявить участливое, нейтральное или воинственное отношение к представителю власти. На основе этого контакта представитель полиции принимает решение, влияющее на дальнейший ход событий, - он может отпустить подозреваемого, сделать ему предупреждение, привести в полицейский участок для проверки на содержание алкоголя в крови или возбудить против него уголовное дело.

Общение с потенциальными преступниками оказывает влияние на личность полицейских (Школьник, 1966). На каждом шагу они сталкиваются с опасностью; они обладают властью над рядовыми гражданами; вышестоящие начальники оказывают на них давление и предъявляют к ним требования. В результате всего этого у служащих полиции складывается особое отношение к окружающему миру. Помимо всего прочего, они придают важное значение так называемым символическим уликам - имеются в виду неопрятная одежда подозреваемых или их враждебное отношение к полицейским; /231/ эти факторы определяют их обращение с потенциальным преступником.

Давление, оказываемое на представителей полиции, также способствует формированию у них несколько иного представления о справедливости, чем у сотрудников других правоохранительных органов. Они стремятся к наиболее полной свободе действий, не признают ограничений этой свободы. Прокурор, окончивший юридический колледж, с большей готовностью применяет общие для всех правила и, следовательно, проявляет большее уважение к правам преступников, кроме того, он стремится ограничить власть полиции. Судья, вероятно, придает более важное значение четкому соблюдению правил судопроизводства и стремлению к максимальной объективности и компетентности.

Судебный процесс начинается с ареста. Но кто же подвергается аресту? На практике доказано, что возраст, раса, классовая принадлежность и пол правонарушителя влияют на решение полиции об аресте. На схеме 7-2 показано, что среди арестованных подавляющее большинство составляют мужчины, молодежь, негры.

На обращение с правонарушителями оказывают влияние также особенности ситуации. Например, в соответствии с законами некоторых крупных городов полиция имеет право подвергнуть человека карантину, если существуют подозрения, что он болен венерической болезнью. Это дает возможность изолировать арестованных проституток до обследования их специалистами по венерическим болезням. Однако в действительности лишь двое из каждых пяти арестованных проституток подвергаются карантину (Школьник, 1966), потому что полиция использует данный закон не как средство борьбы с венерическими заболеваниями, а как способ угрозы проституткам. Те из них, которые "сотрудничают" с полицией (например, служат осведомителями), не подвергаются карантину. Таким образом, на практике не обязательно соблюдается принцип равенства всех перед законом.

Тот факт, что в обращении с преступниками допускается неравенство противоречит основной ценности американского общества - незыблемости буквы закона. Вполне очевидно, что существует некоторое несоответствие между идеалом и действительностью. Оно объясняется тем, что полиция должна в первую очередь укреплять "закон и порядок". Граждане же придают главное значение искоренению преступности в обществе, а не тому, насколько строго полиция соблюдает законы. Если полицейские в какой-то мере нарушают правила и незаконно задерживают закоренелого преступника, это вызывает /232/ скорее общественное одобрение, чем осуждение. Поэтому неудивительно, что полицейские в первую очередь стремятся к осуществлению карательных функций, а не к обеспечению свободы граждан.

Схема 7-2. Соотношение всего населения США с теми, кто был арестован в 1984 г., по полу, возрасту и расовой принадлежности.

Суды

После ареста преступники переходят в руки судебной системы. Зал суда в нашем представлении ассоциируется с напряженной, полной драматизма борьбой; каждая сторона отстаивает свои доводы, и окончательный приговор выносится на основе их тщательного анализа. Однако в действительности все обстоит иначе. Присяжные заседатели не имеют достаточно времени на тщательное рассмотрение каждого дела, поэтому многие дела решаются вне суда или путем обсуждения, почти ничего общего не имеющего с судебным процессом, предусмотренным Конституцией. Один из студентов /233/ юридического факультета сравнивал судебный процесс с карточной игрой "в дурака" (Карлин, 1975), в которой "подсудимый находится в положении дурака, набравшего карты всех выигрывающих и проигрывающих соперников" (с.348).

