Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Враг моего врага не мой друг

Меня удивляет позиция «Скепсиса» по событиям, происходящим на Украине. Конечно, жаль, что нет ещё отдельной статьи, в которой бы эта позиция была изложена, но её можно в общих чертах выявить по характеру тех материалов, которые публикуются на сайте. И то, что получается из такого анализа, выглядит довольно странно для издания, которое определяет себя как левое.

Когда в Киеве только начались протесты, последовавшие за «приостановкой» подписания пресловутого договора об ассоциации, освещение событий в журнале, оценка социального состава протестующих, оценка причин происходящего — все это на мой взгляд, было правильным.

Удивление у меня возникло и начало нарастать по мере того как события в Киеве после переворота вызвали реакцию в Крыму, на Востоке Украины и в России.

Если обобщить, то авторы опубликованных с конца февраля статей явно сочувствуют тем, кто выступил против нового киевского правительства.

С одной стороны, понятна симпатия к искреннему возмущению народа восточных и южных регионов, но, по-моему, очевидно, что это возмущение отнюдь не со стороны левых, левого движения, которого на Украине и в России практически не существует. В этих условиях недовольство было прочно оккупировано и направлено в выгодное русло организациями, партиями и движениями пророссийского толка, в конечном итоге — в интересах Москвы, буржуазно-олигархической, правоконсервативной Москвы. То есть, мы имеем дело с националистами. Обобщенно — с правыми. То есть — с теми же, кто победил на Майдане, просто тут они стоят под другими флагами и смотрят не на Запад, а на Восток.

Меня удивляет, что, хотя авторы статей о событиях на Украине, опубликованных в последние месяцы на «Скепсисе», понимают непричастность левых к происходящему, понимают их ничтожную роль, они в то же время приветствуют протестное движение на Юго-Востоке. Неужели это по принципу «враг моего врага — мой друг»? Я считаю, что в этой ситуации такой подход недопустим. Чем лучше бойца «Правого сектора» боевик какого-то «Оплота» или крымской самообороны? С точки зрения левого — ничем. Это орел и решка, отчеканенные на одной монете.

Кто победил в результате событий в Крыму? Вот лидер «Русского единства» Аксенов. У него примечательная биография — в молодости этот новый директор крымского пляжа учился в знаменитом Симферопольском политучилище. Готовился стать «политическим офицером», блюсти чистоту марксистского учения среди советских солдат. В итоге стал предпринимателем, прижился в новой действительности и возглавил пророссийскую партию, то есть — стал перерожденцем. А возможно, что и во время учебы уже не верил в то, чему учился.

Что касается «народного мэра» Чалого, то его классовая принадлежность также сомнений не вызывает — капиталист (и не маленький — бизнес в нескольких странах), следовательно — эксплуататор, следовательно, для любого левого — враг.

Это первые лица крымского контр-переворота. Большую, чем они, выгоду получила только правящая кремлевская клика, которая теперь отвлечет миллионы людей от социальной несправедливости с помощью идеологии «Крымнаш» и нового образа внешнего врага. Это укрепит путинский бонапартистский режим. Вот конечный итог крымского протеста. То есть — итог реакционный! Любопытно, что ничего нового я не пишу, уверен, что на «Скепсисе» все это понимают, только вот, по-моему, не решаются сделать вывод о реакционности того, что называют «Русской весной».

То же самое можно сказать и о событиях на Востоке Украины. И здесь, на мой взгляд, некоторые авторы «Скепсиса» заблуждаются, выдавая желаемое за действительное — всеобщее народное восстание против право-неолиберального правительства с хаотичным бунтом, выгоду от которого извлекают все те же реакционные силы, что и в Крыму. Опять же, искреннего народного недовольства нельзя отрицать, только за отсутствием левого движения «руководящей и направляющей» силой тут не может стать ничего, кроме реакции, просто стоящей под другим флагом. В событиях на востоке надо различать недовольных в составе множества разных групп и организаций пророссийского толка, людей, не принадлежащих ни к каким организациям, но сочувствующих некой идеологической смеси из идей русского национализма и советского патриотизма (именно поэтому я назвал их выступление «хаотичным бунтом») и небольшие группки хорошо организованных и явно направляемых извне людей, которые имеют четкий план. Именно они, действуя профессионально и эффективно, захватывали администрации, отделения милиции и СБУ, перемещаясь из одного города в другой. Хочу поделиться одной ссылкой — посмотрите, как профессионально действуют эти люди, как они легко разогнали местных жителей (вроде бы их соотечественников, которые и без того за них), как правильно рассредоточились, прикрывая друг друга. То же самое было и в Крыму — народное недовольство и группки хорошо обученных профессионалов, которые блокировали военные части.

Мы уже видели, кто победил в Крыму. Это были реакционные силы, столь же враждебные левым, что и пресловутый «Правый сектор». Разве что эти реакционеры узурпировали советскую символику и потому выглядят не так отталкивающе. Но социализм они строить точно не будут, а их действия в конце концов оказались выгодны только буржуазно-олигархическому бонапартистскому режиму бывшего советского полковника.

Кто же победит на Востоке? Те же реакционные силы. Больше-то там никаких и нет — разве только их зеркало в виде проукраинских сил. А значит, для левых может быть только один вывод — это не наша война.

Перед нами обыкновенная империалистическая игра — Украина выходит из сферы влияния России, а российское правительство поддерживает войну в восточных регионах, чтобы максимально затормозить этот выход. Даже пресловутая федерализация не решила бы проблему — регионы были бы использованы Россией (через экономические и политические связи) для того, чтобы не дать Украине и дальше сближаться с ЕС. Зная настроения Западной и Центральной Украины, нетрудно догадаться, что и в условиях федерального государства конфликт бы не прекратился и не ослабел.

Почему-то, когда говорят о воздействии России, все, симпатизирующие повстанцам на Востоке, обижаются и стараются доказать, что его либо нет, либо оно минимальное. Хотя, в то же время и Аксенов почти открыто намекал, что поможет Юго-Востоку, и ДНР открыла в России уже три представительства, получая помощь через старых кремлевских марионеток — ЛДПР, и российские журналисты на месте освещают события в интересах Москвы, но как-то все это предпочитают оставлять за кадром. Понятно, что сами повстанцы хотят казаться независимыми, но для левых, по-моему, должно быть ясно, что стихийный народный протест взяли под контроль реакционные силы, а вакханалия убийств политических оппонентов, грабежей и захватов заложников говорит о том, что «ополченцы» становятся тем драконом, против которого борются.



По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?