В США от 90 до 98 процентов уголовных дел не рассматриваются в судебном порядке (Фили, 1979). В результате исследования 1640 дел, переданных в суд первой инстанции, было установлено, что ни одно из них не рассматривалось в судебном процессе.

Самым распространенным способом ведения уголовных дел в судах низшей и высшей инстанций стала договоренность с подсудимыми, признающими свою вину. Суть такой договоренности заключается в том, что подсудимый готов признать свою вину, если ему будет предъявлено обвинение в менее тяжком преступлении и это повлечет за собой смягчение приговора. Такой способ ведения дела связан с меньшими материальными затратами, чем длительный судебный процесс. Один случай такой договоренности недавно получил широкую известность. Речь идет о деле Квентина Дэйли, который в прошлом считался звездой баскетбола университета Сан-Франциско; в дальнейшем он стал профессиональным игроком чикагской команды "Chicago Bulls". Дэйли признался в изнасиловании студентки медицинского училища при отягчающих вину обстоятельствах и получил условное осуждение; была достигнута договоренность, что взамен ему не будут предъявлены обвинения во множестве других совершенных им изнасилований.

Почему договоренность о признании вины получила широкую огласку, несмотря на то, что это, в какой-то мере, наверное, мешает строгому исполнению законов, предусмотренных уголовным правом? Фили (1979) утверждает, что такой способ ведения уголовных дел выгоден для всех участников судебного процесса. Подсудимый, признавший свою вину, избавлен от мучительной неопределенности длительного судебного процесса; он экономит деньги, которые теряет в связи с необходимостью отлучаться с работы, кроме того, он не должен платить комиссионные поручителям и гонорар адвокату; наконец, важную роль играет экономия времени. Что касается адвокатов, то это освобождает их от неизбежных трудностей ведения уголовного процесса; кроме того, договоренность о признании вины дает им возможность на деле доказать, что они служат интересам подсудимых, поскольку им удается значительно смягчить приговор. Судьям также выгодна договоренность о признании вины, так как это ускоряет весь ход судебного процесса; в противном случае они были бы /234/ перегружены делами, и их безнадежно поглотила бы нудная и дорогостоящая судебная волокита.

Олсон (1975) высказал мнение, что договоренность о признании вины реализует своего рода индивидуальный подход к тем, кто по воле судьбы оказался на скамье подсудимых, и в некоторых случаях подобный судебный процесс становится более гуманным. "Мы должны помнить о том, - заявляет он, - что наши законы, связанные с вынесением приговора (например, за мелкие кражи), являются жестокими, устаревшими и довольно бессмысленными. Наказания, определяемые на их основе, часто бывают слишком суровы" (с.25). Договоренность о признании вины дает судьям некоторую свободу действий, и они могут смягчить наказание, если посчитают, что оно не соответствует тяжести преступления.

Результаты исследования, проведенного Хэганом и Бернштейном (1979), свидетельствуют о том, что преступники из различных социальных слоев по-разному используют договоренность о признании вины. Анализ данных десяти федеральных окружных судов позволил установить, что выходцы из "высших слоев общества" (так называемые белые воротнички или деятели торговли и представители технократии), обвиненные правительственными органами в таких преступлениях, как мошенничество или незаконные махинации в торговле, с большей готовностью используют договоренность о признании вины (они угрожают передать свои дела на рассмотрение в обычном судебном порядке, если не будут смягчены предъявленные им обвинения и степень возможного наказания), чем представители "низших слоев общества" (так называемые уличные преступники), обвиняемые местной полицией. Исследователи объясняют это тем, что представители средних и высших слоев стараются извлечь максимальную выгоду из своего признания вины и отказываются ее признать, если у них нет уверенности в том, что это облегчит их дальнейшую судьбу. Однако закоренелые преступники уже привыкли к судебным процедурам, и их, вероятно, больше устраивают традиционные и более привычные методы ведения дел.

Тюрьмы

Обычным наказанием за совершенное преступление служит тюремное заключение. Преступники, которые прибывают в тюрьмы, лишены "свободы, товаров и услуг, половых сношений с лицами противоположного пола, самостоятельности и защиты" (Олсон, 1975). Они становятся частью особой /253/ социальной системы, в которой сформировались свойственные ей статусы и роли. Один из исследователей тюремных социальных систем (Гарабедян, 1963) представил следующую классификацию основных типов заключенных:

  1. "законопослушные" - заключенные, участвующие в программах реабилитации и установившие вполне нормальные отношения с сотрудниками тюрьмы;

  2. "достойные парни" - не принимающие участие в программах реабилитации и избегающие контактов со служащими тюрьмы;
  3. "политики" - принимающие активное участие в программах реабилитации и устанавливающие широкие контакты с сотрудниками тюрьмы и другими заключенными;
  4. "отверженные" - это те, которые полностью изолированы от служащих тюрьмы и других заключенных, потому что они подрывают тюремную дисциплину;
  5. "звонки" - заключенные, поведение которых непоследовательно, они обычно уклоняются от контактов как с сотрудниками тюрьмы, так и с другими заключенными.

Кроме того, в тюремном мире складывается совершенно особая система норм: "Не доноси на другого", "Не будь болваном" и т.п. Установлено, что готовность соответствовать этим нормам меняется в зависимости от того, сколько времени заключенный находится в тюрьме и когда закончится его срок. Большинство заключенных склонны к "девиации" в середине назначенного срока; другими словами, когда время, проведенное в тюрьме, примерно равно времени, оставшемуся до окончания срока (Гарабедян, 1963).

Одним из самых страшных пороков тюремного мира является агрессивность одних заключенных против других. Ряд исследователей изучали причины такой агрессивности и условия, наиболее способствующие ее проявлению: На основе исследования, проведенного Эллисом, Грасмиком и Гильманом (1974), выявлены семь основных факторов, влияющих на эту тенденцию: возраст; наличие других заключенных, склонных к агрессивности; время, проведенное в тюрьме; раса; условия содержания в тюрьме; посещения извне; назначенный срок. Взаимосвязь между этими факторами имеет сложный характер, но, видимо, высокий уровень агрессивности непосредственно обусловлен преобладанием: 1) молодых заключенных; 2) лиц, которым осталось отбыть в тюрьме год или несколько лет; 3) заключенных, к которым не приходят посетители. Среди названных факторов наиболее важную роль играет возраст. Почему молодые преступники более агрессивны, чем те, кто старше их по возрасту? Согласно мнению /236/ Эллиса и его коллег (1974), молодые заключенные с большим уважением относятся к тем, кто умеет драться, в то время как более умудренные опытом считают вспыльчивого молодого зека "болваном", который готов "плевать против ветра" (с.31).

Джон Ирвин (1990) утверждал, что в последние десятилетия конфликты между заключенными в большей степени приняли расовый характер в связи с тем, что среди них возросло число негров, латиноамериканцев и представителей других национальных меньшинств. Члены расовых и этнических групп объединяются, демонстрируя ненависть к другим группам и защищая от них своих друзей. Этот вид конфликта также связан с обособлением заключенных в определенных местах. По свидетельству Банкера (1977), такая картина наблюдается в тюрьме Сан-Квентин: "Негры... собрались вдоль северной стены, где располагались камеры - это место прозвали "Найроби". В результате десятилетней расовой борьбы в тюрьме укоренился неписаный закон, запрещающий вступать на "чужую" территорию. Черные сосредоточились в одном ряду, а белые и чиканос* (*американцы мексиканского происхождения) занимали другой ряд. Наконец был заполнен ряд, где сидели белые, в то время как среди негров оставались свободные места. Но белые не занимали их, а образовывали новый ряд. Официальная расовая сегрегация была отменена 10 лет назад; согласно тюремным правилам, заключенным разрешалось занимать места в любом из трех рядов, однако никто не переходил "запретную черту" и никто не стремился нарушить неписаный закон. Расизм был массовым психозом, охватившим всех, и скрытая расовая война продолжалась. Поэтому в столовой один ряд занимали только черные, в следующих двух или трех рядах сидели только белые и чиканос, следующий ряд снова заполняли только негры" (с.20).

Заключение

Для трех этапов, которые мы рассмотрели (полиция, суды и тюрьмы), характерна одна важная общая черта: взаимодействие между девиантом и представителями органа социального контроля играет решающую роль. Во время ареста сотрудники полиции вступают в контакт с подозреваемым. В суде существуют определённые взаимоотношения между обвиняемым и судьей, адвокатами, присяжными заседателями и другими участниками суда. Пребывание в тюрьме также /237/ связано с взаимодействием преступника с другими заключенными, конвоирами и др.

Другими словами, девиация всегда напоминает улицу с двусторонним движением, поэтому характер взаимоотношения между девиантом и сотрудниками органа социального контроля решает исход процесса.

ДЕВИАЦИЯ В БУДУЩЕМ

Нам всем известна поговорка "Правила существуют для того, чтобы их нарушать". Пока существуют правила, люди будут их нарушать. Но в течение последних десятилетий и, может быть, даже веков наблюдается общая тенденция к ослаблению многих норм, особенно тех, которые регулируют нравственное и индивидуальное (приватное) поведение. Есть все основания считать, что это будет происходить и в дальнейшем.

В то же время жизнь не стоит на месте, и в результате очередных "крестовых походов" создаются новые правила; в связи с этим возникают новые виды девиации. В качестве примера возьмем возрастающее беспокойство в обществе по поводу окружающей среды. Это может привести к появлению множества новых законов и возникновению новых толкований девиации. В недалеком будущем будут применяться более суровые меры наказания за выбрасывание мусора, ненужные затраты энергии и загрязнение воздуха или воды.

Принятие новых законов способствует росту бюрократического аппарата. Создаются органы и конторы различных типов, занятые составлением постановлений и их претворением в жизнь. Одновременно против бюрократии стали выступать сторонники реформ, которые ведут борьбу в защиту личной свободы граждан. Отдельные люди и группы (например, Американский союз борьбы за гражданские свободы) пытаются оказать сопротивление вторжению правительственных, банковских и кредитных органов в личную жизнь граждан.

Поскольку процесс создания новых правил и новых способов их нарушения кажется бесконечным, можно смело предположить, что конца девиации не предвидится. Как это ни парадоксально, в то время как значение правил в общественной жизни людей возрастает, наметилась тенденция их ослабления в других направлениях. Например, стандарты, регулирующие поведение в личной жизни (в частности, сексуальное предпочтение), которые были значительно строже 10 лет назад, в дальнейшем могут оказаться еще более ослабленными. Эта тенденция проявилась особенно ярко в Сан-Франциско, /238/ который славится терпимым отношением к многочисленным девиантным группам. В течение многих лет в эти группы входили представители этнических меньшинств, проститутки, битники, хиппи и гомосексуалисты. Иногда между ними возникают конфликты. Но в целом Сан-Франциско скорее олицетворяет многообразие, а не девиацию. Это объясняется в первую очередь тем, что представители девиантных субкультур и господствующей культуры "договариваются" друг с другом, чтобы найти приемлемые решения стоящих перед ними проблем.

Уважение и терпимость к другому образу жизни обусловлены необходимостью. Общество становится все более многообразным, поэтому прежние методы контроля за нравственностью не соответствуют духу времени. По-видимому, существует только один способ достижения гармонии в обществе, развитие которого отличается плюрализмом, - нам всем следует стать терпимее и добрее друг к другу.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

  1. Девиация с трудом поддаётся определению, что связано с многообразием социальных ожиданий, которые часто представляются спорными. Эти ожидания могут быть неясными, меняющимися со временем, кроме того, на основе разных культур могут формироваться различные социальные ожидания. С учетом этих проблем, социологи определяют девиацию как поведение, которое считается отклонением от норм группы и влечет за собой изоляцию, лечение, исправление или другое наказание.
  2. Девиация включает три основных компонента:
    • а) человека, которому свойственно определенное поведение;

      б) норму или ожидание, являющиеся критерием оценки поведения как девиантного;

      в) другую группу или организацию, реагирующие на данное поведение.

  3. Биологическое объяснение девиации представлено в теории Шелдона, согласно которой характер поведения людей обусловлен особенностями их телосложения, а мезоморфы (отличающиеся силой и стройностью) наиболее предрасположены к такому поведению. В соответствии с другой биологи ческой концепцией мужчины, обладающие дополнительными хромосомами типа Y, в большей мере склонны к проявлению девиации, чем другие, однако не выявлена четкая причинно-следственная связь между наличием аберрантных хромосом и девиацией. /239/

  4. На основе психологического объяснения до сих пор не удалось выявить ни одной черты, свойственной всем преступникам, и обычно психологические факторы рассматриваются в сочетании с другими. Социологическое объяснение сосредоточено на анализе социальных и культурных факторов, являющихся причиной девиации. Теория аномии, сформулированная Дюркгеймом, подчеркивает роль нормативной неопределенности и дезориентации, вследствие чего жизненный опыт людей перестает соответствовать социальным нормам общества. Другое объяснение придает основное значение социальной дезорганизации, когда культурные ценности, нормы и социальные связи разрушаются, ослабевают или противоречат друг другу. При этих условиях возникает конфликт между разными стандартами оценки поведения. Одновременно ослабевает контроль за их осуществлением, что в значительной мере способствует развитию подростковой преступности. Мертон считает, что девиация происходит в результате разрыва между целями культуры и социально одобряемыми средствами их осуществления. Когда люди ставят перед собой цель, которую нельзя достичь с помощью социально одобряемых средств, они прибегают к незаконным средствам.
  5. Культурологическое объяснение девиации сосредоточено на анализе культурных ценностей в той же мере, как и реальных возможностей возникновения девиации. Селлин и Миллер считают, что девиация возникает тогда, когда человек усваивает нормы субкультуры, которые противоречат правилам культуры господствующей. Сатерленд предложил теорию дифференцированной ассоциации, согласно которой правонарушения возникают в результате "сильного влияния ценностей, содействующих нарушению закона".
  6. Теория стигматизации или наклеивания ярлыков объясняет девиантное поведение тем, что влиятельные группы обладают возможностью наклеивать ярлыки "девиантов" на представителей менее влиятельных групп. Первичная девиация наблюдается тогда, когда индивид лишь время от времени нарушает правило, но окружающие смотрят на это сквозь пальцы, а он сам вовсе не считает себя девиантом. Вторичная девиация характеризуется тем, что на человека наклеивают ярлык, ставят клеймо девианта, окружающие обращаются с ним не так, как с обычными людьми, и постепенно он сам начинает считать себя девиантом.
  7. Радикальная криминология придает основное значение сущности самой законодательной системы. Сторонники данной концепции считают девиантов бунтовщиками, выступающими против капиталистического общества, которое стремится изолировать некоторых своих членов, якобы нуждающихся /240/ в контроле. Эта теория является примером современной тенденции акцентировать внимание на природе общества и попытаться выяснить, почему оно заинтересовано в создании девиации и "клеймении" девиантов.
  8. Мертон классифицирует девиантные поступки, опираясь на анализ факторов, способствующих принятию или отрицанию людьми целей общества, социально одобряемых средств их достижения или того и другого вместе. Согласно этой классификации, конформизм предполагает согласие с целями общества и применением законных способов их достижения; инновация подразумевает признание целей, но отрицание социально одобряемых средств их достижения; ритуализм связан с отрицанием целей и признанием средств; ретреатизм или бегство от действительности имеет место тогда, когда человек одновременно отвергает и социально одобряемые цели и средства их достижения; бунт предполагает отрицание целей и средств, но взамен предлагает новые цели и новые средства.
  9. Девиация представляет собой процесс развития, в ходе которого можно выделить несколько стадий: а) формирование норм; б) сущность норм; в) совершение девиантного поступка; г) признание поступка девиантным; д) признание человека девиантом; е) стигматизация; ж) следствия стигматизации; з) коллективные формы девиантного поведения.
  10. Социальный контроль выражается в стремлении других (обычно большинства) воспрепятствовать девиантному поведению, наказать девиантов или "вернуть их в строй". Методы социального контроля включают изоляцию (или полное отстранение девианта от других людей); обособление (или ограничение контактов девианта с другими); реабилитацию (или подготовку девианта к возвращению к нормальной жизни). Можно выделить четыре типа неформального социального контроля: социальное поощрение, наказание, убеждение и переоценку норм. Формальный контроль осуществляется организациями, призванными регулировать соблюдение правил и укреплять конформизм.
  11. Среди формальных организаций, контролирующих девиацию, основную роль играют полиция, суды и тюрьмы. На вероятность ареста подозреваемого влияют такие факторы, как его возраст, расовая и классовая принадлежность, а так же состав преступления. Самым распространенным способом ведения уголовных дел стала договоренность о признании вины; суть его заключается в том, что подсудимый признает себя виновным и добивается смягчения приговора; он избавляется от мучительной волокиты длительного судебного процесса. Заключенные становятся частью особой социальной системы, /241/ в которой формируются собственные статусы и роли. На каждом этапе этого процесса исход дела определяется характером взаимодействия между девиантом и представителем органа контроля.
  12. ЭМИЛЬ ДЮРКГЕЙМ [EMILE DURKHEIM] (1858-1917)

    Эмиль Дюркгейм был одним из основателей современной социологии. Он родился в еврейской семье, и предполагалось, что станет раввином. Вместо этого он занялся изучением философии. В первую очередь Дюркгейма интересовало ее применение в политике и общественной жизни. Эти области знаний тесно связаны с социологией, и в 1887 г. Эмиль Дюркгейм стал первым профессором социологии во Франции. Это почетное звание было ему присвоено в Бордо. В 1902 г. он стал профессором социологии и педагогики в Сорбонне.

    Основное значение в своей научной деятельности Дюркгейм придавал изучению причин порядка и беспорядка в обществе. Что дает людям возможность жить в согласии друг с другом? Почему иногда разрушается структура общества? Пытаясь ответить на эти вопросы, он предложил концепцию коллективного сознания, или совокупности убеждений и мнений, разделяемых всеми членами данного общества. Социальная интеграция существует, когда члены общества (или другой группы) придают важное значение его нормам и руководствуются ими в своей жизни. Когда индивид больше не желает следовать общим нормам, возникает аномия. Эта ситуация может создаваться в результате любого резкого изменения социальной структуры, например, при внезапных экономических подъемах или спадах.

    Многие идеи Дюркгейма сформировались на основе его знаменитого исследования проблемы самоубийства. Используя обширные статистические данные, он установил связь между самоубийством и такими факторами, как национальность, религия, возраст, пол и даже время года. Что еще более важно, он доказал, что количество самоубийств изменяется обратно пропорционально социальной интеграции. Другими словами, самоубийство представляет собой нечто большее, чем индивидуальный поступок; оно характерно для представителей определенных групп и поэтому становится социальным явлением или, как выражался Дюркгейм, "социальным фактом". Такие явления наблюдаются в течение длительного времени и существуют независимо от индивидуальных особенностей людей, поэтому их нельзя объяснить на биологическом или психологическом уровне.

    Концепция Дюркгейма, также как взгляды Конта и Спенсера представляет собой функционалистский подход к исследованию социальных явлений. "Чтобы объяснить социальный факт, - писал Дюркгейм, - мы должны выявить его функцию в создании социального порядка". Поэтому, когда большинство криминологов считали, что преступление обусловлено индивидуальной патологией, Дюркгейм рассматривал его как общественное явление, которое даже исполняет некоторые позитивные социальные функции. Ни одно общество не может обеспечить всеобщее соблюдение норм, и девиация необходима, чтобы общество было гибким и готовым к переменам.

    Как и многих ученых в области общественных наук, Дюркгейма глубоко волновали нравственные проблемы его времени. Однако он считал, что формирование и функционирование социальных институтов следует изучать в высшей степени объективно; лишь после тщательного научного исследования социолог вправе вмешиваться в дела общества. Научный подход Дюркгейма оказал значительное влияние на развитие научной мысли. /242/

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
За живой и мёртвой водой
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?